Серебро для монстров (Silver for Monsters)

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
55
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
239 страниц, 25 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
55 Нравится 24 Отзывы 18 В сборник Скачать

Проклятие допплера

Настройки текста
       Настроение у Ламберта испортилось к тому моменту, как они вернулись в город. Множество струек дыма от очагов поднималось в воздух, он чувствовал запахи горячего обеда, и в животе голодно урчало. У Штепана их ждал стол с превосходным мясным пирогом и холодным пивом. Ламберт благодарно промычал, разломив ложкой корку. От горячей начинки поднимался пар, пока он отправлял еду в рот, не обращая внимания на обожженный язык. Работа всегда распаляла аппетит.              Несколько кружек выпивки, потом гвинт, и корчма почти опустела. Штепан оставил свои кухонные обязанности, и Ламберт выиграл у него несколько лучших карт. Айден был заметно молчаливее обычного. Прислонившись к стене, он наблюдал за игроками, и словно пытался найти способ решения какого-то сложного уравнения. Ламберт игнорировал его. Что бы там ни было, они разберутся позже.              В конце концов, Штепан, извинившись, ушел запереть корчму на ночь. Взгляд Айдена за несколько часов пробурил дыру в башке Ламберта. Поскрежетав зубами, он со вздохом все же решился прервать молчание, ведь удерживался от прямого разговора весь вечер.              — Знаешь, вопреки всеобщему мнению, я не кусаюсь.              Айден поморщился.              — Не так уж уверен в этом.              — Слушай, тебя явно что-то беспокоит. Просто скажи уже, — Ламберт обернулся, оседлав лавку так, чтобы оказаться лицом к лицу с Айденом. Впервые тот выглядел старше Ламберта и казался измученным. Тусклое освещение и тонкий слой еще не смытой грязи подчеркивали россыпь мелких морщинок.              — Мне не нравится убивать людей, — чуть поколебавшись, признался он.              — Ты о чем? Сам же выбрал этот контракт, — Ламберт скептически посмотрел на него.              — Это не значит, что мне понравилось, — Айден ухватился за край стола, уставившись на свои руки. — Я стараюсь не браться за такую работу — слишком хорошо напоминает былые деньки. Но нам нужны деньги, а здесь больше ничего нет. И в итоге все это выглядит, как бессмысленная бойня, только чтобы выяснить, где штаб того засранца.              — Бессмысленная? Айден, эти люди не так уж невинны. Помнишь все эти разбитые повозки, которые мы встречали по пути сюда? Думаешь, их владельцы коротают дни в Туссенте? Чушь собачья. Это объявление было размещено не без причины.              — И тебя это не беспокоит? Вообще?              — Нет, — сказал Ламберт. — Не забывай — я тоже не так уж невинен. Здесь много ублюдков, которых бы осчастливил вид моего трупа. Говорят, мутации лишают нас эмоций. Уверен, когда они забрали мою человечность, совесть исчезла вместе с ней.              — Хотя, это не усмирило твой нрав, да?              — Эй, хоть что-то свое у меня должно остаться, — Ламберт жадно отхлебнул из кружки.              Айден сидел в молчании, рассеяно уставившись на свои руки. Ламберт некоторое время смотрел на него, ведь по-настоящему о нем переживал, несмотря на их различия, вечные споры и бессонные ночи, полные навязчивых странных снов. Ненадолго задумавшись, Ламберт в итоге решил его отвлечь.              — Ладно, — произнес он, прервав молчание. — Сделаем перерыв, бандиты никуда не денутся. Что думаешь насчет охоты на озабоченного допплера?              Айден фыркнул, но его лицо немного смягчилось.              — С чего полагаешь начать?              — На самом деле, я кое-что придумал, — заявил Ламберт, допивая кружку. — Эй, Штепан!              — Слушаю? — крикнул корчмарь откуда-то с кухни.              — У тебя все еще есть жена?              — …да, — Штепан выглянул из-за угла, вытирая руки грязной тряпкой и настороженно поглядывая на ведьмаков. — Зачем? Что вы хотите от нее?              Ламберт усмехнулся.              — Как думаешь, она захочет помочь нам в поимке монстра?              

***

      Жена Штепана действительно захотела, и даже обрадовалась возможности помочь им с работой. Кроме того, Наталья оказалась довольно хороша собой: локоны цвета красного дерева и ярко-зеленые глаза хорошо сочетались с острым язычком и цепким умом. С некоторой неохотой Штепан согласился на несколько дней отдохнуть от корчмы. Айден нашел ему комнату у брата Маргарет, чтобы тот ненадолго смог скрыться с людских глаз.              Задача Натальи оказалась проста — составить объявление, гласившее, что ее муж уехал в Новиград и не вернулся, и она просит помощи в его поисках. Ламберт был уверен, что ее заметили размещающей объявление на доске главной площади. Она громко сетовала всем и каждому, кто готов был слушать, как ей трудно управляться с корчмой одной.              Ведьмаки коротали время, с утра до ночи играя в гвинт и обмениваясь старыми воспоминаниями. Ламберт рассказал Айдену о том, как попал в Каэр Морхен, о своей лодке на озере и о многочисленных пьяных подвигах с Геральтом и Эскелем. Айден поделился несколькими историями о ведьмаках из Школы Кота. В основном, рассказывал про своего наставника — Кийяна, и как тот однажды съел рагу с селитрой. Оба оглушительно хохотали в конце этой байки. Ламберт чувствовал тепло, расползающееся по груди, при виде добродушной улыбки Айдена. Странное чувство, разрушающее возведенные стены. Он так и не понял, когда они исчезли.              Ведьмаки провели много времени за своим столиком в углу, откуда открывался отличный обзор входа, а они по-прежнему оставались скрыты в тени, где их никто не разглядит. Пока они ждали цель, Ламберт пил немного, только чтобы не вызывать подозрений у других посетителей и желая избежать остроумных замечаний на свой счет.              На четвертую ночь Ламберт макушкой почувовал нечто неладное, когда они остались только вдвоем в зале. Пронизывающее ощущение сразу же исчезло, но он обернулся повнимательнее рассмотреть зашедшего. Глаза предвкушающе вспыхнули, стоило ему узреть в проходе знакомое лицо — это определенно был Штепан, с его темно-каштановой бородой и в привычной линялой безрукавке. Ламберт предупреждающе зашипел Айдену, который как раз вспоминал старый заказ, с участием русалки и особо упрямого краснолюда. Тот понимающе кивнул, но продолжил свою историю, чтобы не вызвать лишних подозрений.              Человек, представившийся как Штепан, избегал глядеть в их сторону и сразу направился к запасной лестнице, ведущей в личные покои хозяев. Вскоре Ламберт услышал скрип ступеней, и поднялся с лавки, захватив меч. Айден ступал на два шага позади, когда они крадучись пробирались наверх.              Дверь на верхнем этаже оказалась заперта, и через щель внизу мелькнул свет от свечей. Ламберт услышал приглушенный тенор Штепана. Он не смог разобрать слов Натальи в ответ, но ее голос звучал хрипло и низко. Ведьмак задержал дыхание, ожидая подходящего момента.              Послышался шорох одежды, упавшей на пол, и низкий вздох удовольствия, а затем резкий металлический щелчок и придушенный вскрик. Ведьмаки с грохотом ворвались внутрь, держа мечи наизготове.              Допплер уже не напоминал Штепана. Невысокий, покрытый бугристой коричневой кожей, а по бокам головы глупо торчащие длинные острые уши. Несмотря на пухлые щечки и кривые зубы, он выглядел по-настоящему злым, пока изо всех сил сражался с путами, лежа прикованным к изголовью за запястья. Ламберт отметил блеск серебра. Наталья сидела на краю кровати с обнаженной грудью, с интересом рассматривая существо.              — Много хлопот доставил? — спросил Ламберт, довольный ее работой.              Наталья покачала головой и рассмеялась.              — Все мужчины одинаковы. Не думают, что творят, пока не попадаются, — она вернула ткань платья на место, прикрываясь. — Что вы с ним сделаете?              Допплер зарычал, с силой дергая цепи.              Айден осторожно подошел к нему.              — Обычно мы забираем голову в качестве трофея, чтобы получить плату. Хотя, допплер — разумное существо, поэтому… — он многозначительно посмотрел на существо. — Не стесняйся обьясниться.              — Ты никогда не поймаешь меня, ведьмак, — презрительно бросил допплер. Его голос стал странным: низким и раскатистым.              Ламберт фыркнул.              — Ага, мы вроде как уже поймали, — он встал перед допплером, скрестив руки на груди, и взглянул на него сверху вниз. — Слушай, у тебя всего два варианта. Можешь пойти с нами и сам сознаться мужу Маргарет, или я могу убить тебя и показать ему твой труп. Мне нет разницы.              Допплер плюнул в него.              — Я не пойду.              — Не возражаю, — Ламберт звонко выхватил меч из ножен, а затем шагнул к нему, замахнувшись над шеей. Допплер оказался куда быстрее, чем представлялось — блеснула вспышка, а затем раздался лязг металла, когда он подставил под удар кандалы. Браслет, покрытый лишь тонким слоем дорогого серебра, раскололся под натиском ведьмачьего клинка. Допплер освободился и с громким хохотом начал сразу же изменяться, размываться, искажаться…              А в следующий миг перед ними предстал двойник Айдена. Близнец злобно ухмыльнулся, сложив пальцами знак Аард, и не успел Ламберт выругаться, как ударная волна отбросила обоих ведьмаков к дальней стене. Когда мгновением спустя пыль и древесные щепки осели, допплера уже и след простыл.              — Блять! — выкрикнул Ламберт, с досады ударив кулаком по дощатому полу. Айден вскочил на ноги. Из царапины на его скуле сочилась кровь.              — Идем — он сбежит! — Айден в мгновение ока скрылся за дверью. Ламберт бросился следом, на секунду задержавшись, чтобы подхватить с пола серебряный меч.              Ведьмаки выскочили в прохладную ночь, но их встретил лишь тусклый свет факелов. Ламберт сумел расслышать вдали торопливые шаги. Айден уже сорвался в погоню, синий плащ растворился в ночной темноте. Ламберт снова выругался и помчался вслед за ним.              Лишь на мосту у Новиградских ворот Ламберт сумел нагнать Айдена. Один из стражников что-то закричал им вслед, но они не обратили внимания. Спина бегущего допплера едва виднелась в глубокой ночи. Он изменился, принимая форму высокого человека, полностью одетого в черное. Разрыв увеличился. Ламберт бросился вперед со всей скоростью, на какую был способен, но этого оказалось недостаточно. Несмотря на обостренное зрение, он потерял в темноте след человека. Затормозив, он едва не упал на Айдена, который также резко сбавил темп.              Ламберт громко выругался, осматриваясь в поисках беглеца. Они стояли на узком островке, лежащем между городскими стенами Оксенфурта и материком. Берега усеивали маленькие особнячки и деревья. Медленно осматриваясь, он внимательно прислушивался, но не услышал бегущего человека, ничего, кроме шелеста листьев в ночи. Айден тоже молча высматривал беглеца, а потом внезапно сорвался на юг. Ламберт опять выругался и поспешил за ним. Вскоре он смог разобрать отпечатки свежих, но слабых следов, по которым они бежали.              На этот раз он врезался в Айдена, который вдруг замер прямо перед большим, низким домом. Изнутри доносились приглушенные голоса. Айден проигнорировал укоризненный взгляд Ламберта и осторожно толкнул дверь, потянувшись к рукояти серебряного меча.              Когда ведьмаки вошли, в комнате воцарилась тишина. Несколько десятков злобных, недоверчивых пар глаз устремилось к нежданным гостям. Их обладатели — грязные, неотесанные бандиты, сплошь покрытые татуировками, казались в таком доме еще более нежданными гостями, чем Ламберт и Айден. Каждый держал при себе булаву или меч дрянного качества — обычное разбойничье снаряжение.              Сама комната больше походила на кабинет университета, чем на склад на окраинах города. У стен выстроились книжные полки, заполненные томами в дорогих переплетах, между стеллажами стояли маленькие столики, которые бандиты использовали для игры в гвинт и выпивки, хотя изначально они предназначались для шахматных партий.              — Удивлен, что вы смогли выследить меня, — произнес из дальнего угла голос с сильным реданским акцентом. Его обладатель сидел к ним спиной. Ламберт видел только блестящие черные волосы на макушке. — Похоже, сказки о ведьмачьих умениях не преувеличивают. Я рад. Тем не менее, сомневаюсь, что даже вдвоем вы сможете продержаться против сорока моих людей, — человек встал и неторопливо подошел к камину. Огонь осветил доспех, настолько глубоко черный, что, казалось, поглощал сам свет. На груди располагался маленький герб с изображением развалин замка.              — Сожалею, что нет времени поболтать, — сказал он, разворачиваясь к ним лицом. — Вы помешали некоторым моим делам, и боюсь, создали немало проблем. Вы доказали, что представляете реальную угрозу, поэтому у меня нет другого выбора, кроме как убить вас. Жаль.              Он поднял руку и указал на комнату, полную разбойников, которые поднялись, как один, и с воодушевлением вытащили оружие.              Меч Айдена вылетел из ножен, острие промелькнуло в воздухе, когда он попытался удержать противников на расстоянии вытянутой руки. Ламберт мгновенно представил всевозможные последствия и, внутренне выругавшись, осознал, что у них нет и шанса, поэтому выбрал единственно верный вариант — схватив Айдена за перевязь, оттащил его к двери.              — Валим! — выкрикнул он, выбрасывая его на улицу. Айден оступился, но по инерции кувыркнулся, а затем побежал.              Ламберт развернулся и выкинул рукой Аард, вложив в знак всю возможную силу, чтобы мощной ударной волной снести преследователей. Бандитов, скучившихся у дверного проема, отбросило назад в шахматный клуб, а он исчез, скрывшись в облаке пыли, и нагнал Айдена на обратном пути в город.              

***

      По венам Ламберта струился адреналин. Бандиты почти наступали на пятки, пока они мчались по городским улицам. Фора, полученная поначалу, испарилась в окружении городских стен. Сапоги стучали по брусчатке, звук эхом отскакивал от стен в узком переулке, который они миновали. Один головорез бросился на них с мечом. Ламберт услышал перемену в ритме его шагов и перекатом избежал нападения. Вновь оказавшись на ногах, он обернулся и ударил Игни. Бандит упал навзничь, хватаясь за лицо, а ведьмак помчался дальше.              Оксенфурт был маленьким городком, где толком не скрыться. Куда бы они ни свернули, какой бы темный переулок ни выбрали — они не могли оторваться от погони. Ламберт подумывал, а не остановиться и не сразиться ли с ними, но Айден вдруг сорвался на юг. Ламберт раскусил его замысел, когда они пересекли мост к университету. Остров был тупиком, но плотно смыкающиеся стены домов и множество темных альковов давали возможность укрыться.              Во внутреннем дворике академии стоял единственный стражник. Ламберт едва услышал, как тот удивленно и негодующе крикнул, когда они забежали внутрь. Айден остановился и упал на колени, переплетая перед собой пальцы, чтобы Ламберт мог опереться на его руки и перелезть за стену. Забравшись, Ламберт свесился и схватил ладони Айдена, ловя его в прыжке и затаскивая наверх. Оба спрыгнули с другой стороны, уже на территории академии, и прижались к стене, тяжело дыша.              Во дворе Ламберт услышал звук приближающихся голосов — погоня шла по пятам. Разбойники кричали, а затем раздался глухой стук, когда стражника оглушили. Дверь, которую ведьмаки обошли стороной, начала раскалываться, после нескольких мощных ударов плечом. Раздался треск, и дерево поддалось, открывая путь. Краткая передышка закончилась.              Ламберт глубоко вздохнул и бросился в ближайший переулок, Айден нырнул вслед за ним. Темная аллея извивалась и поворачивала в самых неожиданных направлениях, оплетая беспорядочно расположенные постройки университета. Бандиты на мгновение потеряли ведьмаков из виду. Ламберт слышал их громкие, неуклюжие шаги, разносившиеся по соседней улице. Впереди виднелся перекресток, они почти достигли его, когда Айден схватил Ламберта и с силой толкнул к стене дома.              — Что… — начал Ламберт, но Айден резко шикнул и прижал его к камню, заслоняя собственным телом. Ламберт вдруг осознал, что происходит — маленькая группка бандитов откололась от остальных и оказалась совсем рядом. Айден решил спрятать их обоих, воспользовавшись тем, что темная синева его плаща сливается с темнотой.              — Не двигайся, — тихо пробормотал он. Ламберт почувствовал на шее горячее дыхание и шокировано замер, ощущая адреналин, азарт погони и жар тела Айдена, который тесно прижимался к нему. Никогда еще в своей жизни он не был так возбужден.              Слегка дрожа, Ламберт задержал дыхание, пытаясь сохранить спокойствие. Группа разбойников была уже рядом. Сердце стучало так громко, что казалось его будет слышно издалека. Бандиты прошли совсем близко, можно было почувствовать обжигающее тепло факелов, но ведьмаки, укрытые тенями, остались незамеченными. Преследователи ушли дальше по аллее, завернули за угол и скрылись из виду. Айден расслабился, отступая от стены. Ламберт судорожно выдохнул.              — Давай немного проредим их ряды, — произнес Айден, вытягивая стальной меч из ножен. Ламберт кивнул, последовав его примеру. Они тихо пошли за головорезами, пытаясь сохранить элемент неожиданности как можно дольше. Ламберт насчитал шесть человек в группе впереди. Скрываясь в тенях, он подбирался все ближе, а потом защитил себя Квеном и стремительно напал — закружился в сильной атаке, разрубая ближайшего бандита от пояса до плеча. Тело на мгновение замерло, а затем пошатнулось и упало на землю, развалившись на две части.              Оставшиеся взревели от ярости и разом бросились на ведьмака. Ламберт крутился и разворачивался, отражая удары клинков. Он легко, почти без усилий, парировал нападение, но шквал атак не давал расслабиться. Боковым зрением он заметил блеск металла, и пара бандитов тут же свалились, хватаясь за горло. Острие меча пронзило грудь третьего, и тот закашлялся, забрызгав лицо Ламберта кровью. Айден уперся ногой бандиту в спину и столкнул с лезвия, тело рухнуло лицом вниз и застыло.              Осталось еще два разбойника. Ламберт бросился на одного, пинком выбил из равновесия и всадил меч в шею, когда тот упал на землю. Вытащив клинок, он развернулся и увидел на земле последнего бандита, а над ним Айдена, который оказался покрыт кровью, непрерывно бегущей из раны на виске.              — Ты в порядке? — обеспокоенно спросил он, безуспешно пытаясь скрыть тревожные нотки в голосе. Айден поднес руку к рассеченному виску, словно только сейчас заметил порез, и поморщился.              — Жить буду. Большая часть крови не моя, — ответил он, махнув на красные пятна, покрывавшие нагрудник. — Разберемся позже. Давай лучше подумаем о том, как выбраться отсюда живыми.              Ламберт согласно кивнул. Нужно двигаться, иначе рано или поздно оставшиеся бандиты догонят их, или какой-нибудь патруль реданских солдат обнаружит побоище. Возвращаться той же дорогой нельзя. Нужно идти вперед. Ламберт выругался. Хотя они и выиграли время, укрывшись в извилистых аллеях за высокими стенами академии, но также попали в ловушку, словно крысы.              Непонятно, догадывался ли об этом Айден? Он смотрел вдаль и, похоже, не подозревал о крови, капающей на брусчатку.              — Сюда, — неожиданно выдал он и скрылся в переулке, не успел Ламберт что-либо спросить. Пришлось бежать за ним туда — не зная куда, и следить, чтобы он не исчез из виду за новым поворотом. Деваться с острова было некуда, и дорога окончилась маленьким тупиковым сквером.              Ламберт уже начал подумывать, не повлияла ли рана на голове Айдена на его разум, когда тот неожиданно взобрался на какие-то строительные леса у внешней стены академии. Скептически вскинув бровь, Ламберт ухватился за протянутую Айденом руку и подтянулся. Они пробирались по стене вдоль парапетов, пока не попали в маленькую сторожевую башенку. Айден без колебаний влез на лестницу и сделал знак идти следом.              Взглянув вниз, Ламберт наконец-то понял, что он и не планировал именно убегать. Они оказались на высоте трех этажей, а под ними бурлили воды Понтара. Отсюда они могли приплыть обратно в порт и перегруппироваться. Ламберт заколебался. В темноте было не разглядеть насколько глубоко дно. Оставался большой шанс, что один из них или оба промахнутся и разобьются об острые камни внизу.              Вдруг Ламберт услышал, как бандиты начали карабкаться по лесам. Времени не оставалось.              — Ты уверен? — он взглянул на Айдена.              Айден пожал плечами.              — Если и ошибаюсь, это уже не имеет значения. У нас нет выбора.              — Хрен с ним, — Ламберт сделал глубокий вдох, отступил на несколько шагов и прыгнул с башенки. Падая, он ощутил на коже поток холодного воздуха, и по возможности собрался, чтобы не сломать шею при приземлении.              Иссиня-черная вода оказалась, к счастью, глубока и пробрала холодом до костей. Он всплыл как раз вовремя, чтобы увидеть, как Айден нырнул чуть в стороне от него. С башенки раздался крик, кто-то размахивал факелом там, где они стояли всего мгновение назад. Когда рядом плеснули несколько стрел, Ламберт скрылся под поверхностью воды и быстро поплыл к берегу.              

***

      Ламберт прислонился к стене и протер затуманенные дремой глаза. Из-за погони, тяжелого плавания к порту и игр в прятки с последними группами разбойников на обратном пути в корчму, эта ночь тянулась невероятно долго. Ему казалось, что он только закрыл глаза, как Айден уже разбудил его, прогоняя беспокойный сон. Ламберт еще долго чувствовал покалывание кожи на шее, где во сне его касались губы Айдена, пока рассеивался туман забытья.              Он вздохнул и уставился на противоположную стену. Айден вел оживленный спор с командиром группы реданских солдат, ответственной за охрану города.              — Ни дам никого, черт возьми, — командир потряс головой, скрестив руки. — Я нанял вас, потому что не могу терять людей, разбираясь с бандитами. Если не можете справиться самостоятельно, тогда за что я плачу?              — Ты нам еще не заплатил, — сказал Айден, раздраженно взмахнув рукой. — Я буду счастлив все бросить и остаться с пустыми карманами, но у нас дело к их главарю.              Командир пожал плечами.              — Тогда займитесь этим в свое личное время.              — Слушай, — Айден застонал от отчаяния. — Это огромная работа. Все равно, что сражаться с риггером. Если поможете уничтожить щупальца, мы сможем разобраться с головой.              — А этот Тура́, о котором ты говорил, он тут за старшего? — командир нахмурился.              — Да. Если вывести его из игры, остальная шайка распадется на слабо организованные кучки головорезов, которые не будут представлять большую угрозу для города, вы легко справитесь с ними.              Командир на мгновение задумался, а затем махнул рукой, сдаваясь.              — Ладно. Дам десять человек, не больше. И вычту их стоимость из вашей платы.              — Черт бы тебя побрал! — зарычал Ламберт. — Мы обговорили цену раньше. И сейчас она не изменится.              — Оставь, Ламберт, — голос Айдена звучал устало. Ламберт бросил на него испепеляющий взгляд, но закрыл рот.              Обговорив детали штурма, ведьмаки ушли в корчму готовиться. Несколько последующих часов Ламберт медитировал, не имея ни малейшего желания видеть сны.              Когда он открыл глаза, солнце уже опускалось за горизонт. Айден, обнаружившийся у камина, затачивал свои мечи уже сверх необходимого.              — Знаешь, ты просто портишь его, — сказал Ламберт, садясь рядом.              Айден кивнул, продолжая затачивать оселком острие меча до лезвия бритвы.              — Знаю. В итоге он сломается, но это помогает думать, — он отложил точильный камень в сторону и взял бутылку с ядом повешенного, тряпицей нанося на лезвие масло.              Ламберт взглянул на меч. Клинок был заметно сильнее сточен в сравнении с его собственным. Казалось, лезвие подвергалось подобной обработке много лет.              — Похоже, ты много думал.              — Ты даже не представляешь сколько, — Айден хмыкнул и, удоволившись результатом, вложил меч обратно в ножны и повесил его за спину. — Пора; нужно идти к месту встречи.              Ламберт собрал снаряжение, подтянул лямку перевязи, пересекавшей грудь, и удостоверился, что бомбы прочно закреплены. Кивнув Штепану, они вышли в ночь.              

***

      Группа солдат ожидала их на мосту между городом и предместьями. Реданцы держались не слишком скрытно. Ламберт услышал их задолго до того, как увидел — несколько человек ржали над какой-то пошлой байкой.              — Самое время, — заметил один из них, когда ведьмаки приблизились. Он, по-видимому, являлся главой группы: доспехи качественней, чем у других, а вместо алебарды в руках полуторный меч. — Мы начали думать, что вы не появитесь.              — Что ж, мы здесь. Твои люди готовы? — спросил Айден.              Солдат сплюнул на землю.              — Как никогда. Сукины сыны получат по заслугам — давайте зададим им!              Айден согласно кивнул, и группа медленно направилась к шахматному клубу. Добравшись до места и скрывшись у задней стены соседнего дома, Ламберт увидел, что Тура́ усилил защиту с прошлой ночи. Несколько головорезов с факелами патрулировали вдоль ограду вокруг строения, а на крыше расположился лучник.              — Будут проблемы? — тихо спросил Ламберт солдата рядом.              Тот покачал головой.              — Оставьте их нам.              — Помните — не трогайте человека в черном, — прошипел Ламберт. — Он мой.              — И в мыслях не было, — усмехнулся солдат. Ламберт поднял руку и просигналил Айдену, находившемуся рядом с соседним домом. Он услышал, как ведьмак вытянул меч из ножен, и поднял руку к рукояти собственного клинка. Глубоко вздохнул, вытаскивая меч.              Командир солдат атаковал первым.              — Покажем им, парни! — проревел он, взмахнув полуторным мечом. И солдаты понеслись на бандитов, взорвав ночь криком «Редания!». Ламберт увидел, как лучник выпустил стрелу, сразу пронзившую грудь одного из солдат. Тот неподвижно свалился на землю.              Другая стрела рассекла воздух и вошла лучнику в живот. Бандит с воплем скатился по крыше. Ламберт услышал откуда-то неподалеку победный крик — реданцам недоставало скрытности, но она восполнялась энтузиазмом. Хотя их было вдвое меньше, они сражались не думая о смерти. Удерживая разбойников на расстоянии древками алебард, солдаты рубили их одного за другим.              Поскольку охрана снаружи здания оказалась занята, ведьмаки смогли без проблем приблизиться ко входу. Ламберт достал с пояса бомбу Самум, в то время как Айден Аардом сорвал дверь с петель. Зашвырнув бомбу в проход, Ламберт быстро отвернулся, защищаясь Квеном. Когда ударил взрыв, знак разлетелся дождем золотых искр, но принял на себя большую часть осколков.              Обитателям дома повезло меньше. Те, кто после взрыва не потерял сознание и не ударился о стены, слепо хватались за глаза, вопя от ярости и боли. Ламберт бросился в бой, стальной меч прочертил тонкую линию в пыли, взметнувшейся в воздух. Он почувствовал, как клинок вонзился в плоть, и один крик утих навечно. Услышав за спиной скрип половиц, Ламберт развернулся кругом, парируя сильный удар булавы, которая пролетела всего в дюйме от головы, а затем пнул нападавшего в живот и всадил меч ему в грудь. Избежав нового удара, перекатом ушел от неуклюжего нападения и в пируэте по плечо отрубил руку другому разбойнику. Бандиты подступали со всех сторон, но в темноте, среди развалин комнаты, ведьмак имел преимущество. Большинство ударов проносилось мимо, и они все чаще открывались, безуспешно атакуя. Ламберт распознал смутный силуэт Айдена на другом конце зала, заметив проблеск его меча, кружащегося в вихре танца сквозь тела противников.              Когда последний труп ударился об пол, тишину разорвал резкий звук медленных хлопков. Обернувшись, Ламберт увидел Туру́, стоявшего перед погасшим очагом. Черные доспехи покрылись тонким слоем пыли, а над бровью виднелся легкий порез, но в остальном он выглядел нормально.              — Я впечатлен, ведьмак…              — Заткни пасть, — прервал его Ламберт, пряча меч в ножны. — Я не в настроении беседовать. Просто закончим это.              — Как пожелаешь, — допплер скривился, его лицо начало изменяться, тон голоса стал каким-то знакомым.              — Ох, сука, — выругался Ламберт, доставая серебряный меч. Его близнец сделал то же самое, а потом злобно усмехнулся, складывая левой рукой знак Аард. Удар оказался слабее, чем если бы принадлежал настоящему ведьмаку, но достаточным, чтобы отбросить назад. Ведьмак проехал по замызганному полу, но сумел удержаться на ногах. С яростным рычанием он помчался к допплеру, взметнув меч в воздух и направив лезвие в голову мужчины.              Вместо звука рвущейся плоти и хруста костей раздался треск, когда меч встретился с барьером Квена. Знак не выдержал и сломался, снова отбросив Ламберта. Клинок вылетел из его руки и с лязгом упал в нескольких шагах.              Стряхнув оцепенение, Ламберт увидел размытое синее пятно — Айден метнулся к допплеру, сбивая его с ног, а затем ударил мечом, но допплер в последний миг откатился из-под острия клинка и, вскочив на ноги, вновь бросился на Айдена. Тот едва успел увернуться от лезвия, просвистевшего у виска. Ламберт облегченно выдохнул, быстро поднялся и подхватил меч.              Айден и допплер бились жестоко, клинки мелькали так быстро, что стали почти невидимы, когда противники без продыха уклонялись, парировали и нападали. Раздался лязг, и Айден упал, схватившись за лицо. Допплер надвинулся на ведьмака, готовясь нанести удар. Ламберт атаковал без раздумий, изо всех сил бросился на допплера и повалил его. Тот с глухим стуком ударился спиной об пол, а Ламберт прижал ногой запястье с мечом, вырывая оружие из хватки, и пинком отправил подальше. Монстр попытался встать, но ведьмак надежно придавил его грудь сапогом.              Вид своего собственного лица был каким-то нереальным. Допплер не выказывал страха, но взглянул вызывающе, когда Ламберт приставил меч к его шее.              — Не сможешь, — допплер усмехнулся, с трудом сопротивляясь под весом ноги Ламберта. — Я побывал в твоей шкуре, — тело под ногой слегка сместилось, и допплер принял образ Айдена, голос тоже изменился. — Я знаю, что ты чувствуешь.              — Ты ни хрена не знаешь, — прорычал Ламберт. Допплер открыл было рот, но Ламберт по короткой дуге обрушил меч вниз и отрубил ему голову, не успел он произнести еще хоть слово. Убрав меч в ножны, он развернулся к настоящему Айдену, который осторожно ощупывал глубокую рану под левым глазом.              — Вот, — сказал Ламберт, протягивая ему пузырек Ласточки.              — Я в норме, в норме, — отмахнулся Айден. — Уже выпил ее. Заживет, — рана была глубокой, но края начали срастаться, хотя и медленно. Ламберт протянул руку и поднял Айдена на ноги. Вместе они осмотрели останки допплера.              Голова, все еще сохраняющая облик Айдена, пустым взглядом сверлила потолок. Она на несколько шагов откатилась от тела, а на полу между ними натекла красная густая лужа. Ламберт посмотрел в мертвые глаза Айдена, и ему стало плохо. Сглотнув, он медленно задышал через нос, пока чувство не прошло. Настоящий Айден, с интересом изучавший тело, вдруг разразился смехом.              — Что? — саркастически спросил Ламберт.              Айден показал.              — Шрам… Он неправильный! — ведьмак провел пальцем по своей шее, проследив отметины когтей от правого уха до ключицы. Ламберт заставил себя посмотреть на тело и фыркнул, увидев, что Айден прав. Шрам на теле допплера начинался на левой стороне.              Все еще посмеиваясь, Айден забросил руку на плечо Ламберта. Когда останки поверженного монстра вернулись к своей настоящей форме, Ламберт почувствовал, как напряжение в груди начало отпускать.              

***

      Ламберт постучал в дверь маленького домика у пристани в третий раз. Наконец, после топота шагов и недовольного ворчания с другой стороны, она открылась. Покрасневший мужик, представший перед ним, был обнажен по пояс, оставаясь только в штанах, надетых, кажется, задом наперед и неприлично расшнурованных. Прищурившись из-за света утреннего солнца, он посмотрел на Ламберта.              — Ты Иван?              Мужик выпрямился.              — Смотря кто спрашивает.              — Друг Маргарет, — Ламберт стянул голову с трофейного крюка и сунул ее в руки мужчины. — Это тебе.              — Что за чертовщина? — спросил Иван, с отвращением рассматривая подарок.              — Голова того, с кем якобы изменила твоя бывшая жена. Это допплер — она говорила правду, засранец.              — Я… — Иван казался потрясенным.              — Храни, — сказал Ламберт и закатил глаза, когда откуда-то из глубины дома донесся переливчатый женский смех. — Кажется, тебя там заждались. Покину вас, — он оставил ошарашенного Ивана наедине с трофеем.              

***

      Маргарет и Айден ждали Ламберта в «Алхимии». Айден бросил ему мешочек с монетами, и Ламберт удовлетворенно взвесил его на ладони.              — Плата от реданцев?              Айден кивнул.              — Они забрали меньше, чем я рассчитывал. Не так уж и плохо за пару дней работы.              Ламберт повернулся к Маргарет, с тревогой ожидающей их.              — Дело сделано. Уверен, он поверил, но я бы попытался выяснить, чем твой бывший там занимался в свободное время, прежде чем падать обратно в его объятия.              Маргарет улыбнулась.              — Ты очистил мое имя — это все, о чем я могу просить. Здесь немного, вот, — она протянула маленький кожаный мешочек. — У меня нет денег, но эти камни — часть приданого, что я получила, выходя замуж на Ивана. Я хотела бы отдать их тебе.              — Спасибо, — Ламберт кивнул и спрятал мешочек в карман.              — Удачи на пути, — Маргарет встала из-за стола и направилась к выходу.              Между ведьмаками повисло молчание, прерванное Айденом.              — Куда едем?              Ламберт пожал плечами.              — Плевать, только подальше от допплеров.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.