Золото не падает шёлком - оно бьёт больнее

Гет
NC-17
Завершён
6
автор
Размер:
189 страниц, 30 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 15

Настройки текста
      Косые лучи солнца пробивались сквозь крону пальм. Анна откинулась в шезлонге и пошевелила ступнями в такт музыке, задавая себе вопрос, дошло ли до Эрика вечернее послание. Если дошло, сегодня уму уже точно будет не до танцев, усмехнувшись подумала она.       Она подставила тёплому солнцу лицо. Было лишь десять часов утра, дымка на небе рассеялась и на небе не было видно ни облачка. В ближайший час она полностью отдастся отдыху. Мэган она отпустила на выходные, а садовник давно закончил подстригать кусты и незаметно удалился.       Ей не нужно будет с кем-либо разговаривать или в сотый раз слышать: «Приготовиться к съемке!» Если немного повезёт и в начале следующей недели работа над фильмом завершиться, она будет свободна до дня свадьбы, не считая, конечно, съемок для «Лучшая ваша свадьба» на Мауи.       Анна расслаблено лежала под тёплыми, ласкающими лучами солнца. Остальную часть дня она будет заниматься цветами и меню, но этот час полностью принадлежал ей, и она намерена сполна насладиться этим. Такие моменты случались нечасто.       Анна сделала глоток прохладного напитка и поставила фужер на столик со стеклянной крышкой. Некоторое время она любовалась бликами на голубой глади бассейна. В воде отражались розы, росшие в горшках у бордюра бассейна. Воздух пропитался их ароматом. Это то, чего ей всегда хотелось. То, что она обретёт, когда Эрик навсегда исчезнет из её жизни.       Джон, должно быть пришёл бы в ярость, узнав, что она делила ложе с такими как Эрик Ганн. Его мать скорее всего упадёт замертво в своем наряде от Диора, вполне пригодном для своих собственных похорон. А его отец… Рано или поздно Анна сможет преодолеть это предубеждение.       Когда-нибудь, убеждала себя Анна, она будет непременно испытывать настоящее удовольствие от секса с Джонни, а не делать вид. «Твоя заслуга, Эрик. Тебе я обязана этим, да и не только этим».       «Когда-то… — подумала Анна, — был Эрик, а до этого — Бадди».       Девственности её лишил Бадди воскресным вечером в гараже, когда отец сидел в гостиной перед телевизором. Шла финальная игра за первенство мира по бейсболу, а они в тёмном гараже пили пиво и лежали под одеялом с Бадди. В его объятиях Анна впервые узнала какое наслаждение можно получить от любовных игр. Гормоны играли в их крови и они были безудержными и безрассудными в ласках. Когда Анна вспоминала, насколько неосторожны они тогда были, она лишь качала головой. Они ведь, конечно, не предохранялись. Лишь каким-то чудом Анна не забеременела. Тогда они просто наслаждались моментом и были уверены в том, что с ними ничего не случится.       Секс с Джонни должен быть даже приятнее, потому что они по-настоящему любили друг друга. Однако после того мрачного периода в её жизни, связанного с Эриком, секс превратился для неё в тяжелое испытание.       Внезапно Анна почувствовала, что на неё упала тень, и открыла глаза.       Перед ней стоял Эрик Ганн. Стоял и улыбался.       Анна выпрямилась, подавив в себе готовый вырваться, крик.       — Будь ты проклят! Вон отсюда! — придя в себя, хрипло закричала Анна.       Эрик ткнул ей пальцем в грудь.       — Кто это может меня заставить?       Анна вскочила на ноги и в ярости толкнула его.       — Убирайся отсюда к чёртовой матери, пока я не вызвала полицию!       — Да, дорогая, ты всегда любила крепкие выражения! — фыркнул Эрик. Его густые черные волосы блестели на солнце, с нарочитой небрежностью на один глаз спускалась прядь. Анна была уверена, что он потратил кучу времени, придумывая себе прическу. Сунув большие пальцев карманы протертых джинсов, он пытался выглядеть хладнокровным. Впрочем он и был таким.       «Что он тут корчит из себя? — подумала Анна. — И что стряслось с Сэмом Сэттоном?»       Лицо Эрика расплылось в насмешливой ухмылке.       — Знаешь, малышка, — произнес он шутовским тоном, который она хорошо помнила. — Иди и зови своих вонючих копов. У меня для них есть очень увлекательная история. Вообще-то у меня их две. Взять, например, последнюю. Мне пришлось отлёживаться у приятеля всю ночь. Похоже какому-то типу очень захотелось дать подзаработать одному из дорогостоящих хирургов. Мне повезло, что нашёлся парень, который вовремя подкинул мне деньжат. Иначе всё могло бы кончиться печально. — Он сделал шаг к Анне, похотливым взглядом окинул её тело, чуть прикрытое купальником и с явной угрозой посмотрел на неё.       — Как я ненавижу неблагодарных сук, которые удирают, да ещё переезжают меня, вместо того, чтобы сказать «спасибо тебе, с тобой приятно было трахаться» и прислать по почте открытку.       — Спасибо тебе? Спасибо?! — Анна задохнулась от ярости. Её ногти впились в ладони, когда она встретилась взглядом с человеком, который провёл её через ад. Ему доставляло это удовольствие! Эта мысль обожгла её, и она подумала о своей уязвимости, да ещё как назло будучи почти обнажённой. Она схватила свисающий с шезлонга халат, сунула руки в рукава и быстро завязала пояс, моля Бога, чтобы Эрик не заметил её нервозности.       Но он заметил.       — Ну зачем ты всё это прячешь? — тем же насмешливым тоном произнёс Эрик. Он протянул руку, как бы пытаясь развязать пояс. — Тут нет ничего такого, чего я не видел. Разве не так?       Анна звонко ударила его по щеке.       — Если тронешь меня — убью! Какого дьявола ты хочешь от меня? Или ты мало поиздевался надо мной?       — Всё такая же сладенькая, как конфетка, — огрызнулся он, потирая покрасневшую щёку. — Уверен, что даже ещё слаще. Давай, детка, ублажи папочку, как ты это делала раньше.       Он шагнул к ней, схватил за запястья и дернул к себе.       — Ты должна мне, малышка. И должна много. Если бы не я, не было бы и Анны Ривз. Кто помог тебе? Благодаря мне ты приобрела бесценный опыт и умение держаться перед камерой.       Анна боялась, что сейчас взорвется от ярости, клокотавшей в ней. Она с трудом удерживала себя от того, чтобы не столкнуть его в бассейн. Это дало бы ей возможность схватить телефон и вызвать помощь. Но хотела ли она впутывать в это дело полицию? Она подумала о том, какие вопросы ей могут задать, какие анкеты придётся заполнить, а так же, что может найтись полицейский и растрепать о происшествии папарацци. Липкий страх сковал её. Она не могла так рисковать. Это погубит её карьеру и она навсегда потеряет Джона.       «Он и без того слишком многое отнял у меня. Я должна действовать сама. Никакой полиции. Никаких репортеров. Я должна сама перехитрить этого кобеля».       — Эрик, — сказала она как можно спокойнее, выдержав его взгляд. — Отпусти меня. Сейчас.       На какое-то время воцарилась тишина. Руки Эрика разжались.       — Окей, дорогая. Будь по-твоему… Ты здорово изменилась за это время. Раньше я мог довести тебя до слёз одним взглядом. Теперь ты крепкая сучонка, а? Я удивлён.       Ещё бы! Он был прав. Она изменилась. И ему ещё предстоит узнать, до какой степени.       На солике зазвонил телефон Анны, заставив вздрогнуть обоих. Анна заколебалась лишь мгновение, затем схватила его.       — Ангел, сожалею, мне не удалось застать тебя вчера.       Джон. Анна повернулась, лихорадочно думая что сказать. Эрик глядя на её растерянность снова заулыбался.       — Это меня? — театральным шёпотом произнес он, протягивая руку к телефону.       Анна увернулась и поставила между собой и Эриком стул.       — Дорогой, мне тоже очень жаль. Но я рада слышать сейчас твой голос.       Джон не мог представить, насколько она рада.       Эрик подошёл к ней и стал поглаживать ей руку. Анна отдёрнула её, изо всех сил стараясь не повысить голос. Она призвала на помощь все своё мастерство, чтобы говорить ровным тоном, ни на мгновение не спуская глаз с Эрика.       — Мне не терпится показать тебе великолепные подсвечники ручной работы, которые принадлежали сенатору Кеннеди. И ещё нужно поговорить о приёме в Вашингтоне…       — О, Джон, что если я позвоню тебе через полчаса? У меня тут самый разгар одного дела.       Ухмылка Эрика стала шире. Ему доставляло огромное удовольствие наблюдать как выкручивается Анна и как боится, что он заговорит. А сказать сенатору ему было что. И не только сказать. Он приблизился к столику, сделал глоток из фужера и скривился. Затем подошёл к краю бассейна. Анна не поверила своим глазам, когда он расстегнул ширинку, достал член и стал мочиться в прозрачно-голубоватую воду.       — Анна… Анна, что-то не так? — голос Джона куда-то уплывал, становился далёким, словно его отделяли континенты. Анна словно унеслась в тот мир, где жил Эрик — отвратительный и грязный.       — Прости, дорогой, — выходя из оцепенения, произнесла Анна. — Я не поняла последнюю фразу. Что ты сказал?       — Ты какая-то странная, Анна. Что с тобой? — В голосе Джона прозвучало беспокойство. Анна почувствовала его тревогу и представила выражение его лица — такое же, как тогда, когда он заподозрил обман своего оппонента на дискуссиях в сенате.       — Просто я устала… И скучаю по тебе. — Она молила Бога, чтобы он поверил ей.       Кажется, он поверил.       — Ангел, я бы многое отдал, чтобы вырваться отсюда и вылететь к тебе. Но это невозможно. По крайней мере до Дня Благодарения…       Эрик бесстыже смотрел на неё. Её охватило отвращение, когда он стряхивал последние капли мочи в бассейн.       Выродок! Проклятый сукин сын, выродок из выродков!       Усмехаясь и застегивая ширинку, он направился к Анне. Ей хотелось плеснуть остатки напитка ему в лицо, но ей нельзя было выходить из себя. Пока, во всяком случае. Она должна подавить эмоции и включить мозги. «Нельзя позволить ему нажимать на кнопки, — сказала она себе. — Он сильнее тебя, а рядом никого нет. Шевели мозгами, Анна. Шевели своими дурацкими мозгами.»       — Джонни, я обязательно позвоню тебе. Позволь только разобраться здесь кое с чем, и тогда я буду полностью в твоём распоряжении.       Наконец Джон дал отбой, оставив её наедине с Эриком.       — Небось, до чёртиков боялась, что я продам тебя твоему богатому дружку? — произнес Эрик. — Ты подумай только, что он скажет, когда узнает как ты ублажала старого любовника. И что он скажет, когда узнает, что ты обыкновенная дешёвая шлюха.       — То, что имеет отношение к тебе, меня не пугает, — соврала Анна. — Она заставила себя сесть, небрежно вытянув ноги, снова откинувшись в шезлонге и приняв равнодушный вид. — Давай к делу. Что ты хочешь от меня?       Увидев, с каким высокомерным спокойствием она откинулась в кресле, Эрик почувствовал как кровь прилила к лицу. Проклятая сука! Шлюха! Мразь! Врет как перетраханная Клеопатра! Он с трудом сдерживался от того, чтобы не опрокинуть шезлонг, и схватив её за волосы бить и бить головой о шершавый камень, опоясывающий бассейн, пока кровь и мозги не забрызгают ему ботинки. Он невольно сжал кулаки. «Нет, не будь дураком, — решил он. — Будь хладнокровным, действуй по-умному. Когда правда всплывёт наружу, она засуетится. Она станет посмешищем века.» Но сперва ему нужны деньги. Он возьмет реванш позже. Он высосет из этой суки всё до последнего цента, а уж потом предаст широкой огласке грязную историю её жизни. И тогда он будет отомщён и станет богатым человеком.       — Чего я хочу? Всего. Всего, что есть у тебя. Как для начала? — Его глаза нагло смотрели на неё. Эрик широким жестом показал на бассейн, сад, дом. — Кто бы мог поверить, что старушка Кенди Монро будет жить в такой роскоши? Спать на шёлковых простынях, летать на собственных самолётах, жрать в шикарных ресторанах… Да, мисс Ривз… Нет, мисс Ривз… Чем я могу помочь, мисс Ривз? Вам не нужно подтереть задницу, мисс Ривз? — Он вышагивал вдоль бассейна, затем внезапно пнул ногой цветочный горшок и на камень вывалились розы, вместе с землёй.       — А я в это время живу в дыре и делюсь завтраком с тараканами. Где справедливость, Кенди? Ведь мы были партнёрами. Я сделал из тебя человека! И не могу получить свои проценты? Это совершенно несправедливо! Я думаю, что с учетом процентов, ты мне должна по крайней мере около миллиона. — Он внимательно посмотрел на неё, желая увидеть реакцию. Но лицо Анны оставалось непроницаемым.       Всё же, присмотревшись, он увидел на нём признаки гнева.       — Не беспокойся, малышка, тебе не придётся отдавать мне всё. Я справедлив. Я буду брать частями. — Он приблизился, внезапно наклонился и сильными руками схватился за поручни шезлонга, так, что Анна оказась в ловушке. — На сей раз ты так просто от меня не отделаешься. Я ещё долго буду присутствовать в твоей жизни.       — Я не помешала? У входной двери никто не ответил, но поскольку мы договаривались о встрече, я позволила себе войти.       При звуке женского голоса, донёсшегося со стороны дорожки, ведущей к дому, Эрик вскочил и резко повернулся. Анна также моментально слетела с шезлонга. Она ещё не успела прийти в себя от наглых притязаний Эрика, когда увидела, что к ней приближается красивая брюнетка. Женщина пересекла небольшую площадку перед бассейном, поставила сумку на свободное кресло и, улыбаясь, протянула Анне руку.       — Я Лисса Паркер. У меня такое ощущение, что я появилась некстати. — Её взгляд скользнул по опрокинутому цветочному горшку и вернулся к Анне.       — Простите. — Анна рассеяно подала Лиссе руку и внезапно ощутила крепкое ободряющее пожатие. — Значит я вас ожидаю? — спросила Анна бесцветным голосом, чувствуя, что развитие событий полностью выходит из-под её контроля.       — Вчера вы подтвердили моему секретарю, что намерены встретиться сегодня утром и обсудить гардероб для съемок на Мауи. Я принесла каталог и подобрала варианты на ваше одобрение. Только не говорите, что вы об этом не знаете.       Анна припомнила бумагу, лежащую на столе. Может Мэган имела в виду это? Она даже не потрудилась разобрать распечатки и письма вчера вечером. После беседы с Сэмом Сэттоном она решила, что всё остальное может подождать до утра.       — Твой отец не научил тебя хорошим манерам, Анна, — с улыбкой вступил в разговор Эрик. — Ты забыла представить меня леди.       Анна закусила губу. Ей показалось, что её голову с каждой минутой всё сильнее сдавливают какие-то тиски.       — Лисса Паркер, это Эрик Ганн. Он уже уходит.       — Рада познакомиться, — сухо произнесла Лисса. Она молча скользнула взглядом по красивому лицу и ладной фигуре Эрика. К счастью для Анны, Эрик не стал бросать плотоядных взглядов на Лиссу. Сейчас он играл роль мистера Обаяние, которая была ей так хорошо знакома.       — Еще в большей степени рад познакомиться с вами, — галантно ответил Эрик.       «Если он поцелует ей руку, меня стошнит», — подумала Анна. Но он лишь улыбнулся, затем повернулся к Анне и поцеловал её в щёку.       — Заскочу позже, дорогая. Почему бы тебе не занести бумаги в четверг? У тебя будет время всё обдумать и решить.       — Великолепно. Надеюсь, ты знаешь, где выход? — Анна демонстративно отвернулась от него, и с подчёркнутым вниманием обратилась к Лиссе: — Простите, я совсем запамятовала. Это моя вина. Могу я вам что-нибудь предложить?       — Я не возражаю составить вам компанию, — ответила Лисса, показав на фужер с напитком. Она сняла солнцезащитные очки и посмотрела вслед удаляющемуся Эрику, который пересек розарий и скрылся за углом дома. Анна отошла, чтобы принести напитки, а Лисса окинула взглядом овальный бассейн с голубой водой и мостик на фоне роз. Из сумки она достала сигарету, прикурив, глубоко затянулась и перевела взгляд на пальмы, фонтаны и море цветов. Поистине, рай.       Но в этом раю не всё так безмятежно. Лисса заметила с какой яростью Эрик опустился перед шезлонгом Анны. И здесь была не страсть — здесь сквозило насилие. Об этом говорил и опрокинутый горшок. Так что же происходит в этом доме?       За маской сдержанности Анны Лисса почувствовала отчаяние. И причиной всего был Эрик Ганн. Что замешано здесь? Наркотики? Секс? Или смесь того и другого? И какую роль в этом всём играет Джон Коллинз?       «Не твоё дело, — сказала себе Лисса. — Пока закулисные дела Анны Ривз не мешают журналу, меня это не должно беспокоить, с кем бы она там не спала». Лисса смотрела на водную гладь сквозь дым сигареты. Теплый ласковый ветерок, шелестевший в пальмах не мог отвлечь её от мыслей о совете директоров, на котором она могла получить пинка под зад. Она и сама чувствовала себя попавшей в клетку.       Сегодня предстояло решить кучу вопросов по снабжению, охране, организации съёмок. В команду войдёт более пятидесяти человек — гримёры, парикмахеры, костюмеры, осветители, техники, не говоря уж о самих звёздах и всё это требовало её внимания.       — Прошу вас, — сказала Анна, предлагая Лиссе напиток. Она приветливо улыбнулась. — Как мне вас называть — графиня или…       — Лисса. — Ответ сопровождался такой же приветливой улыбкой, и Лисса отметила про себя с каким старанием актриса изображает спокойствие, попивая напиток.        Внезапно налетел порыв ветра, и входная калитка с шумом захлопнулась. Анна вскочила и широко открытыми глазами уставилась на калитку, не в силах сдержать дрожь во всём теле.       — Ничего страшного, — сказала Лисса. — Это ветер.       Покраснев, Анна опустилась в кресло, затем нервно засмеялась.       — Простите… Нервы… Сегодня не самый лучший мой день.       Лисса наклонилась и дотронулась до руки Анны.       — Я видела, как этот парень ринулся на вас, когда я вошла. Извините за любопытство, но я задаю себе вопрос: ваш приятель Эрик — прохвост или зануда?       Анна посмотрела в глаза Лиссы и прочла в них явное сочувствие.       — Прохвост — это мягко сказано. — вырвалось у Анны. Она запустила пальцы в волосы и невесело рассмеялась. — Есть люди, которые рождаются для того, чтобы отравлять жизнь другим. Вам сейчас довелось увидеть такого.       — Это не первый из людей подобного рода, которых я встречала, и, вероятно не последний, — в тон ей ответила Лисса. Она глотнула из бокала. — Это очень серьёзно? Я могу чем-нибудь помочь?       — Вы уже помогли. Вы очень вовремя появились. Если бы не вы, я не знаю, что могло бы произойти. — Анна потёрла пальцами виски и внезапно сжала руку Лиссы.       — Лисса, Джон ничего не знает об этом ползучем гаде. Я бы предпочла, чтобы он так и оставался в неведении. Эрик — это нечто из моего прошлого. Я должна отделаться от него сама. Вы понимаете?       — Очень хорошо вас понимаю! Только учтите: прошлое может быть коварным, и с ним без посторонней помощи справиться нелегко. Я уверенна, что одного звонка сенатора Коллинза будет достаточно, чтобы этот мерзавец убрался туда, откуда пришёл. — Лисса увидела страх в глазах Анны и поспешно добавила: — Впрочем, этот вариант может, и не самый лучший. Но вам Анна, желательно позаботиться о безопасности вашего дома.       Анна начала перебирать в уме варианты как поломать Эрику его планы. Внезапно её осенило. Она решила, что ей надо делать.       В течении всего следующего часа она знакомилась к каталогом, где были купальники, пеньюары, дорожные костюмы и вечерние платья. Из всего этого Анна отвергла лишь два комплекта одежды. Одновременно она мысленно прорабатывала свой план. Разговора об Эрике больше не было, и Анна почти жалела о своей откровенности. Ей оставалось надеяться только на то, что весь этот разговор забудется.       ДЕвушки попрощались у автомобиля Лиссы. Едва машина скрылась за углом, Анна схватилась за телефон. Она должна позвонить в фирму по установке сигнализаций, а также Джону. Но прежде следует позвонить на студию.       К чёрту Сэма Сэттона и его тупых помощников, хоть они в чём-то и помогли ей. Пришло время менять тактику.       — Арни, мне нужно встретиться с тобой, дорогой, — бодрым голосом начала Анна, когда услышала его голос. Она даже улыбнулась, отметив про себя, что начинает говорить на его языке. — Давай организуем завтрак.       — Чудненько, Анна. Непременно! Вторник, среда, когда желаешь? — Анна слышала как он листает ежедневник. — А если в понедельник?       — Что если сегодня? Плюнь на свой гольф или что там у тебя… Это очень важно. Сколько времени тебе надо, чтобы подъехать ко мне?       — Анна, душа моя… Дай мне время для разбега.       — Часа тебе, думаю, будет достаточно. Жду тебя.       «Теперь держись, Эрик, — размышляла Анна, глядя на свой осквернённый бассейн. — Я тебя слишком хорошо знаю. Арни не составит труда сделать тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться».
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.