Золото не падает шёлком - оно бьёт больнее

Гет
NC-17
Завершён
6
автор
Размер:
189 страниц, 30 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 16

Настройки текста
      Ребёнок…       Джесс не верила своим глазам. Она удивлённо смотрела на тест с двумя полосками, затем недоверчиво провела рукой по слегка загоревшему, плоскому животу и покачала головой.       — Неужели ты и вправду здесь? — прошептала она. Её охватила радость. Джесс села на закрытую крышку сиденья в туалете. Складки её белого пеньюара опустились, коснувшись мраморного пола.       Марко сойдёт с ума от счастья, когда узнает об этом. Выходец из многодетной семьи, он постоянно говорил, что намерен скорее положить начало собственному выводку.       «Правда я не уверенна, что он надеялся взять старт так рано, — подумала Джесс, оглядывая себя в зеркало. — Вероятно Марко вынужден считаться с тем, что скажут о нём родственники. И как отреагирует фирма по производству элитной косметики — продолжала размышлять Джесс, понимая, что её контракт превращается в дым. — Что им делать с беременной моделью? — Но она постаралась прогнать свои страхи. — Им требуется твоё лицо, Джесс, а не тело. В конце концов, они делают лишь портретные снимки, и если твоя грудь чуть нальётся — тем лучше!»       Вальсируя, она выплыла в гостиную, схватила сидевшую на подоконнике Беспризорницу и закружилась с ней по комнате.       — Ты слышишь, скоро ты перестанешь быть единственным ребёнком! У тебя будет братишка или сестрёнка!       «Сейчас вряд ли можно застать Марко в отеле», — подумала Джесс. Она посадила Беспризорницу на диван и направилась в спальню, чтобы одеться. Неужто придётся мучиться так долго из-за того, что она не сможет поделиться с Марко новостью до вечера? И почему он вдруг сейчас оказался в Италии?       Ей захотелось позвонить маме.       «Интересно, что скажет отец, — размышляла Джесс, одеваясь на званный вечер, — когда она подарит ему то, что не смогла подарить Марго — первого внука. Когда она пошлёт ему фотографии малыша, посчитает ли он их достаточно ценными?»       Однако эти звонки она могла сделать только после того, как дозвонится Марко.       Джесс овладело приятное возбуждение. Как она сможет на вечере сохранять серьёзное выражение лица?       Через час, сидя у Делии, Джесс едва заставила себя прикоснуться к еде. Делия была популярной французской моделью. Джесс познакомилась с ней в начале своей карьеры. Джесс и Делия работали вместе уже несколько лет и ещё больше подружились, когда Делия переехала в Америку и подписала контракт с агентством Паркер.       Джесс оглядела оживлённо беседующих за столом молодых женщин, приглашенных в честь её будущей свадьбы и у неё возникло сильное желание открыть свой секрет. Это же редкая возможность увидеть всех подруг вместе. Потом они будут заняты на работе до августа и именно поэтому у Делии возникла идея устроить девичник задолго до свадьбы.       «Пока мы вместе, — думала Джесс, — Самое время сказать им». Ей очень хотелось это сделать!       Но тогда Марко убьёт её.       Глядя на подруг, Джесс представляла реакцию каждой на её новость, пока не дошла до Лиссы. Глядя на Лиссу, как всегда эффектную и активную, она улыбнулась, прислушиваясь как та в деталях стала рассказывать о своей стычке с дерзким рабочим, который занимался остеклением веранды её загородного дома.       — И тогда этот наглец говорит мне, чтобы я вела свой журнал и не лезла в его дело, потому, что я ничего не смыслю в архитектуре и плотничьем деле и не смогу отличить отвеса от вертлюга. — Лисса нервно помешала взбитые сливки в чашечке и наклонилась к Делии.       — Кстати, твой отец был строителем, ты должна знать: что это за штука — вертлюг?       Эстер чуть не подавилась дыней, а Джесс срочно заговорила с соседкой.       — Я серьёзно спрашиваю. Что это такое? — не отступала Лисса.       — Я бы сразу выгнала этого сукиного сына, — заявила Делия, размахивая ложкой. — По-моему, он слишком много о себе мнит.       — Но тогда кто доведёт дело до конца? Работа уже на три четверти завершена, — возразила Лисса. — Да и внешне он неплохо смотрится, — добавила она спокойным тоном.       «Чересчур спокойно сказано», — подумала Джесс.       Делия подняла бровь. Эстер и Синтия обменялись взглядами и с интересом уставились на Лиссу.       — Что вы уставились на меня? — спросила Лисса.       — Поподробнее, подруга, поподробнее, — промурлыкала Эстер.       — Гмм… а Ричард знает об этом… умельце? — подмигнув Джесс, спросила Делия.       — А что нужно Ричарду знать о нём? — огрызнулась Лисса. — Упрямый болван! — Она пожала плечами. — Может быть привлекательный, но всё-таки болван. Так что выбросьте все ваши грешные мысли, дамы. Пошли, Джесс, — она отодвинула стул, давая понять, что разговор окончен. — Сейчас самое время осмотреть твои трофеи.       Они все прошли в комнату, где на лакированном столике китайской работы были сложены подарки.       — Эта серебряная шкатулка от Рори, — показала Делия. — Она не смогла придти и просила передать её тебе и ещё она хочет видеть вас всех на премьере.       — Эстер, — сказала Лисса, когда Джесс потянулась к завёрнутому в красивую бумагу, пакету. — Снимай. Я хочу, чтобы осталась память о том, какое будет лицо у Джесс, когда она увидит мой подарок.       Джесс ахала, открывая тончайшей работы шкатулки, рассматривая именные фужеры для шампанского, посуду из фарфора и постельное бельё. Когда она развернула подарок Лиссы, то испытала настоящее потрясение. На золоченой тисненой бумаге Джесс увидела фотографию в серебристой рамке. На ней был замок четырнадцатого века, окруженный фонтанами, выложенный плиткой уютный дворик и деревянный подъемный мост. Под фотографией находилось два билета первого класса в Севилью.       «Это мой свадебный подарок вам двоим. Я хочу таким образом расплатиться за то, что когда-то нарушила ваше уединение».       — Лисса, это просто невероятно! — ахнула Джесс.       — Счастливого медового месяца тебе, дорогая. У вас будет замок и штат из пяти человек в течении недели. Только предупредите их заранее. — сказала Лисса. Поезжайте, отдохните и наделайте побольше итальянских детишек.       Невероятным усилием воли Джесс удержалась от того, чтобы не похвалиться, что bambino numero uno* уже на подходе. И только мысль о том, что Марко придёт в ярость, если узнает, что Лисса Паркер узнала о ребёнке раньше него, помогла Джесс сдержаться. Она лишь поцеловала Лиссу и прошептала:       — Ты лучшая! После этого нам остаётся только просить тебя, чтобы ты была крёстной матерью.       Делия сунула Джесс открытку и запакованную коробку, перевязанную красивой лентой.       — Не забудь про это — последнее по порядку, но не последнее по значению.       Джесс, продолжая улыбаться, сорвала бумагу и открыла коробку. Улыбка мгновенно слетела с её лица, сменившись выражением ужаса. У неё перехватило дыхание и вместо истошного крика из груди вырвался приглушённый хрип. Коробка выпала из её ослабевших рук и из неё вывалилась огромная серая крыса. Голова крысы представляла из себя кровавое месиво, а из вспоротого живота длинными веревками и тёмными комками торчали внутренности, пачкая кровью паркетный пол и вылетевшую вслед за крысой, открытку.       Истошный разноголосый визг начисто перекрыл играющую музыку.       — Держи её, Лисса, держи! — закричала Делия, роняя телефон.       Лисса успела подхватить пошатнувшуюся Джесс и усадить её на диван, подальше от неожиданного подарка.       — Со мной все в порядке, — дрожащим голосом запротестовала Джесс. Её лицо стало белее мела. Звон в ушах, который ворвался в её голову, когда она открыла коробку так и не проходил. Внезапно пришла мысль, что нужно прежде всего побеспокоиться о той жизни, которая зародилась в ней.       «О Боже, мой ребёнок! Не навредить бы ребёнку…»       — Нет, мне не надо воды. Синтия, я чувствую себя лучше, — изо всех сил стараясь сдержаться и не закричать, пролепетала Джесс. — Но… Не трогайте… это… И открытку… тоже.       Все с недоумением уставились на неё.       — Что с тобой? Откуда это? — медленно выговаривая слова, спросила Лисса.       Джесс затравленно осмотрелась по сторонам, преодолевая подступающую к горлу тошноту.       — Кто-нибудь может сказать, как это попало сюда?       — Коробка п-попала сюда вместе с д-другими подарками, это всё что я знаю, — Делия внезапно начала заикаться. Она сунула Джесс стакан с водой, который всё ещё держала в руках.       Джесс молча по очереди всматривалась в озабоченные лица, словно пытаясь найти, кто спокоен больше всех. Наврать что-нибудь? Но Лисса сразу поймёт, что она говорит неправду. К тому же ей внезапно расхотелось что-либо выдумывать. Она расскажет правду своим подругам и облегчит себе душу, а затем как можно быстрее вызовет Ника Ридера.       — Внизу находится телохранитель, мой телохранитель, — сказала она устало, — кто-нибудь скажите портье, чтобы его пропустили. Эго зовут Ридер. Я не хотела вас пугать, но какой-то маньяк преследует меня. Эта открытка от него.

***

      Лисса налила в стакан немного шотландского виски и залпом проглотила его, словно это был яблочный сок.       — Ты не хочешь выпить? Судя по твоему виду, тебе это не помешает.       Джесс лежала с кошкой на диване. Она вспомнила о крохотной жизни внутри неё и покачала головой.       — Я чувствую себя хорошо. Не хватало ещё, чтобы из-за какого-то Роланда Макдоналда я приобщилась к пьянству.       — Когда эта скотина привязалась к тебе и почему ты мне об этом не сказала? — спросила Лисса. Она опустилась в одно из кресел, сбросила с ног туфли и откинулась на спинку со стаканом в руке.       — Об этом не знает никто, кроме служб охраны. Даже Марко.       Лисса поставила стакан на столик.       — А он-то почему не знает?       — Я не хочу, чтобы он думал об этом во время гонок. И потом кто мог ожидать, что это так затянется?       — А сколько это тянется?       — Несколько месяцев, я точно не помню. — Джесс села, положив мурчащую кошку на колени. — Дело в том, что, несмотря на все расследования, телохранителей и мои усилия защититься, он подбирается ко мне всё ближе. Открытки продолжают появляться, а теперь ещё и это… — Её передернуло.       Зазвонил телефон. Лисса затаила дыхание. Джесс схватила трубку.       — Мира, отпечатки есть? — оживившись, спросила она.       Лисса наблюдала за тем, как у Джесс менялось выражение лица.       — Нет, после того как увидела… Вот скотина! Ну ладно, давайте, я взяла ручку.       Глаза Джесс потемнели, пока Мира передавала ей содержимое послания Роланда. Она что-то энергично нацарапала в блокноте.       — Замечательно, — вздохнула она.       Джесс выключила телефон, погладила Беспризорницу и встретилась с вопросительным взглядом Лиссы.       — Мира Гудмен считает, что это хорошая идея — не ехать к моим родителям, а отправиться к Марко в Италию. Интерпол проследит кто последует за мной через границы. Вот такие рождественские подарки.       — А как отпечатки?       — Настолько смазаны, что их невозможно идентифицировать по базе данных. Что касается письма, то это просто шедевр. — Джесс погладила Беспризорницу и заглянула в зелёные глаза кошки, потом взяла блокнот и нарочито монотонным голосом зачитала текст, изо всех сил пытаясь обуздать свой страх.       «Рождество уже совсем рядом. Я тоже. Я родился с дьяволом внутри. Я не могу перестать быть убийцей, как певец не может бороться с вдохновением петь. Ты ведь оценила мой подарок? Ты вдохновила меня».       — И как водится, дальше идет его подпись: Роланд Макдоналд.       Лисса задержала дыхание и внимательно посмотрела на Джесс.       — Похоже, это какой-то псих… Знаешь, Джесс, я думаю, что ты одна с этим не справишься. Ты уверена, что надёжно защищена?       Джесс закусила губу.       — Служба охраны славится надёжностью… Но когда имеешь дело с такими как Роланд или как там его…       — У полиции есть какие-то данные об этом типе?       — Малоутешительные. Он из числа тех, что бродит, подсматривает, терроризирует жертв. Некоторые из таких типов специализируются на знаменитостях, некоторые на бывших женах и подружках. А могут привязаться к любой несчастной, которая окажется на их пути. — Джесс провела рукой по волосам. — По всей видимости мой преследователь невзрачной внешности, очень изобретательный и одержим идеей… — Джесс набрала в легкие воздуха и выпалила: — Убить или покалечить меня, хотя и не исключено, что может быть он просто упивается моим страхом. — Она встретилась глазами с глазами Лисс и отвела взгляд. Месяцы постоянного страха, в котором она жила не прошли бесследно.       За последнее время Джесс потеряла в весе, её мучила бессонница, во время которой она тревожно вглядывалась в освещённый ночным светом коридор. По утрам она замечала круги под глазами и ей приходилось накладывать на лицо больше косметики.       Джесс смотрела мимо Лиссы и перед её глазами проплывали красочные открытки с жутковатыми клоунами, телохранители и последний «подарок», а в ушах звучал голос Миры Гудмен, и её тщательно подобранные слова о результатах проведённых расследований…       — Лисса ты помнишь Лайлу Сью Гриффин? — внезапно спросила она.       — Эстрадную певицу? Ту, которую пару лет назад нашли зарезанной в лесу? — Лисса сосредоточилась. — Нет, Джесс, не говори мне об этом!       — Роланд Макдоналд. — Джесс бросила ручку на столик и откинулась на подушки. — Лайла Гриффин получала такие же письма… И одна известная теннисная звезда — тоже.       — Но в газетах писали, что она умерла от удара по голове во время стычки с грабителями, — возразила Лисса.       — Полиция всегда утаивает часть информации, не раскрывает публике детали, которые может знать только убийца. Лисса, пообещай мне, что будешь молчать об этом. Известно, что эти две женщины были убиты мужчиной, который называл себя Роландом Макдоналдом. Загадочным является тот факт, что между их убийствами прошло несколько лет. Мира Гудмен полагает, что Роланд был в это время в заключении за какое-нибудь правонарушение другого рода, а сейчас вышел на свободу на мою голову. Думаю, теперь моя очередь.       — Господи, Джесс, ты должна все рассказать Марко! Нечего ему носиться по Европе и оставлять тебя одну, пусть даже с телохранителями. Не могу представить как ты остаешься здесь ночью в одиночестве с одной кошкой. У тебя есть оружие?       — Нет, но у Ридера и Сола есть, а один из них всегда рядом.       — Рядом? Где рядом? Этот извращенец проникает к тебе домой, знает где ты будешь вечером, а они не могут его увидеть даже на камерах слежения!       — Лисса, «Защитник» — лучшее агентство охраны на побережье. Все пользуются его услугами, ты же знаешь. — Джесс поднялась и стала нервно ходить по комнате, крутя на пальце обручальное кольцо.       — Что ещё можно сделать? Я не хочу, чтобы эти вонючие газеты совали нос в мою жизнь. И не намерена стать заложницей этого психопата. Он не заставит меня покончить с жизнью или всю жизнь скрываться.       — Расскажи Марко.       — Я собираюсь это сделать, — Джесс снова подумала о ребёнке. Ради ребёнка, ради них она должна посвятить в это Марко. Не нести же ей всю тяжесть одной, Марко будет с ней рядом. Они будут всегда вместе, неразлучны как инь и ян.

