sex, drugs, rock’n’roll

Слэш
NC-17
Заморожен
84
автор
Hissing Echis бета
Размер:
112 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
84 Нравится 28 Отзывы 29 В сборник Скачать

обходи препятствия.

Настройки текста
Примечания:

***

Когда утро пятницы Антона встречает не телом под боком, а звонком, то это не сулит ничего хорошего. Особенно, когда сквозь песок в глазах он выглядывает лаконичное «Папа» на экране телефона. Отлично, а денёк-то задался! — Доброе утро, — язвительно хрипит в трубку Шастун и переворачивается на спину обратно, включая громкую связь и кидая телефон рядом с собой. — Почему ты ещё, блять, спишь? Уже половина восьмого утра, ты на самолете собрался в школу добираться? — рычит Андрей и на фоне слышно, как секретарша спрашивает его о кофе. Он уже на работе, очевидно. — Пап, ближе к делу, ладно? Единственное, что я прошу, так это не ебать мне мозг с утра пораньше, — фыркает парень и закатывает глаза, пытаясь провалиться в сон ещё хотя бы на пару минут. Ему откровенно похуй, он перезвонит днём и сделает вид, что забыл и попросит напомнить что там от него хотел отец. — Хамло, — фыркает в ответ Шастун-старший, — сегодня вечером в Ритце день рождения Василия Михайловича, поэтому мы всей семьей туда идём, — наконец говорит мужчина и вздыхает, будто он сутки разгружал вагоны. Антон ждал. Ждал, что это произойдёт, но так хотел, чтобы этого не случилось. Одно дело ходить по клубам Москвы и безбожно тусить, а другое провести вечер в компании нефтяных магнатов, директоров крупных фирм, акционеров, миллионеров, актрис, актёров, шоуменов, спортсменов, певцов, певиц и так далее. Список бесконечный. Каждый жаден до информации и бабла, все просто. — Я пойду только если сынок Миллера перестанет пытаться ко мне подкатить, — усмехается Антон и говорит это чисто для проформы. У него не спрашивали идёт он или нет. — Скажу охране, чтобы следили за ним. Поднимай задницу и вызови водителя сейчас же, чтобы он успел довезти тебя, — напоследок говорит Андрей и бросает трубку, не дождавшись ответа. — Ебать, ну без тебя я бы точно не разобрался, хуй с горы, — фыркает в который раз за это утро Шаст и закатывает глаза. И только стены этой квартиры слышат всю правду.

***

В это время Арсений уже сидит в своём кабинете и пьёт кофе, проверяя почту. Сделав выбор в пользу раннего преодоления пробок в Москве, мужчина решил, что позавтракает прямо тут. У него первый урок у девятого класса и есть у Арса ощущение, что мало кто заявится. Ему плевать, даже лучше, если их будет мало. У него много новых писем, но одно привлекает довольно сильно. Валентина Шварникова Приглашение. Попов незамедлительно открывает его и пару секунд хмурится, пока письмо полностью прогружается. Приглашение? Что за приглашение?

Уважаемый Арсений Сергеевич! Василий Михайлович Миллер приглашает Вас на празднование своего дня рождения! Мероприятие пройдёт в The Ritz Carlton 5* 2 октября 2021 года, начало в 19:00. Дополнительно к Вам приедет курьер для передачи посылки-презента от Василия Михайловича. Поздравляем с возвращением на Родину и надеемся, что такие ценные для экономики нашей страны предприниматели задержатся здесь навсегда!

Арсений хмыкает на последней строчке и ухмыляется. Конечно, обязательно, десять раз. А вот сходить стоит. Приглашение от такого человека игнорировать опасно. Но вот только... Второе октября это сегодня. Ну что за блядство. Попов фыркает и берётся за мобильный, находя контакт «Оля» и сразу же набирая его. — Да, Арсений Сергеевич? — звучит тонкий девичий голосок, едва прошёл хотя бы один гудок. — Сегодня вечером я иду на мероприятие в Ритце, нужно выглядеть на миллион процентов хорошо, организуй одежду и прочее, — начинает Попов и слышит, как шелестит бумага в трубке у девушки. Записывает. — Не забудь только вызвать Диму сегодня, не хочу сам ехать за рулём, устал что-то от суеты, — усмехается Арс и в кабинет кто-то входит, но довольно тихо. Значит, кто-то из учителей. — Поняла, Арсений Сергеевич, к скольки? — В восемь вечера мне должны открывать дверь машины у отеля, — голос мужчины холодно деловой, потому что он разговаривает с подчиненными только так. Холодный официоз без привязок к эмоциональному фону. — Будет сделано, Дмитрий будет в 18:30 у Вашего дома, — тараторит Оля, а на фоне слышно, как она уже кому-то звонит, — он будет на Роллс Ройсе. — Отлично, если будут вопросы по костюму, то звони, — бросает напоследок Попов и сбрасывает звонок, не дожидаясь ответа. Мужчина поворачивается к вошедшему и перед ним стоит Марина Александровна собственной персоной. Вот уж кого принесла нелегкая. Женщина выглядит удивленной, но не сильно, потому что она не слышала начало разговора. И хорошо, не нужно ей. — Да, Марина Александровна, доброе утро, чем могу помочь? — улыбается Арсений, но в улыбке нет ни намёка на подлинность эмоции. Учительница в ответ кривовато улыбается и кивает. — Личные помощники у простых учителей, интересно, — тянет она и Попов не удерживается и закатывает глаза. — Вы уже, наверняка, знаете, что я не простой учитель, ближе к делу, — фыркает мужчина и складывает руки на груди, вставая со своего места и приближаясь на пару шагов к Исаевой. — Меня прислала директор. Школа организует поход в Большой Театр, нужны трое сопровождающих, — начинает она и ее глаза бегают по помещению, взгляд скользит по открытому ноутбуку, по столу, потом на пол, а потом на одежду мужчины, лишь бы не в глаза. Она, очевидно, не уверена в себе. Психолог. — Я даже могу предположить, что идут одиннадцатые классы, а Вы и Дмитрий Темурович классные руководители, а так как я имею авторитет у этих детей, то и я тоже автоматически иду, — хмыкает Арс и она на секунду растягивает тонкие губы в улыбке, а потом кивает, сжимая в руках папку с какими-то документами. — Хорошо, детали я уточню у Дмитрия Темуровича, не утруждайтесь, — Арсений широко и неестественно улыбается, когда Исаева начинает суетиться с бумагами, в которых, видимо, были те самые детали. Марина неловко кивает и вдруг напускает на себя вид гордой женщины, вскидывая подбородок и выпрямляя спину, хотя куда уже больше. — Будьте в форме, — бросает она и уходит, а Арсений улыбается, качая головой. Конечно, без её совета он бы жить не смог. Как же люди иногда возвышают себя над другими, хотя нет ни повода. И буквально через минуту вваливаются девятый «В» и галдят наперебой. Доброе утро, Арсений Сергеевич.

***

Антон с Пашей сидят на химии и откровенно игнорируют любые потуги учителя объяснить что-то обнаглевшим одиннадцатиклассникам. Добровольский с утра пораньше обрадовал друга, что на этот праздник кошельков он тоже идёт, о чем ему сообщил папочка примерно в то же время, что и Шастуну. Очевидно, их отцы на одной волне. — Кстати, я не знаю, стоит ли тебе знать, — вздыхает Паша и закрывает очередное уведомление из Инстаграмм, поворачиваясь к другу. Шастун выгибает бровь и одним взглядом просит продолжение этого предложения. Естественно, Антон Андреич должен знать всё, что происходит. — Вообще, есть же шанс, что вы не встретитесь? Хотя... — Говори! — рявкает Шаст и учительница возмущённо бьет кулаком по столу, призывая всех к тишине. Они оба поднимают руки вверх, кивая, и женщина снова отворачивается от них. — Кирилл будет там с Лизой. Знаете чувство, когда прыгаешь в ледяное озеро и обжигающий холод впивается копьями во все тело до костей, заставляя тебя замереть на месте? Прямо здесь, среди кучи химикатов, пробирок, колбочек и химических формул Антон Шастун мечтает, чтобы это чувство навсегда покинуло его тело, и, кажется, что даже сердце сбавляет ритм на десяток ударов. Холод везде. — Шаст? — Добровольский тихонько трясёт друга за плечо и хмурится. Не так он должен реагировать. Неужели не стало легче? Неужели все так же? Шастун выныривает из своего собственного кошмара и поворачивает голову на друга обратно, а в глазах пустота. Ничего. Ни любви, ни жалости, ни злости. — Думал, что он мёртв. Не он мёртв, Антон, а твой голос. Ты умирал, Антон, а не он. Всегда ты. — Лиза была с ним на всем пути. Зачем только? — Добровольский пожимает плечами и думает, что любовь слишком сильно застилает людям глаза. Кирилл Вишняковский читается, как открытая книга. — Она любит его, Паш, что ей остаётся? — слова скребут горло и даже не понятно почему. Антон просто хочет, чтобы сегодняшний вечер прошёл, а сейчас только десять утра. — Это никогда не являлось достаточным основанием, тебе ли не знать, — фыркает друг и Шастун кивает, сглатывая противный ком. Любовь не спасла никого из них, но может дело не в любви? — Отец будет таскать меня по всяким знакомым, показывать, как игрушку, так что у меня не будет времени встречаться с кем-то нежелательным, — выдавливает из себя Шаст и ухмыляется, но ухмылками дерзкая, а печальная и кривая. Добровольский поджимает губы и кивает, обещая быть рядом. Вдруг в классе все начинают усиленно шуметь и парни обращают внимание на это, чуть хмурясь. — Добрый день, ребята! — начинает Дмитрий Темурович и Шаст довольно улыбается, задирая длинную конечность вверх, чтобы помахать другу. Тот сдержанно улыбается и кивает ему, приступая к новости. — Сегодня у нас с вами нет уроков, поэтому я попросил пару минут у Татьяны Михайловны, так что все заткнулись быстренько, — усмехается Позов и все резко замолкают, внимательно слушая учителя. Химичка недовольно кривится и внутри себя не может понять почему дети слушают какого-то сопляка, а не её, взрослую женщину. — Официально не объявлено, но ваш новый классный руководитель теперь я, — ребята начинают тарабанить по столам, готовясь начать свистеть и кричать, но мужчина вскидывает руку вверх, призывая всех к спокойствию. Шаст внимательно следит за каждым и остаётся довольный тем, как все слушают Поза. — На следующей неделе у нас поход в Большой, в субботу, поэтому подготовьтесь там нормально, — взмахивает рукой учитель и все тихонько посмеиваются, кивая. — А кто будет сопровождать? — писклявый голос Олеси где-то сбоку от Антона и Паши вдруг раздаётся так громко, что пацаны слегка морщатся. Кошмар, как же она, наверняка, стонет во время секса. — Марина Александровна, я и Арсений Сергеевич, — и весь класс начинает гудеть, а девочки глупо улыбаться. — Шаст, подбери слюну, господи, — тихо смеётся Добровольский и легонько толкает друга в бок. Шастун шипит и потом улыбается так широко. — Не осуждайте женщину... — начинает напевать Антон и Паша смеется уже в голос, чем привлекает к ним внимание учителей и одноклассников. — Шастун! — прикрикивает Поз и оба друга закрывают рты, едва сдерживая смех и улыбаясь. Это удовлетворяет Диму. — Давайте, мне нужна полная посещаемость, чтобы все были, — говорит он наконец и прощается с классом, извиняясь ещё раз перед учительницей, что занял её время, а та даже ухом не повела, чтобы ответить мужчине, а Шастун запомнит это. Позов выходит и все начинают галдеть, обсуждая предстоящую поездку. Девочки соревнуются в том, как правильно подойти к Арсению Сергеевичу, а Шастун улыбается, зная, что будет где-то рядом с ним отгонять надоедливых одноклассниц, как злая собака. А он что? Он ничего. Он с Позом. Главное пережить сегодняшний вечер, а потом выжить на утро. Надо бы зайти к Арсению Сергеевичу, думает Антон, и кивает сам себе. Паша рядом смеётся и называет его идиотом.

***

— Арсений Сергеевич, что насчёт обычного пиджака? — звучит который раз за день тонкий голосок помощницы из динамика телефона. Арс морщится и вздыхает. — Нет! Кожаный! Что в России за проблема найти кожаный пиджак? — прикрикивает мужчина и чуть ли не рычит, громко клацая по кнопкам ноутбука. Оля секунду молчит, а потом говорит, что будет дальше искать, и отключается. Арсений вздыхает и прикрывает глаза. С самого утра какой-то, блять, пиздец. Исаева имеет наихуевейшую карму, Попов уверен. Она с утра ему весь день испортила своей энергетикой. — Доброго дня, Арсений Сергеевич! — восклицает Антон, едва открыв дверь, и привычным движением усаживается на первую парту перед учителем. Парень светится, словно солнце, жаль только Попов не разделяет его настроения. Мужчина кидает взгляд на юношу и возвращается к работе, понимая, что если прервётся хотя бы на пару минут, то опоздает везде. — Почему ты такой довольный? — бурчит Арс и Шастуну хочется засмеяться даже. Как дед. — Я молод и свеж, Арсений Сергеевич, это повод праздновать! — Все клубы Москвы в твоём распоряжении, — голос монотонный, глаза не отрываются от монитора ни на миг, потому что ебанные электронные журналы придумал Сатана. Как говорится, при Сатане Москва похорошела. — Знаю, — усмехается Антон, наблюдая за учителем, который кидает сосредоточенные взгляды на телефон и на компьютер по очереди, успевая заглянуть в свой ежедневник. — Может, помочь чем-то? — решает Шаст во второй раз и надеется, что мужчина не откажется. Видно, что Арсений Сергеевич явно не жалует эту часть работы. Попов вскидывает голову и впервые с момента, когда дверь открылась, смотрит прямо на Антона. Юноша улыбается так искренне и не выглядит насмешливым, значит действительно хочет помочь. За что же это все Арсению? Шастун улыбается и в легких у Попова вырастает парочка роз. Исключительно из-за того, что мальчик начинает открываться мужчине. Только и всего. Просто приятное чувство сближения с другим человеком. — Я был бы тебе чертовски благодарен, Антон, я не успею выставить оценки, если пойду ещё и относить журналы в учительскую, — печально усмехается Арс, смотря как Антон воодушевился, — ещё нужно заполнить домашние задания, будь неладен этот электронный дневник, короче, — выдыхает Попов и встаёт, решая дать ученику работу с минимальной физической нагрузкой. Не хотелось бы, чтобы кто-то выполнял за него больше, чем предполагает обычная помощь учителю. — Арсений Сергеевич, давайте так, — Шастун хлопает в ладоши и спрыгивает с парты, улыбаясь, — я иду отношу журналы, потом прибираюсь в классе, а Вы заполняете все, что нужно, идёт? Попов удивлённо моргает, понимая, что мальчик встретится с учителями, которые не шибко его любят, и ему бы не хотелось, чтобы мальчик лишний раз защищался и попадал в неприятности, но его самого задержат там ещё дольше. — Хорошо, но там, возможно, будет кто-то из учителей, а Диман уже ушёл домой, так что... — Арс начинает копошиться по карманам и достаёт свой телефон, кидая его на стол, — если что напишешь и я подойду туда, хорошо? И мужчина смотрит так обеспокоено, переживает, что Шаст снова упадёт в яму с проблемами, что у Антона нет выбора. Если Арсению Сергеевичу так спокойнее, то он будет к нему привязанный ходить. — Я с ними почти одиннадцать лет, Арсений Сергеевич, думаю, что я справлюсь, — говорит Антон и учитель хмурится, — понял, если что – на связи, — добавляет парень и хватает стопку внушительных журналов всех классов, у которых ведёт Арсений Сергеевич. Попов выдыхает и садится обратно за стол, чтобы снова приступить к работе. Мужчина кидает взгляд на время и скрипит зубами. 16:30. Ладно, ещё есть время. Спустя двадцать минут — Арсений Сергеевич, если меня посадят за убийство, то обещайте навещать меня в тюрьме, — серьезно говорит Шастун, едва открыв дверь, и начинает ходить по классу, собирая фантики, учебники, листочки, оставленные учениками, лишь бы перестало трясти от злости. Попов смотрит в спину своему ученику и хмурится. Кто успел ему что сказать и почему тот не написал? — Что... — Нет, сначала пообещайте, — снова говорит Антон, методично расчищая весь класс, а потом поворачивает лицом к учителю, завязывая пакет с мусором, который он откуда-то успел взять. — Обещаю, — голос Арса уставший, но ему плевать сейчас на то насколько он опоздает, если ещё зависнет, плевать на все. — Исаева сказала, что Вы не будете меня защищать, потому что поймёте, что я и в самом деле ужасный, — фыркает Шастун и поднимает глаза на мужчину. Арсений зол. Он в ярости. На лице это мгновенно отражается: челюсть напрягается, взгляд мутится, а кулаки невольно сжимаются. Кто, блять, посмел решать за него?! — Это чушь, Антон, ты же знаешь, что она специально это делает? — учитель едва сдерживается, чтобы не начать рычать. Да что она себе позволяет?! Что за бред вообще? — Я действительно не самый лучший, но я никогда... Арсений встаёт со своего места и приближается к ученику, кладя ладонь на его плечо и чуть сжимая, чтобы привлечь внимание и установить прямой зрительный контакт. В зелёных глазах столько злости и обиды. Ни за что. Его начали ненавидеть ни за что. — Послушай, я обещал быть на твоей стороне и помогать тебе, и я держу своё слово, хоть это и не самый профессиональный поступок, — уверенно говорит Попов и ему хочется порвать Марину на куски. Нашла с кем тягаться. С ребёнком. — А теперь, мы закончим с этим всем и пойдём по домам, да? — говорит Арс и не понимает, почему умалчивает, что он идёт не домой, почему он до сих пор не рассказал о мероприятии, почему не спросил будет ли там Антон, а Шастун кивает и чуть улыбается, и они расходятся в разные стороны кабинета, чтобы продолжить свои дела. 17:20. — Антон, ты можешь не сидеть, если ты закончил, ты итак помог мне, — усмехается Арс и понимает, что ему осталось пару учеников. Возможно, он успеет. — Испытываю нервы своего отца, не переживайте, Арсений Сергеевич, у меня все под контролем. Отчасти это являлось правдой. Но не изначальным планом. Изначальный план состоял в том, что Антон будет сидеть здесь с учителем, а потом они вместе уйдут и хотя бы несколько минут просто поболтают без нависающего над головой Арсения электронного дневника. А Арс понимает, что это первый раз, когда Антон упоминает кого-то из родителей и не совсем в позитивном ключе. — Не в лучших отношениях? — только и говорит мужчина, на пару секунд кидая взгляд на ученика. — В худших. Жду, когда мне дадут сделать самостоятельный осознанный выбор чего-то важного в моей жизни, но пока выбираю я только клуб, в котором проведу вечер, — фыркает Шастун и заметно грустнеет, потому что впереди просто ебнутый вечер. — Я сбежал в другую страну из-за этого, — бормочет Попов, больше на автомате, даже не задумавшись, и до него быстро доходит, поэтому он смотрит на парня широко раскрытыми глазами и качает головой, — неа, это не пособие к действию, Шастун, просто факт. — Но у Вас же вышло! И у меня получится! — хмурится Антон и складывает руки на груди. — Мне пришлось пережить слишком много, чтобы прийти к тому, что у меня есть, Антон, — качает головой в ответ Арс и пару воспоминаний врезаются в память быстрыми вспышками, но уже никаких эмоций или чувств нет. Антон хочет ответить что-то, но его прерывает звук звонка телефона Арсения Сергеевича и тот извиняется, принимая. — Блять, Оль, просто пусти этого блядского курьера, забери посылку и выгони, и сама иди, если ты все сделала, — раздраженно шипит Попов и ставит последнюю оценку, нажимая на кнопку сохранения и в голове напевая «вспоминаем и молимся», чтобы все сохранилось. Шастун выгибает бровь и выглядит слишком весёлым, услышав как его любимый учитель отборно ругается матом. — Ебать, Оля! Ничего не трогай, ладно? Я вызову клининг, а теперь иди, тебе нужно отдохнуть, — отрезает Арсений и сбрасывает звонок, кидая телефон на стол и вставая со своего места. — Ого, Арсений Сергеевич, а Вы прямо оторва, — хихикает Шастун, а Арс прогибает спину назад, чтобы размять мышцы, а потом потягивается вверх. — Je vais devoir te tuer, — на выдохе говорит мужчина и начинает собираться, потому что он уже даже к восьми не успевает. — Je vais trop bien, — говорит Антон и Арсений смеётся, запрокидывая голову назад, потому что Шастун такой Шастун. — Пойдём, я опаздываю так сильно, что это уже даже неприлично. Арсений стоит у двери, в руках у него чехол с ноутбуком, документы в папке и ключи, а ждёт он, когда его Величество Шастун поднимет зад и выйдет из кабинета. — Антон! — рявкает Попов и хмурится. Опять он залип в телефоне, да что такое. — Иду! Отец написал просто, — парень торопливо идёт к выходу и даёт учителю закрыть дверь. Они быстро идут по коридорам, переговариваясь о каких-то мелочах и посмеиваясь время от времени из-за своих же шуточек. Улыбки не сходят с лиц, поэтому время расходиться пришло слишком быстро. — Хорошего вечера, Антон, — усмехается Попов и идёт в сторону своей машины на парковке. Парень идёт спиной к машине с водителем и смеётся. — Арсений Сергеевич, ну если Вы желаете, то он лучше бы ему быть хорошим! Попов смеётся в ответ и качает головой, снимая с сигнализации свою красотку. Пусть пока напрокат, но он пообещал себе заняться выкупом этой малышки. И все бы хорошо, обычно и буднично, но мальчик на заднем сидении сейчас мечтательно улыбается и даже не смотрит в телефон, думая о том, что ему приятно быть причиной улыбки Арсения Сергеевича. А сам Арсений не может перестать улыбаться и вспоминать, как горели глаза Антона, когда он смеялся над шутками парня. Попову очень хочется, чтобы тот всегда так сиял. Но такого не будет.

***

— Антон Андреевич, Андрей Васильевич просил передать, что недоволен Вашим опозданием, — монотонно произносит водитель, едва Шастун садится в машину. Этого ещё не хватало. — Андрей Васильевич может сходить в пизду, Саш, у меня были дела в школе, — фыркает Антон и закатывает глаза, поправляя манжеты на рукавах. Шастуна дома ждал шикарный костюм, сшитый на заказ, но он решил, что прямые брюки это слишком, поэтому заменил их на чёрные простые джинсы от Живанши, а классические туфли на обычные белые кожаные кеды. Ему всего восемнадцать, а не сорок. — Я лишь передаю, Антон Андреевич. — Да знаю, сколько нам ехать? — вздыхает Шаст и достаёт телефон, чтобы написать Добровольскому смс и узнать в каком настроении его отец. шаст: как там батя мой? дрыщ любимый: в пассивной агрессии — Прибудем к восьми, постараюсь побыстрее. — Нет, не гони сильно, я лучше буду живым и выебанным в голову своим отцом, чем мертвым, — усмехается Антон и Саша коротко улыбается, кивая. шаст: буду к восьми. Кир там? дрыщ любимый: уже да, выглядит так , будто нихуя не было и не он тогда ползал у тебя в коленях Шастун крепче сжимает телефон и выдыхает. Он справится. шаст: это было два года назад, Паш, все забывается дрыщ любимый: если он забыл , то он просто конченный Антон читает и чуть улыбается, думая. И ведь Паша прав. Это был настоящий катарсис. Воспоминания против воли врезаются в память, как бы иронично это ни звучало. «Кирилл стоит на коленях и плачет навзрыд, умоляя не заявлять никуда и простить его. Кирилл знает, что одно только слово Антона навсегда испортит ему жизнь. Кровь капает на красивый паркет в квартире Кирилла и Шастун сжимает руки в кулаки. Вишняковский продолжает умолять и раскаиваться, а парень не чувствует ничего. Звенящая пустота. — Как, по-твоему, я должен обьяснить исполосованные руки? Чтобы меня закрыли в дурке?! Антон кричит и пинает Вишняковского ногой, потому что руки ужасно болят. Боже, он бы не допустил этого будь он сам трезв. — Я не знаю! Придумай! И у Антона слетают все тормоза. Он говорит. Кричит. Тыкает Кирилла в его зависимость, как котёнка в дерьмо, обещает, что он сгниет в тюрьме с целым букетом, и он не про розы. А потом тишина. Пустота. Он разворачивается и уходит, окровавленными руками вызывая себе водителя и не слушая крики за спиной. Это уже неважно.» — Антон Андреевич, мы приехали, — голос водителя вырывает парня из мыслей и тот слегка заторможенно кивает, а дверь перед ним уже открылась, поэтому он выходит и дежурно улыбается всем, кто встречается ему на пути. Вечер начался.

***

— Дима, ты просто шумахер сегодня, — язвит Арсений и фыркает, когда парень вздыхает. Да, пробки, да, Москва, да, пятница вечер, ну а может какие-то нарушения? Попов готов уже на все. Мужчина кидает взгляд на вотчи и фыркает снова. 20:20. Ну и ладно. Плевать. Говоря о посылке от Миллера. Это было небольшое письмо, в котором лично господ предлагал сотрудничество, если Арсения это интересует, и пригласительный флаер. Не густо, но, видимо, человечек решил, что его предложение о сотрудничестве это довольно ценный подарок. Попов, не думая, кинул конверт в сторону и ушёл собираться. Вот как он на это предложение ответил. А кожаный пиджак Оля, конечно же, нашла. Идеального размера. Конечно, она взяла ещё и штаны, и Арсений даже надел их, но в последний момент решил, что не будет этого делать. В следующий раз как-нибудь. Пока он едет(читай: стоит на месте) по пробкам, то ему пишет Серёжа и спрашивает какие у него планы на вечер. Арсений: Я уже с водителем, еду на мероприятие Серёжа: Ого! Какое? Почему меня не взял с собой? Арсений: Это день рождения одного человека, фамилию которого я писать даже не буду Серёжа: теперь мне интересно ;( Арсений: Лично расскажу И мужчина отбрасывает телефон на сидение, впираясь взглядом в окно. — Арсений Сергеевич, подъезжаем, — вдруг говорит Дима и Арс радостно вскрикивает, убирая телефон в карман. Уже вскоре Роллс-Ройс уверенно шуршит по дорожке, а потом тормозит у входа в Ритц. Попов пытается сам открыть дверцу, но его водитель успевает быстрее и подрабатывает швейцаром. Арсений успевает только ступить на порог заведения, как в его поле зрения попадает его ученик. Да не простой учащийся, а сам Шастун. Шастун, который улыбается так, словно ты ему звезду подарил. Мужчина и парень пересекаются взглядами на пару секунд и не могут сдержать улыбок, а потом Арс отворачивается, отвлекаясь на женщину, которая подошла к нему поболтать и познакомиться. Антон так и стоит, зависнув, и усиленно думает над тем, как ему пережить эту тусу. Что, блять, здесь делает Арсений Сергеевич? И вот он. Вечер начинается.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.