Всё когда-нибудь заканчивается: терпение, нервы, патроны…

Гет
Перевод
NC-17
Завершён
1293
переводчик
Sotofa Hanemer сопереводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
348 страниц, 36 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1293 Нравится 366 Отзывы 315 В сборник Скачать

Часть 17

Настройки текста
      В висках Драко ещё пульсировало, когда он осушил пузырёк с антипохмельным зельем, которое предусмотрительно оставил на прикроватной тумбочке, готовясь к прогулке с Блейзом и Тео. Солнце только показалось над горизонтом. Прошло от силы несколько часов с того момента, как он, наконец, заснул. Слишком много проведя времени лёжа и размышляя, что делать дальше.       Из чужих уст это звучало так просто — познакомить Гермиону с родителями. Каким именно образом Драко должен был организовать эту всречу, не вызывав новых подозрений? И оставался вопрос: захочет ли ещё Гермиона встречаться с его родителями?       После того, что натворила его семья за время войны, было ясно, что она не хочет снова оказаться в их обществе. Но шанс был. Она же смогла простить его, поэтому существовала вероятность, что Гермиона может согласиться на встречу с его матерью. Учитывая, что Нарцисса не являлась Пожирательницей Смерти, и помня о её роли в Последней битве.        А вот его отец — совсем другое дело. Драко не стал бы винить Гермиону, если бы она категорически отказалась видеться с этим волшебником. Даже он сам с трудом мог находиться с ним в одной комнате.       И всё же Драко решил надеть маггловские брюки и рубашку с пуговицами к воскресному завтраку в поместье. Выбор одежды не останется для отца незамеченным и явно вызовет ярость. И втайне Драко надеялся, что это может отвести подозрение от его пятничного прокола. Если ему повезёт, Люциус решит, что маггловская одежда на сыне — не более чем форма протеста. Попробовать стоило. Даже если не сработает, то Драко хотя бы получит удовольствие от того, что испортил отцу утро.       Разговор прекратился, как только Драко вошёл в столовую. Люциус посмотрел на сына с явным отвращением вместо приветствия, прежде чем скрыть суровое лицо за выпуском воскресного Пророка. Эта реакция на Драко, казалось, стала частью утренней церемонии. Чем меньше он взаимодействовал с отцом, тем лучше.       Нарцисса заняла своё место за столом, и Драко наклонился, чтобы поцеловать её в щёку.       — Доброе утро, мама, — сказал он, но тут же отвлёкся на знакомые строчки писем, лежащих рядом с её тарелкой. — Разве ты ещё не выучила их наизусть?              — Просто хочу убедиться, что мы никого не забыли, — проворковала она.       Драко не понравилось, как это прозвучало. — «Почему это было так важно, не забыть кого-то?»       Из-за газеты Люциус молча поднял палочку, и кремовый свиток пергамента стал подниматься над столом. Он завис в воздухе, и изумрудная восковая печать с фамильным гербом Малфоев открылась, позволяя Драко свободно прочитать содержимое:

Нарцисса и Люциус Малфой

Сердечно приглашают Вас

На ежегодное празднование

Хэллоуина в Малфой-Мэнор…

      Прежде чем Драко закончил, Люциус слегка опустил газету, чтобы сыну было видно безразличие на его лице, когда его низкий голос разрушил тишину.       — Твоя мать сочла возможным выполнить твоё пожелание и решила организовать для тебя иную возможность встретиться с подходящими ведьмами, — протянул Люциус, всё ещё изучая строчки газетной статьи.       — И давно пора устроить что-нибудь официальное в поместье, — добавила Нарцисса, помешивая чай, стараясь не задевать металлом о фарфоровые края. — Поскольку до Хэллоуина осталась всего неделя, эта пятница станет прекрасной возможностью отметить наше возвращение в свет.       Избегая взгляда Драко, Нарцисса положила мокрую ложечку на край блюдца и взяла чистую, чтобы зачерпнуть грейпфрутового желе. Драко с любопытством наблюдал за ней, пытаясь уловить в выражении лица матери хоть какой-то намёк на её истинные намерения, но понять ничего не удалось. Оставался вопрос: как много его мать знала о нём и Гермионе? И сколько свободы она готова была предоставить, сможет ли он в конечном счёте сам принимать решения? Ответов не было. Но по сравнению с поведением отца, Драко чувствовал благодарность к матери за то, что она была на его стороне — хоть в какой-то степени.       Фрагменты стали складываться во что-то интересное, это даже было похоже на план.       — Прекрасная мысль, мама, — согласился он. — Хотя мне потребуется несколько собственных приглашений.       Нарцисса посмотрела на сына с подозрением и в определённой мере предостерегающе, а Люциус выглядел таким же недовольным. Конечно Драко не ожидал, что отец будет в восторге от его слов.       — Кого именно ты хочешь пригласить? — потребовал объяснений Люциус.       — Пару друзей, — ответил Драко, лениво махнув рукой. — Блейза… Тео… ещё кого-нибудь…       Драко посмотрел на мать, чтобы ещё раз проверить, есть ли у неё какая-то специфическая реакция, хоть какие-то признаки, что она догадывается, кого он имеет в виду, но ничего не заметил.       — Если мистер Нотт будет помнить, что это официальное мероприятие, и воздержится от грубых выражений, — сказала она, набирая ещё одну ложку грейпфрута. — И раз уж ты хочешь пригласить мистера Забини, то сообщи ему, что это твоя вечеринка. Мне бы не хотелось, чтобы он шнырял по поместью, приглядывая ведьм для себя.       Когда вопрос был решён, Драко постучал кончиком палочки по приглашению, делая копию. Сунув её в карман брюк, он отошёл от матери. Остальные дубликаты можно сделать позже.       Заняв, наконец, своё место в центре стола и приступив к еде, Драко стал обдумывать детали. Этот Хэллоуинский приём мог быть решением, которое он так долго искал. Там, скорее всего, будет не меньше сотни ведьм и волшебников, и его родители не посмеют испортить свой драгоценный вечер, сценой из-за присутствия Гермионы. Если Драко всё спланирует верно, то сможет должным образом представить им ведьму. Неясно, какие слова он подберёт, что осмелится сказать, но это уже будет началом.       Теперь ему оставалось убедить Гермиону прийти.

***

      Гермиона просматривала, должно быть, двенадцатый отчёт за день. Хотя Тиллман сказал в пятницу, что не нужно беспокоиться о своих новых обязанностях до понедельника, Гермиона не могла ждать. Вступая в должность, она хотела быть уверенной, что полностью осведомлена о стадии готовности программы в обоих отделах. Это был большой шаг вперёд, плюс возможность продемонстрировать свою компетентность, поэтому она не собиралась легкомысленно относиться к назначению координатором.       Она уже написала половину необходимых замечаний к уроку «О магловском транспорте и как им пользоваться», когда стук в дверь сбил её с мысли. Она не слышала, чтобы кто-то входил в здание. Неужели она не одна работала в воскресенье?       Гермиона поспешила записать предложение, пока то не вылетело у неё из головы, и попросила входить.       — Только такой законченный трудоголик, как ты, придёт в офис не только в субботу, но и в воскресенье.       Перо выпало из рук при звуке его голоса.       — Драко! — воскликнула она, нисколько не расстроенная тем, что её неожиданно прервали. — Что ты здесь делаешь?       Гермиона с облегчением заметила след лёгкой радости на лице Драко. В пятницу вечером он был совершенно пьян, подавлен и удручён, когда пришёл к ней. Теперь было приятно видеть, что он вернулся в привычное расположение духа.       Она сомневалась, что вопрос полностью был решён, — в конце концов, то немногое, что она знала о его проблемах с родителями, не получилось бы исправить за день — но как бы Драко ни провёл субботу и воскресное утро, казалось, это облегчило его состояние.       Она жестом пригласила его войти, и Драко расположился в одном из кресел напротив стола.       — Сначала я зашёл к тебе домой и нажал кнопку у входа в здание, но раз ты не открыла, я сделал единственный логичный вывод. И ты, действительно, оказалась здесь, — сказал Драко, по его коже пробегали лучи полуденного солнца. Он улыбнулся. — Я даже хотел заглянуть в маггловскую библиотеку, но потом понял, что ты не станешь рисковать, отправляясь туда, не пригласив меня.       — Значит, теперь каждый раз, когда я иду в маггловскую библиотеку, то должна предупреждать тебя? — в шутку возмутилась она, вернув перо в чернильницу.       — Это всего лишь проявление вежливости, — поддразнил он. — Хотя, помимо получения сведений о том, насколько часто ты тайком посещаешь маггловские библиотеки, у моего появления есть и другая цель.       Драко сунул руку в карман брюк вытащил и протянул ей свиток. Мимолётное любопытство о том, что же заставило его выбрать именно маггловский наряд, чуть было не отвлекло её. Но Гермиона взяла пергамент и замерла, узнав герб на восковой печати. Посередине красовалась заглавная «М», окружённая переплетающимися змеями и драконом. Слов на ленте внизу было не разобрать, но Гермиона знала, что там написано: Sanctimonia Vincet Semper — Чистота всегда победит.       Она просунула палец под край пергамента и вскрыла свиток, развернула его и прочитала то, что оказалось приглашением.       — Я решил лично передать тебе это, — сказал Драко, заметив сомнение во взгляде Гермионы. — Я знаю, что ты не хотела бы возвращаться в Малфой-Мэнор. Поэтому я здесь, чтобы помочь принять верное решение.       Гермиона оторвала взгляд от приглашения и увидела, что Драко нежно смотрит на неё, только это не помогло успокоить нервозность, которая, как она ощущала, расползалась по телу.       — Очень любезно было пригласить меня, но…       — Пожалуйста, выслушай, — сказал Драко, прежде чем Гермиона успела отказаться. — Я говорил тебе об этом несколько недель назад, мы полностью отремонтировали поместье после войны. Я испытывал такой же ужас при мысли оказаться там, где жил Тёмный Лорд.       — Но тебя там не пытали, — еле слышно прошептала Гермиона. Её кожа покрылась мурашками при воспоминании о непрекращающейся нестерпимой боли, которая пронзала каждую клетку тела.       Лицо Драко сильно вытянулось, а напряжённая тишина начала сжимать пространство.       — Нет, не пытали, — наконец подтвердил он, его слова были едва ли громче её. — Именно поэтому я не стану настаивать на том, чтобы ты присутствовала. Но скажу, что это много будет для меня значить, если ты придёшь.       Она подняла взгляд, и градус напряжения немного понизился.       — В самом деле?        — Да, — сглотнул Драко. На мгновение ему показалось, что он возьмёт её за руки, но вместо этого схватил приглашение. — Я знаю, что мы просто виделись время от времени… часто болтали… в последние недели, но для меня это будет честью, если ты станешь моей гостьей на этом приёме.       Гермиона быстро заморгала. Гостьей Драко? Это прозвучало так неоднозначно! Слово он попросил стать его парой.       Воспоминания о разговоре с Гарри нахлынули на неё. Мог ли тот оказаться прав? Неужели она действительно так слепа?       Но Драко продолжил говорить.       — Возможно, ты будешь чувствовать себя комфортнее, если придёшь не одна. Я с радостью добавлю плюс один в твоё приглашение.       Если бы Гарри был рядом, Гермиона подняла бровь, глядя на него, чтобы подчеркнуть свою правоту. Видишь? Драко не приглашал её в качестве своей гостьи, это дружеский жест!       И всё же необъяснимое разочарование поселилось в груди. Нет, даже не разочарование, а скорее… Страх? Да, она всё ещё боялась войти в мэнор. И только. Нельзя сказать, что она начала надеяться, вдруг Гарри прав. Это такая глупость! Да и откуда Гарри мог хоть что-то знать об их отношениях? Он почти не видел, как они общались. Несколько минут — слабый повод для подобных предположений.       Нет. Они с Драко были просто друзьями. Честно.       — Гермиона?       — Плюс один? — повторила Гермиона, изо всех сил стараясь успокоиться и не выдать своего смятения. — О, я даже не знаю. Сейчас у меня нет времени ни с кем встречаться. Единственный мужчина в моей жизни на данный момент — это ты, — она тут же смутилась и поспешила уточнить, — Ну и Рон с Гарри, тоже!       По какой-то непонятной причине мимолётная улыбка проскользнула у него на лице.       — Я разве сказал, что твой плюс один должен быть романтическим? — поинтересовался он. — Приведи Поттера или Уизли. Хотя, лучше уж Поттера. Я не очень-то верю в манеры Уизли.       Гермиона с сомнением подняла бровь.       — И я не очень-то верю в вашу с Гарри способность не устроить дуэль в разгар вечера!       — Вполне справедливо, — сдался Драко, беззаботно пожав плечами. — Но я обещаю вести себя наилучшим образом, если Поттер согласится пойти. Я даже дам тебе Непреложный обет не трогать ни одной пряди его непослушных волос, если хочешь.        — Ты серьёзно? — спросила Гермиона, продолжая смотреть в ожидании какого-нибудь подвоха. Но Драко только кивнул.       — Мы же умудрились не заколдовать друг друга в пятницу у тебя в кабинете, не так ли?       Это был весомый аргумент, но его всё ещё было недостаточно.       — А как же твои родители? Что они подумают, когда увидят меня на своём приёме? У тебя с отцом и так сложные отношения, мне лучше не усугублять ситуацию.       — Гермиона.       Она не могла точно определить, что заставило её прерваться на полуслове, но что-то изменилось. То, как он произнёс её имя, вызвало покалывание на кончиках пальцев. Была неоспоримая твёрдость, но ещё и скрытая мягкость, которая согрела сердце и заставила её слушать.       — Я устал постоянно беспокоиться о том, что подумают мои родители, — сурово заявил он. — Я хочу, чтобы ты была там. Вот и всё. С любой возможной ссорой с родителями я справлюсь сам, — он опёрся локтями на край стола и наклонился ближе, хитро ухмыляясь. — Кроме того, неужели ты упустишь отличную возможность взъерошить перья нескольким высокомерным чистокровным птицам?       Комфортная легкость которая обычно присутствовала в их общении, вернулась, и она хихикнула:       — Я не знала, что знаменитые павлины Малфоев также приглашены.       — Если ты вежливо попросишь, то они придут.       — Тогда я согласна, — сказала Гермиона с лёгкой улыбкой. — Но только из-за павлинов.       Драко просиял, глядя на неё.       — Я позабочусь, чтобы они были в своих лучших парадных одеждах, — он поднялся с кресла, успешно завершив свою миссию.       Но Гермиона ещё не была готова вернуться к работе. Несколько лишних минут с ним сейчас были крайне необходимы.       — Какие у тебя планы?       Драко остановился и посмотрел на Гермиону.        — Думаю, что теперь могу поделиться этой секретной информацией: «Две Башни». Если только у тебя нет своих планов на меня?       Он с надеждой приподнял бровь, и Гермиона молилась, чтобы жар, покалывающий её щёки, не был так очевиден.       — Я хотела предложить тебе сходить в другой музей, раз уж ты одет в маггловскую одежду. В Британском ещё много экспозиций, хотя, можно посетить музей Виктории и Альберта, там тоже довольно увлекательно.       Драко вернулся к её столу.       — Ну, тут всё зависит от обстоятельств. Я бы направился в один из музеев, если бы ты согласилась присоединиться.       Ей стало очень тоскливо, когда посмотрела на стопку неразобранных документов. Предложение было заманчивым. Она помнила, как весело было сбежать с работы в прошлый раз. Но сегодня она не сможет так поступить.       — Боюсь, мне придётся отказаться, — вздохнула она. — Нужно ещё закончить обзор всех уроков до понедельника.       — Ах да, — Драко улыбнулся, несмотря на её отказ. — Завтра у тебя важный день. Ты стала координатором двух отделов.       Её охватила необъяснимая радость: он помнил о её повышении.       — Да, так и есть.       — В таком случае я не стану тебя отвлекать, — сказал он, прощаясь. — Желаю удачи, Грейнджер. Не то чтобы она тебе действительно понадобилась.       В последний раз взглянула на его искреннюю улыбку, затем Драко закрыл за собой дверь. Но мысли о нём не хотели покидать её так быстро.       Ямочка.       Когда Драко улыбнулся, то на его правой щеке появилась характерная ямочка. Почему она не замечала раньше?       В голове всколыхнулся целый ворох вопросов, но найти один из ответов она могла прямо сейчас.       Гермиона выдвинула ящики стола, уверенная, что не выбросила газету. Она была так расстроена первой страницей, что забыла прочитать статью, которую ей рекомендовала Гретхен. Тогда она просто отложила выпуск в сторону, собираясь на встречу с Веггерс. Она была уверена, что газета осталась в столе. Нужно было только найти.       После нескольких минут поиска Гермиона нашла Ежедневный Пророк двухнедельной давности и колдографию Драко с Викторией Флинт на первой странице. Гермиона расправила изображение и наклонилась, чтобы как следует рассмотреть.       Ямочки не было.       Вряд ли это имело особый смысл, но у Драко была ямочка на щеке, когда он улыбался ей, и не было, когда улыбался Виктории Флинт. Репортёр мог просто поймать неудачный момент. Или, возможно, она редко появлялась. И не то чтобы Гермиона искала какое-то значение в разнице между двумя этими улыбками, конечно нет. Просто любопытное наблюдение. Других причин не было. Точно.       Тогда почему сердце забилось чаще?       Гермиона отогнала лишние мысли. Не стоит об этом думать, когда нужно сосредоточиться на работе.       Да, работа. Её работа. И новая должность, к которой она завтра приступит. Вот о чём стоило думать.       Но когда Гермиона попыталась действовать согласно намеченному плану и разобрать очередной урок, стало ясно, что разум отказался подчиняться. Он всё время возвращался к Драко и его дурацкой ямочке.       Итак, у Драко была приятная улыбка. Ну и что? Это ничего не значило. И, возможно, она могла признать, что Драко привлекательный. Но и это ничего не значило.       Но дело было в том, что он ушёл всего несколько минут назад, а она уже хотела, чтобы он вернулся и отвлёк её ещё раз. Что она могла говорить с ним часами и даже не заметить времени. Что каждая их встреча, казалась ей самым ярким событием недели.       И можно было бы ещё долго не соглашаться и придумывать нелепые отговорки, отгоняя навязчивую мысль. Но сопротивление было уже бесполезно. И хотя она всё ещё не была уверена в его отношении, но могла сказать за себя:       Ей нравился Драко.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты