Я принесу Ад к твоему порогу

Гет
NC-17
В процессе
63
Размер:
планируется Макси, написано 118 страниц, 13 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
63 Нравится 6 Отзывы 30 В сборник Скачать

8. Энергия

Настройки текста
Любимая фраза некоторых людишек: …да когда Ад замёрзнет. Однако, проблема, в Аду и так чертовски холодно, и замерзать там уже нечему, но между тем невыносимо жарко, от чего даже кожа на грешниках плавится, как шоколад, едва его коснутся тёплые руки. И упрямые статисты, которые все поголовно попадают в Ад, сказали бы, что погодка то нормальная, но к ней невозможно привыкнуть. Горячая оболочка и ледяное сердце, где по приданиям самое место сыну Сатаны, его персональная камера, а если угодно — спальня, без кондиционера и возможности установить климат контроль, а так же никакой новенькой PlayStation и жидкокристаллического телевизора с возможностью трансляции 4K и Full HD. Вот такая вот суровая реальность. Можно быть принцем Ада, и всё равно не наслаждаться собственной жизнью. Но сегодня принц не в Аду. Он не на своём законном месте, его сплавили в школу ангелов и демонов. Очередной год, очередные скучные и бесполезные уроки, чему можно научить создание, одарённое неконтролируемой мощью с самого рождения? Предполагается, ничему новому. Потому что сам Сатана и так не мало потратился на обучение своего сыночка. И дело не в деньгах, а скорее во времени и в тех уроках, которые он ему преподнёс. «К чёрту такие уроки. Лучше б вообще никаких», — Люцифер кривит губы в злобном оскале, вспоминая об отце. О, его папочка Сатана, но даже заклятому врагу не пожелаешь такого отца. Хотя, нет. Чего уж лукавить, кто-нибудь да пожелал бы. Однако у Люцифера нет врагов, есть только жалкие черви, которых легко раздавить одним неосторожным, но уверенным движением. Сын Сатаны задумчиво смотрит на весь этот цирк, скрывшись в тени нескольких колон. Никто не обратит на него внимание, пока он сам не выйдет на свет. Но зачем искушать судьбу и действовать на нервы таким ранимым ангелам и непризнанным? Пусть развлекаются, а он со стороны понаблюдает за происходящим. Издевательство над непризнанными, прыжок в пустоту с бесполезными крыльями. Он слишком высоко стоит, чтоб заниматься подобной чепухой. Неоправданно жестокое развлечение. Можно всё делать и куда изящнее. На самом деле, Люцифер не любитель подобных развлечений, но то что непризнанной, проходящей «обряд посвящения» стала Вики Уокер, меняет дело. Пташка Уокер стоит на краю, вокруг неё пляшут радостный Ади и его беленький ангельский дружок. «Кто бы сомневался», — Люцифер хмыкает в мыслях. Интересно, если дочь не безызвестной Ребекки Уокер переломает себе все косточки, превратится в кровавое месиво и будет истерически орать от боли, моля её прикончить, её матушка появится первая или вообще не соизволит прийти? Демон и ангел кружат, как коршуны, в надежде получить желаемое. Люцифер уверен, что у Непризнанной кишка тонка спрыгнуть и не раскрывать крылья до самой земли. Она испугается и сразу же начнёт неумело болтаться в воздухе, хватаясь за жизнь и боясь почувствовать боль. "…Боль — это лишь иллюзия. Боль — это тренажёр силы воли и характера…» Хмурясь, сын Сатаны прислушивается к рёву взбудораженной публики. Будто им не хватает спортивных мероприятий, словно им не хватает мелких трагедий, разворачивающихся среди смертных, участниками которых они могут стать. Демоны наворачивают круги, хлопают крыльями, машут руками. Новый всплеск, чудовищная волна выкриков и вскриков. Гордое «прыгаю» со стороны Уокер тому причина. Люцифер выгибает бровь, не стесняясь своего удивления. Всё равно его не видит никто кроме него. Непризнанная стоит, её окружили друзья, что-то шепчут, бормоча еле слышно, но через несколько минут они все расступаются. Люцифер удерживает себя от того, чтобы не вытянуть шею, с любопытством наблюдая за чужим робким шагом. Уокер младшая со страхом, а он чувствует его за милю, прыгает. В этот же момент две ладони оказываются на груди у Люцифера. Ости. Видимо, демоница заскучала и решила найти его. Ни минуты без него не может провести, а ведь кажется такой независимой, властной… Нахождение Ости рядом полностью меняет атмосферу. Будь Люцифер слабее и аура обольстительницы заставила бы его зажать девушку где-то в углу, забыв о наличии здесь как минимум дюжины ангелов и столько же демонов. Способности Ости — отголосок былого, в роду у этой демоницы давненько была парочка суккубов. — Наблюдаешь, как измываются над убогими? — вкрадчиво над самым ухом произносит Ости. Она сминает чёрную рубашку на груди Люцифера, кладёт голову на плечо. Горячие дыхание щекочет татуированную шею. — Мне казалось, ты вырос из таких развлечений. — А мне казалось, что ты перестала за мной следить. Мы разве не безоговорочно доверяем друг другу, Ости?

