Золото не падает шёлком - оно бьёт больнее

Гет
NC-17
Завершён
6
автор
Размер:
189 страниц, 30 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 28

Настройки текста
      «Мне не надо было соглашаться на встречу», — сказала себе Джесс, когда Марго заказала креветок со специями. Джесс взглянула на другие столики, где люди были погружены в оживлённые беседы и не подозревали о том, что творилось у них. А может у них свои мелодрамы. Может вся жизнь состоит из них.       Джесс посмотрела на незнакомку с платиновыми волосами, сидящую напротив, и испытала тоску, неприязнь и ненависть. Какой толк от этой встречи? Марко погиб, а что касается её отношений с Марго, так они оборвались давно, ещё до того, как она улучила сестру в предательстве.       Это были похороны того, что умерло уже давно.       — По крайней мере ты не носишь траур. Отдаю тебе должное, — словно прочтя её мысли, сказала Марго, вновь обращаясь к Джесс, после ухода официанта. — Но тебе, Джесс, пора и повзрослеть. Ты не можешь заставить себя даже взглянуть на меня.       — Я удивляюсь, что у тебя хватает совести смотреть на себя в зеркало.       Марго вздернула подбородок.       — Не стоит во всём винить только меня. Здесь замешаны оба, и вообще… Лично я считаю, что оказала тебе услугу. Я дала тебе возможность увидеть, что представляет собой Марко на самом деле и как он отличается от выдуманного тобой идеального возлюбленного.       Джесс сняла с колен салфетку и стала подниматься из-за стола. Щёки её пылали.       — Я не намерена выслушивать всё это. Не пытайся оправдать то, что ты сделала. Этому нет оправдания и нет никакой логики. Ты и раньше не была по-настоящему сестрой мне, но вся эта история — это нечто непостижимое даже для тебя самой, — она покачала головой, сдерживая подступающие рыдания. — В твоих венах течёт та же кровь, что и в моих, и по крайней мере для меня это кое-что значит.       Марго вскочила и загородила Джесс дорогу.       — Посиди и посмотри на меня хоть раз в жизни. Ты такой ребёнок! И всегда им была. Вечно бежала в спальню к маме пугаясь историй историй о привидениях… Стучала на старшую сестру?       — Уйди с дороги! — выкрикнула Джесс.       — После того как закончим разговор. Садись… Давай разберёмся.       Джесс глубоко вздохнула. Ей много чего хотелось сказать. За эти месяцы у нее немало накопилось.       Она тяжело опустилась на стул. Подошёл официант с заказанными блюдами. Сидящие неподалёку посетители, перестали есть и стали оглядываться на них. Джесс занялась едой, выжидая, когда внимание соседей переключится, а сама она остынет.       Официант наполнил фужеры водой и удалился. Марго набросилась на креветки.       Джесс игнорировала направленный на неё взгляд.       — Ты как всегда намерена рассказать всё матери?       — Какой в этом смысл? От этого больно будет только ей, а тебе это без разницы, — и хладнокровно добавила: — Вот отец может утратить иллюзии в отношении своей блистательной девочки… Я думаю, тебя именно это волнует, не так ли?       Удар достиг цели. Марго мгновенно вспыхнула. Она раскрыла серебряный портсигар, вытянула длинную сигарету и быстро прикурила.       — Ну да, тебе этого очень хочется. Расстроить отца… Создать трещину в наших отношениях, она прищурилась. — Ты всегда ревновала его ко мне. Так смешно было наблюдать, как ты носишься по двору, карабкаешься на деревья, словом делаешь всё, чтобы привлечь его внимание. Как будто его интересовали спортивные подвиги.       — Заткнись, чёрт тебя подери! — Джесс наклонилась вперёд и уцепилась за скатерть с такой силой, что у неё побелели суставы. — Речь не об отце. Мы больше не дети. То, что ты сделала, это вполне продуманный акт предательства. И на встречу с тобой я согласилась только для того, чтобы узнать, зачем ты это сделала.       Марго тряхнула головой, отбрасывая волосы на плечи.       — Мне очень жаль разочаровывать тебя. Но у меня не было никаких мотивов. Был мужчина, была я. Вот и всё. Кстати, пока ты не потрясла ребёнком перед его носом, он считал себя свободным. Ваше официальное обучение не в счёт. Ты как следует не знала Марко, вот в чём дело. Он был человеком страстным, любящим жизнь.       — Он был лжец и обманщик.       — Может быть, ты утомляла его. Не всем же быть такими пуританами. Европейские мужчины несколько отличаются от здешних. Они не привязываются к одному яблочному пирогу. Им нужно попробовать всё, что есть на десерт.       Джесс смотрела на сидящую напротив высокомерную женщину с холодными глазами — и к голу подступило отвращение. Было трудно поверить в то, что пятнадцать лет назад они спали в одной комнате, сидели за одним столом и вместе встречали Рождество.       — В тот вечер, когда Марко впервые увидел тебя, — медленно проговорила Джесс, он назвал тебя ледяной королевой, — её губы сложились в горестную улыбку. — Но вот в чём дело, — Джесс резко положила вилку. — Если в твои замыслы входило устроить соревнование, то мы обе проиграли. Мы потеряли Марко. И ещё потеряли шанс стать друзьями. — Джесс сложила салфетку и бросила её на стол, давая понять, что разговор закончен. Она почувствовала себя опустошённой. — Но хочу напомнить, Марго, одну вещь.       Официант пока ещё не принёс счёт, однако Джесс не стала дожидаться. Она бросила купюру и откинулась на стуле.       — У тебя был кратковременный и бессмысленный флирт с ним, — сказала она со спокойным презрением. — Как бы ты это ни называла, но дело обстоит именно так, — Джесс набрала в лёгкие воздуха. — Тебе удалось разрушить нашу жизнь, заодно погубить и Марко. Я хочу, чтобы ты всегда помнила это. И со мной навсегда останется моё достоинство. Что бы ты не делала, как бы низко ты не падала, это ты у меня не отнимешь.       Джесс вышла на улицу и окунулась в шум города. Солнечные лучи были яркими и тёплыми. Джесс не стала брать такси. Она перекинула сумку через плечо, надела солнечные очки и пошла в потоке людей, ни разу не оглянувшись назад.

***

      — Теперь эта сучка в моих руках, — торжествующе произнесла Анжела, глядя на меняющиеся цифры на панели лифта. — Единственным предметом из королевского ассортимента для неё станет красный ковёр, по которому она выйдет, чтобы стать в очередь безработных.       Она удовлетворённо потрясла папкой с документами. Ричард увидит их сегодня попозже. Она может представить себе его реакцию. Он всегда приходил в ярость, когда его пытались одурачить. Это выводило его из себя не в меньшей степени, чем потеря денег.       Её обращение к частным детективам и в библиотеку, где были записаны все истории знатных семейств дало результаты, которые превзошли все ожидания. Как только Лисса Паркер увидит, что хранится в папке, этой сучке придется есть ворон, а не фазанов с куропатками.       «Графиня…» — Анжела откинула голову назад и презрительно рассмеялась, когда дверцы лифта распахнулись на нужном этаже.       Наконец-то, после многомесячных бесплотных попыток вспомнить, где она впервые встретилась с этой нахальной интриганкой, Анжеле это удалось. Ну конечно же! Рассель, Мирей Рассель и её бесстыжая дочь, которая пришла просить за мать в краденом платье!       Сколько же наглости нужно иметь, чтобы выдавать себя за знатную особу! Это же анекдот!       «Ну ладно, — подумала Анжела, входя в отделанную мрамором приёмную, — хорошо смеётся тот, кто смеётся последним».       Запах духов Анжелы ворвался за три секунды до самого её появления в офисе Лиссы.       От этого запаха головная боль у Лиссы стала совершенно невыносимой.       — Разве мы договаривались о встрече? — холодно спросила Лисса, поднимая глаза от июньского номера, который она якобы читала.       — Вам следует встречаться только с безымянными самозванцами, — ровным голосом ответила Анжела, закрывая дверь и быстрым шагом подходя к столу. Она опустилась на стул и с самодовольной улыбкой откинулась назад. — Мы обе прошли немалый путь со времён известного вам универмага. Но, может и не такой уж большой, как мы это хотим внушить другим? — она подняла бровь, ожидая реакции. Однако лицо Лиссы осталось бесстрастным.       — Я думаю, сколько времени вам потребуется, чтобы всё вспомнить.       «Не надо позволять ей учуять запах крови», — предостерегла себя Лисса, стараясь не обращать внимания на боль в висках. Дождь бил в окно, словно кто-то стучал по стеклу пальцами.       — Вы в тот день нажили себе опасного врага, но были слишком заняты собой, чтобы это осознать.       — Опасного врага? Ты, конечно, думаешь, что победила! — Анжела резко встала со стула и бросила папку на заваленный бумагами стол. — Твои детские игры в мстителей окончены, безмозглая сучка! Как и весь этот фарс! Ты поиграла с моей жизнью и с жизнью Ричарда! Ему будет небезразлично узнать, что ты специально развела нас и пробралась сюда на работу из-за того, что была уволена лживая и неспособная швея, которая к тому же оказалась воровкой. Не сомневаюсь, что и ты такая же подлая и бездарная!       Напускное спокойствие Лиссы словно ветром сдуло. В бешенстве она выбежала из-за стола, схватила Анжелу за руку и с силой дернула её.       — Вон отсюда, паршивая сука!       Перед Лиссой возник образ матери — униженной, оскорблённой, оплёванной в тот вечер, который никогда не изгладится из памяти.       — Моя мать — честнейшая, порядочнейшая, трудолюбивейшая женщина, которая когда-либо работала в фирме, а ты вышвырнула её как никому не нужную тряпку! Ты можешь что угодно говорить обо мне, но если ты скажешь ещё хоть одно слово о моей матери, то тебе не поздоровиться!       Анжела вырвалась и подскочила к столу. Трясущимися руками она открыла папку и вынула оттуда большой конверт.       Лисса побледнела, как воск, увидев французскую печать на документах. Собственно говоря, она знала, какие имена могут стоять в графе, где должны были быть названы её родители.       Мирей Бертран, урождённая Ловетт, швея и Жак Бертран, старший конюх…»       — Читай и заливайся слезами, моя милая! Это должно сбить фальшивую корону с твоей головы! Когда я покажу всё это Ричарду и репортёрам, все узнают, что ты жалкая обманщица! Ты никакая не дочь Рассель, ты даже не Бертран! Ты просто незаконнорожденное ничтожество!       Лисса готова была швырнуть бумаги в лицо Анжелы, но что-то удержало её. Она вгляделась в графу о родителях.       Жиро?       Лисса перечитала документ. Жак Бертран вообще там не упоминался.       Здесь была какая-то ошибка. Её отцом был назван Пьер Жиро. Землевладелец.       Землевладелец. Пьер Жиро… Но ведь… Но ведь он и был графом де Рассель!       Что?!       «Мама... Почему ты никогда не говорила об этом? Все эти годы ты молча смотрела на мой маскарад, а правда заключалась в том, что граф де Рассель — мой отец! Если я и не графиня в полном смысле этого слова, то где-то очень близко к тому!»       Миллион вопросов пронесся у Лиссы в голове, но она смогла лишь воскликнуть:       — Merci*, мисс Хилл! — Широко улыбнувшись, она прижала бумаги к груди. — Если бы ты не поленилась навести справки, ты бы узнала, что Пьер Жиро — это имя графа де Рассель, моего отца. Быть незаконнорожденной в наши дни не считается позором. Позорно быть такой набитой дурой, в чём ты сейчас собственноручно расписалась… А теперь ты сама выметешься отсюда или мне позвать охрану?       Анжела смотрела на неё, выпучив глаза, и было такое впечатление, что она сошла с ума.       В дверь просунулась голова Линды.       — Совещание начнётся в пять часов, мисс Паркер… Может быть, подать кофе?       — К чёрту кофе! Вина на стол! Большую бутыль! У нас сегодня праздник! — она положила бумаги в ящик письменного стола, заперла его и сунула ключ в карман. Не обращая внимания на Анжелу, которая остолбенело застыла в центре комнаты, Лисса взяла июньский номер журнала, испытав прилив глубочайшего удовлетворения.       Она сделала номер. Она вытащила его! И одержала внушительную победу над Анжелой!       Лисса с гордостью рассматривала журнал, с обложки которого смотрела похожая на принцессу, Анна Ривз, внутри было описание её свадьбы.       На первой полосе крупными буквами давался анонс:       Свадебные советы пятидесяти знаменитостей!       Чтобы компенсировать потерю Джесс и Марко для журнала, Лисса обратилась к голливудским кинозвёздам, высказать свои соображения об идеальной свадьбе, что они и сделали, передав журналу никогда ранее не опубликовавшиеся фотографии свадебных торжеств и своего времяпрепровождения в период медового месяца.       Разворот журнала украшали блистательно сделанные гавайские снимки Анны и Джона, подружек невесты и её самой с Ричардом. Следы Джесс и Марко были тщательно заретушированы. Мысли пятидесяти знаменитостей, драма, разыгравшаяся на Мауи, — всё вместе сыграло свою роль, и тираж журнала подскочил до астрономических высот.       Удивительно, что головная боль у Лиссы внезапно прошла. Анжела мешкала с уходом — было такое впечатление, что она искала пули для оружия, которое оказалось незаряженным.       Лисса направилась к двери.       — Ты знаешь, дорогая, — сказала она, взявшись за дверную ручку, — я уже давно хотела тебе сказать одну вещь. Макияж в состоянии хоть как-то облагородить твою внешность, но никакие парижские духи не облагораживают кусок дерьма.       Она вышла раньше, чем Анжела сумела найти хоть какой-нибудь ответ. Стоя в дверях, Линда сурово сказала:       — Если у вас нет другого дела, мисс Хилл…       Анжела схватила бесполезную папку, вылетела из офиса и пронеслась по вестибюлю, не взглянув ни на кого из своих бывших сотрудников.       Кое-кто из присутствующих при этой сцене уверял, что было слышно, как у неё скрипели зубы.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.