Особое подразделение тактики и убийств

Гет
R
Завершён
63
автор
Размер:
95 страниц, 10 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
63 Нравится 28 Отзывы 24 В сборник Скачать

Часть 4.

Настройки текста
В глубине леса слышался приятный уху треск костра. Языки рыжего пламени игрались между собой, волнуясь и покачиваясь от ветра, что так и тянулся от шиноби Скрытого Песка, облачённых в закрытые тёмные одеяния. Карие глаза словно стали безвольными, бесцеремонно разглядывая сидящую напротив фигуру. Широко раскрытые плечи, надменно сложенные на груди руки и закинутые одна на другую ноги: через прорезь плаща проглядывалась молочная кожа её голени, на которой Нара задержал взгляд чуть дольше, чем стоило. Сомнений в том, что это именно та куноичи, что сама по себе всплывает в его голове в те моменты, когда он размышляет об экзаменах на чуунина или врезавшейся в память сцене в больнице, вовсе не осталось в тот момент, когда он ощутил на себе её высокомерный взгляд ярких зелёных глаз. — Мы просим прощения за то, что приняли вас за врагов, — искренне извинялся Тензо хрипловатым тоном, учтиво и с честью складывая ладони в извиняющемся жесте. — Мы понимаем, — всё тем же неизменно грубым тоном ответила девушка, а от её голоса по спине пробежался табун мурашек, вынуждая молодого юношу вздрогнуть. Шикамару показалось, что ответ для неё был чересчур снисходительным и спокойным, отчего его брови слегка нахмурились в подозрении. — Но в следующий раз проверяйте, на кого бросаетесь с оружием, — после недолгой паузы вдруг прошипела куноичи с угрозой, парой ловких движений выхватывая остро заточенный кунай из кармана мантии и, даже не повернув голову, рассекла холодный воздух лезвием и отрубила выступающую от позади стоящего дерева ветвь, что уже спустя секунду пропала в разгорающемся костре с характерным треском. Тензо повидал на пути секретного ниндзя немало опасных врагов, но всё же нервно сглотнул. Сначала Шикамару показалось, что она не изменилась. Всё такая же жестокая, грубая и ужасно проблемная: чуть не набросилась на него, спрыгнув с крыши храма и в процессе складывая печати техник ветра, намереваясь без раздумий ответить на атаку. И она вполне вероятно неплохо избила бы ошарашенного юношу, что этой встречи совсем не ожидал, если бы не крик капитана, приказывающий остановить нападение на АНБУ Скрытого Песка. Но посидев рядом с ней всего несколько минут, он отметил сам для себя, что та за эти пару лет, что они не виделись, стала ещё безжалостнее, холоднее и беспощаднее. Видимо, нещадные тренировки и работа с секретном подразделении заставили и без того холодный взгляд стать ледяным. — И всё же, в чём заключалась ваша миссия? — решился спросить Шикамару, что до этого молча сидел рядом, наблюдая. Он был уверен, что бесспорно главная участница отряда секретных шиноби Суны узнала его. Это было несложно понять по её оценивающим взглядам с нотами презрения в его сторону, как бывшего соперника, что так мужественно отдал ей победу, хотя технически выиграл. Шикамару нутром ощущал, как та мысленно называет его сопляком и плаксой, вдобавок посмеиваясь над его причудливой причёской. Только вот он имел сомнения по поводу того, знали ли его товарищи, кто скрывается под маской песчаной незнакомки: Тензо вёл себя очень сдержанно и уважительно, словно виделся с ней далеко не в первый раз. Та не упустила возможности вновь гордо приподнять подбородок, с высокомерием сощурив зелёные глаза. — Сколько времени ты в АНБУ? — будто забыв о конкретно заданном вопросе, ровным тоном проговорила девушка, заставая Нару врасплох. Что ж, сбивать его с толку она за эти годы явно не разучилась: он помолчал пару секунд, нервно сглатывая и бросая взволнованный взгляд в сторону своего капитана, словно пытаясь найти в нём поддержку, но Тензо молчал, судя по всему, не желая напрашиваться на конфликт с соседней деревней. — Пару дней, — признался Шикамару, зная, что соврать просто не сможет, и ожидая от неё насмешек и подколов. Так было всегда, когда парень попадал в неловкую ситуацию: она просто не могла упустить возможности обидно подшутить над коноховским гением и найти ещё один довод к её превосходству над ним. — Пары дней вполне должно было хватить, чтобы выучить уставы и выяснить, что рассказывать о секретных, — она особенно выделила это слово интонацией, — миссиях ниндзя других деревень не стоит, — это не было похоже на шутку, но звучало довольно обидно, вполне доходчиво выставляя юношу глупцом, не знающим правил. Но тот изучил устав довольно тщательно, чтобы говорить с ней на равных. — Может быть, — Шикамару пожал плечами, не чувствуя себя задетым, — но не в те моменты, когда вы находитесь в пределах Страны Огня, — он точно знал, что на их территории правила действуют исключительно в пользу Конохи, и уже почти ощущал себя победителем в этой тихой перепалке, но вдруг на её освещённом огнём костра лице проскользнула усмешка, которую не скрывала даже маска: брови слегка приподнялись, а глаза сузились в уголках. — Вы можете не надеяться, что мы расскажем о своей миссии, — её голос звучал насмешливо, а глаза заискрились какой-то едва знакомой Шикамару детской шалостью. В самом начале их знакомства ему казалось, что в них скрывается лишь неутолимая боль и желание отомстить за неё всему миру, но уже после, прощаясь с ней у ворот Конохи, он видел ту игривость в её широкой улыбке и чуть сверкающих изумрудом радужках. Точь-в-точь как в те времена, она радовалась возможности утереть ему нос. — Ваш хвалёный клан Яманака не настолько силён, чтобы следить за каждым, кто проникает на территорию Страны Огня, — она довольно развела руки, чуть отклоняясь назад, выставляя себя неизменным победителем, — а у вас просто силёнок не хватит, чтобы одолеть нас и привести в Коноху, — без доли сомнений она пожала узкими плечами, вынуждая Нару нервно поджать губы с осознанием, что в АНБУ явно не хватает личностей, способных пробираться в головы вражеских шиноби. — Никто не собирается относиться к вам, как к противникам, — возразил Шикамару, не собираясь ей уступать, — мы лишь хотим узнать, не совпадают ли ваши интересы с нашими, ведь в таком случае мы сможем работать взаимовыгодно, не так ли? — он давно осознал, что АНБУ Скрытого песка далеко не просто так оказались в истреблённой деревне, а значит, они определённо знали что-то и о вражеских шиноби. А совместная работа помогла бы упростить задачу всем, разобравшись с проблемой совместными усилиями. Тем более, Суна не являлась врагом Листа, чтобы так тщательно скрывать задачи своих миссий. — Объясняю специально для гениев, — она устало вздохнула, всем видом показывая, как сложившаяся ситуация её раздражает, — интересы Казекаге совпадают с интересами Хокаге далеко не всегда, — в этом нельзя было сомневаться, ведь политика двух правителей пусть и была связана мирным договором, но всё равно разительно отличалась, — поэтому наши пути, как АНБУ, на этом также расходятся, — интонацией девушка явно дала понять, что ставит точку в этом разговоре, а потом и вовсе поднялась с поваленного бревна, собираясь вернуться к своим товарищам. Шикамару с раздражением хмыкнул, поднимаясь вслед за Тензо. — Извиняемся за доставленное беспокойство, — капитан учтивно поклонился, в этот раз складывая руки в благодарном жесте, и Нара, как бы сильно его не выводила из себя сложившаяся ситуация, последовал его примеру. Он отчётливо ощутил, как та окидывает его оценивающим взглядом, а после безмолвно исчезает в тенях деревьев. Никогда прежде Шикамару не думал, что встречи давних знакомых могут оказаться такими напряжёнными.

***

Тёмные локоны развевал, играючи, ласковый ветер. Она с наслаждением вдыхала запах леса, что доносился до возвышающейся над границей деревни вышке. Таких деревянных строений, оснащённых необходимым оружием в случае нападения, было несколько на окраинах Конохи: на каждом находилась группа из трёх человек, состоящих в отряде «Ру». Сквозь прорези фарфоровой маски были видны белёсые зрачки, что бегали из стороны в сторону, тщательно обследуя окружающую территорию. Тёмные брови были сведены к переносице до лёгких морщин на лбу, а вены на щеках и висках заметно выделялись, что говорило об использовании техники клана Хьюга — неповторимого бьякугана, способного разглядеть потоки вражеской чакры за сотни километров. — Хината-сама, Вы можете отдохнуть, — вдруг отозвался ровным тоном Неджи, что стоял к ней спиной, разглядывая местность в другой стороне. Тот повторял это каждые полчаса, заботясь о состоянии куноичи, но та продолжала смирно стоять на посту. — Не стоит, я вовсе не устала, — спокойно ответила девушка, покрепче хватаясь ладонями за поручни, что защищали людей на вышке от падения. Где-то вдалеке, меж стволами высоких деревьев проскользнул след незнакомой ей прежде чакры, переливаясь сверкающими синими потоками. Неизвестный объект двигался прерывисто и довольно быстро, словно молнией перемещаясь по лесной местности и постепенно приближаясь к вратам деревни. Долго не раздумывая, Хината безмолвно сконцентрировала все потоки чакры в ногах и, ловко перепрыгнув через невысокие поручни, направилась вниз по деревянному покрытию вышки с характерным стуком обуви. — Хината-сама! — отозвался Хьюга ей вслед взволнованным и даже слегка возмущённый тоном, с неизменным мастерством догоняя её и тут же замечая тот самый объект, за которым погналась сестра, с помощью своего бьякугана. — Постойте! — он окликнул её, вынуждая остановиться и успеть лишь мотнуть головой прежде, чем Неджи пулей пронёсся мимо. Его фигура мгновенно скрылась за тенями деревьев, с каждой секундой приближаясь к потенциальному противнику: гений двигался чётко и ловко, без лишних манёвров и отвлечений нагнав того со спины, тут же используя особый стиль рукопашного боя, созданный ниндзя неповторимого клана. Прерывистые удары мягкого кулака искусно воздействовали на болевые точки незнакомца в закрытой одежде, вынуждая того обессилено упасть на землю прежде, чем издать короткий и хриплый вскрик. Неджи, сосредоточенно нахмурив брови и поджав бледные губы в тонкую нить, осмотрел нарушителя с головы до ног, не замечая, как вокруг сгущались остальные шиноби в масках, внимательно разглядывая пойманного. И только взгляд Хинаты был направлен прямо, с непониманием и долей обиды смотря на брата. Неизвестного, что не был способен даже пошевелиться и проговорить хоть слово, ловко подхватили специальные шиноби и отправили в деревню на допрос. Оставшимся приказали вернуться на пост и продолжить следить за окрестностями в случае второго нападения, и Хьюги без былого рвения отправились на вышку, что осталась без присмотра. — Хината-сама, Вы в порядке? — поинтересовался Неджи у внезапно притихшей девушки, что крепко сжала пальцами край своего серого жилета, расстроенно опустив голову. Она чувствовала себя уязвимой. Нутром ощущала, насколько беззащитной и слабой выглядит на его фоне, раз тот не позволил ей справиться с поставленной задачей самостоятельно. У неё не было рвения расправляться с преступником в одиночку, она никогда не хотела причинять другим боль и драться без причины, пусть и была шиноби, для которого сражения были неотъемлемой частью жизненного пути. Быть может, иногда она даже мечтала о размеренном и спокойном существовании, которое не заставит сталкиваться со врагами лицом к лицу. Но она также не была слабой. И если перед ней вставала задача, обязующая её к защите родной деревни, она должна была выполнить её беспрекословно. Если она по собственному желанию вступила в АНБУ, где ей придётся наблюдать за кровавыми бойнями каждый божий день, то должна смириться и вставать наравне со всеми, не прячась за чужой спиной. Если она видела врага — должна без раздумий принять любые возможные меры, чтобы не ставить жизни близких ей людей под угрозу. Иначе какая же из неё куноичи, если она способна лишь бесконечно скрываться за грудью непоколебимых шиноби? Способна только стоять вдали и наблюдать, как те идут на риск, защищая её? — Ты не должен был сражаться с ним, это было моей задачей, — тихо озвучила свои мысли Хьюга, шмыгая аккуратным носом и кусая щёки изнутри. С его стороны послышалась тихая усмешка. — Всё в порядке, Хината-сама, — проговорил он буднично и спокойно, как и всегда. Для него подобное было обычным делом, он к этому привык. Но та продолжать прятаться за ним не хотела вовсе. — Защищать Вас — моя первостепенная задача, — он вынудил её нервно сглотнуть и прикрыть глаза, в уголках которых невольно копились солёные слёзы. Ей только-только показалось, что тот признал её силу и был готов идти с ней вровень. Она была готова сражаться, выполнять опасные миссии, идти на риск и ничего не бояться, была готова стать полноценным и незаменимым членом их отряда. Но тот продолжал вставать перед ней грудью, защищая от любых вражеских воздействий и не давая открыто проявить себя на поле боя. Хината оставалась запасным вариантом, вторым местом, тем, кого без проблем можно заменить, даже здесь, на службе в секретном подразделении. Тогда чего стоит её должность? — Нет, Неджи, — младшая Хьюга вдруг отрицательно покачала головой, решительно оборачиваясь к товарищу, что вопросительно выгнул бровь в ответ. — Наша общая задача — защита деревни, и ты не обязан продолжать опекать меня, — её тихий голос звучал громче обычного, пусть и слегка подрагивал от мелких капель, что всё же оставили мокрые дорожки на бледных щеках. Они должны пройти этот путь вместе, не прячась в тени кого-то одного. Должны работать бок о бок, зная, что готовы друг на друга положиться. Должны быть рядом, но никак не порознь, пока один доблестно сражается, а второй стоит вдалеке и молча ждёт конца, наблюдая. — Я лишь подумал, — говорил ровным тоном парень, пока девушка всматривалась в белёсые зрачки, пытаясь заглянуть в его сознание, прочитать мысли гения, что бесконечно думал о других и никогда не упоминал о собственных желаниях. Она знала, что тот был готов пойти на всё ради спасения близких ему людей, знала, что он никогда не отступится от этого принципа, знала, что все его изнурительные тренировки проходили исключительно ради этого. Но сейчас явно не тот случай, когда подобное было уместно. — Что Вы можете не… — он не успел договорить, слегка удивлённо вскидывая тёмные брови. — Неджи, — окликнула его девушка тихо, но не менее проницательно, словно читая его насквозь, — с какой целью ты пришёл в АНБУ?

***

Разбив небольшой лагерь посреди леса и распределив ночные дежурства, команда «Сен» постепенно готовилась ко сну. Они расположились недалеко от небольшого водоёма, где можно было набрать воды и промыть полученные ранения, к счастью, таковых было немного, хотя шиноби из АНБУ Скрытого песка всё же смогли нанести увечья нескольким коноховцам при самообороне. — Мы не так часто пересекаемся с ними, — рассказывал Тензо, нерасторопным шагом направляясь к озеру и отодвигая перед собой мешающие движению ветви деревьев. Шикамару, следуя рядом, старался внимательно вслушиваться в каждое сказанное капитаном слово. — Но, несмотря на факт сотрудничества наших деревень, АНБУ оттуда никогда не шли к нам навстречу и работали сами по себе, — Нара невольно нахмурился, размышляя над этим. Неужели не было бы проще помогать друг другу в случае пересечения на территории одной из стран? Вряд ли те выполняли миссии против Скрытого листа, особенно, после спасения Казекаге героем Конохи. — И это, конечно, правильно, — вдруг проговорил Тензо, вынуждая юношу удивлённо вскинуть брови, — они отменно хранят секреты своей деревни и никому не доверяют, тем самым защищая Скрытый песок, — пояснил, заметив недоумение во взгляде новобранца и мудро выставив указательный палец вверх. — Отказываться от помощи и пытаться справиться со всем самому — нерационально, — сделал вывод Шикамару, искренне не понимая страха шиноби из Страны Ветра. Они ведь явно оказались в одной и той же деревушке не зря, и вполне могли бы помочь друг другу с выполнением миссии, сократив время её выполнения и многие усилия вдвое. А Тензо в ответ только тихо посмеялся. — Поверь, они способны выполнить любое задание без нашей поддержки, — с этим спорить было бесполезно. Шиноби оттуда не переставали удивлять своим мастерством, искусно обороняясь от ниндзя Конохи и при этом почти не причиняя им вреда. — Чего стоит только их капитан: мне доводилось видеть, как она владеет стихией ветра, — Шикамару тут же невольно вскинул голову и вздрогнул, внимательно вслушиваясь в слова Тензо, что покачал головой, вспоминая, как страшна та куноичи в гневе. Да, пожалуй, Наре её искусные приёмы с веером запомнились ничуть не хуже. — А их маскировка считается лучшей среди всех АНБУ скрытых деревень, отлично скрывая их личности и не сковывая движений, — Нара не считал форму Скрытого листа плохой, но точно знал, что стать неузнаваемым в ней будет невозможно. А плащи Суны идеально перекрывали телосложение, черты лица и отличительные черты, вроде цвета волос. Если бы он не увидел её глаз или не услышал голос, то вряд ли посмел бы предположить, кто же является их капитаном. — Вы правда не узнавали никого оттуда? — осторожно поинтересовался Шикамару, и Тензо в ответ отрицательно мотнул головой, вынуждая того задумчиво опустить взгляд и слегка нахмуриться. Он не мог ошибаться. Это точно была она: её проницательный взгляд можно было узнать из тысячи, а подобный голос, способный довести до дрожи, и вовсе не мог принадлежать никому, кроме неё. Шикамару повстречал на своём пути немало проблемных женщин, и ту, что без проблем возглавила этот список, обогнав даже мать, он вряд ли сможет когда-нибудь забыть. — Возможно, дело в том, что я особо не знал никого из Скрытого песка, — капитан неоднозначно пожал плечами с коротким вздохом, — но помню случай, когда один из нашего отряда намеревался узнать личность их лидерши и вполне заслуженно получил по тыкве, — он хмыкнул, а у Шикамару от его слов по спине пробежались мурашки. Это прозвучало настолько реалистично и подходяще её натуре, что не продрогнуть всем телом от накативших воспоминаний он не мог. — А что, ты узнал кого-то из них? — чересчур внезапно спросил Тензо, останавливаясь и оборачиваясь через украшенное татуировкой плечо, отчего задумавшийся Нара неловко врезался в широкую спину. Он глухо ойкнул, делая шаг назад и потирая ушибленный металлической пластиной, что скрывалась под тканью жилета, нос с небольшой горбинкой, пусть даже через фарфоровую маску. Тензо тихо посмеялся над его неуклюжестью. Тот часто был задумчивым, но не настолько, чтобы не замечать очевидное, поэтому капитан с подозрением и лёгкой ухмылкой наблюдал за размышлениями новобранца. Тензо можно было доверить многое. Свою жизнь уж точно. Но Шикамару всё же не знал, стоит ли сознаваться ему, что личность загадочной девушки из секретного подразделения песков раскрыта без доли сомнений. Вообще, сам кодекс АНБУ гласил, что раскрытие своего истинного лица перед шиноби других деревень — преступление, что вполне вероятно может повлечь за собой любые плачевные последствия. Он мог подвергнуть опасности как её, так и себя. Вдобавок ему не хотелось пользоваться тем фактом, что три года назад ему чересчур отчётливо запомнился непоколебимый взгляд зелёных глаз — вся ситуация была лишь случайностью, той малой долей вероятности, при которой они так удачно встретились лицом к лицу спустя долгое время. И хотя Тензо явно не настаивал, чтобы тот говорил о личности таинственной куноичи, сознаваться и вызывать лишние подозрения Шикамару не хотелось. — Нет, — он отрицательно мотнул головой, нервно сглотнув, ведь врать не умел совершенно. Слишком много мороки тянет за собой одна ложь, но как хорошо, что выдающий с головой румянец на щеках был скрыт белым фарфором. — Просто интересовался, — Шикамару пожал плечами, быстрым шагом устремляясь вперёд и пытаясь сбежать от проницательного взгляда чёрных глаз, что впился в его спину. Нара подобный жест вполне успешно проигнорировал, продолжая молчать по пути к водоёму и не замечая, как Тензо довольно хмыкнул. Всё-таки, тот появился на свет не вчера, но безмолвие новобранца его более, чем удовлетворило.

***

Склонив голову, пёс медленно плёлся по знакомым улицам Конохи вслед за хозяином. Былого желания проводить больше времени на миссиях совершенно не осталось: команда Куренай была одной из немногих, что продолжали нередко работать вместе, а с уходом Хинаты в АНБУ атмосфера походов в лес, изучений местности и выполнения заданий просто-напросто испарилась, оставляя на душе неприятный осадок. Инузука, периодически рассматривая фотографии в домашнем альбоме, сделанные ещё во времена учёбы в академии, лишь криво ухмылялся. Наследница клана Хьюга имела необычайно красивые глаза с лавандовым отливом, румянец на бледных щеках и шёлковые фиолетовые волосы. Её движения всегда были изящны и красивы, голос заботлив и нежен, а добрая, смущённая улыбка могла осветить весь мир. Она всегда помогала им с Шино, когда те безрассудно попадали в передряги и выходили из них с ранениями, приносила сладости для них, не забывая про Акамару, и пусть была в команде скорее младшей сестрой, чем товарищем, никогда не отступала и участвовала в миссиях с ними наравне. А теперь... всё будет по-другому. Его наверняка будут определять в команды с другими шиноби, миссии начнут проходить без былых страшилок перед сном, от которых Хьюга невольно дрожала и пугалась, вызывая у Инузуки тихие смешки, о его ранениях будут заботиться другие медики, чьи прикосновения будут ему приятны далеко не так, как мягкие касания её нежной кожи, а на обед ему придётся уплетать собственный бенто вместо предложенных робким голосом вкусностей. — Киба! — послышался знакомый голос, вынуждающий хозяина обернуться на пару с псом почти одновременно. — Акамару, ты снова вырос! — улыбающийся во все тридцать два Узумаки, спрятав ладони за затылком, весёлой походкой направлялся к ним. Парень с красной краской на лице вдруг недоброжелательно сложил руки на груди, нахмурив тёмные брови. Он не сомневался, что причина решения Хинаты заключалась исключительно в нём. В этом оболтусе, который безрезультатно пытался угнаться за титулом Хокаге, бесследно сбежавшим из деревни Учихой и вниманием Харуно, для которой он был не более, чем друг и товарищ по команде. И при этом, будто ослепший, в упор не замечал чувств Хинаты, что буквально падала в обмороки от одного вида полос на щеках, оранжевого костюма и торчащих во все стороны жёлтых волос. И что только она в нём нашла? — А где Хината? — внезапно поинтересовался Наруто, заставив парня почувствовать болезненный укол в груди. Едкий ответ крутился на языке, что парень поспешно прикусил, дабы не сболтнуть глупость. — В прошлый раз убежала, я даже не успел спросить, как она, — парень неловко почесал светлый затылок, посмеиваясь, пока челюсти сжимались, заставляя острые клыки скрипеть. Лучше бы он поинтересовался, как она, пока пропадал неизвестно где три года. Инузука всё это время наблюдал, как та с долей печали во взгляде опускает голову, рассматривает пейзажи за окном и выжидает, уронив щёки в ладони. Но тот словно бесследно пропал, не сказав ни слова на прощание. — Хината нашла себе новую должность, — фыркнул Инузука нехотя, не сомневаясь, что тот даже не в курсе. Узумаки удивлённо округлил глаза, вскидывая светлые брови. — Да ну? — не верил собственным ушам, пока Киба, вскинув подбородок, осматривал его с нотками отвращения в беспристрастном выражении разукрашенного лица. — До джоунина подняли? Здорово! — Наруто радовался её успеху, как собственному, даже не подозревая, что именно из-за него хрупкая Хьюга, скрываясь под фарфоровой маской, теперь безукоризненно исполняет секретные приказы Хокаге. — Не совсем, — Инузука покачал головой, привлекая к себе непонимающий взгляд голубых глаз. Острые зрачки оглянулись по сторонам, а нос пару раз приподнялся, принюхиваясь, и только потом, убедившись, что посторонние не подслушивают разговор, парень продолжил. — Хината вступила в АНБУ, — аббревиатуру подразделения Киба буквально выплюнул, отворачиваясь от паренька, что застыл, не смея пошевелиться. — Хината… в АНБУ? — Наруто нахмурился, озадаченно почесав затылок. Имя скромной куноичи и опасной должности никак не стыковались в его голове, вынуждая подумать несколько секунд. — А чего это она так вдруг? Цунаде предложила? — тихо поинтересовался Узумаки, тут же ловля на себе прищуренный взгляд. — Нет, — Киба вновь отрицательно мотнул головой, пока злость постепенно закипала в его груди, — сама попросилась, — он сам не заметил, как ногти вдруг стали острыми, вжимаясь в собственную кожу в крепко сжатых кулаках и оставляя едва заметные отметины. Акамару, мотая головой от одного к другому, что-то тихо проскулил. Наруто округлил глаза ещё удивлённее. Ещё бы. Кому расскажешь — не поверят. — Ну, раз сама захотела, — Узумаки задумчиво потёр шею ладонью, — тогда это, наверное, хорошо, — его тон был неуверенным, а Киба, не удержавшись, зло оглядел его с головы до ног и сделал решительный шаг в его сторону, пока ноздри медленно начинали широко раздуваться в тяжёлых вздохах. — Хорошо? — переспросил Инузука, переходя на шипение, отчего Наруто невольно сделал шаг назад, выставляя перед собой ладони, будто пытаясь отстраниться от вида нахмуренного выражения лица друга. — Хорошо?! — повторил неожиданно чересчур громко, вдруг уверенно и цепко хватаясь за воротник оранжевой куртки и бесцеремонно начиная кричать в слегка побледневшее лицо Узумаки. — Да ты хоть понимаешь, чем это может закончится? — его лоб пересекали строгие морщины, а острые клыки сверкали, пока Наруто не шевелился, слушая его, лишь слегка нахмурившись. — Она же умрёт там! — Киба невольно тряс его, пытаясь вытянуть хоть слово в оправдание, но тот в ответ только крепко обхватил его запястья, одёргивая от себя и вынуждая остановиться. — Хината справится, — серьёзно ответил Узумаки, ни секунды не колебаясь, пока Инузука тяжело дышал, сжимая и разжимая кулаки. — Если она правда этого хотела, я только рад за неё, — Киба с отвращением вглядывался в его спокойное выражение лица. Его вовсе не волновало, что беззащитная Хьюга теперь должна бесшумно убивать шиноби, выполнять миссии, что становятся секретными по прихоти Хокаге, заниматься грязной работой. Ему было всё равно, чем это может обернуться. Ровно также, как было всё равно на саму Хинату. Глаз невольно задёргался от непреодолимого желания врезать по его невозмутимой роже. — И тебе я бы советовал поддержать её выбор, — Наруто спокойно выдохнул, стряхнув пыль с куртки, и обернулся, делая шаг в противоположную сторону, чтобы оставить члена восьмой команды одного, но тот, не собираясь мириться с его беспечностью, резко сжал когтистыми пальцами чужое плечо. — Её выбор? — снова переспросил Инузука, вызывая новый непонимающий взгляд в свою сторону. — Ты правда такой идиот или притворяешься? — Киба не мог смотреть в голубые глаза, пока хриплый голос медленно сменялся на рык зверя. Обида разрывала изнутри грудную клетку. Неужели он правда никогда не замечал её чувств? Не замечал, что лучшая девушка среди их выпуска с восхищением смотрит только на него, забывая об остальных? Краснеет и падает в обмороки, стоит только ему появиться на горизонте? Это видели все, все без исключений, и Киба — чаще всего, снова и снова наблюдая за тем, как Хьюга с каждым днём влюбляется в джинчуурики девятихвостого всё больше. Наблюдал и слепо верил, что та когда-нибудь обратит внимание на него. Но она продолжала смотреть на бестолкового шиноби, которого её жизнь не волновала вовсе. — А чей же тогда? — Наруто неловко почесал указательным пальцем щёку, выгибая светлую бровь и игнорируя оскорбление. — Да она ведь только из-за тебя туда и пошла! — Киба всплеснул свободной рукой, и Узумаки снова застыл на месте, сумев лишь поморгать пару раз с приоткрытым ртом. — Ты правда не видишь, что... нравишься ей? — голос внезапно стал тише: последние слова дались ему с трудом, сквозь ком в горле и отведённый в сторону взгляд. Киба вовсе не рассчитывал, что та в какой-то момент забудет о своих многолетних чувствах и переключит всё своё внимание на него. Лишь хотел, чтобы та была счастлива, и до определённого времени считал Наруто вполне себя славным парнем, раз тот был способен вызывать на её бледном лице добрую улыбку. Но тому было всё равно. Узумаки лишь смотрел будто насквозь, раздумывая над его словами, пока в груди закипала вселенских размеров злость. Инузука не заметил, как с силой впился острыми когтями в его плечо и сжал в кулак свободную ладонь, собираясь ударить теперь уже наверняка бывшего друга, но тот внезапно заставил его остановиться, едва приоткрыв рот. — Нравлюсь? — проговорил шёпотом Узумаки, не веря в сказанное. — Я? — он выжидающе заглянул в острые зрачки, и Киба, пару раз поморгав, вдруг одумался и отступил на шаг, отпуская помятую ткань куртки и расслабляя пальцы. Ещё со времён академии он видел, что с Наруто что-то не так. У него не было родных, но тот был вовсе не похож на Учиху, что вёл себя безразлично и высокомерно по отношению ко всему, Узумаки наоборот появлялся везде и всюду, стараясь познакомиться с каждым, натворить глупостей, подшутить над Ирукой-сенсеем. В детские годы Инузука считал его обычным неугомонным ребёнком, ищущим проблем на свою голову, после заметил, что тот безумно дорожит приобретёнными в то время друзьями, а сейчас его чересчур неожиданно пробило важное осознание: тот маленький Наруто, что искал внимания, всё ещё скрывался под маской рослого шестнадцатилетнего парня. И любое проявление чувств по отношению к его, пожалуй, придурковатой личности, всё же выбивало его из колеи, заставляя губы растягиваться в счастливой улыбке. — Да… — протянул Киба, нервно сглотнув ком в горле. — Она пошла туда, чтобы впечатлить тебя, — пришла его очередь неловко чесать затылок и отводить глаза в сторону. Он чувствовал себя виноватым. Осознавал, что глупо приревновал, влез не в своё дело, хотел разорвать все связи с человеком, которого прежде уверенно называл другом, которому всегда готов был доверить свою первую любовь. Повёлся на порыв эмоций, снова усомнился в способностях темноволосой куноичи, забыл о её личных желаниях и целях, поступив эгоистично и глупо. Неудивительно, что он ей совсем не нравился. Инузука даже зажмурился на несколько секунд, выжидая, когда тот осознает смысл сказанных им слов. — Спасибо, — вдруг послышался тихий голос Узумаки, и парень с удивлением поднял глаза, замечая не такую широкую, как прежде, но гораздо более искреннюю улыбку. Взгляд голубых глаз, что слегка сверкали на солнце, сейчас был серьёзен и сосредоточен, а широкая ладонь внезапно легка на плечо ошеломлённого Инузуки. — Я поговорю с ней, — Наруто кивнул, уверенным шагом проходя мимо него, и Кибе ничего не оставалось, кроме как тяжело вздохнуть, смотря ему вслед.

***

Он категорически не мог уснуть. Ворочался в спальном мешке, переворачиваясь с одного бока на другой и чувствуя себя крайне неуютно в одной палатке с капитаном и несколькими другими товарищами. Честно признаться, с подобной проблемой он сталкивался чуть ли не впервые: на миссиях, тем более столь изматывающих, он засыпал мгновенно, несмотря на обстоятельства. Но мысли о ней по какой-то неизвестной ему причине не давали сомкнуть глаз и спокойно провалиться в неведение. Не выдержав, парень тяжело вздохнул и приподнялся, оглядывая мирно спящих рядом товарищей. Они не могли снимать маски даже во сне, что сначала показалось Наре жутко неудобным, но за день ношения фарфоровой морды зверя он вполне привык и не ощущал прежнего дискомфорта. Шикамару выбрался из-под тёплого одеяла, почти бесшумно расстегнул молнию палатки и вышел на улицу, жадно вдыхая свежий ночной воздух. Пару раз подвигал плечом, разминаясь после долгого лежания, и направился к шиноби, что мирно сидел на дереве, свесив ноги вниз и разглядывая сверху разбитый посреди небольшой поляны лагерь. — До смены дежурства ещё полчаса, — напомнил ниндзя в маске, заметив приближение товарища, и Нара согласно кивнул. — Я пойду осмотрюсь, — оповестил капитан, и скрытый шиноби вернулся к изучению ближайших окрестностей. Шикамару нерасторопно направился вглубь леса. Вокруг было темно, хоть глаза выколи, но он продолжал щуриться в попытках осмотреться и отодвигал мешающие передвижению ветки. Он уверенно двигался вдоль ручья под стрекотание цикад, прислушиваясь к посторонним звукам и стараясь почувствовать любое приближение прежде незнакомой чакры, но, оглядываясь по сторонам, видел лишь тени деревьев и шуршащие на ветру листья кустарников. Его взгляд невольно переместился на небо: сияющие звёзды мерцали, призывая упасть на холодную траву и вдохнуть свежий запах зелени, наслаждаясь очертаниями крон, за которыми открывался вид на неполную луну. Но Шикамару оставалось лишь тихо хмыкнуть с осознанием, что пора возвращаться в лагерь и вставать на дежурство, если бы не заточенное лезвие куная, так неожиданно прижавшееся к его шее. — У ниндзя листа всегда была плохая маскировка, — послышался до боли знакомый грубый голос сзади, вынуждающий Нару нервно сглотнуть, — но ты стал худшим, плакса, — вдруг прошипела она ему на ухо, обдавая горячим дыханием украшенную серьгой мочку и особенно выделяя интонацией приевшуюся к нему ещё с подростковых лет кличку. — А я ведь с самого начала не поверил в легенду о принцессе песков Темари, что не покидает границы своей деревни уже два года, — внезапно самодовольно проговорил Шикамару, чувствуя, как та оставляет короткую царапину под кадыком, что предательски дрогнул под её натиском.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования