Импринтинг миров - 6 (не все то золото...)

Слэш
NC-17
В процессе
45
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 164 страницы, 8 частей
Описание:
Не так уж и проста оказывается жизнь в темных мирах. Пришел посмотреть, получить новые знания и умения, а вместо этого, "держи миску с едой и поводок, неразумный". И планка ненависти, хочешь или нет, взлетает выше. Не к тем, кто руководил твоими действиями, а тем, кто принимал решение. А это уже не боги, не хранители миров. И нужно постараться, чтобы поставить подножку, и самому не пострадать. А тут еще и оказывается, что вся твоя жизнь - игра...
Посвящение:
Всем читателям
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ - https://ficbook.net/readfic/6546992
ВТОРАЯ ЧАСТЬ - https://ficbook.net/readfic/7803715
ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ - https://ficbook.net/readfic/8520472
ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ - https://ficbook.net/readfic/9057092
ПЯТАЯ ЧАСТЬ - https://ficbook.net/readfic/10070422
Примечания автора:
Первая часть пишется по заявке Николис. Дальнейшее развитие событий с заявкой не связаны, но являются ее продолжением, касаемо одного из гг. Так же будет пересечение с произведением Paula Dark "Временная петля". Главная героиня, Олюшка, обязательно поприсутствует и в этой работе.
Спасибо Olivia Colomar за совет и идею.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 29 Отзывы 31 В сборник Скачать

5 глава

Настройки текста
      – Если никто никуда не спешит, то я хотел бы все вопросы, касаемо обучения, решить здесь и сейчас, – слегка оклемавшись от портального переноса, предложил Рахур.       Оддерамус уже готов был согласиться, но осознал, что Дерех сейчас вряд ли настроен на подобную беседу. Внешне тот был совершенно спокоен, но едва заметная межбровная складка говорила о многом. Особенно ему. Так, застывая лицом, удерживая эмоции под контролем, но слегка хмурясь, он, да и Дерех, как теперь было видно, решал только самые серьезные проблемы, о которых кроме них, ну, может быть еще и семьи, никто знать не должен был.       – Не хотелось бы навязываться, Дерех, но у нас есть еще не решенные вопросы, – внимательно посмотрел он на брата, давая тому возможность отступить.       – Да, к сожалению, есть, – кивнул младший. – Рахур, а как вы относитесь...       – На «ты», – попросил тот.       – Как ты относишься к тому, чтобы через пять стандартных дней прибыть на ту планету, где я поселился со своими ребятами? Или, через те же самые пять дней я, и все те, кто пожелают обучиться у дар-кэй, прибудут на проверку туда, куда скажешь ты.       – Готов пригласить в дом дар-кэй? – чему-то усмехнулся Рахур. – Хорошо. Мы с моим аналитиком посетим вас. Но могу я уговорить остаться хотя бы на ужин?       – Одди? – Дерех посмотрел на Старшего. – Как думаешь, есть возможность?       – Вполне, – Оддерамус не сдержал улыбку, понимая, что Дерех дает ему попрощаться с Рахуром.       – Тогда, я вас приглашаю посетить единственный во вселенной сад, в котором собраны растения со всех уголков необъятной вселенной, включая растения из светлых миров.       – Не откажусь, – согласно кивнул Дерех, открыв портал назад, в зал, откуда они спустились стационарным порталом на поверхность планеты.       – Твой друг много сил потратил на этот удар, которым меня выкинуло из темных миров, – едва слышно произнес Рахур, чуть замедлившись, чтобы надеть шлем. – Поэтому я не буду его напрягать слишком сильно. Просто попытайся до него донести, что здесь врагов у него нет. Когда Основа теряет стабильность энергии, это может закончиться очень неприятно. Особенно, если та считает, что стоит себя защищать.       – Зачем ты тогда пригласил его? – удивился Оддерамус.       – Хочу его понять. Но, так как ты его знаешь куда дольше, то сможешь проследить, чтобы он никому не нанес вреда.       – За этим проследит его эннэшше, – кивнул Оддерамус на Аралана.       – Хорошо, – Рахур надел шлем. – Здесь мы будем среди большого количества воплощенных разумных, и я не хочу, чтобы кто-то пострадал от моего яда. Прошу за мной, господа.       – Ты чего бесишься? – шепнул Оддерамус на ухо младшему. – Или боишься, что я не сдержу себя в руках, и попытаюсь как-то дать понять, что мы затеяли?       – Сейчас это уже не имеет большого значения, но да, мне было бы удобно, чтобы ты пока все держал в тайне.       – Надо, значит, буду, – согласился Оддерамус, попытавшись ухватить Рахура под руку, увидев, как тот напрягся и отстранился.       – Прости, Оддерамус, но вынужден отстраниться, – тихо произнес тот.       – Жена? Дети? Партнер? – хмыкнул Одди, неприятно удивленный тем, что не может позволить себе прикасаться к Рахуру, хотя бы даже через скаф. – Или статус?       – Статус... – Рахур хмыкнул.       – Приношу свои извинения за вмешательство, – улыбнулся Серкасс, что увязался следом за ними, – но думаю, я должен кое-что прояснить нашему Палачу и основе Разрушения, – поклонился он Оддермусу, а тот едва не свернул голову ублюдку. Хотя Дерех никак не отреагировал на выпад одного из тех, кого привел в этот мир. – Видишь ли, Оддерамус, эйрэ Рахур беспокоится не о своем, а о твоем статусе. Таких как он, в некоторых мирах называют пробирочными ублюдками. Рахур, не в обиду тебе будет сказано.       – На правду и не обижаются, – спокойно согласился Рахур, указав на ангар, в который и провел своих гостей.       – Так вот, как бы ни был хорош солдат, даже если этому солдату уже два миллиарда лет, и даже если он получил признание Основ и Хранителей, а так же получил статус Хранителя миров, он все равно остается обычным мутантом, созданным из пробирки. Трансгеном. Кстати, на будущее, это слово для всех дар-кэй является ругательным. Ну, и можешь представить, как по твоей репутации Основы ударит связь с подобным ему. Это значит, что его положение в ваших отношениях, будет лишь на уровне фаворита, не более. А фавориты под ручку с королями не ходят.       – Какая мерзость, эти ваши правила, – скривился Оддерамус, но все же согласился с тем, что данный разумный прав.       – Кстати, если я еще не представился. Серкасс. Охшарр.       – Личная темная тварь Дереха? – хмыкнул Оддерамус.       – Он самый, – ощерился Серкасс, а Рахур потянулся к оружию. – Тише, здоровяк, тише. Я – свой, прирученный, с полным подчинением. Это он намекает, что я пожиратель, – хохотнул он, подмигнув Дереху, и расхохотался на выражение лица Оддерамуса. – Ну да, бывает и так.       – И когда ты собирался мне это сказать?! – возмутился Оддерамус.       – Это подарок Мриса, – спокойно отозвался младший. – И от пожирателя у Серкасса осталась разве что его личная искра. Ментально он полностью переделан.       – Все равно тварь, – процедил сквозь зубы Рахур.       – Уже нет, – спокойно отмахнулся охшарр. – Меня учили слишком хорошо. Но, если ты не хочешь меня здесь видеть, то я не обижусь, и уйду.       – Дерех Свер? – внимательно посмотрел Рахур на младшего. – Ради безопасности этого разумного, если он тебе дорог, попрошу его убрать из наших миров. Если кто-то прочтет его ауру, убьют на месте.       – Серкасс?       – Да, ты прав, что-то я расслабился, – серьезно согласился тот, а после исчез.       Притом Оддерамус мог бы поклясться, что никакого портала не было. Но достаточно было того, что Дерех стукнул себя пальцем по груди, чтобы понять, куда делась эта тварь. К этому моменту они дошли до места, где стоял аэрокар Рахура, и тот пригласил всех загружаться.       – Хорошая машинка, – уважительно погладил по боку кар Оддерамус.       – Да, неплохая, – согласился младший. – Рахур, скажи, этот аппарат только для местного пользования, и максимум для перелета между внутренними мирами дар-кэй?       – С планеты он не поднимается, двигатели уже не те, мощности не хватает. Но ты правильно заметил, раньше он был челноком.       – Могу слегка подшаманить, чтобы он мог выходить в открытый космос.       – Подша...       – Подшаманить, переделать, в смысле. Нет, могу просто дать тебе в пользование переделанный малый аллар, но мне бы хотелось, чтобы ты увидел мою работу.       – Если есть желание. Один год тебе на это хватит?       Оддерамус не выдержал, и прыснул со смеха. А после объяснил:       – У нас с Дерехом был один учитель. Мне свои умения сохранить не удалось, а вот ему пришлось их даже преумножать. Так что... Сколько, Дерех? Сутки?       – Ты издеваешься? – удивился младший. – На такой пустяк тратить сутки?! Да я себя уважать не буду! Два часа! От силы!       – Я бы не отказывался, – улыбнулся Аралан, и Оддерамус кивнул, понимая, что подобного рода работа стабилизирует энергию брата.       – Рахур, я бы тебя попросил разрешить вмешаться, – посоветовал он. – Ты говорил про нестабильность... Так вот, как воину лучшую стабильность приносит бой, так Дереху гармонию возвращает подобная работа.       – Я его даже трогать не буду. Этот кар, – махнул рукой Младший. – Нет смысла. Переделывать дольше, чем делать заново. Сай, зайка, дай мне скан.       – Как ты мне безумно дорог, – проявился тот, поздоровавшись со всеми, открыв подобие планшета. – На меня можете не обращать внимания, я простейшая голограмма кристаллита, который вшит в истребитель этого безумного технолога, – ткнул он совсем не призрачным локтем в бок Дереха. – Ар, иди сюда, буду тебя учить, как работать с такими массивами информации.       – Извините, давно мечтал, – повинился тот, сразу пристыковавшись к Саю, смотря на планшет, и слушая, что тот ему говорит.       – Какой-то... свободный кристаллит. Даже слишком, – пробормотал Рахур.       – Мы с Дерехом его когда-то вместе сделали, – с потаенной грустью вздохнул Оддерамус. – Нам достался зародыш кристаллита, но не досталось инструкций по его пробуждению, и мы не нашли ничего лучшего, чем наполнить его нашими воспоминаниями и знаниями. Это подарило ему личность. А личность, сам видишь, очень любопытная и неординарная получилась. Конструкты для него делал Дерех. Кстати то, в виде чего он здесь находится – и есть конструкт. Сама память и все знания – в кристалле, а здесь только проекция, облаченная и овеществленная. Временно. Просто молекулы уплотнились.       – Я так понимаю, с Дерехом вы были раньше очень близки, – насторожился Рахур.       – Мы и сейчас близки, – не понял Оддерамус. – Нам с Дерехом, напополам, выдано новое мироздание, которое мы будем курировать. Если бы мы не смогли принять друг друга, то ничего бы не получилось. Две Основы в одном мироздании не уживаются.       – Я о другой близости, – тише произнес Рахур.       – Это было всего один раз, и то, по-дружески, – отмахнулся Оддерамус. – Мы не интересуем друг друга как спутники.       – А у тебя кто-то есть? – Рахур не забывал смотреть за тем, что говорят и делают с его каром. – Спутник?..       – Своих я разогнал. Осталась только дочь, но к ней, думаю, ты ревновать не будешь.       – У меня вообще нет права ревновать тебя, Оддерамус, – не согласился Рахур. – Мой вопрос касался только того, кого мне ждать, если вдруг в ком-то взыграет ревность ко мне.       – Не беспокойся, никого.       – Что ж, держи, – Сайлас передал планшет Дереху. – Есть пара узелков, которые просто так не разобрать, но, так как они не работают очень долгое время, у меня будет время их распотрошить и подумать над тем, как их лучше внедрить. Остальное ты видишь.       – Да, вижу, – задумчиво отозвался Дерех. – Дохрена дублирующих систем, – а после и обернулся к Рахуру. – В общем так. Вот эта машинка сделана, именно как железо, неубиваемой. Если заменить пару узлов, точнее вырастить их, а материалы, для их создания у меня сейчас есть, то можно ей и дальше будет пользоваться, и не один век еще. Но я бы предпочел тебе дать другую. Ну, или точнее, еще одну, уже полностью работоспособную. А эту так, на досуге потом, поковырять. Что скажешь?       – А где ты видел разумного, что откажется от еще одного аэрокара? – хмыкнул Рахур. – Конечно, я соглашусь. Что мне это будет стоить?       – Хорошего, качественного, личного обучения моих ребят тобой, – не стал юлить Дерех. – Не спихивать их на кого-то, а отдаться работе полностью.       – Давно я уже никого не обучал. Мне даже самому будет это интересно, так что плата невелика.       – Хорошо. Ар, помоги мне, – указал он на тяжеловесные ящики, и слишком близко стоящий следующий, чужой кар.       – Сейчас я помогу, – вознамерился вмешаться Рахур, но Аралан отмахнулся, после чего полыхнул силой как-то сразу раздавшись в плечах, и подняв свой рост едва ли не на три метра. При этом изменения затронули не только рост, но и внешность. Все тело взбугрилось мышцами, обтянутыми серо-стальной чешуей. Лицо вытянулось в морду, голова обзавелась короной рогов, а за спиной выпростались, а после сложились огромные серые крылья.       – Ашшер? – изумился Рахур. – Дерех, твой спутник аргаан?.. Твой спутник аргаан?       – Нет, мой спутник простой сайнар. Правда, бывший императором, – качнул головой Дерех. – А ашшерами и аргаанами вы называете ящеров и драконов? Если так, то это я, – улыбнулся он, продолжая смотреть в планшет, тогда как Аралан с легкостью освобождал дополнительное место. – Достаточно, Ар, спасибо.       – Не за что, звезда моя, – вернулся тот в облик человека, поцеловав Дереха в висок.       – Смотри теперь, как это делается. И не на меня, а на структуры энергии смотри. На плетение, – Дерех улыбнулся, повернувшись к Оддерамусу. – Пока я сидел в тюрьме богов, за уничтожение закрытого куска мироздания, где пленили сайнаров, то пересмотрел знания, что мне давал Мрис, и научился кое-чему новому. И это я тебе сейчас покажу.       Оддерамус глазам своим не поверил, смотря на то, что творит энергия Дереха. Плетение было таким мелким, и несло в себе такие количества узлов, что из такого конструкта душу можно было слепить, не то, что аэрокар!.. Плотность была потрясающей, а усиление, что давало такое мелкое плетение и такая вязь узлов, не укладывалось в голове. Даже на первый взгляд броня выглядела чудовищной, а мощность создаваемых двигателей – невероятной. И без прокола пространства, этот аэрокар, переделанный в подобие аллара, мог преодолевать пространство в десятки раз быстрее. Но и узел прокола пространства Дерех установил. И щит. И вооружение. Но настолько уменьшил все узлы, что Оддерамус едва не взвыл от тоски по своим способностям. Это был истинный шедевр!..       – Оддерамус, все в порядке? – положил ему на плечо руку Рахур.       – Неуч я. Неуч, по сравнению с Дерехом... – тоскливо произнес тот. – Ты на этом кораблике сможешь из мироздания в мироздание гасать... Притом, за считанные минуты. Лучше, не на меня внимание обращай, а скажи Дереху, пока тот не завершил, что бы еще хотел.       – По строению данного аэрокара я не могу сказать, что мне нужно, – осторожно произнес Рахур.       – Тогда я скажу, что тут есть, – весело произнес Дерех. – Энергокристалл, что в состоянии подпитываться от энергии пространства и звезд. Примерный его рабочий цикл... ну, пару сотен тысяч лет так точно. На его основе работают синтезаторы питания, воздуха, воды и предметов быта, так же щиты, оружие и двигатели. Броня такого качества, что ее не пробить... – Дерех задумался. – Да никому не пробить. Кстати, все мои аллары с такой же броней, и такими же щитами. Так что, если, например, вывести мой аллар, против твоего кара, то все будет зависеть от качества пополнения энергией кристалла. Так же установлены стабилизаторы нагрузки. С ними можно хоть камнем падать к планете, вся накопленная энергия уйдет в кристалл. Я добавил еще узел прокола пространства. Короче, портал, который сможет тебя перемещать в любое свободное место любого нужного тебе пространства. Ну, и чтобы ты все это не держал в памяти, работая с простеньким искином, то Сай подарил тебе зародыш кристаллита. Обучишь его сам.       – И это все, за то, чтобы я обучил твоих бойцов? – удивился Рахур, смотря, как строится новый аэрокар, словно печатается, создавая все и сразу, не только внутренние помещения, но и броню.       – Нет, не все, – нахмурился Дерех. – Есть у меня к тебе одно предложение. Но решишь ли ты его принять или нет, не зависит от того, что я тебе дарю. Этот дар я оставляю тебе только для того, чтобы ты подумал, готов ли ты согласиться.       – Говори.       – Ты знаешь, что последние несколько столетий, сходятся два мироздания?       – Об этом только глухой не слышал, – нахмурился Рахур.       – Я хочу тебя попросить поучаствовать в этом.       – Тебе не кажется, что ради встречи со мной, низко просить своих друзей раздвигать передо мной ноги?       – Во-первых, вы сами между собой договорились о том, чтобы провести время вместе, – жестко ответил Дерех. – Во-вторых, если бы у вас был открытый доступ во внутренние миры вашей общины, я бы пришел туда, и просил бы тебя там. Пришлось ловить здесь. В-третьих, я пришел не как несчастный проситель, а как соратник, ищущий помощи, но не требующий ее. Ты мне не отказал. Обучи моих ребят. Стать ли рядом со мной, или нет, это будет уже твое дело. Мы сможем справиться и сами. Поверь, один из миров эмпанов стонал под нашими стопами.       – Эмпанов, значит... И они вам это спустили с рук?       – Им пришлось. Я умею убеждать даже Высочайших.       – А ты? Умеешь? – повернулся Рахур к Оддерамусу, на что тот развел руками.       – Я десять лет был рабом одной из основ. Как думаешь, по своей воле?.. – Оддерамус хмыкнул. – Умей я так же убеждать, как это делает Дерех, не оказался бы на поводке.       – Готово, – Дерех улыбнулся, хлопнув ладонью по созданному кару, и по его броне прошла волна щита. – Могу добавить в него еще и скрытое пространство, чтобы вместо пяти-семи разумных, туда можно было поместить до двух сотен.       – Благодарю, не нужно, – Рахур смотрел на Дереха внимательно и жестко. – Ты же понимаешь, что почти половина всего моего отряда, что я возьму с собой, а это пять миллионов особей, останется там?       – А ты понимаешь, почему я показал тебе свою работу с аэрокаром? – так же напряженно уставился на Рахура Дерех. – У меня есть возможность, которая не позволит их терять. Впивание души. То есть, я могу, при смерти тела, забирать душу в неизмененном состоянии, вкладывать ее в новый конструкт, и давать ей новую жизнь?       – Откуда ты знаешь систему регенерации дар-кэй?! – с угрозой произнес Рахур.       – В смысле, систему регенерации вас? Это моя собственная! – возмутился Дерех. Весь свой отряд я держу в себе. Их души – во мне! Когда наступает бой, я их выпускаю в конструктах тел, обновляю, когда те погибнут, и могу создавать множественное количество циклов для каждой души!..       – Как они у тебя еще не свихнулись? – так же настороженно произнес Рахур.       – С чего бы? – не понял Дерех.       – Я думаю, эйрэ Рахур не понял системы, – улыбнувшись, вышел вперед Аралан. – Рахур, если не сложно, нанеси мне десяток смертельных ударов. Оружием, энергией, физически... Я сопротивляться не буду. Считай, что я манекен.       Рахур задумался.       – Память твоего спутника и его знания, как память и знания кристаллита, что находятся в его сосредоточии, пребывают в твоей душе?       – Именно, как в кристаллите, – расслабленно выдохнул Дерех, осознав, что его поняли. – Это лишь качественная оболочка, имеющая возможность убивать, душа испытывает лишь досаду при уничтожении конструкта, как при поломке экзоскелета. Облачить в новый конструкт то, что живет здесь, – указал он на себя, – не сложно.       – Мы такими носителями делаем наши линкоры, – согласился Рахур, расслабившись. – Скажи, а ты мог бы обучить эйрэ такому вбиранию в себя душ?       – У меня есть такие возможности, – согласился Дерех. – Но не все смогут это принять, разобраться, и пожелать стать вместилищем. Ведь все зависит от силы данного объекта. Если он слаб, то отряд потеряет все количество бойцов, что завязаны душами на своего собирателя.       – Я это уже понял. Но за последние пять миллионов лет, погибло лишь трое эйрэ.       – Тебя это точно не касается, – пробормотал Дерех, но его услышали.       – Почему?       – Да потому что ты, не имея защиты, мчишься на передовую, рядом с бойцами! То, почему ты не дохнешь, скорее нонсенс! И да! Я изучал историю твоих боев! Суицидник херов!       – Кто бы говорил, – хмыкнул Аралан.       – Защита у меня универсальная, – не выдержал Рахур. – Таких как я, больше не смогли создать! Я уникален!       – Чем? – полюбопытствовал Дерех.       – Я исхат! – словно это о чем-то говорило, веско произнес Рахур, и тут же замолчал, словно сказал что-то лишнее.       Дерех хмыкнул, дав понять, что слушает.       – Ну же, объясни мне свою неубиенную силу, – попросил он.       – Я... покажу, – он посмотрел на Оддерамуса, словно прощаясь с ним, а после этого отстегнул перчатку, в подставленную ладонь Дереха опустив червячка, размером с мушиную личинку. – Это мое тело... – глухо произнес он. – Моя внешность лишь биоскафандр, созданный с помощью технологий нашей расы. Достаточно выжить одной особи, и идет размножение до тех пор, пока наш разум не становится цельным.       – Действительно, почти бессметрный, – Оддерамус, понимая, как Рахуру нужна поддержка, хлопнул его по плечу. – Невероятное умение. И более того, невероятно то, что ты сумел найти общий язык с остальными.       – И вся ваша раса такая? – задумался Дерех.       – Увы, нет. Они могут создавать формы. Ненадолго. У нашей расы коллективный разум. Я же... Меня изъяли, и я создал новую ячейку. А то, что не позволяю ей расползтись на целый мир, только моя заслуга.       – Жаль, я бы их нанял, – вздохнул Дерех. – Хорошее умение.       – Тебе не противно? – удивился Рахур.       – У тебя что, комплекс какой-то? – не понял тот.       – Неприятие, отречение, брезгливость, и я понимаю почему, – Аралан поднял червячка на уровень своих глаз. – Слишком мелкая единица самосознания. Часто у разумных заметен страх, что это будет развиваться в плоти. И жрать. Вы же чем-то питаетесь, так? – взглянул он на Рахура.       – Да. Плотью. Но не живой. А живую, когда нет возможности пролечить... очищаем.       – Отлично, соберем тебе дохлого мясца, – согласился Оддерамус, увидев удивление в глазах Рахура. – Что? Ты не даешь умереть собой, ты не размножаешься в живых, ты разумный, у тебя охеренная регенерация из одной особи, и при всем этом, ты себя не можешь принять?       – Ты третий за два миллиарда лет, кто не испытывает ко мне неприязни, – произнес Рахур. – Это стоит того, чтобы запомнить.       – Может, хватит лямур разводить, и Рахур испробует новый кар? – предложил Дерех.       – Кстати да, я бы его тоже испробовал, – согласился Оддерамус.       – Куда? – слегка дезориентированный, спросил Рахур.       – Ваш биозаповедник мы еще посетим, а вот покататься по пространству, будет прикольно, – хмыкнул Дерех, раздав всем по стакану с виски, только Рахуру предоставив напиток другого качества.       – Рейгольская амбра, – выдохнул тот, – подняв щиток шлема. – Как давно я ее пил...       – Тебе что, создать пару сотен литров? – хмыкнул Дерех.       – А есть возможность? – удивился Рахур.       – Океан создать? Этой амбры? Мне не сложно. Была бы емкость нужного размера. Ведь конструкту репликации я обучился едва ли не самому первому из всех.       – Не стоит ее обесценивать, – с наслаждением допил напиток Рахур. – Что ж, я готов опробовать твой вариант своего аэрокара, – кивнул он, забравшись на место пилота. – Говори, куда хочешь.       – Домой хочу... Но пока не дано, – выдохнул Дерех. – Короче, вот координаты системы. Там мой клан обосновался. Заодно и посмотришь на будущих бойцов.       – Как скажешь. Каковы у вас возможности перегрузок? – Рахур привычно щелкал пальцами по интерактивной панели.       – Рахур, ты меня слышал? Я поставил такие компенсаторы, что перегрузок не почувствует никто. Хоть на полном ходу кар останавливай.       – Хорошо, – согласился тот, выведя кар из ангара, включив экраны, и замер, понимая, что аэрокар становится полностью прозрачным.       – Это работа одного из щитов, «хамелеона», что я поставил, – спокойно отозвался Дерех. – На данный момент мы стали невидимыми. А так как выхлоп у данного кара такой же конструктивный, как и он сам, то его не получится заметить вашей службе охраны. Кстати, передай своим, что из порта поднимутся два истребителя, которые последуют за нами.       – Связь здесь есть?       – Конечно. Та же, и в том же диапазоне, что и на твоем прошлом каре. Кстати, чтобы экраны остались прозрачными, но щит «хамелеон» перестал действовать, достаточно нажать сюда, – указал он на ряд кнопок. – В твоем каре это место было занято дублирующими системами для второго пилота, но в данном алларе они не нужны, ведь панель полностью виртуальная, – Дерех повел рукой, подвинув панель к себе, а после вернул ее Рахуру. – Так что, в этом месте я поместил все свои новшества. Когда я научу тебя даже минимальному пониманию конструктов, ты ее сам под себя переделаешь, как пожелаешь. Переставишь кнопки, короче.       – Посмотрим, – согласился Рахур, связавшись с охранной службой, передав, что за ним с космопорта поднимутся еще два истребителя, и максимально резко рванул вверх.       Оддерамус зашипел, а потом просто прикрыл глаза, не в состоянии принять этой скорости. Она не ощущалась, но визуально то, как планета буквально скакнула вниз, было неожиданно.       – Рахур водит ничем не лучше, чем ты, Дерех, – хохотнул Аралан. – Как я понимаю, нам стоит и кульбиты ожидать?       – Вполне, – согласился младший. – Надо же попробовать машинку.       – Я пока смотреть не буду, – шумно выдохнул Оддерамус, постаравшись расслабиться в кресле, практически не ощущая никакого движения. Но стоило приоткрыть глаза, и его чуть не вывернуло от стремительности сменяющегося пространства. Рахур вошел в пике, да еще и в штопоре, вывернув кар у самой земли.       – Отлично слушается команд. Я бы даже сказал, предугадывает их, – спокойно похвалил Рахур новую машину, после чего вырвался в космос. – Дерех, у меня к тебе вопрос.       – Конечно, слушаю, – согласился тот.       – Ты сказал, что ты ашшер и аргаан. Это правда?       – Скажем так, генетически я из рода мелких и младших ашшеров. Ну, или ящеров, если говорить моим языком. У меня есть геном этой расы. Но дракон, это скорее визуализация аморфного облика, который я придал своей форме. В роду у меня драконов не было. Кстати, как и у Аралана. Но в своей истинной ипостаси он очень напоминает данный вид.       – А ты знаешь, как выглядят аргааны? – поддел Оддерамус. – Их аргааны?       – Одди, за время путешествий я со столькими богами, Высшими и Высочайшими сходился в беседах, что естественно знаю. Да ты сам вспомни одну из наших земных игрушек, скайрим вроде как. Думаешь, откуда к нам это все пришло? Аргааны это кто?       – Ящеры.       – Именно, антропоморфные, с генами хладнокровных земноводных. А то, насколько это земноводное разовьется, это уже его право. Так, Рахур?       – Ты прав, – коротко и сухо ответил тот, явно над чем-то задумавшись. – Вижу две цели, следующие за нами.       – Да, это наши с Одди аллары. Я с ними держу связь.       – Скажи, Дерех, а я мог бы получить от тебя гены этих ящщеров, как ты их назвал?       – Да, конечно. Дам тебе весь набор, что успел насобирать, если оно тебе нужно.       – Вы... занимаетесь генными модификациями? – настороженно спросил Рахур, даже обернувшись на Дереха.       – Как бы тебе сказать, да чтобы поточнее... – Дерех прикрыл глаза. – Я, в себе, коллекционировал гены всех существ, что встречал на своем пути. Моя семья тоже не оказывалась от подобного. Так что мы полиморфы по собственному желанию. Были. После того, как удалось избавиться от телесной оболочки, встраивать гены оказалось больше некуда, и мы просто энергетически принимали те формы, которые нам нравились. И уже эту особенность энергетического морфирования я подарил всем тем, кто пошел за мной. Там где пришлось прожить вторую жизнь, после обычной, человеческой, возможность морфирования была встроена в сам геном. То есть, мы так же были ящерами, но мы могли со своим телом делать все, что пожелаем, лишь бы были формы, под которые можно было бы подстраиваться. То есть, сейчас мы уже не физически, а энергетически подстраиваемся под нужную нам форму. А вот так... Чтобы заставлять своих ребят проходить трансгенезис... Нет. Такого у меня не было. И когда у своей знакомой богини я встретил эту систему модификаций, последствия которых она разбирала... Мне она не понравилась.       – Так ты против модификаций, или нет? – так же сухо спросил Рахур.       – Давай откровенно, – Дерех напрягся. – До тех пор, пока в куске мяса, что растет в пробирке, нет души, менять его можно как пожелаешь. Для того чтобы у особи, выращенной из генного материала, не было перекоса сознания, все что нужно, это вселить в него душу, осознающую себя, и готовую получить этот биоскафандр. А так как мои ребята знают, что все это вселение – временное, то с удовольствием возьмутся испытывать такие скафы на себе. Так же, можно найти уйму разумных, которые бы не отказались от подобного эксперимента, зная, что где-то там их ждут тела, которые они оставили. Вот. Только на таком уровне генная модификация для меня является естественной.       – Я тебя понял, – кивнул Рахур. – И мне очень интересна возможность переселения добровольцев в подобные биоскафы. Какие есть для этого потребности?       – Хм... капсулы регенерации для их существующих тел, и я. Как переносчик души. Хотя...       – Еще что-то придумал, – проворчал Оддерамус.       – Конечно придумал! Я же один! А переселять, возможно, придется миллионы! И не на одном корабле! Или я не прав?       – Прав, – согласился Рахур. – Так как у нас практически нет возможности выбраться из сходящихся мирозданий, то я хотел тебя попросить создать всем тем, кого я поведу туда, биоскафы. Дерех, ты мне веришь? – Рахур повернул кресло так, чтобы смотреть на младшего. – Ты веришь, что у меня есть интуиция, и я уверен в том, что только биологические тела там смогут выжить?       – Верю, – Дерех отвел взгляд. – Понимаешь, я тоже смотрел Нерею. На ней, кстати, все светлое мироздание и держится, как ни странно, как на центральном мире. Так вот. Биологию она не разъедает, а конструкты... Жрет, как не в себя. Слишком юна и непосредственна. Не понимает, что конструкты ей не вредят.       – Значит, ты веришь, что та планета, на которой нам нужно будет работать, жива?       – Почему верю? – не понял Дерех. – Я это знаю! Я с ней даже поговорить пытался!       – Ты сможешь сделать так, как я прошу? Создать именно биоскафы?       Дерех задумался, автоматически создав стакан с виски и прикурив сигарету, тут же накрыв себя куполом, что не выпускал бы дым вовне.       – Давай будем честны, Рахур. Я все это смогу сделать. И да, я даже знаю вашу систему регенерации с помощью клонирования и саарханского тумана. Не перебивай. Я шел к вам, просить о помощи именно тебя, изучив все, что мне может понадобиться при работе с тобой. И нет, – хмыкнул он, увидев, как глаза Рахура сузились. – Как я и сказал, вы с Одди сами оприходовали друг друга. Все, зачем я потащил за собой своего друга и напарника, так это для того, чтобы он перестал погружаться сам в себя. Так вот. Я знаю вашу систему регенерации, и для того, чтобы она действовала так, как нужно нам, мне придется ее переделать. Во-первых, убрать перезапись информации, потому что это полный пиздец. Вы тянете искру из тела, а не матрицу, а саму матрицу сбрасываете, или засовываете куда подальше, наслаивая новую. Я этого еще не понял. Но это неважно. Главное, чтобы душа приходила в стойло, где уже делается ей новое тело, с полным сознанием того, что это лишь новый костюмчик. Для этого, как недавно сказал Одди, мне придется устроить призывы душ не на себя, так как я не смогу быть на всех кораблях сразу, не на вас, эйрэ, как на личности, а на вашу систему регенерации. Нет, на вас тоже можно, но это как запасной вариант, переносной, с возможностью создания энергетических тел, а вот для биологических, мне нужна система клонирования. То есть, техника. Я из нее должен буду создать накопитель душ. У меня есть наработки, и даже есть живой поглотитель, который поможет мне все это сделать.       – Я благодарю судьбу, Дерех, что ты не на стороне тьмы, – не выдержал Рахур. – Твои знания... Они смогли бы повернуть вселенную.       – Чушь! Каждая основа умеет подобное! Я не говорю уже о первоосновах!       – Могли бы уметь, если бы развивали в себе это... Извини, что перебил.       – Хрен с ним. Так вот. У меня есть возможность создать такой поглотитель. Но придется менять всю систему построения тел. Но новом уровне. Чтобы ребята были в новых, усиленных биоскафах. Сам понимаешь, что это перепрограммирование вашего искина. Благо, у меня есть мой Саечка, который поставит вам своих деток.       – У нас этим заведует один из дар-кэй.       – Придется поставить автомат, – пожал плечами Дерех. – Извини, но я доверяю искинам больше, чем живому разуму. Так вот. Надо будет внести новые данные. Я вам дам все свои гены, что у меня есть, и мы попробуем вырастить новых суперсолдат. Точнее, новые суперскафы. С ваших внутренних планет все, кто может уходить без тел, уйдут без них. Душами. Их тела останутся в капсулах регенерации.       – А что случится, если корабль, несущий их души – будет уничтожен? Они все погибнут? Вместе с носителем?       Дерех расхохотался, даже разоржался, чувствуя свое превосходство, и Оддерамус хмыкнул, прекрасно зная, какими будут следующие слова брата.       – Нет, Рахур, нет!.. В том-то вся идея с этим носительством душ!.. Где бы ни погиб корабль, где бы его не порвало на части, души, имея привязку к телам, вернутся туда, откуда их изъяли! В тела! В свои, родные, изначальные!..       Рахур откинулся на спинку кресла, осознавая, что ему предлагает Дерех.       – Хочешь сказать, мы избавимся от смертей?       – Именно. А чтобы не сдох и ты, я могу подсадить часть тебя в один из своих пространственных карманов, оставив так называемую заначку. Постепенно, не говорю что сразу, я оснащу весь ваш флот своими наработками, и вы будете уходить в бой, зная, что всегда есть куда вернуться. Скажи, разве это не круто?       – А не станут ли души бойцов, погибших на поле боя, уходить к своим телам сразу?       – Нет. Для этого я поставлю стопор. Только при его уничтожении, души окажутся свободны и уйдут к телам, что лежат в капсулах. Я уже так работал и знаю, как это сделать.       – Нам тебя послали Первоосновы, а то и сам Абсолют, – выдохнул Рахур. – Твои умения... совершенны.       – Чушь. Это единственное, что я умею, – отмахнулся Дерех. – Но знаешь, если я тебе понравлюсь, как твой солдат, то не буду против того, чтобы мы с тобой поработали и дальше.       – Ты хочешь остаться?       – Ну... если не брать во внимание твой бесячий характер, то вы клевые, – пожал плечами Дерех. – У вас постоянная движуха. Так что да. Я бы остался. И более чем уверен, что моя семья меня поддержит.       – А ты? – Рахур обернулся к Оддерамусу.       – Прости, пока не смогу. Надо поднимать наше мироздание, раз уж Дерех уходит к вам. Но я постараюсь оказываться рядом так часто, как смогу.       – Хорошо, – согласился Рахур, взглянув на Дереха. – Но что ты имеешь против моего характера?       – Ну, – младший задумался. – Видишь ли, я не из тех, кто может позволить себя бить. А ты, как я успел увидеть, кстати, здесь же, в вашем техническом мире, любишь не только щериться, но и кулаками махать.       – Твой характер, как я успел увидеть, гораздо жестче моего. Да и не думаю, что узнав о том, что за что я наказывал, ты бы поступил иначе. А вообще, чтобы не быть виноватым во всем, и не стать манекеном для битья, ты всегда должен быть лучше того, кто тебя обучает. Это закон.       – Ну, слабее я точно не окажусь, – согласился Дерех. – А что эти архаровцы сделали? Ну, те дар-кэй...       – Они больше не дар-кэй, – глухо произнес Рахур, отвернувшись к панели. – Изгнаны.       – Хорошо. Те, бывшие дар-кэй. Что они натворили?       – Ты согласен с тем, что при зачистке пространства всегда бывают жертвы среди обычного населения?       – Увы, надо быть гением стратегии и тактики, чтобы этого не допустить, – мрачно согласился Дерех.       – Я узнал, что те выродки не считали жертв, и нанесли миру разрушения, притом довольно обширные. И, чтобы прикрыть себя от разбора данной ситуации, всех свидетелей их некомпетентности, оставшихся в живых, решили скормить плененному пожирателю. Знаешь, что меня взбесило? Не то, даже, что они додумались это сделать, хотя для дар-кэй жизнь превыше всего, а то, что пожиратель оказался гуманнее этих ублюдков, и ценой своей темной жизни защитил тех, кого ему пытались скормить, порвав большую часть этих... тварей. Мы, дар-кэй, в глазах общества, после той бойни, выглядим хуже пожирателей! Поэтому мне пришлось их наказать.       – За то, что не сумели замести следы? За то, что у них повернулся разум на такое? Или за то, что допустили подобную ситуацию вообще? – поинтересовался Дерех.       Рахур молчал долго. Оддерамус подумал, что тот вообще откажется отвечать.       – Что бы ты сделал, случись такая ситуация у тебя в отряде? – наконец, спросил он.       – Ну, допустим, у меня такая ситуация просто не случится, если я не дам на это приказ. Да и если допущу подобное, то мне самому и придется выполнять зачистку. Я сам берусь за освобождение душ от оболочек, или их поглощением, если подобное требуется. Кстати, мне пришлось так поглотить миры сайнаров. С душами. Но у меня вскоре будут развитые миры, куда я смогу выпустить их, и как смерть подобное не воспринимаю. Если же взять ситуацию, идентичную твоей, то я бы охренел. Честно. Ну, напортачили. Бывает. Но свою ошибку пытаться скрыть от меня... Да еще таким способом... Думаю, минимум, который бы они заслужили, это полный снос всех матриц. Но да, предварительно морды бы подрихтовал. Так что, прости, вопрос о вменяемости закрыт. Кстати, прибыли, – прервал неприятный разговор Дерех. – Рахур, вводи эти координаты, а после следуй за нашими алларами, что сейчас пойдут вперед. Мир закрыт мной, так что без них ты под щит не попадешь.       – Как скажешь, – Рахур кивнул, введя нужные координаты, увидев, как два истребителя скользнули в радужно мигнувшую точку пространства, и прошел точно за ними, едва успев убрать скорость, чтобы со всей силы не врезаться в воду: щит находился на грани тропосферы, полностью скрывая за собой планету.       – Ну, вот мы и почти дома, – улыбнулся Дерех, оглядевшись. – Давай к тому вот городу. Там есть посадочная площадка.       Рахур последовал совету, и через пять минут посадил свой кар на небольшой космодром. Даже мизерный, как понял Оддерамус. – Для истребителей. А после и осознал, что это понтонный город, который за каких-то пять-шесть лет успели построить конструкторы Дереха.       – Ты развернулся, я вижу, – удивился он.       – Я здесь надолго, чувствую. Мне этот мир нравится. И, если что, я потом его в наше мироздание перетащу.       Дерех вышел на площадку, осмотревшись, и пошел к краю поля. Оддерамус последовал за ним и Араланом, и Рахуру ничего не оставалось, как пойти за ними.       – Решил погреться на солнышке? – Дерех пожал руку черноволосому стражу, что нес охрану.       – Под водой слишком уныло стало, – отозвался тот, смотря на прибывших.       – Рахур, познакомься, это один из моих эмпанов, Коннет, – легко произнес Дерех, а Оддерамус нахмурился. Последний раз, когда он видел главу эмпанов, тот был в скафе, а сейчас перед ним стоял обычный разумный, чуть загоревший под местным светилом.       – Как так? – не выдержал он. – Вампир, и загорает?       – Здесь слабый ультрафиолет, – отмахнулся Коннет. – Он не жжет. Вы еще не видели остальных. Тюлени. Нежатся на солнышке...       – Пусть подходят, – оборвал его Дерех. – Собери всех. Мне надо с ними поговорить. Тех, кто внизу, тоже вызови.       – Сделаю, – согласился эмпан, тут же начав связываться ментально со всеми. Через десять минут взлетная площадка заполнилась парнями Дереха, в которых Оддерамус с теплом узнавал своих друзей.       – Попрошу остаться только тех, кто готов к военным действиям! – громогласно, с усилением конструктом, произнес Дерех, и примерно пятая часть собравшихся покинула поле. – Что ж, неплохо. Парни, у нас есть задача, – Дерех прошелся перед строем. – Надо защитить один из миров. Я не знаю, что там будет и как. Может быть, вы всего лишь высадитесь на нее, а потом вас заберут, а может, придется и повоевать. Нам просто нужно, чтобы в момент, когда работаем мы, – указал он на Оддерамуса и Рахура, – вы были там. Для того, чтобы защитить данную планету, придется находиться в биоскафах, то есть, телах физических. Работа, если она будет сложная, напомнит битву у эмпанов. Если легкая, то вам просто придется побыть воплощенными.       – В смысле, дохнуть и возвращаться?       – Да, Денька, дохнуть и возвращаться. Но не энергетически, а в биоскафах.       – Так проходили уже. Что тут сложного. Сливаться можно? Глефы использовать?       – Можно, – улыбнулся Дерех, и ребята повеселели. – А так же будет еще дополнительное оружие, которое я вам переделаю.       – Насколько сложно все может обернуться? – вперед вышел Константин, кивнув Оддерамусу, на что тот улыбнулся.       – Рахур? – младший отошел, дав слово эйрэ.       – Как мне сказал Дерех, вы сталкивались с эмпанами.       – Было дело, – согласился Костик.       – Умножьте это на десять. Если я прав, а я редко ошибаюсь, то нам придется очень сложно. Но, перед тем как мы вступим в бой, я займусь вашим обучением.       Площадку покинули еще несколько ребят. Видимо поняли, что это им не нужно.       – А ты хороший учитель? – вмешался Азам, который, не смотря на годы, на то, что потерял все на Земле, остался в строю.       – Те, кого учил я, почти все до сих пор живы, хоть и прошло сто тысяч лет, – выдал Рахур.       – Хороший аргумент, если вы часто уходите в бой, – согласился Костя.       – Раз в пять лет, иногда чаще.       – Я же иду с вами, – улыбнулся Дерех. – Все готовы на биоскафы, и на защиту миров?       – Как будто есть шанс отказаться, – буркнул кто-то.       – Те, кто отказались – ушли, – повел рукой Дерех. – Вас никто не обвинит в слабости, или трусости. Вы можете покинуть поле сейчас, и это будет ваше решение.       – Ты не понял, Дрюх, – вперед вышел тот, кого Оддерамус не знал. – Мы-то уйти можем. Но у нас нет шанса продолжить себя уважать, если не поможем тебе. А ведь, тебе именно помощь нужна. Ты бы не собирал нас так, не просил бы. У вас патовая ситуация, и мы вам просто необходимы. Все.       – Лех... – Дерех вздохнул. – Это может быть как простая договоренность, так и лютый пиздец.       – Я ко второму больше склоняюсь, – произнес Рахур.       – Тогда тебе нужны все. Я Толику скажу. Он ребят поставит в правильную позу.       – Не нужно. Мы и с вами справимся.       – Пусть поговорит, – не согласился Рахур. – Нам каждая душа важна. Тем более, что умереть не дано никому.       – Сделаю, – произнес тот, после чего исчез.       – Спасибо, свободны, – младший присел прямо на поле, пока его ребята расходились.       – Дерех? – Оддерамус присел на корточки рядом с братом, взяв его за руки. – Что случилось?       – Да ничего особенного. Я просто их звал путешествовать, а приходится воевать. Они не готовы. Те, кто ушли. Им хочется свободы и мира.       – Нам всем хочется свободы и мира, – произнес Рахур. – И за это мы бьемся.       – Не я, – пробормотал Дерех. – Но мы, тем что уже рождены, обязаны биться за эти миры.       Рахур прицельно посмотрел на Оддерамуса.       – Мне это знать стоит?       Оддерамус встретился взглядом с Дерехом, осознав, что тот не знает ответа, но после дернул головой.       – Прости, бесит просто все. Рахур, ты увидел то, что хотел? Узнал? Через пять дней я, и мой отряд окажемся у тебя, и начнем обучаться. Ты готов?       – Да. Оддерамус?..       – Я остаюсь здесь. Встретимся еще, – произнес Одди, перебарывая себя. Хотелось сорваться, и лететь с ним, с тем, кто стал частью его жизни. Но он помнил, что надо быть с Рахуром не в виде себя, а в ипостаси Иана Эллеи.       – Буду ждать нашей встречи, – кивнул Рахур, направившись к своему кару.       – Сука ты, Дерех, – вздохнул Оддерамус.       – Какая тебе разница, в каком виде с ним быть? – пожал плечами тот. – За пару месяцев изменишься. Я уже поговорил с аналитиком данного эйрэ, и знаю, как это устроить. А когда Иан Эллеи перестанет быть нам нужен, как любовник Рахура, если к тому времени ты не решишь остаться с эннэшше в таком виде, то в этот облик мы поместим Морфи. Того метаморфа, что ты мне подарил. Ну, или... «убьем» его в какой-то из схваток.       – Почему бы вообще не начинать этой свистопляски с другой личностью?! – возмутился Оддерамус.       – Потому что этот альд, в которого я собираюсь тебя вселить, не просто мальчик для битья и секса, а тот, без кого мы не обойдемся! – вызверился Дерех. – Будь возможность просто отдать тебя Рахуру, а я так понял, что вы вляпались друг в друга окончательно, я бы так и сделал. Отдал. И даже свадьбу бы вам устроил по тому сценарию, как нас Эррианнэр с моими эннэшше слил. Но, увы, без помощи матрицы данного альда мы просто не справимся.       – Чем он так хорош? – буркнул Оддерамус, понимая, что не будь этой встречи с Рахуром, и не было бы причин дергаться и возмущаться. Но сейчас, только начав общаться и узнавать этого разумного, понимать, что все то, что он слышал, дикая ложь, приправленная слухами, появляться рядом с ним в виде его старинного, и, скорее всего, надоевшего любовника, просто не хотелось.       – Иан Эллеи – ментальный маг, – припечатал Дерех. – Нам нужна помощь его матрицы. Все его возможности откроются только с твоим вселением в клон его тела. Ты нужен на Нерее, как помощник, как соучастник нашей работы, притом в среде эйрэ, а не обычных бойцов. Будь это простой солдат из дар-кэй, я бы взял эту матрицу на себя, и работал бы по ней, а не просил бы тебя влезть в нее. Мне было бы проще, так как я всего на полшага от ментальной магии. Но отбирать у тебя эннэшше не хочу. Так что, пожалуйста, помоги мне в этом.       – Мне придется лгать Рахуру...       – Одди, – Дерех устало вздохнул. – Я поговорил с аналитиком Рахура, Фирке. Это – невероятное создание, у которого не четыре, не пять слоев сознания, а все сто пять! Он сумеет помочь нам, чтобы эта ложь была во благо, и помогла бы всем нам. Он знает, что Иана больше нет в живых, но он согласился на этот обман. Помочь нам просто некому больше. Только тебе.       – Именно из-за магии?       – Из-за нее. Так как у нас с тобой очень неплохой ментальный канал, я смогу через тебя обучиться его способностям.       – А что именно мешает тебе самому влезть в эту форму и матрицу, но отказаться быть с Рахуром? – прищурился Оддерамус. – Тем более, если есть аналитик, который сможет помочь правильно расставить приоритеты?       – Наверное, потому, что Дереха потянет к Рахуру, когда он окажется в этой матрице? Не думал? – вмешался Аралан.       – Почему это?! – взвился Оддерамус, понимая, что никому, даже брату, не готов отдать Рахура.       – Потому что на фото посмотри, – буркнул младший. – Это фото делал Рахур. Я его переснял на бумагу, чтобы оно у тебя всегда было. Могу сделать голограмму, чтобы помнил, на кого так смотрит Иан.       – Понял, – Оддерамус вздохнул. – Но что если Иан ему перестанет быть нужным?.. Он же заполучил меня...       – Одди, он ядовит, – как неразумному ребенку, со вздохом начал объяснять Дерех. – Он – скопище червей, о котором, я уверен, его любовник знает. Я не говорю о других секретах, которые за шестьсот лет он рассказал своему спутнику, и которые откажется рассказывать тебе, как тому, кто выше, и кто имеет свой статус в среде Высших и Высочайших. Мы для него – Основы, а не местные бляди из какого-то отстойника. А Иан, именно что блядь. Пусть и хороший, умелый воин. Они с ним не одну сотню боев прошли. Они досконально знают друг друга. Вместе с матрицей, с умением Иана, с его возможностями, ты получишь все тайны Рахура. А нам, если мы собираемся войти в клан дар-кэй, они нужны. Не для того, чтобы ими манипулировать, а для того, чтобы знать, на что наш ведущий способен!       – Наш ведущий? – Оддерамус тоже присел на площадку. – Дерех, ты о чем?..       – О том, что мы, Одди, ведущие поневоле, – Дерех слабо улыбнулся. – Не знаю, может ты перерос это, а я нет. Я хочу под крыло. Я устал быть вечно решающим проблемы. Мне хочется быть исполнителем, но, увы, Ар пока еще не дорос до данного уровня, а мои эннэшше слишком свободолюбивы, или же подчинены мне, чтобы взять на себя всю ту власть, которую несу на себе я. Так что... приходится искать себе того, кто бы взял на себя эту обязанность.       – А Лорд Тиэс? – не понял Оддерамус.       – Ему, после сброса личностной матрицы Первоосновы, свои ведущие нужны. Он под меня встал, понимаешь?       – Нет...       – А вот и зря, – буркнул Дерех.       – Я просто не могу себе этого представить.       – Я тоже не мог, – кивнул тот. – Я его испытывал. Грайб его прямо послал, возрождаться. Ну и что? Пообижался, сверкнул своим умением быть сильным, и снова вернулся в то создание, что ты видел.       – Твою мать... – Оддерамус охренел от понимания, перед кем унижался десятилетиями. – Он что, сейчас совсем как ребенок?!       – Именно. Зациклил сброс матрицы на свои человеческие двадцать лет, и стоит узнать хоть что-то большее, его откидывает назад. В состояние малолетки. Так-то да, силен. Но не умен.       – Но на умения его развести можно, как я понял.       – Умница. Я кстати, это и делаю. Его связи и умения при нем. Этим и пользуюсь. Как прикрытием. А ему самому, в таком виде, вообще среди основ показываться нельзя. Его прикончат, другого создадут, а нас, как неудачный эксперимент, просто развоплотят. Так что, даже не поднимай темы о Лорде Тиэсе, если говоришь с Основами.       – Я тебя понял. И насчет Рахура тоже, – Оддерамус задумчиво кивнул. – Насчет того, что мы к нему под крыло пойдем. Но ты уверен, что он того стоит?.. По большому счету, он, хоть и умный, быстро все схватывает, но... прогибается. Смотрит снизу вверх. Хотя ты вроде и говорил, что он невероятно сильный и могущественный.       – Я не знаю, как тебе это объяснить... – Дерех задумался. – У дар-кэй очень сильная позиция среди Основ, Хранителей, и даже Первооснов. Я не говорю уже за Древних. Они сами Древние. Но, изначально они были не расой защитников, не кланом, воспитавшим миллиарды готовых на все стражей миров, а рабами одной из рас. Всего лишь дэар-кай, в переводе – «цепные псы», и эти псы сорвались с привязи, начали жить свободно, научились подставлять головы под ласку, принимать пищу от тех, кого решили защищать, но так и ощущают себя цепными. Не волками, не стаей, а псами, которым всегда указывают. И от каждого, кто сильнее, кто мощнее, они ждут удара под брюхо. Просто потому что те, изначальные, первые сорок особей, еще помнят, что они были рабами. И Рахур один из них. Из первых. Ему два миллиарда лет, но он так и не забыл, что, такие как мы, и подобные нам – его хозяева. Именно поэтому он ведет себя с нами, с тобой и мной, глядя снизу вверх.       – Да уж, да уж... – пробормотал Оддерамус.       – Эй, это мое, – хохотнул Дерех.       – Да пофиг. Ты лучше скажи, это изменить можно? Их восприятие реальности?       – А ты думаешь, зачем я к ним стремлюсь? – удивился младший. – Я бы и сам мог создать отряд, ничуть не слабее дар-кэй. Но это был бы отдельный отряд, а тут целая система. Сборная раса. Включая все, ранее практически уничтоженные. Их считают панацеей от любой скверны. Но они боятся отстаивать свое мнение. А я не побоюсь. Я – свободный. И мои знания, мои умения, как раз то, что позволит им увериться в том, как они необходимы. Вот так, разделять мироздания, как придется это сделать нам с тобой, а это наша работа, кстати, они не делали никогда.       – Погоди. В смысле, наша работа? – не понял Оддерамус.       – Мы, Одди, Альфа и Омега Лиэна, или Икх Аргх Тиэса, – вздохнул Дерех. – Его начало и конец. Его две противоположности. Нам, в определенный момент, придется встать в основаниях мирозданий, что поглощенного, что поглощаемого, и разорвать этот портал. Разорвать нашу связь, – задумался Дерех, и межбровная складка стала виднее. – Этим разрывом меня убьет, а так как ты – это старший я, то, скорее всего, убьет и тебя. Если моя часть души не скользнет к тебе настоящему, и не сольется воедино.       – Хочешь сказать, что для нас эта работа смертельно опасна?       – Возможно... Я ищу варианты, – неопределенно качнул головой тот. – Возможно, что уход к Поглотителям станет не такой уж плохой вариацией, если ее противоположностью будет смерть.       – К темным?! К тварям?!       – Одди, давай без пафоса, – попросил младший. – Разрушители тоже нужны. Как и Поглотители. Я предполагаю такой вариант, как возможность жить дальше.       – Но жрать миры...       – Ты слышал, что я рассказывал Рахуру? – поднял Дерех голову. – Я сожрал часть мироздания, принадлежащего сайнарам. И вот, – он указал на Аралана, – император этих миров, не ненавидит меня, а рядом! И он не раб! Он – мой эннэшше, кого я хочу сделать Старшим! Ведущим!       – Да, он уничтожил мои миры, – Аралан присел рядом с ними, положив ладонь на плечи Дереху. – Но другого выхода не было. Я сам дал согласие ему, и его семье.       Оддерамус хохотнул.       – Кто же из нас с тобой темный, Дрюха? – хохотнул Оддерамус.       – Явно не ты, хотя Лиэн считает иначе, – скривился в улыбке Дерех. – Короче, Одди, я тебе свое слово сказал. И то, что нас ждет, тоже объяснил. Пусть Лиэн думает, что мы готовы к подобному, но, как и сказал, я ищу варианты.       – Знаешь, что меня бесит? – горько рассмеялся Оддерамус. – То, что я на твоем фоне, не то что младший, а так, на привязи, никчемный и бездумный. Лиэн лишил меня всего. И возможности конструировать, и возможности думать. Он выжрал мою душу, и сейчас я не твой старший, а просто... тупая, искалеченная матрица, с возрастом.       – Он со мной поделился этим, – согласился Дерех. – Тем, как выел тебя. Меня это бесит. Не то, каким ты стал, а то, как он тебя урезал. По незнанию, или не умению, или же тупости, он просто изымал части матрицы, а не знаний. Лишал не возможностей, а права развиваться. Ты урезан. Сколько бы я тебе не скинул своих возможностей, ты ими просто не сможешь воспользоваться. Пока что. Но и с этим мы разберемся.       – Я это уже понял, что никогда не стану подобным тебе, получив первый пакет данных, – горько вздохнул Оддерамус. – Жаль, что я не могу к нему и ненависть испытать. Чувства мои он урезал тоже.       – Когда мы разделим мироздания, – улыбнулся Дерех, – я тебе подарю свою матрицу. Если пожелаешь.       – А мы их разделим? – хмыкнул Одди.       – Поверь мне, – Дерех встал, потянулся, и улыбнулся. – Ну что, к нашим?       – Если надо.       – Да заждались, наверное. Лиэну – ни слова.       – Естественно, – согласился Оддерамус, через портал пройдя в свой мир, не найдя никого на полянке.       – Хорошо погуляли? – задал вопрос Лиэн, сидя у керра Дереха.       – Неплохо, – согласился Оддерамус. – Оно того стоило. Где моя дочь?       – Если не ошибаюсь, то последний раз я ее видел, когда она шла в керр с Филлисом и Адарном, – пошло улыбнулся Лиэн.       – Я тебя убью, когда дорасту до твоего уровня, – предупредил Оддерамус, шагнув к керру, ощутив щит, который Дерех тут же снял.       – Я буду ждать этого момента, – хмыкнул Лиэн.       – Жди, и бойся, – спокойно отозвался тот, рванув на смех дочери, увидев ее, сидящей в зале, в окружении эннэшше Дереха, Гэсса, Филлиса и Адарна. – Лиззи!..       – Да папа? – невинно посмотрела на Оддерамуса Елизария.       – Ты! С таким количеством... мужчин!       – Друзей, папа, – миловидно улыбнулась Елизария. – Мы только общались.       – Я бы не оставил рядом с твоей дочерью, тех кто может нанести ей вред, – насмешливо произнес Дерех. – Как ментальный, так и физический.       – Я... – Оддерамус поежился, понимая, что забыл, какими могут быть настоящие отношения. Забыл, смотря на то, на что были способны те, кого он привязал к себе, и повернулся к Дереху. – Благодарю, что твоя семья такая.       – А она другой бы и не была. Это же моя семья, – улыбнулся Дерех, упав в кресло. – Это дар-кэй, пока что, не определяют полностью самосознание личностей, а у меня все под контролем. И у них, кстати, когда я туда войду, тоже все будет под контролем. Ни одной твари. Ни единого инакомыслящего. Жизнь – превыше всего.       – А вы о чем? – заинтересовалась Елизария.       – Наше дело, – попытался закрыть тему Оддерамус.       – А мы нашли клан, который лечит миры от темноты, – выдал Дерех. – Дает им право жить в гармонии. И у нас впереди мир, который надо спасти.       – И я хочу! С вами! Можно, да?.. – начала просить Елизария. – Я хочу, чтобы в мирах тьмы не было, чтобы там всем было хорошо.       – Твою мать! – вызверился Оддерамус. – Ну, куда ты лезешь? Ты же еще мелкая!.. – говорить Дереху, что тот не вовремя поднял тему, он не стал. Решил потом объяснить.       – Крупная! – обиделась Елизария. – Мир могу охранять, а с вами пойти нельзя?       – Можно, – не заметив, или сделав вид, что не заметил посылов Оддерамуса, согласился Дерех.       – Как хорошо!.. А кто с нами пойдет? Ребята, вы с нами, да? – обернулась она на компанию мужчин.       – Естественно, они пойдут с нами, – согласился Дерех. – Это же моя семья.       Гамму эмоций, что проявило личико Елизарии, можно было записывать. От ожидания, сокровенной тайны возможной связи, до полного разочарования.       – Они твои?.. – обиженно пробормотала Елизария. – Все?..       – Ну да, – улыбнулся Дерех. – Все.       – Я что, зря на них тратила время, что ли?! – вспыхнула Елизария эмоциями.       – Ну, как бы да, – согласился Дерех, под смешки своих ребят, и пояснил: – они не на женщин не падки, а на тебя, как на дочь своего друга. Ты для них сестра, а не девушка с формами, на которую можно слюной капать. Для них ты просто взрослый ребенок, которого можно обогреть и приласкать.       – Странные у вас понятия, – буркнул Оддерамус. – Она моя дочь, не ваша, и ей уже лет и лет. И осознает себя.       – А то ты хотел ее найти под кем-то из моих? – хмыкнул Дерех. – Проще показать пальцем, кому ее отдашь, если готов на это.       – Я не девочка уже, если что, – вмешалась Елизария.       –Лиззи! – возмутился Оддерамус.       – Что папа?! Мне нравится секс! Дальше что?!       Оддерамус потерял дар речи, услышав подобное от дочери.       – Да ничего... – справившись с собой, произнес он. – Ебись, если нравится... Раз уж разъеблась. Главное, чтобы не со всеми подряд, а с кем-то одним... Есть же кто-то один, да?       – Ребята, может, такие темы будете решать где-то в одиночестве? Без нашего присутствия? – предложил Богдан. – Если, конечно, не хотите, чтобы мы действительно вмешались в воспитание. А то, знаете ли, возможность у нас есть, и права тоже.       – Извини, Бага, – Дерех хлопнул Богдана по плечу. – Немного перенервничали. Кстати, хочу вас всех угостить довольно интересной настойкой. Называется, как я услышал, рэйгольская амбра, – он выставил на стол небольшой кувшинчик и стопки. – Пейте аккуратно. Не знаю, есть там алкоголь или нет, но ощущения от нее потрясающие.       – Да, неплохо, – согласился Богдан. – Кстати, о чем договорились?       – Через пять дней все, кто не против продолжить карьеру в воинстве дар-кэй, должны будут выдвинуться на тренировочный полигон, где из каждого, включая меня, попробуют выбить дерьмо. Как я помню, каждый из вас прошел дополнительное развитие в капсулах погружения, которые я создал по аналогу регенерационных?       – Да, прошли, – согласно кивнул Ридан. – Некоторые даже удивлялись, что боялись этого обучения. Оказывается, после него все то, что казалось нам сложным и непонятным, мы в состоянии осмыслить в разы быстрее.       – Это радует, – согласно кивнул Дерех. – Базу, точнее Эссару, придется законсервировать. Я оставлю там всех, кто не с нами, и, думаю, там же оставлю всех ботов Филлиса.       – Зачем? – не понял тот.       – Затем, что нам нужно быть полностью собранными. Я своим еще не говорил, но нам предстоит та еще работка, где дамам не место.       – Дерех, но они же не дамы. Они – боты! Можно снять комплектацию внешности, заменив ее на что-то более приемлемое, и взять с собой. Их личности у меня в сохранности, так что твои ребята могут не бояться, что потеряют своих... хм... женщин. Но нам нужна вся наша мощность. И если ты думаешь иначе, то...       – Кстати, ты в этом участвовать не будешь, – предупредил Филлиса Дерех. – На данный момент ты остаешься моим собирателем, и так должно быть для всех остальных.       – Не переживай, я все наработки скинул Альту и Сайласу, так что они и без меня справятся.       – Вот и отлично, – Дерех поднялся, и Оддерамус тоже встал. – Сиди. Мне нужно работать, и ты мне в этом помочь не сможешь. Пока что.       – А что ты хочешь? – полюбопытствовал Оддерамус, но Дерех уже покинул их общество.       – Он хочет создать свою армаду на основе того, что умеет, – вмешался Адарн. – но на его месте я бы пока этим заниматься не стал. Нужно увидеть, на что способны корабли дар-кэй, чтобы не повторять их ошибки.       – Так может, стоило ему это сказать?       – Боюсь, Дерех не из тех, кто слушает чьи-то советы. Ничего, ему будет полезно.       – Что ж, раз все решилось, то нам тоже пора, – с кресла поднялся Грайб. – Сейчас Дереху как никогда нужна наша помощь, так что мы пойдем.       – А я? – удивилась Елизария.       – Кстати, дочь права, может, мы сможем вам чем-то помочь?       – Да, конечно, – согласно кивнул Аралан. – Пока мы будем отсутствовать, ты можешь около своей планеты построить космопорт, который примет все корабли Дереха.       – Пять станций, двадцать дредноутов, более пятидесяти линкоров, восемь носителей и два с чем-то миллиона истребителей, – хохотнул Адарн. – Сумеешь за три дня управиться?       – Я ему помогу, раз меня с собой не берете, – согласился Филлис. – Будет вам космопорт. Даже станция для приема судов.       – Ждем встречи, – кивнул Богдан, открыв портал, который Оддерамус проследить не мог.       – А ты уверен, что мы справимся? – оставшись наедине с Елизарией и Филлисом, спросил Оддерамус.       – Развертку поставить несложно.       – А младший, он справится с задачей, что взял на себя?       – Исключая станции, которые ему придется создавать по моему аналогу, все остальное уже существует и находится в моих трюмах. А реплицировать, имея достаточное количество энергии, не так уж и сложно. Сделаем.       Елизария тихонько вздохнула, когда и Филлис ушел.       – Они... такие... – девушка повела плечами. – Сосредоточенные, осознающие... У них настолько плотно переплетены цели и стремления, что я не понимаю, где заканчивается одна и начинается другая... Я почувствовала себя совсем ребенком, общаясь с ними, хотя мой ментальный возраст помогает понять многое. Ты таким же был, да, Одди?       – Именно что. Был, – Оддерамус налил себе еще одну стопку вязкой жидкости, сделав глоток. – До встречи с Лиэном я мог поспорить в умениях с Дерехом. А сейчас... – он хмыкнул, понимая, что всех его сил и умений не хватит, чтобы создать что-то стоящее. А проситься в ученики к младшему, чтобы заново начать развитие... Может, потом и напросится, когда эта, гложущая душу зависть пройдет. А пока, лучше просто находиться при нем, наблюдая за тем, чего лишился.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты