Химера

Слэш
R
В процессе
47
автор
Цверень бета
Размер:
планируется Макси, написана 81 страница, 11 частей
Описание:
В ту же секунду он исчезает. Громкая музыка оглушает Баки, когда открывается балконная дверь. Он искренне не понимает, как Слепой вообще может помнить, где находится эта чертова дверь, когда сам он не может вспомнить собственное имя. Джеймс Барнс, для друзей просто Баки, вот его имя. А потом до него доходит смысл слов, брошенных Слепым напоследок. Вот дерьмо.

Или au, в которой Баки - полицейский под прикрытием в одной из самых опасных банд Лас-Вегаса.
Посвящение:
Море благодарности и вагон с печеньем моей замечательной бете <3

А еще грузовик с котятами пользователю Mona_Mour <3

Примечания автора:
Во избежание недоразумений: если у вас есть ощущение, что вы где-то это уже читали, но на английском, на ао3 и с другими персонажами - так и есть. Это переработка моего древнего фика с ао3. Впрочем, помимо языка и персонажей поменялись и многие ключевые моменты, поэтому это смело можно назвать совсем другой историей. Надеюсь, она вам понравится.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 116 Отзывы 13 В сборник Скачать

Тройки и семерки

Настройки текста
Разумеется, за этим следует еще одна ночь без сна. Три банки пива и пару десятков кругов по комнате спустя Баки удается собрать свои мысли в кучу, но этого хватает только на то, чтобы в очередной раз прийти к неприятному выводу – Слепой играет с ним. Сперва рассказывает дурацкие сказочки, а потом откровенно издевается. Абсурд какой-то. Что это за игра? Кем он себя возомнил? Что вообще ему нужно от Баки? Столько вопросов и ни одного ответа. Совершенно неясно, почему, зная истинные намерения Баки, Слепой до сих пор не сдал его Шмидту – любой на его месте сделал бы это не задумываясь, чтобы заслужить доверие босса. Но похоже, что Слепому оно ни к чему – он и так отлично устроился в Гидре. Судя по отсутствию татуировки, он даже не член банды, а Шмидт позволяет ему жить в отеле и творить что в голову взбредет. Но почему? Что делает его таким особенным? Баки до сих пор ни на шаг не подобрался к разгадке, и при мысли об этом ему хочется биться головой об стену. Наташа – умница, она справилась бы с заданием за неделю. За две, в крайнем случае. А Баки завяз по уши в игре, правил которой он не понимает, потерялся в обрывках слухов и сплетен. Добавьте к этому его собственные страхи и получите полное представление о коктейле испытываемых им чувств под названием «Бездна отчаяния». Баки начинает думать, что даже чертов Рамлоу лучше подходит для этой работы. По крайней мере, он бы не боялся, не паниковал. У Брока нет проблем с притворством, ложь дается ему легко. А Баки становится все труднее отличать правду от вымысла. Почему же Фьюри не дал это задание Броку? Хотя бы на этот вопрос у Баки есть ответ: Броку нельзя доверять. Ему нельзя доверять настолько, что он до сих пор понятия не имеет, что Баки не уволили. На самом деле, Баки чертовски не хватает напарника – было бы приятно знать, что он не один тонет в этом заливе, кишащем акулами. Возможно, стоит все-таки позвонить Наташе. Или проще сразу же положить Фьюри заявление об увольнении на стол. И вот таким образом Баки убивает еще неделю – в раздумьях, сомнениях, в парах алкоголя. Если у него и были какие-то иллюзии относительно криминальной романтики, то работа под прикрытием в банде разбила их. Точно так же, как в свое время работа в полиции развеяла его мечты о полной приключений жизни детектива. Дни тянутся невыносимо медленно. Самое интересное – Шмидт, похоже, решил свернуть всю незаконную деятельность. Заданий от него нет, и Баки только и делает, что мечется по комнате, как дикий зверь, запертый в клетке. Иногда играет в дартс – мишень, которую он повесил на дверь ванной комнаты, вот-вот развалится, но зато он может попасть в яблочко с другого конца комнаты почти не целясь. Иногда он спускается в гараж и от нечего делать начищает до блеска Кадиллак – он сияет так ярко, что его можно увидеть из космоса. Другие парни шляются по коридорам с таким же потерянным видом, как и сам Баки. И это было бы даже забавно, не будь так чертовски странно. Вечера, впрочем, чуть интереснее – Баки взял за привычку спускаться к бассейну чуть раньше обычного, чтобы застать там Клинта и поболтать с ним. Заодно можно бессовестно пялиться на то, как плавает Слепой. А ночи… ночи не приносят ни отдыха, ни покоя. Как бы он не изводил себя тренировками в бассейне, сон не шел к нему. Если так пойдет и дальше, он однажды вырубится на ходу или, что еще хуже, за рулем. Когда он вконец измучился, попробовал спать на полу, раз уж постель стала казаться слишком мягкой – бесполезно. Теплый душ, скучная книга, канал Discovery, очень много виски – безрезультатно. Ему нужен совет. Ему нужно поспать. А еще лучше – вырваться из этого чертового отеля. В конце концов решение находится само собой, и тогда Баки отправляется в офис Шмидта. *** В приемной, развалившись на одном из диванов, играет в змейку на своем допотопном телефоне Джек. Сегодня его очередь дежурить. Секретарша со скучающим видом листает журнал и не обращает на Баки никакого внимания, пока Джек не рявкает: – Эмбер, тут Баки Барнс к боссу. – Ой! – секретарша подскакивает с места и семенит к двери кабинета. Осторожно постучав, она на какое-то время исчезает внутри. А появившись вновь, по-прежнему игнорируя присутствие Баки, сладким голоском говорит Джеку: – Пусть Баки Барнс заходит. Должно быть, из-за этой бессонницы я совсем потерял товарный вид, уныло думает Баки. Кисло улыбнувшись секретарше, которая не сводит глаз с Джека, он проходит в кабинет босса. Шмидт сидит за массивным дубовым столом, перед ним высится огромная стопка бумаг. Шмидт настолько углублен в чтение, что, кажется, не замечает, что его очки в тонкой оправе сползли к самому кончику носа. Верхняя пуговица идеально белой рубашки расстегнута, рукава закатаны по локоть. Считать деньги, или чем он там в данный момент занят, должно быть, не такое простое занятие. Баки отмечает про себя, что знак Гидры у Шмидта отличается от татуировок других парней – череп на его запястье красного цвета. На кушетке, слишком маленькой для его массивной фигуры, скрестив ноги и закинув руки за голову, лежит Слепой. На его губах рассеянная улыбка, он выглядит мирным и расслабленным, и вся эта сцена напоминает что-то вроде сеанса психотерапии. Хотя, Баки не эксперт в этом деле, такое он видел только в фильмах. Он был абсолютно не был готов встретить Слепого, и при виде него совершенно забыл свою заготовленную речь. И поздороваться. – Чем обязан, Джеймс? – Шмидт изучающе смотрит на Баки поверх очков. Сейчас он выглядит точь-в-точь как услужливый банковский клерк, готовый помочь с заполнением отчета в налоговую, но Баки не может перестать думать о том, что у этого человека руки по локоть в крови. – Я хотел попросить выходной, – говорит Баки. – Выходной? А ты что, переработал? – фыркает Шмидт, снимая очки. Без них он уже не кажется таким безобидным. – В последнее время вы все только и делаете, что шатаетесь без дела, и, честно говоря, это начинает меня раздражать. Баки пожимает плечами. Вообще-то Шмидт сам просил их залечь на дно и не показываться в городе. – Я хотел навестить свою невесту… то есть бывшую невесту. Она живет в Лос-Анджелесе, – Баки переводит взгляд на Слепого, но тот и ухом не ведет – все так же блаженно улыбается в потолок. – Ну и зачем тебе с ней видеться, если она бывшая? – спрашивает Шмидт. – Я не знаю… Просто соскучился, наверное. Может быть, еще не все потеряно, – отвечает Баки, прекрасно зная, что это не так. Все, что было между ним и Дженной, ушло безвозвратно, но это давно не имеет значения. Он вновь краем глаза проверяет Слепого – по-прежнему ноль реакции, – сам не понимая, чего, собственно, ожидал. Шмидт откладывает свои очки в сторону и внимательно смотрит на Баки. – Послушай, сынок, если женщина оставила тебя, значит, уже слишком поздно. Я был женат дважды, так что просто поверь мне. О, а вот и советы в личной жизни от Шмидта. Баки еле сдерживается, чтобы сохранить серьезное выражение лица. Улыбка на губах Слепого становится еще шире. – Если ты так заскучал – загляни на семнадцатый. Не стесняйся, своих обслуживают бесплатно. Вообще-то, у нас не только девочки есть, – с совершенно невозмутимым видом произносит Шмидт, и Слепой прыскает со смеху. Баки немедленно хочется зашвырнуть в него чем-то тяжелым. Шмидт как ни в чем не бывало продолжает: – Впрочем, решать тебе. Если захотелось проветриться и для этого непременно нужно тащиться в соседний штат – валяй, можешь взять машину. Шмидт вновь надевает очки и возвращается к изучению бумаг. Аудиенция окончена. Прикрывая за собой дверь, Баки слышит, как Шмидт тихо говорит: «Продолжим», и Слепой фыркает в ответ. *** – Наташа, привет! Это я, Баки. – Ты совсем сдурел? Какого черта ты мне звонишь среди бела дня? – Это одноразовый телефон, успокойся. – О, я надеюсь, это что-то действительно важное. Ты уверен, что никто не греет уши? – Да, я звоню из Лос-Анджелеса. – Что? Какого хрена ты там делаешь? – Навещаю Дженну. Типа. Неважно. – Господи, Барнс… Все так плохо? – Помнишь, ты говорила, что у меня из-за этой работы может возникнуть хроническая усталость, проблемы с самоидентификацией, депрессия, еще какая-то хрень? Ну так вот… Кажется, пора меня вытаскивать. – Что? Нет! Ты только подобрался к Шмидту. – Да, да, знаю, просто я не спал целую вечность. Я вообще уже не понимаю, что происходит. – Барнс… Ты звонишь мне, чтобы поныть, или ты наконец выяснил, кто покрывает этого ублюдка? – В основном, чтобы поныть. Никто ничего не знает. – О, господи... Как насчет слепого парня? Удалось к нему подобраться? – Типа того, но это делу не помогает. Только еще сильнее все запутывает. – Чего? Барнс, скажи честно, ты там подсел на тяжелые наркотики? – Нет, но подумываю об этом. Я уже устал барахтаться в этом дерьме. Шмидт думает, что в банде завелась крыса. Меня пока не трогают, но неспроста это, Нат. Они что-то подозревают. – Так, ладно, соберись. Если ситуация не изменится, конечно же мы тебя вытащим. Еще есть что сказать? – Похоже, у Шмидта намечается крупная сделка, он покупает сеть отелей. Приказал нам не светиться в городе, чтобы не пугать будущих партнеров. Все сидят по номерам. Наташа, все, что я здесь делаю – бухаю и схожу с ума. Какой во всем этом смысл? – Да, в городе прошел слух, что Шмидт решил завязать с криминалом. Ты не представляешь, как сложно было согласовать эту операцию. Ты должен успеть что-то нарыть, прежде чем он оборвет все концы, ты понял меня? – Наташа… – Тогда возвращайся в город и делай свою работу. – Нат… – Что? – Напомни-ка, что случилось с тем парнем, которого ФБР подсадило в Гидру пять лет назад? – Он пропал. – Подсказать, где поискать его кости? – Барнс. – Если они узнают, что это я, мне конец. Шмидт долго не раздумывает, прежде чем отдать приказ кого-то пристрелить. – Слушай сюда, плакса. Нам удалось заключить сделку с одним из парней Шмидта. Если что-то пойдет не так, он прикроет тебя, ясно? – Кто это? Брок? Пожалуйста, скажи, что это Брок. – Я не могу сказать. Он и так рискует, связываясь с нами. Теперь тебе спокойней? – Спасибо, Нат. – Вали в Вегас и делай свою работу. – Хорошо. Да. Я смогу это сделать. Без проблем. Как там Фьюри? – Он тебя ненавидит. Вали в Вегас. *** – Привет, Баки. – Кто это? – Слепой. Клинт дал мне твой номер. – Разумеется. И зачем ты звонишь мне в два часа ночи? – Уже так поздно? Соскучился по твоему голосу. Как погода в городе ангелов? – Жарко, как в аду. И я уже на пути в Вегас. Буду к утру. – А, ну супер. Как невеста? – Все еще не хочет меня видеть. – Мне жаль. – Я на сто процентов уверен, что тебе плевать. – Мне действительно жаль... – Да прекрати уже. – …что ты так думаешь. – Ладно. Обидно признавать, но босс был прав, все в прошлом. Пофиг, в любом случае, полезно иногда сменить обстановку. Прочистить мозги, типа того... – Ну и как, сработало? – Все было прекрасно, пока ты не позвонил. – Ну извини, не смог удержаться. Я уже говорил, что у тебя приятный голос? Тебе бы на радио работать... – Кто-то может нас подслушивать? – Нет. – Почему я все еще жив? – Это такой странный вопрос, Баки. Что тут скажешь? На все воля господа. – Так, давай перефразирую. Почему ты не сдал меня? – Ах вот ты о чем. Наверное, потому что ты больше нравишься мне живым. – Ладно, я все еще не понимаю, зачем ты мне звонишь. – Сказал же, мне скучно. – Извини, ничем не могу помочь. Иди сделай кому-нибудь мозг. Ты же так обычно развлекаешься? – Баки, я не хотел тебя обидеть. – Вот и славно, потому что я не обижен. – Хорошо. Аккуратней на дороге. *** Возможно, он просто заразился паранойей от Шмидта. Баки подозревал, что кого-то могли отправить за ним следом или и того проще – отследить GPS Кадиллака. Хотя Шмидт и избегал засилия технологий в своем офисе, это вовсе не означало, что он не умел ими пользоваться. Поэтому Баки решил действительно прокатиться до Калифорнии, просто чтобы позвонить Наташе. Что было, кстати, абсолютно бесполезно – он не сообщил ей ничего нового. Она и так знала, что Шмидт решил залечь на дно, и совершенно не удивилась, когда Баки рассказал ей, что кого-то подозревают в стукачестве. Разговаривая с Наташей, Баки легко мог представить, как та сердито хмурится и сжимает губы. Она злилась на него и имела на то полное право – детектив Барнс опять не оправдал возложенных на него ожиданий. Однако сам Баки был рад услышать ее голос. Он едва не сознался в том, что это, скорее, Слепой подобрался к нему и раскрыл. И, хотя Баки все еще не был уверен, что кто-то из парней Шмидта станет рисковать своей задницей, прикрывая его, было огромным облегчением узнать, что кто-то в Гидре на его стороне. Баки провел целый день на пляже, любуясь на океан и девчонок в бикини, и теперь его ботинки полны песка. Когда-то давным-давно Дженна заразила его мечтой сбежать из пыльной пустыни и переехать в Калифорнию – купить небольшой дом в долине, завести еще одну собаку, разбить сад. Заниматься серфингом по выходным, то и дело наталкиваться на звезд в супермаркетах, пить белое вино по вечерам. Сказочная жизнь, без забот и волнений, может, и без особого смысла, но зато какой привлекательной была эта картинка. Чертов Рамлоу испортил все. В итоге Дженна переехала в Калифорнию одна. Сегодня Баки так и не решился подойти к ее дому. Он не хотел видеть, как она счастлива без него. С самого начала, с самой их первой встречи Баки знал, что рано или поздно облажается. Даже когда он был «подающим надежды», когда он и сам думал, что действительно чего-то стоит. Серьезные отношения требуют определенного уровня отдачи, к которому он, наверное, просто не был готов. Дженна была милой и доброй, очень хорошенькой, и на какое-то мгновенье он поверил, что этого будет достаточно, но жизнь расставила все по местам. Возможно, так лучше для всех. Некоторым мечтам просто не суждено сбыться. Три утра, и Баки пялится в темноту ночи сквозь лобовое стекло, двойная сплошная убегает вдаль. Звонок Слепого снова сбил его с толку, стоило только немного приободриться. С другой стороны, он уже начал привыкать к этому офигенному чувству – когда ты понятия не имеешь, что за херня вообще происходит.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты