Серебро для монстров (Silver for Monsters)

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
55
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
239 страниц, 25 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
55 Нравится 24 Отзывы 18 В сборник Скачать

Распутывая клубок

Настройки текста
      Как выяснилось, выслеживать банду бандитов, которые не хотели, чтобы их нашли, оказалось нелегкой задачей. Неважно, как сильно Ламберт стремился отомстить, цели его поисков были такими же хорошими охотниками, как и он, и почти не оставляли следов.              Новиград являлся связующим звеном между Северными Королевствами. Через него проходили главные дороги в любую точку назначения. Город слыл также чем-то вроде перевалочного пункта для контрабанды краденого товара, благодаря обширной сети разномастных преступников, забравшихся в каждый закоулок и щель. Если убийца искал работу, то в первую очередь находил ее там. Ламберт мог просто сидеть и выжидать — в конечном счете, высок шанс, что кто-то из банды Таулера сам придет к нему.              А еще он не мог выкинуть из головы желание вернуться в Элландер и поискать там, хотя совсем не был уверен, что сумеет найти в себе силы вновь увидеть знакомые улицы. Боль потери проела слишком глубокую рану. Даже малейшая мысль вызывала в воображении образ бледного и залитого кровью тела Айдена. Ламберт сжимал кулаки, до крови впиваясь ногтями в ладони, но не мог подавить тяжкие воспоминания. Он напивался, надеясь, что алкоголь затуманит рассудок, но и это не помогало. Наоборот, видения становились ярче, получали бо́льшую власть. Образы менялись, извивались и искажались, превращаясь в кошмар.              Он по-прежнему замечал, что ищет глазами Айдена. Пустота, которую он видел за плечом вновь и вновь, словно бы насмехалась над ним, каждый раз обнажая старую рану.              Через неделю бесплодных поисков запасы терпения и монет исчерпались. Ламберт решил взяться за работу — отчасти потому, что нужны были деньги, но больше потому, что отчаянно хотел кого-нибудь убить. Неважно как, но заставить кого-то почувствовать хоть толику той боли, которая выжигала его каждое мгновение бытия, стоило ему открыть глаза в одиночестве.              Так он оказался по колено в навозе и отвратительной жиже, миновав рыбный рынок Новиграда. На небе висела серая хмарь, будто отражая настроение Ламберта, когда он вышел за городские ворота и направился к доске объявлений в Застенье. Все остальные в окрестностях города он уже проглядел. Наемники и будущие рыцари время от времени брали заказы на чудовищ, чаще из жадности, либо желая прославиться. Чем бы они ни руководствовались, их попытки казались Ламберту откровенной дуростью. Раздражало, когда ублюдки норовили залезть в его карманы. И еще сильнее бесило хоронить их тела, когда герои неминуемо гибли.              Доска объявлений в Застенье не выглядела многообещающе. Лишь несколько выцветших от солнца кусков пергамента: объявление о поиске красильщика, бессвязные наставления о прегрешениях и каре в Вечном огне, заставившие Ламберта закатить глаза, и записка отвергнутой любовницы, адресованная «этому ублюдку Лютику» за ветреную натуру. Ничего сулящего деньги.              Ламберт выругался и развернулся, направляясь к следующей доске. Если и там ничего не найдется, он поспрашивает в трактирах. Должна же в городе иметься хоть какая-нибудь работа для ведьмака?              Он добрался до конца улицы, когда его внимание привлекли удары молотка. Обернувшись, он увидел стражника, прибивающего свежее объявление. Ламберт сорвал бумагу, как только тот отвернулся, и пробежал взглядом по аккуратным чернильным строкам.       

      По приказу Городского Совета номер 1408/ДЗ/185

вознаграждение будет выделено за убийство монстра, который мучает и убивает жителей Обрезков после наступления темноты.

      

      Единственным приемлемым доказательством выполнения деяния будет трофей, принесенный с тела монстра.

      

      Конечно, это означает, что ваших матерей, сестер и теток, как свидетелей под присягой, недостаточно, как и клятв других людей, независимо от их утверждений о взаимоотношениях с вами, Иерархом или кем-либо еще, а также об их предполагаемой надежности, которая якобы может быть подтверждена кем-либо в вашем любимом питейном заведении.

      

      Для большей информации и/или за платой обращаться к надзирателю Обрезков.

             Лунд              Подписано Городским Советом       Надзирателем Обрезков              Ламберт застыл, моргнув, и перечитал объявление дважды. Злобная усмешка медленно возникла на его лице при виде последнего слова.              Лунд.              

***

      Быстрым шагом Ламберт отправился прямо на другую сторону города, крепко сжимая объявление в кулаке, словно боялся, что оно исчезнет, если ослабить хватку. В итоге он оказался перед маленькими воротами поместья, которое охранял единственный стражник с алебардой.              — Говори, зачем пришел? — рявкнул тот, когда он приблизился.              — Мне нужно увидеть Лунда, — сквозь зубы процедил Ламберт, смяв пергамент в руке.              Стражник покачал головой.              — Надзиратель не принимает посетителей. Он слишком занятой человек, чтобы сидеть и выслушивать ваши ничтожные жалобы.              Ламберт стиснул челюсти и глубоко выдохнул, начиная терять терпение.              — Я здесь по поводу работы, — он показал измятое объявление.              — А, да. Чудовище. Жуткое дело.              — Если я разберусь с ним для вашего драгоценного надзирателя, думаешь, он снизойдет до встречи со мной?              Стражник замялся, равнодушно разглядывая Ламберта.              — Зависит от его настроения. Но можешь попробовать.              — Хорошо. Расскажи мне о так называемом «чудовище».              — Да чой там, такое чудовище, как и другие, — стражник пожал плечами. — Охотится на одиночек. Нападает только затемно. Давно уже, — он указал на маленькую хату неподалеку. — Чудище проникло туда и убило нищего прошлой ночью. Думаю, оно слишком близко подобралось к дому кого-то важного, потому что теперь совет взял дело в свои руки. Говорят, с ним нужно покончить.              — Тело нищего все еще там?              — Да, кажется, — стражник поскреб бороду. — Не видел, чтобы Евстахия забирал его. С охотниками, наверное, занят этим утром.              — Спасибо, — неискренне произнес Ламберт и пошел разбираться.              

***

      Тело лежало под навесом, как и сказал стражник. Судя по внешности — нищий бродяга, одет в лохмотья и вымазан в грязи. Он был истощен, плоть обтянула ребра, а живот впал. Кожа побелела, как простыня.              Ламберт поднял хилую руку, проверяя с обратной стороны трупные пятна. Ничего.              Отсутствие посинения означало отсутствие крови. Отсутствие крови, несомненно, указывало на вампира. Низшего, скорее всего. Высшие вампиры, как правило, более осторожны.              Также он нашел следы в пыли, которая толстым слоем покрывала пол. Большие, широкие отпечатки, с тремя длинными пальцами, оканчивающимися когтями. Ламберт заметил крохотные ямки там, где они впивались в деревянный пол. Такие следы в сочетании с обескровленным трупом могли означать только одно. Экимма.              Он опустился на корточки, рассматривая отпечатки ближе. Средний палец был длиннее других, а пятка сужалась к основанию. Значит, самка. Возможно, с выводком. Скорее всего, очень опасна.              Ламберт встал и пошел по следу. Хотелось поблагодарить недавний ливень — размокшая грязь, покрывавшая все дороги Новиграда после бури, сохранила идеальные отпечатки экиммы. Он пробежался по берегу, выискивая следы, расстояние между которыми стало шире, когда чудовище перешло на бег, но те резко свернули и внезапно прервались.              — Блять, — выругался Ламберт, сплюнув на землю. — Потерял.              Осмотревшись вдоль реки, он понял, куда она могла отправится. На другом берегу виднелась маленькая мельница, по-видимому, заброшенная.              — Попалась, — пробормотал Ламберт и помчался к ближайшему мосту.              Грязные следы чудовища нашлись именно там, где он и рассчитывал — на маленьком причале у мельницы. Наверное, спряталась в логово, чтобы зализать раны. Экимма не стремилась выходить днем. Если улыбнется удача, он сумеет застать ее спящей и быстро прикончит. Не слишком-то хотелось сражаться с вампирами. Ламберт легонько коснулся шрама на виске, вспомнив бруксу, оставившую его. Не говоря уже про альпа в Новиграде, с которым он последний раз бился вместе с Айденом.              Грудь больно кольнуло, как обычно от одной лишь мысли об Айдене. Ламберт на мгновение замер, пытаясь сглотнуть неожиданный комок в горле. Не время… Не время скорбеть. Он должен двигаться. Единственное, что теперь имело значение — месть.              Ламберт отыскал в карманах масло против вампиров и как попало обрызгал клинок. Любое преимущество годилось. Он не мог рисковать и упустить тварь, провозившись с изготовлением Чертова гриба. Сейчас или никогда.              Старая деревянная дверь заскрипела, когда Ламберт медленно открыл ее. Он осторожно вошел в сумрачное помещение, вытащив серебряный меч, и осмотрелся, выискивая любой шорох.              Ничего. Он направил внимание на лестницу, ведущую на второй этаж, и медленно пошел по ступеням, стараясь случайно не заявить вампиру о своем присутствии. Сверху доносилось дыхание, крайне слабое.              Поднявшись, Ламберт увидел, что экимма действительно затаилась там — скорчилась в углу, закрыв глаза, и придерживала, по-видимому, раненую руку. В воздухе ярко витал запах крови, темной и едкой.              Он подкрался как можно ближе, занося меч для удара, и стремительным, отточенным движением полоснул чудовище по гортани.              Но не успело лезвие коснуться кожи, как ее глаза распахнулись. Экимма оказалась быстрее, гораздо быстрее ведьмака. Выбросила длинную, жилистую лапу, защищаясь от смертельного удара. Серебро срезало с запястья плоть, и она взвыла, отбиваясь и отбрасывая Ламберта на пыльный пол.              — Дерьмо, — прорычал он, вскидывая клинок и блокируя когти, нацеленные прямиком в сердце. Вскочил на ноги и встретил атаку вампира, складывая знак Игни.              С пальцев сорвался поток пламени, и экимма завизжала. Запах обожженных волос и плоти ударил Ламберту в нос, когда он развернулся в пируэте и полоснул чудовище, рассекая мечом бедро. Тварь завизжала снова, казалось, больше от ярости, чем от боли, и отступила, пытаясь убраться подальше от огня.              — О нет, нихуя, — прорычал Ламберт, бросаясь ближе.              С лестницы послышались шаги. Слишком легкие для человека. На мгновение, только на мгновение, сердце Ламберта сбилось с ритма. Отчаянно хотелось поверить в невозможное.              Но в следующий миг иллюзия рассеялась, сменившись знакомым лицом со шрамами в обрамлении белых волос. Не Айден. Геральт. Ламберт прикусил язык.              — Геральт, — крикнул он предупреждающе. — Осторожно, она сильная!              Геральт не нуждался в приглашении. Вытащив серебряный меч, он обошел экимму так, чтобы та оказалась в ловушке между ними. Тварь метнулась к нему, замахиваясь когтями, но Геральт ушел перекатом и, вскочив на ноги, жестоко рубанул ее лапу, отсекая кисть до запястья.              Все закончилось быстро. Действуя в тандеме, словно по заранее намеченному плану, ведьмаки сложили знак Игни и охватили экимму пламенем. Она визжала все сильнее и сильнее, почти нестерпимо терзая уши Ламберта, пока не сдохла. Крик вдруг оборвался.              Ламберт вложил меч в ножны, чувствуя странное удовлетворение. Приятно биться с кем-то бок о бок. За долгие годы они с Геральтом хорошо сработались и научились понимать друг друга без слов, просто брались за дело и выполняли его. Ламберт сражался рядом со знаменитым Белым Волком практически всю жизнь.              Как только пламя утихло, Геральт убрал оружие.              — Привет, Ламберт.              Ламберт позволил себе едва заметную улыбку.              — Рад тебя видеть, Волк.              — Решил поохотиться в Новиграде? — спросил Геральт, приподняв одну бровь. — Тебе же здесь раньше не нравилось.              — И теперь не нравится, — Ламберт сжал зубы. — Но у меня тут кое-какие дела.              — Помощь нужна?              Ламберт опустился на корточки, достал с пояса кинжал и отрезал голову от обугленных останков вампира.              — Хмм. Может, и нужна. Давай об этом потом, — он встал, держа трофей за длинное ухо. — Пойдем, заберем награду. Я немного спешу. Тебе, допустим, половина. Так уж и быть, уступаю.              Геральт согласно кивнул.              — Пойдем.              

***

      Стражник все еще стоял у ворот, где Ламберт оставил его несколько часов назад. Недовольно скрестив руки на груди, он сердито оглядел ведьмаков, когда они приблизились.              — И что? — спросил он неприветливо.              — А ты как думаешь? — ответил Ламберт, закатив глаза, и бросил трофей к его ногам. Голова экиммы упала с глухим стуком. — Мы сделали свою работу. Пора платить.              Страж осмотрел трофей и кивнул.              — Погодите. Схожу к надзирателю и принесу награду.              — Мы сами справимся, — Ламберт покачал головой. — А ты лучше стой на посту, — уголком глаза он заметил, как Геральт приподнял серебристую бровь.              Стражник на секунду задумался с осоловелым взглядом, будто труднее этого решения ему в жизни ничего не давалось.              — И то верно. Входите, — пожал он плечами наконец и отступил в сторону.              Ворота вели в маленький открытый дворик, стены вокруг которого покрывал плющ. С одной стороны площадки стояла повозка с зерном, а по центру горел большой костер.              У него топтался тощий мужик с безвольным подбородком, которого Ламберт видел во сне. Грея руки над пламенем, он стоял спиной к ведьмакам, не замечая их приближения. Ламберт откашлялся, и Лунд встрепенулся.              — Мы разобрались с чудовищем в доках, — решительно начал он. — И пришли за наградой.              — Ведьмаки? — Лунд развернулся, скептически глядя ему в лицо. — С каких пор вы путешествуете парами?              В животе Ламберта узлом стал сворачиваться гнев.              — Одинокого ведьмака подстерегают разные опасности. Например, бандиты, — почти выплюнул он.              На лице Лунда промелькнуло осознание.              — Советую сменить тон, — произнес он, бросив взгляд на стражников, которые стояли в противоположном углу двора.              Ламберт угрожающе шагнул вперед.              — Где искать Бертрама Таулера? — он прищурился. — Говори!              — Кого? — вмешался Геральт с озадаченным выражением на лице.              — Поверь мне, Геральт, это важно, — бросил Ламберт через плечо. — Мне надо кое-что разузнать.              Лунд раздраженно скривился.              — Не знаю я никакого Таулера, — отвернувшись от ведьмаков, он быстро пошел прочь. — Берите деньги за чудовище и выметайтесь отсюда. Пока я не разозлился.              — Где Бертрам Таулер? — гневно крикнул Ламберт в удаляющуюся спину. — Последний раз спрашиваю!              Скорость Лунда увеличилась, и он скрылся за маленькой дверью в каменной стене двора.              — Стража! — крикнул он. — В темницу их!              — Сукин сын, — пробормотал Ламберт и бросился следом, пока стража собиралась во дворе, оставив Геральта разбираться с ними.              Лунд запер за собой дверь.              — Не сегодня, говнюк, — произнес Ламберт и со всей силы вышиб створку, Аардом срывая ее с петель и разбивая в щепки. Когда ошметки разлетелись по полу, из глубины комнаты донесся испуганный визг. Ступив внутрь, Ламберт вытащил меч и угрожающе направил острие на забившегося в угол Лунда.              — Попался, сукин ты сын, — прорычал он. — Бежать некуда. Говори, где твой главарь.              — Ч-что ты хочешь от него? — заикаясь, промямлил Лунд. Он дико бегал глазами из стороны в сторону, желая найти хоть что-то, чем бы можно было защититься, но не находил пути спасения.       — Ведьмак по имени Айден. Помнишь его?              — Я…              — Помолчи, — зарычал Ламберт. — Сейчас я говорю. Ты работаешь на Таулера. Ты и твои приятели загоняли его, как гончие, и хладнокровно убили. А теперь ты заплатишь за все сполна, — он сделал шаг вперед. — Если только не приведешь меня к Таулеру.              — Пожалуйста, — взмолился Лунд. — Я не знаю, где он. Я давно не видел его. Он оборвал все связи.              Ламберт сжал зубы.              — Дерьмо.              Позади раздались тихие шаги Геральта.              — С ним больше хлопот, чем с экиммой, — произнес Ламберт, делая очередной шаг к закрывшемуся руками Лунду.              — Таулер пропал, клянусь! — произнес он, взглядом умоляя Геральта защитить его. — Остальные тоже! Я-я знаю только, что с Виенной…              — Да? И что с Виенной? — спросил Ламберт.              — Она пьет в «Семи котах», — Лунд расплывчато махнул на восток. — Круглые сутки.              Ламберт холодно улыбнулся.              — Видишь? Ты можешь быть полезен.              Лунд начал вставать, с явным облегчением на лице, вероятно, решил, что угроза миновала. Одним быстрым, отточенным движением Ламберт пронзил его грудь. Удивление появилось на его лице, а потом он упал замертво.              Вытащив меч, Ламберт убрал его в ножны и повернулся к Геральту.              — С ума сошел? Что ты творишь? — с недоумением произнес Геральт, глядя на кровь, медленно растекающуюся по полу.              — Я тебе все объясню, — ответил Ламберт.              Геральт вскинул бровь, ожидая ответа.              Ламберт качнул головой.              — Сейчас сюда явится еще больше стражников. Пойдем отсюда. Встретимся в «Семи котах». Там я все объясню.              — В корчме, где сидит Виенна? — спросил Геральт, с явным вызовом в голосе.              Ламберт отвел взгляд.              — Ну да. Увидимся, — сказал он, выходя за дверь.              

***

      Солнце начало уже садиться к тому времени, как Геральт, наконец, пришел в корчму. Ламберт прислонился к низкой ограде по другую сторону доски объявлений и внимательно наблюдал за дверью корчмы, выискивая взглядом темноволосую эльфку из своего сна, но та так и не появилась. Наверное, она уже внутри. По крайней мере, он знал, что она не ушла.              Геральт остановился перед Ламбертом, скрестив руки.              — Ладно, теперь самое время кое-что выяснить. Зачем ты убил Лунда? Что вообще происходит?              — Хмм, — Ламберт снова посмотрел на дверь. — Хочешь историю подлинней или покороче?              Геральт устало вздохнул.              — Давай уж, рассказывай все, как есть.              — Ладно, — Ламберт стиснул зубы на мгновение, подбирая слова. — Был у меня друг, — выдал он наконец. — Его звали Айден, — имя горечью осело на языке.              — У тебя был друг? — фыркнул Геральт.              Ламберт окинул его свирепым взглядом и прищурился.              — Очень смешно, сука, — он вздохнул. — Мы познакомились, когда я принял заказ расколдовать огра из Элландера, а Айден взялся его убить. Он был ведьмаком из Школы Кота.              — Слышал об этом, — кивнул Геральт. — Насколько я помню, огра все-таки убили.              — Да. Когда он смял моего заказчика в лепешку, вариантов не оставалось. Я договорился с Айденом. Мы объединили силы, а плату поделили пополам. Потом мы работали вместе много раз, — Ламберт опустил взгляд на свои сапоги. — Это был лучший человек из всех, кого я только встречал. Ты знаешь, — он посмотрел на Геральта, — ты мне нравишься. Но ты даже пальца его не стоишь.              — И что с ним стало?              Ламберт поморщился.              — Его убили, — было больно произносить это вслух. Словно признание сделало произошедшее более реальным, по-настоящему окончательным. Словно какая-то часть затаенной надежды, что он сможет увидеть Айдена вновь, умирала в муках. — Это случилось в Элландере, — добавил он через мгновение. — Отряд хорошо обученных наемников застал его врасплох и убил. Наш надзиратель был в их числе, — он холодно улыбнулся. — Остались еще четверо.              — А Бертрам Таулер?              — Он командовал, — ответил Ламберт, скривив губы. — И это он нанес смертельный удар.              — Мне жаль твоего друга, — мягко произнес Геральт.              Ламберт понурил взгляд.              — Мне от тебя не сочувствие нужно, а помощь. И только, — он опустил руки. — Надо поговорить с Виенной. Должно быть, она уже достаточно выпила. Пойдем, — не дожидаясь ответа, он пошел к дверям корчмы.              «Семь котов» ничем не отличалась от других корчм. Грубо вытесанные бревенчатые стены, размалеванные цветами в неудачной попытке замаскировать неровную поверхность. А за столами топили свои скорби в выпивке разного рода бедняки в серой, потрепанной одежде.              Ламберт быстро нашел темноволосую эльфку из своих видений. Икая, она сидела в одиночестве за столом в дальнем углу корчмы, закинув ноги на лавку. Ее коса растрепалась, словно несколько дней нечесаная, а воспаленные глаза угрюмо смотрели в кружку пива.       — Это она, — пробормотал Ламберт Геральту, кивая в сторону эльфки. Тот кивнул, приближаясь к столу.              — Виенна? — спросил он.              Моргнув несколько раз, она прищурилась, будто с трудом могла их разглядеть, а затем чуть протрезвела и презрительно скривилась, заметив наконец блеск двух мечей за их спинами.              — Чего хотите? — выплюнула она, уставившись на ведьмаков.              — Мы хотим повидаться с Бертрамом Таулером, — ответил Ламберт, скрестив руки.              Виенна мгновение брезгливо смотрела на него, а потом истерично расхохоталась.              — А с чего бы мне помогать вам?              — Для моего друга это очень важно, — Геральт указал на Ламберта.              Эльфка фыркнула.              — А что мне за это будет?              — Для начала я заплачу за твое пиво, — сказал Ламберт, показав монету. — А потом посмотрим, насколько ценными будут сведения.              Виенна жадно отхлебнула из кружки. Ламберт поморщился, почуяв смрад, исходивший от нее, с того места, где стоял. Пары спирта практически сочились из ее пор после нескольких дней беспробудной пьянки.              — Я ходила в банде Таулера, — наконец, призналась она. — Только… когда это было? — она потрясла головой. — Понятия не имею, где его теперь искать. Я выпала из обоймы.              Геральт уселся за стол, пока она говорила. Ламберт последовал его примеру и подвинулся ближе, внимательно слушая.              — С другой стороны, — Виенна взмахнула кружкой, расплескав выпивку через край, — он больше не водит дружбу со старыми товарищами. В городе говорят, он изменился.              — Где остальные? — спросил Ламберт, с усилием держа тон под контролем.              Виенна вздохнула.              — Разошлись кто куда. Зелиса — в Третогор, Хаммонд — на Скеллиге, а Лунд…              — Лунд мертв, — отрезал Ламберт с удовлетворенной улыбкой.              На секунду она уставилась на него пустым взглядом, а затем откинула голову и расхохоталась.              — Нашла коса на камень, да? — эльфка сделала очередной глоток. — Ну тогда попробуйте поболтать с Хаммондом или Зелисой, — ухмыльнулась она.              Ярость прожигала грудь Ламберта. Виенна уже рассказала им все, что знала. Теперь ее можно было пустить в расход. Он вспомнил арбалетный болт, торчащий из глазницы Айдена, и тьма затопила сердце.              — Ты одна из тех, кто убил ведьмака Айдена, — сказал он, прищурившись. — Это имя тебе ни о чем не говорит?              — Может быть, — прошипела она, взглянув на него затуманенными от выпивки глазами. — Я не помню.              Ламберт ощетинился. Геральт поднял руку в примирительном жесте.              — Ламберт, она ничего не знает.              — Не ищите Таулера, — невнятно пробормотала Виенна. — Если он поймет, что вы идете по его следу, то убьет вас, не моргнув и глазом.              — Посмотрим, — скептически фыркнул Ламберт. — А что касается тебя…              — Нет, Ламберт, — голос Геральта был тверд.              Ламберт взглянул на Виенну, пустую оболочку от женщины. На ее облитую выпивкой одежду, на растрепанные волосы, на воспаленные глаза и легкую желтизну кожи, предвещающую скорую смерть от пьянства. Она уже разрушила свою собственную жизнь куда надежней, чем мог бы помочь ей он.              — И верно. Пускай так и остается, — он посмотрел на эльфку, скривив губы от ненависти. — Но если увижу тебя снова, убью.              — Давай. Пошли, — Геральт положил руку на спину Ламберта и направил его к двери.              — Эй! А мои деньги? — проныла Виенна им в спины.              Ламберт вышел в холодную ночь и взъерошил волосы, вглядываясь в ночное небо. Один в Третогоре, один на Скеллиге. Слишком большая территория. Если он попытается угнаться за обоими, то высок шанс, что потеряет след Таулера окончательно. Пнув землю сапогом, он выругался себе под нос.              — Ты должен мне помочь, Геральт. Будет лучше, если мы разделимся. Плыви на Скеллиге и попробуй прижать Хаммонда. Я поеду в Третогор и встречусь с Зелисой.              — Ламберт, давай сначала поговорим?..              — Нет, — прервал он. — Это один из тех серьезных случаев, когда ты не задаешь лишних вопросов, а просто помогаешь другу.              Геральт вздохнул.              — Где потом встречаемся?              Ламберт выбрал единственное место, которое вспомнил.              — В корчме «Нигде».              — Ладно, — Геральт снова вздохнул, выражая смирение каждой черточкой лица. — Я отправляюсь. Удачи.              Обменявшись кивками и быстрым объятием, ведьмаки разошлись своими дорогами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.