Эсерка

Джен
R
В процессе
14
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 104 страницы, 25 частей
Описание:
Вырастить детей в нужных взглядах - нелегкая задача. Особенно это трудно тогда, когда эти взгляды нужно уметь вовремя скрывать и, при необходимости, умело отстаивать.
Примечания автора:
Предыстория - https://ficbook.net/readfic/10735398
Остальные работы сборника - https://ficbook.net/collections/19421994
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 181 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 15. Плот

Настройки текста
      В конце года Дима усиленно старался получать оценки получше, чтобы годовая оценка была более высокой. Проблема была со словесностью: до четвертной пятерки не хватало не так уж и много, а желание получить пятерку за год, было немаленьким.       Диму огорчало то, что он каждую четверть начинал учиться хорошо, а потом все шло не по плану. Появлялись неожиданные тройки, которые портили всю картину. А еще мальчик и любил, и не любил сочинения. Любил потому, что можно было получить пятерку, которая, по мнению учителя, была бы куда важнее той же пятерки за устный ответ, а не любил потому, что можно было получить тройку и эта тройка могла перекрыть все мечты об итоговой пятерке.       Тема очередного сочинения была интересной: о защите своих родных и близких. Подумав о том, что писать на тему счастья народа не стоит и нужно просто не отходить от темы, мальчик начал писать.       В тот день, когда учитель вернул им тетради, Дима с замиранием сердца открыл нужный лист. В душе теплилась надежда о том, что ему поставят высокую оценку. Однако, к своему изумлению, мальчик обнаружил, что у него стоит тройка.       Дима пролистал сочинение — ошибок было всего лишь две. Но многие фразы были подчеркнуты, на полях стояли восклицательные знаки, а после тройки была написана фраза: «Содержание не подходит к теме, рассуждения неправильные».       — Не будет пятерки за год, — буркнул Дима и положил тетрадь к остальным.       Домой мальчик вернулся опечаленный.       — Что случилось, Дима? — спросила Ася.       — Тройка за сочинение, а я так надеялся на пятерку! — воскликнул мальчик.       — А в чем ты ошибся? — спросила Ася. Подумав, что речь могла идти о крамольном содержании, молодая женщина уже не так радостно добавила. — Покажи тетрадь.       Дима молча протянул матери тетрадь. В глаза Аси бросились подчеркнутые фразы.       — Женщина — человек второго сорта, но не все осознают это, — начала читать вслух Ася. — Женщине нельзя говорить, что она — человек второго сорта, на это могут обидеться. Обычно женщина куда глупее мужчины и это нельзя забывать. Нельзя ждать от женщины того, чего ждешь от мужчины.       «Это что, мои слова вот так извратил?» — подумала Ася и сказала. — Дима! За такое сочинение тройки много, это ерунда полная, чепуха!       — Маменька, но ведь и вы, и папа так говорили, — ответил мальчик.       — Я о другом говорила, — начала возмущаться Ася. — О том, что у мужчины и женщины, мальчика и девочки равные права. И девочка может учиться, и мальчик. И девушка может зарабатывать деньги, и молодой человек. Но традиции в нашем обществе такие, что у девушки есть выбор: зарабатывать деньги или удачно выйти замуж. И что именно сделать, она должна решить сама. А приличный молодой человек, например, как папа, не вправе мешать своей супруге зарабатывать деньги, если она посчитает это нужным. Но и не должен выгонять ее на службу, это тоже неправильно. Или что касается Зои: она слабее тебя, не может дать отпор. Поэтому ты можешь случайно так ее ударить, что ей потом будет очень плохо.       — Теперь пятерки за год не будет, — вздохнул Дима.       — Не будет, — ответила Ася. — Но не в пятерках дело. Надо четко и правильно формулировать свои мысли, а не вот так.       Севастьян был несколько удивлен от того, какие выводы сделал Дима, однако сразу же сказал:       — Ему еще не по возрасту рассуждать о равноправии. Так же, как и о крамоле. Не время.       — Надеюсь, хотя бы сегодня я все правильно объяснила, — ответила Ася. — Понятно и доступно.       Идея собрать плот и отправиться в путешествие, не оставляла Диму. Мальчик умел неплохо плавать и знал, что сестра, если что, умеет плавать тоже. Не думая о том, что Зоя плавает очень неохотно и только там, где достает ногами до дна, Дима сказал сестре:       — Зойка, в эту субботу сразу после обеда делаем плот, а потом плывем навстречу приключениям.       — Мама не разрешит, — сразу же ответила девочка.       — Мама разрешит прогулку, а про путешествие мы говорить ей не будем, — произнес Дима.       Несмотря на страх, Зоя не решилась отказаться — обычно брат придумывал достаточно интересные затеи, которые всегда сперва пугали, а потом радовали.       Собирать плот оказалось достаточно непросто: даже связать вместе три куска бревна оказалось куда сложнее, нежели казалось раньше.       — Давай лучше поплывем на вон том бревне, — предложила Зоя.       — Хорошо, — согласился Дима.       Бревно, которое лежало совсем недалеко от кромки воды, вскоре было спихнуто в реку. Дима помог Зое сесть на середину бревна, взял в руку шест, который заменял бы весло, а потом тоже сел на бревно и поплыл.       Мальчик старался держаться ближе к берегу, не выходя на середину реки. Однако уже вскоре бревно начало все сильнее погружаться в воду и Дима, испугавшись, сказал сестре:       — Оно сейчас затонет, надо вылазить.       Кое-как мальчик подогнал бревно к берегу и, спрыгнув в воду, помог Зое спуститься. От испуга Зоя не удержалась за руку брата и упала в воду, погрузившись с головой. Девочка сразу же встала и, поняв, что теперь мокрая с головы до ног, сказала:       — Теперь мама точно все узнает…       Дима ничего не ответил. Брат и сестра дошли до обуви, которая ждала своих хозяев неподалеку, а потом Зоя сказала:       — Чистосердечное признание смягчает ответственность. Пошли домой.       — Не забудь сказать, что ты — организатор, — ответил Дима.       — Организатор — ты, — произнесла Зоя. — Я только предложила заменить плот на бревно.       — Ты — девочка, тебя простят, — сказал Дима. — И меня тоже. Или тебе будет приятнее, если я назовусь организатором и нас обоих накажут?       Зоя задумалась.       «Да, тогда с шутихами, когда организатором была я, нас обоих простили», — пронеслось в голове девочки.       — Хорошо, Дима, — ответила Зоя. — Я скажу, что идея была моя.       Ася была немало изумлена, когда увидела возвращающихся детей, причем Дима был мокрый чуть выше колена, а Зоя — целиком.       — Идите переодеваться, — сразу же сказала Ася.       Умом молодая женщина понимала, что Дима придумал какую-то очередную затею, которая пошла не так, но для начала Ася планировала выслушать версию детей.       — И что же у вас произошло? — спросила молодая женщина.       — Маменька, я предложила Диме покататься на бревне, а потом, когда я с него слазила, то упала и намочила и одежду, и голову, — ответила Зоя.       — А что до этого тебе предложил Дима? — уточнила Ася.       — Дима предложил сделать плот, но у нас это не получилось, — сказала Зоя. — Маменька, явка с повинной и чистосердечное признание смягчают ответственность.       — Это папе будешь рассказывать, — ответила Ася.       В голове молодой женщины боролись две мысли: «детей обижать нельзя» и «за такое можно и нужно наказывать». Вскоре добавилась третья мысль: «Ты уже один раз наказала, а толку ноль», потом присоединилась четвертая: «Родители били за все — и что, они правильно делали?».       — Идите к себе в комнату, — произнесла Ася и пошла к супругу.       Севастьян разбирал вещи в сарае. Услышав, что именно устроили дети, молодой человек сказал:       — Агнесса, так-то сегодня была угроза жизни — мало ли, чем дело могло бы кончиться. Перевернуться можно было и не у берега.       — Иди ты, — ответила Ася. — Ты как-то легче ко всему относишься, как говорится, на службе тренируешься…       — На службе, Агнесса, если ты забыла, я могу пару раз по лицу врезать, что не планирую делать сейчас, — произнес Севастьян.       — Я здесь лучше посижу, чтобы не прийти и невольно не помешать, — ответила Ася.       Зоя стояла возле окна и со слезами на глазах сказала брату:       — И что с того? С того, что я назвалась организатором? Слышал же, что папа сказал? Он нас пороть сильно не стал, потому что сами признались. И правильно он сказал: мы же утонуть могли… Вот вечно ты, Димка, что-то придумываешь, да так, что потом сами виноватыми остаемся… На все воскресенье запереть в комнате — это все из-за тебя!       — Я не думал, что если ты назовешься организатором, все так будет, — ответил Дима.       — Папа сказал, что ему все равно, кто организатор — мы утонуть могли! — воскликнула Зоя. — А ты вечно начинаешь: «Раз девочка, то все простят!» Не простили! Все, Дима, мне надоело! Пусть тебя наказывают, а я не хочу так! Я найду себе тысячу и одно занятие, как развлечься, а потом не получить ремня! А ты делай, что хочешь.       — Завтра нам больше ничем не получится заняться, кроме как играть в карты на щелбаны да читать книжки, — ответил Дима.       — И в следующие выходные я с тобой не пойду, — сказала Зоя. — Сперва натерпеться страху на реке, потом дома — я хочу иначе проводить время.       — Проведи его с Ромой, — усмехнулся Дима. — Заскучаешь и будешь опять ко мне проситься.       — Сама разберусь, с кем проводить, — ответила Зоя.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты