Оплата платежными картами НЕ РФ скоро будет отключена
Подробнее

sex, drugs, rock’n’roll

Слэш
NC-17
Заморожен
90
автор
Размер:
112 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
90 Нравится 28 Отзывы 29 В сборник Скачать

неторопливые шаги.

Настройки текста

***

И так и вышло. Дима невзначай передал слова Арса, а Антон себе поставил в голове галочку. Это не означает, что он сейчас же бросается в руки учителя, но теперь Шастун знает, что, как минимум, ещё один человек на его стороне, и с этим как-то становится легче жить. Амершаев начал что-то мутить среди пацанов и Антон наблюдал за этим так, словно ему не докладывают каждый шаг. Добровольский недовольно шипел, словно змея, что пора уже влезть в это дело, но Шастун ждал. Чего-то, что заставит его прямо въебаться в это. Информатор приносит пока что слишком слабые новости. Подозрительно. Блондин достаёт свой телефон и идёт в сторону туалетов, чтобы спокойно поговорить. Ни один человек не задерживается, если туда заходит Шастун. Так принято. — Фил, здарова, мужик, — смеётся в трубку Шаст и смотрит на задний двор в окно, щурясь от неожиданно появившегося солнца. Осень в этом году дождливая и даже упорные работы по разгону туч в определённых территориях Москвы не помогают. С циклоном не поспоришь, но вот солнце снова здесь. — Шаст! Какими судьбами? — раздаётся в трубке мужской голос и Антон чувствует, как внутренности переворачиваются. От воспоминаний. — Ничего общего с прошлым, слава богу, — говорит школьник и улыбается, открывая окно и доставая из карману пачку сигарет. Все в прошлом. — Я пообещал твоим родителям, Антон. Андрей меня обещал пристрелить, а... — Нет, Фил, мне бы пару человек пробить. Просто для моего спокойствия, знаешь, — фыркает Шастун и поднимает руку, тряся ей, чтобы браслеты легли правильно на руке, а потом зубами достаёт сигарету из пачки, зажав телефон между плечом и ухом. — Высылай данные, отчёт будет готов через час, — и парень слышит в голосе собеседника облегчение. Это даже немного злит. Антон одной рукой прикрывает пачкой огонь зажигалки, которая зажжена в другой руке, и затягивается, довольно выдыхая ядовитый дым. — Ты думал, что я снова буду просить найти его? — и Антон хочет услышать отрицательный ответ. Отчаянно хочет знать, что его больше не считают глупым ребёнком. — Я предполагал. Это моя работа — искать людей, — последняя фраза бьет по воспоминаниям, как кнутом. И Антон решает, что больше никто не посмеет его в чем-то упрекать. — Да, Фил, это твоя работа, так что делай её нормально, блять, — шипит Шастун в трубку, после выдыхая дым в нараспашку открытое окно. — Шаст, это не... — начинает голос на том конце провода, но Антон прерывает резко, без сожаления. — Ты все ещё работаешь на мою семью, но это не даёт тебе права лезть в то, куда тебя не просили лишний раз лезть, я понятно объясняю? — в голосе чистый азот, не меньше, блондин раз за разом ставит всех вокруг себя на место, не позволяя лишнего к себе. — Понятно. Извини, — говорит Фил и Шаст бросает трубку, сразу же набирая одной рукой смс и отправляя. Имена. Чёрным по белому. Игра «угадай крысу» началась, только Антону даже гадать не придётся. За него все сделают. Парень медленно курит в окно, не переживая о том, заметят ли его, потому что ему плевать. Исаева может пойти нахуй стройным шагом вслед за остальными учителями, которые считают своим долгом ткнуть Шастуна в говно, как котёнка. Единственное из-за чего Антон, наверное, будет переживать, так это... — Антон, — говорит Арсений Сергеевич и цокает, качая головой. Школьник резко разворачивается к учителю и не успевает кинуть сигарету в окно, так и замирая. — Я уверен, что даже в частных школах запрещено курение, — хмурится мужчина и складывает руки на груди. Взгляд заставляет неловко топтаться на месте. — Я.. — пацан откашливается и наконец кидает сигарету в окно, тоскливо провожая ее взглядом, а потом смотрит на Арсения Сергеевича. — Я не хотел, чтобы меня кто-то заметил. Обычно сюда мало кто ходит, — Шаст пожимает плечами и садится на подоконник, даже толком не подпрыгивая, благодаря росту. — Антон, нет проблем в том, чтобы выйти на улицу и покурить, — качает головой Попов, но прекращает хмуриться, — тебе уже восемнадцать, но совершеннолетие не даёт тебе так много прав. — Больше не повторится, Арсений Сергеевич, — улыбается Шастун и Арс невольно улыбается в ответ, закатывая глаза. — Чтобы больше я этого не видел, — бросает Попов и разворачивается, чтобы уйти, но Антон окликает его и тот поворачивается обратно, вскидывая одну бровь в удивлении. — Спасибо Вам, — пацан выглядит слегка смущённым тем, что сказал, но все ещё уверен в своих словах. Ему важно было понять, что он не ошибся, когда проникся доверием к этому мужчине. — А, да я и не собирался ругать тебя, в этом нет особенного смысла, — усмехается Арсений, но по взгляду юноши понимает, что дело в другом. — Мне Дмитрий Темурович передал то, что Вы сказали ему. Попов пару секунд просто смотрит на ученика, а потом вздыхает и кивает: — Я думаю, что принял верное решение. Антон улыбается и кивает. И так хочется достать сигарету ещё, выкурить в три затяжки, лишь бы избавиться от этого волнения, когда ты перед кем-то открываешься хоть на грамм. Это тяжело, но приятно. Одновременно. Арсений Сергеевич смотрит так внимательно, прямо в душу, и, Шаст уверен, видит душонку маленького мальчика насквозь. Трудно держать такой взгляд, поэтому блондин и не выдерживает, отводя глаза и спрыгивая с подоконника. — Пойду, у меня сейчас физика, — говорит Шастун и криво улыбается. Арс будто просыпается ото сна и резко отходит в сторону, пропуская ученика к выходу. Мужчина слышит, как громко топает юноша своими большими ботинками, и думает об оставленной пачке сигарет на подоконнике.

***

— Арс, не заедешь к родителям? — голос Матвиенко в трубке наигранно пренебрежительный, а значит мать уже ему написала. — Нет, не заеду. Пока они не перестанут вести себя так, словно мне все ещё восемнадцать и они могут управлять моей жизнью, — фыркает Попов, кидая в кофемашину капсулу, и толкает бедром открытую полку со столовыми приборами, вытащив оттуда ложку. — Они просто чувствуют вину и пытаются загладить ее, я думаю, — мычит Серёжа и слышно, как он паркуется на фоне. Видимо, приехал домой. — Тот факт, что моя мать все ещё пишет моим друзьям, переживая за меня, говорит обо всем, — усмехается Арс и снова зажимает телефон между плечом и ухом, чтобы достать из шуршащего пакета свой тёплый ужин. Из Арсения Сергеевича он быстро превращается дома в Арса, который ходит в смешных штанах и кое-где рваной футболке, с которой никак не расстанется. Попов уже привык заказывать доставку из ресторана, который более менее подошёл к его вкусовым предпочтениям, потому что времени на готовку пока что не появляется, а кушать хочется. — Она мне не... — начинает Серёжа, но Арс перебивает его вскриком, который настораживает друга на том конце провода. — Арс? — Ты говорил чушь и я обжегся кофе, — мрачно изрекает учитель и аккуратно ставит чашку на блюдце, чтобы донести до стола. — Подумай об этом. Я бы увиделся с ними. — Когда они найдут свои потерянные извилины. Хорошего вечера, — фыркает Арс и садится на стул, перехватывая телефон обратно в руку. — И тебе! Не проводи его в одиночестве, — смеётся друг и скидывает звонок, а Попов лишь слегка улыбается, откладывая гаджет в сторону. Какие у него варианты? Из знакомых здесь только Позов, который дома с семьей. Да и смысл? Серега явно не дружеские посиделки имел ввиду. А этого ему пока что не хочется, у него много работы. Неожиданно телефон раздаётся трелью и Арсений понимает, что это смс. Он берет в руки телефон и хмурится. Антон Шастун: Я прогуглил Вас. Попов смеётся на всю квартиру, запрокидывая голову. Ну вовремя мальчишка одумался. Арсений Попов: Я думал, что ты давно это сделал. Антон Шастун: Зачем Вам школа? Когда у Вас столько бабла Мужчина качает головой и цокает. Эх, золотая молодёжь. Арсений Попов: Для души. Я хорошо справляюсь с детьми и вызываю в них уважение и доверие. Антон Шастун: И это правда. Но теперь хочу в Париж, чтобы попробовать еду у Вас Антон закусывает губу, когда пишет это, и улыбается. Арсений Сергеевич без сомнений отвечает ему и говорит с ним на равных. Интерес захлестывает и Шастун желает продолжить разговор. Арсений Попов: Если окажешься во Франции, то я готов предложить тебе столик на двоих за мой счёт. Уверен, Павел точно не откажется от такого. И ни один из них даже не догадывается, насколько одинаково они сейчас пялятся в свои телефоны с этой пугающей улыбкой в разных концах Москвы. Антон Шастун: От халявы? Никогда он не откажется. Но мы с ним не пара, мы друзья Арсений Попов: Я не имел ввиду ничего такого. И я уже взрослый дядя, вряд ли ошибся бы в этом вопросе. Антон Шастун: Если вдруг приеду в Париж один, то составлять мне компанию придётся Вам Шастун кусает губы и чувствует, что ему хотелось бы так говорить с ним всю ночь. Не хочется прекращать разговор. Арсений Попов: Ахах, хорошо. Не проблема. Попов улыбается и бросает телефон на стол, возвращаясь к своему чуть остывшему ужину. Антон смотрит на горящие вдалеке верхушки Сити, потом переводит взгляд на очередную стройку и не может понять что он чувствует. Кажется, будто этот мужчина интересует его больше, чем просто учитель и друг. Но это только кажется. Арсений Сергеевич просто проявил внимание и заботу, позволяя ему довериться. Вот и все.

***

Фил: Я выслал тебе на почту файл, там все, что тебе нужно Антон зловеще ухмыляется, смотря в телефон, и пару человек за их столом на него косятся, но парень этого не замечает. Добровольский чуть хмурится, кинув взгляд на друга, а потом оглядывает всех. Каждый заметил изменения в поведении Шастуна в последнее время. Он стал больше молчать, больше следить за всеми, и о чем-то перешептываться иногда с Пашей. И эмоции на этом лице появлялись слишком редко, поэтому такой смене настроения все удивились. Девчонки смотрят на Антона, словно он подарил каждой по звезде, а парни выглядят настороженными. — Шаст, — шепчет Паша, наклонившись к другу, и тот лишь поворачивает телефон к нему, чтобы он прочитал. Они пару секунд общаются исключительно взглядами и пара парней будто ощущают в чем дело, начиная суетиться. — Ну и че вы там? Как две девки шепчетесь, — бросает Саша, но выглядит нервным. Рядом Полина закатывает глаза и фыркает. Шастун посылает ему гадкую улыбочку и открывает почту. Файл легко поддаётся, поэтому все содержимое очень быстро предстаёт перед глазами. «Кошляев Александр Николаевич. 27.10.2004 года рождения. Блондин внимательно изучает каждое действие Сани, которое ему предоставили в документе. Ничего особенного. Звонки матери, отцу, любовные смс Полине, которые так и не отправлены, футбол, иногда выходит покурить на крышу, чтобы не спалиться. Казалось бы, все прозрачно, но потом Антон доходит до конца. 29.09.2021 12:14: Замечен у входа в НИИ СП им. Склифосовского. Точно. Никита лежит в Склифе, очевидно же. Как мило, думает Антон, друзья навещают друзей. Друзья, видимо, прижали и информатора. Роднянский Виктор Сергеевич. 02.03.2004 года рождения. Шастун видит те места, которые ему знакомы, и невольно хмыкает. Действительно работает паренёк, видимо. В целом, ничего необычного. Паша рядом уже не может сидеть от любопытства, желая узнать в чем дело, пока Антон изучает каждое место, каждый звонок, каждую смс. И вот оно. Роднянский В.С. 27.09.2021 19:43: я все передал ему, но этого мало. у него будут вопросы Очевидно, уже появились. Дальше ничего опять нет, но проскакивают смс в стиле этих. Антону нужны записи разговоров, иначе он не поймёт действительно ли ему Витенька приносит хуйню из-за того, что там ему больше платят. Антон: Пришли мне запись разговора 188765 и 188767 от 27 сентября по Роднянскому Фил: Сек Фил: аудиозапись 01:06 Антон: отлично, вечером переведу бабки Шаст ведёт себя так, будто он один за столом, и спустя пару неуспешных попыток отвлечь Антона Ира больше не пытается, но все ещё чуть ли не в рот ему смотрит. Добровольский закатывает глаза каждый раз, когда видит Кузнецову, влюблённо смотрящую на Антона, и не представляет как можно не замечать очевидного. Антон достаёт аирподсы и быстро подключает, чтобы прослушать запись. « — Нет, я ещё не говорил ему. — Так скажи, че ты ждёшь? — Он не поверит, Макс, это тупо. — Он заслуживает всего, что мы для него готовим. — Я не уверен.. — Ты ссыкун? Хочешь бегать, как шавка перед этим мудилой? — Нет — Тогда впаривай ему эту хуйню и не разводи сопли — Хорошо, я понял. Шастун все время смотрит на тех, чьи голоса звучат у него в наушнике, и хочет засмеяться. Что же ему готовит Максимка и Никитка? Пацаны, жизнь-то всего одна. Антон вынимает наушники, складывает их в кейс, убирает телефон в карман и откидывается на спинку стула, прожигая взглядом Кошляева, который нервно теребит лямку рюкзака, Амершаева, который перебарщивает с вниманием к Насте. Худая блондинка маленького роста слегка пугается огромного Амершаева каждый раз, но все ещё улыбается, глядя в глаза. Смотрит на Витю, у которого глаза бегают по помещению и который без конца смотрит в телефон. Никто не замечает, но Шастун всегда подмечал детали. — Паш, пошли, — нарочито громко выдаёт блондин и встаёт, с грохотом двигая стул. Все хмурятся, а Добровольский наконец выдыхает облегченно, вставая вслед за другом. Ему уже пару минут назад хотелось уйти отсюда. — Шаст, ты на наркоте, чтоли? Мутный какой-то, — ржёт Гараев и все слегка хихикают, а Шастун резко останавливается, а потом медленно поворачивается ко всем, ухмыляясь. — А тебя ебет? Лучше подумай с кем до сих пор делишь один стол, Саня, — хмыкает Антон и поднимает взгляд на Пашу, который незаметно кивает на Амершаева. Парень кивает в ответ и почти смеётся, когда Добровольский берет стакан со своим кофе и выливает его на голову Максима без слов и предупреждений. — Вот теперь все, пойдём, — фыркает друг и даже не слышит, как униженный парень кидается оскорблениями им в спины. Одноклассники смеются над ним и он даже не может пойти и дать сдачи, потому что у него есть предупреждение от директора.

***

Антон пишет смс по уже знакомому номеру, сжимая челюсти. Какой-то щенок смеет строить ему какие-то козни? Есть-то никто, господи. Шастун злится, что кто-то даже подумал о том, что может себе такое позволить по отношению к нему. Это недопустимо. — Амершаев совершает ошибку за ошибкой, — чуть ли не рычит Антон, а Паша рядом кивает, тоже смотря в телефон. Две машины, несколько водителей. Все так, как всегда идёт. Они уже, переодевшись, идут к выходу из школы, когда Арсений Сергеевич будто вырастает из земли прямо у них перед носом. — Антон? Паша? Вы должны быть на уроке, какого черта вы идёте на выход? — слишком много нарушений, Арсений не успевает охуевать от того как здесь всем ученикам плевать на правила. — Оу, это... — Добровольский явно не ожидал такого поворота и даже не может сформировать какую-то отмазку, когда Антон даже не задумывается. — Арсений Сергеевич, вопрос жизни и смерти! Мне срочно нужно домой, соседи позвонили, там что-то с трубой, я похоже заливаю снизу всех? — тараторит Шастун, делая своё самое испуганное выражение лица. Ему так не хочется врать Арсению, но он не хочет, чтобы тот узнавал об этой стороне его личности. Арс такой правильный, хороший, защищает и оберегает. Ему не нужно это все знать. — Я же один живу, Вы знали? Хотя никто не знает особо, но вот теперь знаете, — кивает Антон и толкает Пашу к выходу, пока Арсений переваривает. Ребёнок в школе живет один? Хотя, неудивительно. Эти золотые детки... — Арсений Сергеевич, пожалуйста, прикроете? С меня любая помощь Вам, — ослепительно улыбается Шаст и они почти у выхода, осталось дождаться ответа учителя. Почему же ложь так легко слетает с губ, а внутри все скребется и кричит: «НЕ ВРИ ЕМУ!»? Почему же так сложно смотреть в эти голубые глаза? Почему хочется просто поцеловать мужчину и вернуть улыбку на это прекрасное лицо? — Господи... Идите! Завтра остаёшься после уроков, у меня есть парочка вопросов, — фыркает Попов и чуть улыбается, но старается выглядит строгим. — Арсений Сергеевич, лучший! Хотите машину? Будет две! — кричит Шастун, а теперь уже Паша заталкивает его в дверь на выход, — три, Арсений Сергеевич! Весь мир для Вас! — успевает крикнуть Антон и дверь закрывается, оставляя в холле улыбающегося от чего-то от уха до уха учителя и тишину. Антон прыгает в машину, которая любезно ждала их уже у ворот, и вдруг осознает кое-что. Он подумал о том, чтобы поцеловать Арсения Сергеевича? Охуеть. Шастун, приди в себя, господи. — Трогай, Костян, у нас сегодня большие дела, — фыркает Шастун и водитель послушно срывается с места, а за чёрным G-Wagen следом едет чёрный Range Rover, в котором Добровольский с удовольствием закуривает сигарету.

***

Максим идёт от своей девушки к машине, которая его ждёт, но через улицу. Отец установил контроль, поэтому водитель не в курсе откуда сейчас идёт парень. Вернее, у него другая версия. «Друг помогал с заданием, пап, я вообще что-то не догнал на уроке, а отставать по учебе или где-либо я вообще не собираюсь, так что решил проблему сразу.» Идеально, без доебов. Его папа думает, что сын примерный ученик, спортсмен, думает о поступлении на бизнес и управление. На деле сынок давно стал тем, чей вид подростков презирал. Деньги всегда оставляют след в душах. Максим Амершаев через раз думает об учебе, больше о девушках и тусовках, ходит на тренировки через раз, чтобы не сильно заметна была его безалаберность, да и в целом мало отличается от того же Добровольского и Шастуна. Только те не знали границ, а Максим отчаянно хотел им показать их. Максим идёт по темной улице и ещё не знает, что Антон и Паша сейчас сотрут все границы и посмей только нарисовать новые. — Молодой человек, не подскажете время? — звучит голос какой-то бабули, которая скромно идёт позади. Амершаев оборачивается и темнота. Последнее, что он видел, это ухмыляющееся лицо той самой бабули. Шастун ненавидит границы, ложь и предательства. Максим Амершаев удивительно собрал сет-тройку, так что сейчас именно он едет в багажнике джипа и мычит в кляп с мешком на голове. И когда Максим вновь видит не темноту, то лучше бы он перестал видеть. Антон Шастун и Паша Добровольский неприятно прожигали его взглядом, сложив руки на груди. — Да вы охуели?! — кричит Макс, но головой понимает, что должен был молчать. Но не смог молчать. — Ты посмотри на него, ещё и смеет нам дерзить, — усмехается Паша и Шаст кивает. — Я знаю, что вы задумали, Амершаев, — фыркает Антон и даже с места не двигается. — Ты больной ебанат, отпусти меня нахуй! — кричит Максим, но это совсем не то, что он пытается сказать парень, просто эмоции берут над ним контроль, что очень неуместно сейчас. — Ты сегодня поразительно туп, Макс, — качает головой Добровольский, а Шаст кивает кому-то за спиной Амершаева. Тот испуганно пытается обернуться, но это лишнее. Высокий, накачен до предела человеческих возможностей и довольно агрессивный, раз так легко замахивается, встав перед парнем, и бьет наотмашь подростка по лицу, шея которого опасно хрустит из-за того, как резко голова была откинута в сторону. Крик боли разрывает тишину, парень хочет приложить руки к своему лицу, но понимает кое-что ещё: его связали. Вот и все. Шастун наблюдает за тем, как по его команде человек учится на своих же ошибках путём «кнута» и нисколько не жалеет. Никто и никогда не позволял себе такого и впредь так и должно быть. Амершаев корчится от боли уже на полу подвала в промзонах, а Антон смотрит на это. Паша отошёл, потому что ему позвонил отец, а крики боли на фоне не добавляют веселья, а Шастун испытывает удовольствие от мысли, что все враги наказаны, да и от живого доказательства этого факта. Одноклассник раз за разом хнычет и вскрикивает от ударов и боли, а Шаст даже и не думает прекратить. Ещё нет. — Обещай! Никаких муток за моей спиной! — кричит Антон и почти смеётся. Сейчас настало время выбивать из пациента любую информацию, любые признания, потому что инстинкт самосохранения работает, как часы. — Обещаю, Шаст! Отпу.. — тяжёлый вздох и стон боли, — отпусти! я понял! Макс никогда даже не думал, что такая злость в ком-то живет, но вот этот амбал, который методично бьет везде, чтобы не пропустить ни участка тела. — Отпускай, — отрезает ледяным голосом Шастун и этот мужик отходит так же резко, как и подошёл. Амершаев тяжело дышит и старается сдерживать хныканье из-за боли во всем теле. — Амершаев, я не повторяю два раза, ты меня понял? — говорит Антон и выходит из тени наконец, чтобы одноклассник нормально увидел его лицо. Максим молчит и еле держится от того, чтобы плюнуть парню в лицо. — Я спрашиваю, — рычит Шаст, — ты меня понял? — Да. А что ему ещё сказать? Он попробовал пойти против Шаста и будет вызывать себе скорую в ближайшее время. Он попробовал сделать все так, чтобы Антон не узнал раньше. И вот он где. Грязный подвал, презрительный взгляд и один амбал, который методично избивает тебя по команде. Шастун подчинил себе своё окружение, людей и возможности. — Выходи, Паш, поехали домой, — кричит вдруг Антон и Макс хочет смеяться. Ему же плевать? Он будто в цирке, пришёл посмотреть на представление. Ему же так похуй, боже. Все ищут совесть и сострадание у Шастуна, но в базовых настройках их и не было вот в чем дело. Когда чёрный G-Wagen тронулся с места, увозя двух парней домой, Антон думает лишь об одном. Лишь бы Арсений никогда не узнал об этом. Ему так хочется, чтобы учитель никогда не видел то, насколько школьник равнодушен к чужой боли. — О чем думаешь? Неужели стало жалко кого-то? — усмехается Паша и закуривает в окно. — Жалость — это грех в Москве, нам она недоступна, — фыркает Антон и задумчиво провожает вид за окном взглядом.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.