***

      — Cara mia**, — мурлыкал Марко, целуя шею и груди. Он вдыхал тонкий запах духов, которым пахли её волосы, ощущая тёплое дыхание над ухом, когда её язык касался его чувствительной мочки. Засмеявшись, он осыпал её прекрасное тело ещё более горячими поцелуями. Она была красива, умна и искусна в любви.       Оба не заметили, как соскользнуло на пол легкое одеяло, пока они предавались любовной игре. Телефонный звонок разорвал воздух, вгрызаясь в мозг, словно визг электропилы в нетронутом лесу.       — Проклятье! — вырвалось у Марко.       — Не обращай внимания…       — Вдруг это Мартинелли, — извиняющимся тоном сказал Марко, нащупывая телефон.       — Марко, дорогой!       До чего не кстати! Марко скатился с разгорячённого игрой женского тела и сел в кровати.       — Bambina! — воскликнул он. — Я только что думал о тебе!       Голос Джесс дрожал и временами пропадал. Откуда-то произошло ощущение, что произошло что-то неприятное.       — Марко. — Джесс сделала небольшую паузу. — Я тоже думала о тебе. Я должна тебе что-то сказать. Я хотела рассказать всё при встрече, но это не терпит отлагательства. Ты можешь сейчас говорить?       — С тобой — всегда, bambina. Что случилось?       В это время Марго с проказливой улыбкой протянула к нему красивую тонкую руку. Её пальцы стали поглаживать чёрные завитки на его груди, затем спустились ниже, к животу. Чтобы окончательно отвлечь его, она соблазнительно развела бедра и провела кончиками пальцев у себя между ног. Однако у Марко настроение явно изменилось.       Он схватил Марго за запястье. Его взгляд говорил красноречивее слов. Она откинулась на подушки, наблюдая за тем, как во время разговора у него менялось выражение лица.       Казалось он перестал замечать всё вокруг себя. Он воспринимал лишь волнующий и близкий голос Джесс, которая говорила так быстро, что он с трудом улавливал смысл.       — Марко, мне нужно так много тебе рассказать, что я даже не знаю с чего начать. Только обещай, что не будешь сердиться из-за того, что не посвятила тебя в это раньше.       — Сердиться? Когда я последний раз сердился на тебя, Джесс?       — Наверное, когда мы собирались на встречу с Марго, а я всё не могла определиться что мне надеть, — предположила она, рассмеявшись.       — Ах с Марго, — пробормотал Марко и бросил быстрый взгляд на Марго, выражавший смесь удивления и желания.       Марго ответила ему взглядом, которым она удостаивала тех, кто задаёт дурацкие вопросы и голая встала с кровати. Покачивая бёдрами, она прошла по освещённому солнцем узорному полу, налила в бокал вина и небрежно закинула назад копну густых платиновых волос. Она призывала на помощь всё своё самообладание, чтобы не выхватить из рук Марко телефон и не разбить его о стену.       «Джесс решит, что это из-за связи» — злорадно подумала она. Но Марко может прийти в ярость, и Марго не была уверена, что ей удастся укротить его.       Она макнула кусочек сыра в розетку с икрой, не отводя взгляда от лица Марко и с удовлетворением отмечая, что он тоже наблюдает за ней.       Вопрос прозвучал так громко, что Марго чуть не уронила бокал с вином. Марко побледнел, и было ясно, что сейчас он видит и слышит только Джесс.       — Я не могу понять, о каких к чёрту открытках ты говоришь? Роланд Макдоналд? Ты смеёшься? Джесс, bambina, помедленнее! Я должен расслышать каждое слово. Теперь давай сначала.       Пока Джесс говорила, он шагал по комнате — высокий, красивый, готовый взорваться. Когда Джесс сказала ему о ребёнке, Марко опустился на край широкой кровати.Он закрыл глаза и голос его резко охрип.       — Bambino? А может, bambina? Тогда у меня будет две bambinas. О, Джесс, о Dio mio! *** Ты уверена? Ты была у врача? — Он вскочил, улыбаясь. — Джесс, Джесс! Оставайся на месте! Я сейчас же лечу к тебе. Не высовывайся из квартиры, пока я не появлюсь. Обещай мне! Я не хочу, чтобы ты вообще выходила, слышишь? Я позвоню родным, скажу, чтобы они ждали нас на Рождество и тут же лечу в Штаты.       Он замолчал, слушая, что говорит Джесс, затем заговорил, пытаясь сдержать гнев.       — Я защищу тебя, даже если мне придётся задушить этого Роланда Макдоналда голыми руками! Но прошу тебя, Джесс, обещай, что ты дождёшься моего приезда.       Слушая его, Марго почувствовала, что холодеет. Значит Джесс собирается родить Марко ребёнка. На мгновение она задохнулась от охватившей её ревности.       «Ты станешь тётей, — сказала она себе презрительно. — И на том спасибо».       Кто такой этот Роланд? Дичь какая-то или просто шутка. Она и не подозревала, чтобы что-либо, кроме секса и гоночных машин, могло так взволновать Марко.       Марго взяла с кресла платье и набросила на себя, пытаясь хотя бы таким образом избавиться от нарастающего внутри холодка. Она незаметно разглядывала Марко, но он был так поглощён разговором с Джесс, что не замечал её.       «Пропади ты пропадом! И твой ребёнок тоже!»       Марго подумала, что уже давно позади то время, когда мужчины предпочитали следить восхищёнными взглядами за ней, а не за Джесс. В год окончания школы нескладная девчонка внезапно расцвела и оттеснила Марго с места первой красавицы в семье, да и не только в семье. До этого сама Марго и все остальные воспринимали как должное, что она самая красивая и умная, а Джесс — трудолюбивая, неуклюжая, невзрачная лошадка, которая берёт только упорством и старательностью. Но затем неожиданно Джесс превратилась в гибкую красивую девушку, стремительно обгонявшую Марго, которой оставалось лишь завидовать.       Хуже всего было, хотя Джесс этого и не знала, что даже отец стал считать Джесс более красивой… Отец, который всегда хвастался Марго, — даже отец переметнулся на сторону Джесс!       Глядя сейчас на разгорячённое лицо Марко, Марго почувствовала, что к её глазам подступают слёзы, когда она вспоминала о предательстве отца. Однажды она приехала домой из колледжа на Пасху и спустившись вечером вниз, услышала, как отец говорит своим партнёрам по покеру:       — Я всегда думал, что Марго — моя самая красивая дочь, но Джесс доказала, что я ошибся. Хорошо, что Марго умная, а то бы ей трудно было пережить такой поворот. Будьте уверены, она сделает карьеру в области медицины, в этом не может быть сомнений. Она способная девочка. Но ей не стать знаменитой, если конечно она не получит Нобелевскую премию или что-нибудь в этом роде.       Марго оцепенела от шока, его слова воспринимались больнее, чем пощёчина. Ухватившись за перила лестницы, она слушала, с какой гордостью говорит отец о Джесс и как дружно с ним соглашаются другие.       «Я пока не собираюсь сдаваться», — подумала Марго, допивая последние капли вина. Она посмотрела на Марко в чьих объятиях испытала экстаз всего лишь час назад и её захлестнуло горячей волной ревности.       «Нет, — решила Марго, ставя пустой бокал на столик. — Я ещё не закончила с тобой Марко Галло… Отнюдь».
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.