***

Под ногами оказывается опора, и Вики облегчённо выдыхает. Энди помог ей спуститься на землю с крыши. Он нехотя, но всё же осторожно убирает руки. Однако, облегчение длится не долго. За спиной раздаётся покашливание. И Уокер понимает, что сейчас ей в затылок точно вперились два ледяных глаза. Она неуверенно оборачивается, и видит Геральда, того самого демона, который встречал её вместе с Мисселиной после вводного испытания. Тогда он был расслаблен, явно находился в комфортной для него обстановке и чувствовал своё превосходство, сейчас он зол. Сцепленные за спиной руки, огромная фигура разозлённого демона, возвышающегося, как скала, не предвещает ничего хорошего. Но, по крайней мере, по спине и затылку не пробегает неприятный холодок и от испуга не хочется закрыться крыльями или вообще удрать, чтобы спрятаться под кустом. Скорее, Вики вновь ощущает себя в роли провинившейся маленькой школьницы. Она словно совершила вопиющую глупость, совершенно не подозревая, что так делать нельзя. Школа ангелов и демонов в очередной раз напоминает ей, что Вики пока что слепой котёнок, блуждающий в непонятном месте и не понимающий простейших вещей. И все вокруг держат её за этого самого котёнка. Но выгоды быть маленькой, глупой и неосведомлённой нет никакой. Здесь все наоборот требуют чуть ли не невозможного. Геральд криво улыбается, кидает взгляд на крышу, с которой они все только что спустились, и переводит взгляд на учеников. Ангелы, демоны и непризнанные, явившиеся на занятие чуть раньше, выстроились ровными рядами. Вики замечает, что небесные создания предпочитают обособиться, бросив недостойных, но между тем они всё равно разделяются между собой. Не многие демоны стоят рядом с ангелами, не многие ангелы стоят рядом с демонами. Мими увлекает Вики за собой, к их организованной маленькой группке, представляющей сборище представителей всех трёх категорий небесных жителей. Вики оказывается зажатой между Мими и Энди, а перед ней, скривившись от отвращения, в противоположной шеренге стоит Ости, держа под руку незнакомую Уокер рыжую демоницу. Дружба, а уж тем более одобрение Ости — это не то, что Вики вообще хотела бы иметь в своей жизни. Самодовольная и нахальная стерва, она прям под стать Люциферу, лучшая партнёрша, о которой он только мог мечтать. В любом месте всегда найдётся какая-нибудь зараза, которая не даст никакой спокойной жизни и будет отравлять её одним своим присутствием на второстепенной роли мелкой подсоски. — Вы снова этим занимались? — гремит голос Геральда. Он напоминает Вики по меньшей мере грохот неожиданно свалившейся горы кастрюль, такой же резкий и с металлическим призвуком, по большей — звон огромного колокола в колокольне величественного собора. Его острое, угловатое лицо примеряет маску жестокой озлобленности. Недовольный взгляд проходится по каждому, но по итогу останавливается на Вики. И она замирает, понимая, что все шишки достанутся ей, как виновнице торжества, а не Ади, подбившему её на отчаянный поступок. Навряд ли вообще Геральд будет что-то выговаривать детям Ада, потому что он сам таковым является. — Ты новенькая, но пока у тебя нет никаких грехов за душой. Умудрилась хорошо себя зарекомендовать за столь короткий срок, хотя я и не особо уверен, что ты действительно стремилась показать всем свою исполнительность. Но ты неплохая. И всё же нужно быть осторожной в своих решениях, каждое действие имеет последствие, Вики Уокер. Демоны и даже некоторые ангелы, — на этом моменте он как-то излишне многозначительно глянул на Сэми, будто знает, что тот скрывает за ангельским личиком и белыми перьями. — Могут подбивать тебя на разные поступки. Не все из них будут к лучшему для тебя. Хоть школа и находится на небесах, это не Рай. Ты поняла меня? Это, в целом, касается каждого непризнанного, присутствующего здесь. Потому что влиять могут на каждого из вас. Запретить это делать демонам или ангелам не может. Вам остаётся только быть осмотрительнее в своих решения. Ну а сейчас, — Геральд хлопает крыльями, от чего Вики обдаёт лёгким ветерком, она немного жмурится. — Приступим к нашему занятию. Энди ободряюще касается локтя Вики и тихо шепчет на ухо: — Когда меня застал Геральд за прыжками, я думал, что он меня закопает живьём и позволит откопать кому-нибудь другому только по истечению определённого срока. Уж не знаю, чем ты заслужила его снисхождение, но это дорогого стоит. Слабо улыбнувшись, Вики кивает: — Ладно, ты меня успокоим. Сделаем скидку, будто его волнует влиятельность моей матери и он не хочет лишний раз ругаться. Преподаватель демон ждём, пока все замолчат, в том числе довольно громко шушукающиеся Ости и её рыжеволосая подружка. И только после этого он начинает занятие: — На этом уроке у нас будет обмен энергиями, чтобы в бедующем вы могли понять по энергетике, кто перед вами, даже если его облик будет сокрыт. — Облик можно скрывать? — выпаливает кто-то из толпы непризнанных, Вики оборачивается на них, но не находит взглядом того, кто задал вопрос, зато видит краем глаза, как несколько демонов закатывают глаза. Конечно, они же знают эту информацию с самого рождения, и непризнанные задают по их мнению очень глупые и очевидные вопросы, на которые ответ можно и самостоятельно додумать. А вот Геральда, кажется, нисколько не смущает вопрос. Он хмыкает, продолжая держать руки сцепленными в замок за спиной — показатель уверенности и властности, но почему-то у Вики эта поза ассоциируется с тюремным надзирателем. Мог ли Геральд в своё время быть им где-нибудь в Аду, когда только начинал свою карьеру? Был бы невероятный скачок от надзирателя до школьного учителя, хотя, в сущности, суть работы никак не поменялась. — Конечно. Можно притвориться человеком, или поменять вид крыльев, правда, на время. Возможно, маскировка от своих вам никогда не пригодится, но с чем чёрт не шутит, — с задних рядов доносятся приглушённые смешки демонов, кто-то широко улыбается. — Так что учитесь чувствовать чужую энергию, привыкайте к энергии других. Позднее по ней вы сможете считывать не только настроение, но и сможете предугадывать враждебность чужого настроя и даже намерения. Демон-наставник, видимо, решил избрать Вики своей подопытной, как провинившуюся. Он подходит к ней чуть ближе, протягивает руку совсем близко, при этом не переставая обращаться к аудитории: — Глаза могут соврать, хоть они по поверьям ничто иное, как зеркало души. А вот чувства не врут, — он прикасается ладонью к животу Вики. Что-то невероятно сильное, огромное и светлое озаряет Уокер. Оно шевелится где-то внутри, мягкое и бархатное, напоминает плед, который лежал у Вики на кровати в её комнате на земле. Наверное, неправильно сравнивать божественное с чем-то земным, рукотворным, созданным человеком, но именно такие ассоциации возникают в голове у Вики. Она даже расплывается в блаженной улыбке. Остаётся только понять, это её собственная энергия, или такой энергией обладает Геральд? Наверное, всё же она. Геральд просто не может быть светлым, мягким, пушистым. Демон удовлетворённо кивает головой, хмыкая. — Это и есть энергия. Она у каждого своя, как отпечаток пальца, как сетчатка глаза и куча разных других поэтических сравнений, не меняющих и не уточняющих суть, — он разворачивается на пятках, проходится между рядами, выборочно проводит повторные махинации, чтобы кто-то ещё тоже ощутил свою энергию. После этого встаёт во главе шеренг. — По энергии вы можете понять, к какому рангу принадлежит ангел или демон. Кто-то может перечислить их? Или я сегодня разговариваю с неучами? Рука взмывается вверх, из-за голов мелькают изящные тонкие пальцы с чёрным маникюром и несколькими крупными кольцами. Вики многого стоит не ощетиниться и не скривиться от отвращения. Дьяволица Ости одним своим появлением навсегда развязала между ними войну, которая будет затяжной и очень изматывающей. — Ости, прошу. Девушка кивает, скрещивает руки на груди и, на удивление, с очень спокойным видом начинает объяснение: — Иерархия ангелов и демонов идентична. Мы с вами находимся в начале этой цепи, — но спокойное объяснение прерывается коротким колким взглядом, который Вики ловит на себя. Ярко накрашенные алой помадой губы Ости расплываются в ухмылке. — Не считая непризнанных, это отребье даже до этого не дотягивает. Вики сжимает ладонь в кулак, кто-то из демонов хихикает, подтверждая слова Ости и одобряя их, но Мими хватает Уокер за руку и крепко стискивает кончики пальцев. Хоть Вики всё ещё сердится на неё за подставу сегодня с утра, но благодарна за то, что девушка выступает чем-то наподобие её собственного тормоза. Хоть какая-то поддержка, тем более со стороны демона. Вики нужно сохранять голову холодной, но она скорее порвёт Ости на лоскуты, чем стерпит хоть ещё одну насмешку в свой адрес. — Не обращай внимания, — сквозь сжатые зубы, но как можно тише произносит дочь Маммона. — Всё в порядке, я не слушаю… — После ангелов и демонов, — будничным голосом продолжает Ости, — идут архангелы и архидемоны. Далее следуют престолы, господства, начала, соответственно, власти, силы, воинства, века. Каждый последующий в ранге властвует над теми, кто ниже. Они управляют Адом и Раем, следят за мировым порядком и балансом. На вершине цепи находятся херувимы и серафимы. Выше них только Шепфа, — на последнем слове Ости играет завершающий аккорд, с торжественной серьёзностью произнося имя Создателя. А у Вики в этот момент сердце начинает биться быстрее, но не от трепета перед Шепфой, создателем всего живого, а об упоминании серафимов. В голосе сразу безумное количество мыслей и сотня, если не тысяча вопросов к самой себе и в пустоту. Её мать — серафим. Дыхание перехватывает где-то в горле, но скорее от радости и гордости. Ведь если верить Мисселине, то её мама добилась всего сама, она была непризнанной, а потом, обдирая колени и ладони, работая локтями, проложила себе путь до вершины. Не многие, вероятно, могут похвастаться родством с представителем власти небесной. — Всё верно, Ости, — Геральд кивает. Каждый такой его кивок сопровождается шевелением крыльев, движением перьев и колыханием чёрной мантии, в которую он завёрнут. На нём, конечно, надеты кожаные ремни, порядком разбавляющие скучный наряд, но, видимо, у всех преподавателей страсть завернуться в безразмерный балахон и ходить по коридору, чтобы полы летели во все стороны, зловеще похлопывая. — Скорее всего, вы никогда не увидите кого-то, кто стоит выше архангелов и архидемонов. Геральд лишний раз подтверждает печальный факт, который уже некоторое время вертится в голове Уокер и никак не может нормально устроиться: со своей мамой Вики вряд ли сможет встретиться. Наверное, только наверху, если сможет добраться туда. А для этого придётся постараться и проложить себе путь, не исключено, что даже костями. На это могут уйти годы, может, целые столетия. Доживёт ли её мама до встречи? Доживёт ли сама Вики до воссоединения? И нужно ли это в действительности кому-то из них? Об этом придётся подумать позже. Если она будет предаваться меланхолии сейчас, то путь на вершину быстро обломается. Ей нужно, как минимум, стать лучшей ученицей, чтобы её кто-то заметил. — …если, конечно, ваш отец не Сатана. Слева от Вики начинают смеяться, кто-то дёргается, Уокер даже слышит краем глаза тревожный полуобморочный вздох и мельком замечает в толпе Люцифера. Вики казалось, что он намного сильнее, серьёзнее и как минимум курса на четыре выше, чем все они. Но, видимо, принц Ада не так уж и сильно преуспел в учёбе, раз сейчас стоит в одной толпе с непризнанными, хоть и окружённый плотной стеной чёрных демонов, детей Ада. Люцифер смотрит на Геральда с усмешкой, однако, без тени самодовольства. Видимо, у преподавателя и сына правителя Ада свои особые отношения. И эта фраза, шутка адресованная не толпе, жадно схватившей её и принявшейся обмусоливать, а именно Люциферу. «Интересно, какого быть сыном самого Дьявола?» — сразу вспоминаются разные истории про Сатану. Если задуматься, то у него столько грехов, что, наверное, плохое отцовство всего лишь маленький мазок кистью, дополняющий хаос картины незначительно. Хотя, было бы иронично, если бы при всех грехах, Сатана оказался бы примерным семьянином. Если посмотреть на Бога, на Шепфу, на Создателя, в сущности, всё это одно лицо, тот никогда не был милосерден к собственным детям и бросил их на произвол судьбы. Так что Уокер больше склоняется к тому, что Дьявол оказался неплохим папочкой. По крайней мере, нет на лице Люцифера отвращения. И он болезненно не морщится при упоминании отца. Все родители не идеальны, но меньше всего идеального ожидаешь от Сатаны. — По энергии вы должны будете понять, насколько силён ангел или демон перед вами. Это важно и, возможно, может стоить вам жизни. Опережая вопросы и ужас в глазах непризнанных. Да, вы должны уметь обороняться, бороться, даже если это не понадобится. Никогда. Считайте это началом курса молодого бойца. Ну, а теперь, — Геральд хлопает своими массивными ладонями, — я хочу, чтобы вы прочувствовали энергию друг друга. Встаньте друг напротив друга. Прикоснитесь к тому, кто стоит перед вами. Можете обняться. Толпа потихоньку начинает разбредаться, формируются пары. Но откуда-то всё же вылезает рыжая голова Ади: — А целоваться можно? От наглости вопроса глаза Уокер становятся, как двадцать пять центов. Она с удивлением, непониманием и даже смущением смотрит на рыжего демона, переводит взгляд на Геральда. Всё это происходит довольно быстро, но Уокер всё равно посещает мысль, что их «надзиратель» устроит Ади взбучку. Однако, ответ преподавателя её шокирует гораздо больше, чем бестактный вопрос друга. — Так уж и быть. Вам с Сэми разрешаю. Геральд в отличие от других преподавателей явно старался держаться на одной волне с молодёжью, а, может, просто его демоническая сущность давно лишила его понятия приличие. Все демоны, скорее всего, рождаются без приличия и совести. Они давно атрофировались у них за полной ненадобностью в жизни. Демоны смеются, улыбается даже парочка ангелов, хотя многие из них качают головами, кто-то поджал губы, явно не одобряя, однако, не понятно, что конкретно, либо нахальство демона, либо нарушение запрета. — Думаете, слабо? Иди сюда, — Ади выходит вперёд. Это демон, видимо, больше всех любит внимание со стороны общественности, он жаждет его, идёт на провокации, совершенно не стесняясь никакой реакции. На удивление, Сэми делает шаг навстречу Ади, и уверенный, наглый парень кладёт одну ладонь на щёку ангела. Для Ади всё это спектакль. Театр в мыслях. Бордель в подсознании. Они сливаются в поцелуе, да таком страстном, что даже удивительно, почему вокруг не рассыпаются искры. — Они… — едва слышно произносит Вики и оборачивается на Мими. — Ну да… Есть какие-то проблемы? — с неожиданной враждебностью произносит демон, выгибая брови. — Нет. Просто… Это очень неожиданно, — глухой смешок вырывается из лёгких. — Может… Тоже последуем их примеру? — шутка сама собой срывается с губ Вики, но Мими улыбается. От враждебности нет и следа. Она оценила шутку. Заговорщически подмигивает. Можно расценить это, как призыв к действию? — Не смотря на то что вы одного пола, не значит, что вам можно игнорировать запрет, — грохочет голос Геральда над рядами учеников. Приходится отбросить спонтанное желание поцеловать Мими, чтобы показать свою отчаянность, и оставить шутку тем, чем она и должна быть, шуткой. — Не нарывайтесь. — Это только для задания, — нисколько не смущённый Сэми проводит ладонью по волосам, не глядя на преподавателя. Он всё ещё занят Ади, точнее рассматриванием его губы, словно видит их впервые. — Ну конечно. — рычит Геральд. — Прекратите этот цирк. Изучайте энергию друг друга, а потом меняйтесь. Ангелы, демоны и непризнанные разбиваются по парам. Вики оказывается с Мими, которая сразу же протягивает раскрытую ладонь, предлагая взяться за руки. Задание лучше выполнять в тишине, сосредоточиться на мыслях и возникающих в голове образах. Девушки переплетают пальцы. Вики даже закрывает глаза. Не очень понятно, о чём нужно думать, и как конкретно проявит себя энергия, но хочется верить, что все мысли о ней направят на правильный путь. В конце-концов, даже если у Вики не получится, она сможет попробовать на ком-то другом. Однако, не проходит и нескольких мгновений. Слабый, но резкий толчок энергии. Она будто растекается от кончиков пальцев правой руки до сердца, а во рту — кисловатый привкус малины, уже знакомый Уокер. Таким же были поцелуи Мими вчера вечером. Яркая красная вспышка ослепляет, но практически сразу угасает. Вики знает эту энергию, она знает Мими. Их интимная близость, кажется, во многом поспособствовала обострению рецепторов души. Уокер открывает глаза, на лице Мими красуется тёплая улыбка, — «Она тоже почувствовала!». Подруга чуть крепче сжимает руку, облизывает губы и хитро подмигивает, от чего на щеках Вики вспыхивает румянец. Дрожь прохладной волной проходится по бёдрам. Геральд хлопает в ладони, призывая поменяться, и перед Вики оказывается Ади. Широкая шикарная улыбка демона, лукавый и насмешливый взгляд. Ади рождён, чтобы развлекать толпу, но не как клоун, а как великий шоумен. Ему бы пошёл этот образ. И он бы был полон очарования и имел бы невероятный успех у своей публики. — Ну что, красавица? Готова познакомиться со мной? Сможешь совладать с горячим нравом? — Вики оказывается прижата к груди демона. Она прикладывает ладонь в районе сердца, в надежде, что так будет проще прочувствовать. Ведь где быть душе, если не в сердце? Может это и дрянной стереотип, но Вики хочется верить, что именно в этом органе и покоится такая неизученная, неизвестная субстанция, как душа. Однако, Вики не чувствует ничего, кроме биения сердца. И ритм его не успокаивает Уокер. Скорее наоборот, ей становится не до спокойствия, а хочется хорошенько треснуть Ади, потому что он пританцовывает на месте, ерошит ей волосы и, кажется, даже не пытается сосредоточить. Ему нисколько не интересно задание, зато интересны взгляды со стороны хихикающих девушек-демонов. «Нарцисс», — возмущённо фыркает Вики, но предпринимает ещё одну отчаянную попытку хоть что-нибудь «нащупать». Однако, и она не увенчается успехом. От этого Уокер начинает нервничать, она потирает ладонями измождённое лицо, отстраняется от Ади, который уже кокетничает с другими. Уокер теребит шнурок, торчащий из её короткой чёрной маечки, неплотно затянутой на груди. Она рассматривает носки собственных ботинок, когда замечает перед собой не потёртые кеды Ади, а начищенные туфли. Отец всегда говорил, что о человеке можно, и иногда нужно, судить по обуви. Вики вскидывает голову, чтобы взглянуть на того, кто возник перед ней, и еле сдерживается, чтобы сдавлено не выдохнуть. Его бледное лицо (ещё бы у исчадий Ада были не бледные лица) придаёт почти огненный блеск его кровавым глазам, в них, кажется, воедино слились насмешка, холодная надменность и неимоверная скука. Возможно, это задание ему даётся играючи просто, из-за чего он уже успел заскучать. Вики не в силах оторвать взгляд от лица сына Дьявола. Пожалуй, на всём его лице такое же внимание, как и глаза, притягивает рот: безупречно красивые изгибы, пожалуй излишне пухлая нижняя губа. Ни говоря не слова, сын Сатаны протягивает обе руки и кладёт их на талию Уокер, притягивает немного грубо к себе. Ничего другого ожидать и не стоило. Разве будет Люцифер, наследник адского престола, размениваться на нежности? Он даже не смотрит ей в глаза. «Ещё бы!» — он выше всего этого, выше непризнанных, с которыми ему приходится учиться в одной школе и, о ужас, к которым ему приходится прикасаться. Хотя, если уж так задуматься, он и не должен её касаться. Герльд сказал, что это не возбраняется, но Люцифер должен быть сильным демоном, и такое плёвое задание он должен уметь выполнить просто оказавшись рядом и подышав несколько секунд одним воздухом. И, тем не менее, он не убирает руки, не корчится от недовольства. Его крупная, статная фигура выражает полную включённость в процесс. Вики только и остаётся, что последовать его примеру. Робко устроив ладони на чужой груди, Уокер предпринимает попытку. Сила, которую она не ожидала почувствовать, наполняет всё тело Вики, она готова разорвать её изнутри. Ни один человек не способен удержать в себе подобную мощь. Как лавина, цунами она готова смыть Вики, как огромный лесной пожар, жжёт кожу, от чего хочется почесать ладони изнутри, отдёрнуть руки. Вся мощь сокрылась в демоне. В сыне Сатаны. Это можно было предположить. Люцифер владеет своей силой, потому что она не стремится вырваться наружу, а скорее просто наполняет каждую клеточку его тела, и, между тем, не кичится ею. Он чертовски силён, возможно, сильнее Геральда, Фенцио… может даже кого-то из серафимов, Вики пока не почему судить, но воспринимает это наследный принц более чем спокойно. Вики остаётся только гадать, как парень умудряется сдерживаться даже под напором эмоций. У неё нет никаких сомнений, если он выйдет из равновесия, то сможет снести всё в радиусе нескольких миль. Энергия Люцифера, между тем, кажется Вики смутно знакомой. Похоже, он произвёл на неё такое сильное впечатление при первой встречи, что она запомнила всё, что почувствовала. Как завороженная, Уокер смотрит на свои ладони, лежащие на чёрной ткани рубашки. Её манит, притягивает разрушительная сила, её опьяняет мощь. И всё это в нём! Страх — мотылёк, взмахивающий крылышками в груди. Геральд вновь хлопает в ладони, намекая, что пора сменить партнёров. И Люцифер так же грубо отталкивает Вики от себя, чтобы перейти к следующей девушке, как раз к той рыжей, с которой о чём-то шушукалась Ости. Демоница уже в предвкушении коснуться самого принца Ада. Уокер по инерции делает два шага назад, чтобы удержать равновесие, во многом её подводят крылья, к которым она не привыкла, центр тяжести тела изменился. Уокер хмурится и резко бросает в чужую спину: — Я не мешок, чтобы со мной так обращаться, — если ещё несколько мгновений назад она думала о том, что от Люцифера можно ожидать галантность, то сейчас у неё нет никаких сомнений — он форменный грубиян. И никакого снисхождения не будет. Демон замирает, оборачивается и, изогнув в удивление бровь, окидывает взглядом Вики. Он сухо хмыкает и отворачивается обратно. — Не сомневаюсь, — его густой голос вибрирует серебристыми звуками, скрывающими насмешку. Вики стискивает ладони в кулаки, но что она может сделать против сына Сатаны? Объективно, у неё не то что не хватит сил, у неё просто не хватит духу противостоять ему. И он размажет её по стене одним движением мизинца, как бы это абсурдно не звучало. Поэтому остаётся лишь смириться, либо лаять, как крохотная злая собачонка. Уокер сжимает зубы, закусывает щёку изнутри. да так сильно, что чувствует привкус крови. Она показывает средний палец и отходит по направлению к Мими. Со стороны за этой перепалкой никто не наблюдает, хотя несколько свидетелей всё же находятся. Кто-то звучно присвистывает, но никакой реакции больше не следует. «Козлина», — рычит и негодует у себя в голове Вики. — «Урод чёртов». Мими поджимает губы. Её печальные глаза смотрят на Уокер, но между тем кажется, что взгляд проходит насквозь. Сначала девушка не понимает, почему подруга кажется грустной, но затем всё встаёт на свои места, пусть с задержкой, но к Вики приходит осознание: Мими с печалью смотрит на Люцифера. Однако, непризнанная не лезет к ней с расспросами. Сейчас голова больше занята собственным раздражением, чем беспокойством за соседку по комнате. Непризнанная двумя ладонями потирает переносицу, пытаясь унять неприятное чувство, гложущее её. Очень сложно избавиться от раздражения, вызванного чувством злости и собственного бессилия, как после приёма круглых, гладких таблеток нейролептика притупляет чувство реальности происходящего, туман, а скорее морок, если его можно так назвать, застилает глаза. Чужая рука осторожно касается плеча Уокер и вопрос Дино заставляет выйти из оцепенения: — Ну что, готова? — Что? — ангел не убирает руки, он ожидает ответа. И точно не такого. Он склоняет голову на бок, лёгкая улыбка трогает его губы. Непризнанная трясёт головой, способ справиться с таракашками-мыслями. Она на уроке в школе ангелов и демонов, сейчас ей нужно изучить энергию Дино, чтобы потренироваться. — Изучить мою энергию? — Да, конечно, — согласно кивает Укоре. И Дино, в отличие от Люцифера, осторожно обнимает её. Его объятия отличаются от объятий Ади, отличаются от рук на талии со стороны Люцифера. Всё совсем по другому. Дино опускает подбородок на макушку Вики, и её всю окутывает невидимый кокон спокойствия и защищённости, тепло мужского тела согревает не столько оболочку из плоти и крови, сколько саму душу. Сначала Вики не чувствует ничего, но чем дольше она стоит, прижавшись к груди парня, тем больше понимает, что нежный молочный свет перед глазами — это и есть энергия Дино. Он весь светится изнутри. В нём есть стержень из калёной стали, сам он — эта самая сталь. В нём не столько силы и мощи, как в Люцифере, и вся его энергия — не врождённый дар, это кропотливо, шаг за шагом, ступенька за ступенькой взращённый потенциал. Задатки, с которыми он родился, стали основой его мощи. Но он находится пока на той стадии, когда ещё недостаточно силён, но готов двигаться дальше. Ангел явно не был силён от рождения, но старался исправить свой недостаток. Видимо, на этом они и сошлись с Фенцио. Тот много требует от Дино и не без основательно. Энергия ангела во многом отличается от энергии демона. Свет успокаивает, тьма будоражит сознание. И рядом с Дино Вики чувствует умиротворение, какое чувствовала с отцом, обнимающим её в постели крохотной девочкой, которой приснился кошмар, после которого она долго плакала. И между тем — это та защищённость, которая бывает, когда заботливые руки любимого человека касаются твоего тела. Дино отстраняется медленно, осторожно опускает руки, но Вики не хочется, чтобы их контакт был продолжительнее. Вики убирает выбившуюся прядь волос за ухо. — Понял что-нибудь?.. — Непризнанных тяжело прочесть, — задумчиво произносит ангел. — По ощущениям вы как простые смертные, но если очень присмотреться… где-то там, на задворках, чувствуется потенциал. Редко кто сюда попадает с действительно большой силой. Мне такие ещё не встречались, но твоя мама, как я знаю, была… исключением. И опять вспоминают её мать. Похоже, что слава её родительницы будет отбрасывать на Вики тень всё её обучение. Очередное напоминание, что придётся очень сильно стараться, возможно, не спать ночами, чтобы за фамилией «Уокер» видели не только Ребекку, но и Вики. Желание узнать, как мама забралась так высоко растёт с каждым новым её упоминанием. — Звучит не очень, на самом то деле. — Не переживай, если очень сильно стараться, то у тебя всё получится, — Дино ободряюще улыбается и уходит к другим ангелам, оставляя Вики одну. — Теперь, когда каждый немного попробовал прочувствовать энергию другого, я разделю вас на команды, — Геральд отзывается вообще не с той стороны, с которой его ожидала услышать Вики. — Вы должны будете изучить друг друга настолько, чтобы через час смогли узнать, где находится член вашей команды только по его энергии. Играть будем честно. Увижу, что кто-то пытается жульничать, что-то подсказать, устрою дополнительный допрос с пристрастием. Преподаватель поочерёдно называет имена, ангелы, демоны и непризнанные собираются в группки. Вики прислушивается, чтобы уловить знакомые или хотя бы немного известные ей номера. Однако, ничего такого на слуху нет, кроме парочки непризнанных, с которыми они уже пересекались на других занятиях. Геральд объявляет их команду. Что ж, никого новеньких серди них нет, та самая компания, который они уже вместе пили: Вики, Мими, Энди, Ади с Сэми. И целый час на подготовку. Возможно ли изучить кого-то настолько хорошо всего лишь за один час, чтобы разобраться вслепую, кто из них стоит за твоей спиной?
Примечания:
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования