Скидки

Убийственная страсть

Гет
NC-17
Завершён
8
автор
fantasy_life бета
Amily_Romanova гамма
Размер:
30 страниц, 6 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 4 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 5. Конфликт

Настройки текста
      Кир лежал на кровати, удовлетворённый и опустошённый. Джейн прижалась к его груди, и он чувствовал её тяжёлое дыхание.       — Это было… просто потрясающе, — сказал Кир, посмотрев на Джейн, и поцеловал еë в лоб, отодвинув растрепавшиеся волосы. Она счастливо улыбнулась, заглянула ему в глаза.       — Да, мне тоже понравилось. Ты был очень хорош.       Он неспешно, с удовольствием поцеловал её в губы и произнёс:       — Никуда не уходи, я скоро.       Джей кивнула. Она такая замечательная, красивая, в ней есть что-то, что так сильно зацепило Кира… Это было необычное и приятное чувство, он не хотел терять его и решил провести с Джейн побольше времени, лучше её узнать.       Когда Кир вышел из душа, Джейн уже привела себя в порядок, расчесала волосы и сейчас, сидя на кровати, надевала туфли — кроме них на ней больше ничего не было. Кир с удовольствием прошёлся взглядом по её телу: прекрасным формам и стройным ногам. Сел рядом, и Джейн тут же принялась его целовать. Сначала он поддался её ласкам, но вскоре отстранился.       — Подожди немного.       — Но мы ведь сделаем это снова? — спросила она тоном мурлыкающей кошечки.       — Конечно, — он нежно посмотрел на неё и взял за руку. — Только сначала расскажи о себе.       — Ну… — она замялась и, кажется, смутилась, — даже не знаю, что сказать.       — Эм, ну, например, как ты здесь оказалась? Чем занималась раньше?       — Что было, то прошло. — Она хихикнула. — И сейчас не имеет значения.       — Эй, я серьёзно спрашиваю, — сказал он чуть раздражённо. Она почувствовала перемену его настроения, накрыла его руку своей, взволнованно заглянула в глаза и быстро произнесла:       — Кир, я тебя чем-то расстроила? Прости, я не специально. Просто правда не хочу об этом говорить… я хочу тебя, — сказала она с придыханием.       Её губы были так близко, и во взгляде было столько нежности, что Кир почти поддался, но твёрдо решил продолжить разговор, ведь девушки созданы не только для секса, в них много чего прекрасного и кроме тел. Поэтому, чтобы легче было избежать соблазна, он отошёл от кровати.       — Не хочешь о прошлом? Ладно. Скажи, чем ты любишь заниматься? Ну, кроме секса.       Джейн задумчиво прикусила губу.       — Даже не знаю… Пожалуй, ты прав, секс — моё любимое занятие. — Она встала, подошла к нему. — Может, раз нам обоим это нравится, не будем терять время?       Джейн обняла его, крепко прижалась. Кир почувствовал упругую мягкость её груди и то, как Джейн касалась его бёдер и спускалась ниже…       — Да подожди ты! — рявкнул он, её настойчивость стала раздражать. — Я просто поговорить хочу. Этот отель… здесь что-то не так, неужели ты не заметила?       — Нет, не заметила. И не хочу замечать, — прошептала она, продолжая прижиматься всё крепче, и попыталась схватить его губы своими.       Кир не хотел причинить ей боль, только остановить. Он оттолкнул её, но, как оказалось, слишком сильно: Джейн отлетела назад, потеряла равновесие, не смогла удержаться на высоких каблуках, вскрикнула одновременно обиженно и удивлённо. Она ударилась головой об угол стола и неловко завалилась на пол — на белоснежный ковёр упало несколько красных капель.       Блядь! Сука! Твою мать! Кир бросился к ней, упал на колени, потряс за плечи.       — Эй, Джейн, очнись!       Она не ответила, глаза оставались закрыты. Чёрт, чёрт, чёрт! Что он наделал?!       Кир попытался осторожно приподнять её, положил руку под голову, другой осторожно прикоснулся к окровавленному виску, почувствовал, как кости немного прогибаются под пальцами. Вот дерьмо!       В этот момент Джейн открыла глаза. Быстро поднялась, села, огляделась по сторонам. Какого хрена?! С ней всё в порядке? Но как это возможно? Он же видел, как сильно она ударилась — от такого и умереть можно, — а сейчас сидит бодрячком…       Пока Кир остолбенело смотрел на Джейн, та сфокусировала на нём взгляд и улыбнулась.       — О, я сегодня такая неловкая. А ты снова оказался рядом, мой герой, — она потянулась, чтобы поцеловать его, но Кир отпрянул, подскочил на ноги.       Да что за херня здесь происходит?! Он только что разбил ей голову, у неё дыра в черепушке, а она лезет с поцелуями! Кир пятился, пока не упёрся спиной в стену. Он видел, как Джейн вставала, чтобы подойти к нему, смотрела всё так же влюблённо и улыбалась.       — Нет! — взвизгнул он. — Сиди там, я прошу тебя!       Неожиданно девушка послушалась. Она смирно села на пол и вопросительно поглядывала на него, будто ждала указаний. Кир не сводил с неё глаз, спотыкаясь, добрался до внутреннего телефона.       — Алло, пожалуйста, вызовите врача. Тут девушке плохо.       Кир положил трубку, застыл, не зная что делать и что думать. В этот момент дверь в комнату открылась. Как оперативно. Кир с облегчением обернулся, но увидел не доктора, а крепкого мужчину в камуфляжной форме и с автоматом в руках.       — Эй, вы кто? Что вам… — начал он, но мужчина, игнорируя его, подошёл к Джейн и сказал ей:       — Альфа два двенадцать гамма восемьдесят один двадцать четыре эпсилон! — Услышав это, Джейн поднялась на ноги и застыла, опустив руки вдоль тела. — Отправляйся в регенераторною, — приказал ей мужчина.       Кир в замешательстве наблюдал, как девушка прошла мимо него. Она двигалась скованно, неестественно, словно неживая.       — Да что здесь происходит?! — воскликнул Кир.       Вместо ответа мужчина посмотрел на него, спокойно, без эмоций, подошёл ближе и резким, отточенным движением ударил прикладом в челюсть. Кир не успел даже испугаться, только почувствовал острую боль, а потом отключился.

***

      Кир с трудом приходил в себя, голова болела, мысли путались. Попытался пошевелиться и не смог. Испугавшись, дёрнулся всем телом — это тоже не помогло — и понял, что сидит на стуле, крепко связанный по рукам и ногам. Он вспомнил Джейн, кровь на ковре и солдата, который его ударил. Что происходит? Где он? И что теперь с ним будет?       Постепенно привыкнув к окружающему полумраку, Кир, как мог, осмотрелся, и увидел перед собой массивный стол, на котором стояло несколько мониторов и в беспорядке валялись бумаги. Всю стену за столом занимали экраны, они же были единственным источником света. Кир пригляделся к движущимся изображениям — на всех парни и девушки занимались сексом. Это то, что происходило в «Отеле страсти». Значит, всё это время за ними наблюдали?!       — Очнулся наконец? — раздался мужской голос.       Кир вздрогнул от неожиданности. Он не сразу заметил говорившего: тот сидел за столом, спиной к экранам, а высокая спинка кресла скрывала его в своей тени.       — Эй, а ну отпустите меня немедленно! — потребовал Кир. — Что вообще…       — Заткнись! — мужчина хлопнул ладонью по столу. — Заткнись и слушай меня! Либо ты сейчас расскажешь, почему ведёшь себя не так, как остальные, либо я вытащу твой мозг из твоего ёбаного черепа и узнаю всё сам!       Он поднялся, опершись руками о стол, навис над Киром, который наконец смог его рассмотреть. Прежде всего заметил белые волосы и такие же белые брови — альбинос! В его узком, вытянутом лице было что-то крысиное, отталкивающее, а глаза лихорадочно блестели. Кир заглянул в них и понял, что сказанное — не пустая угроза, что перед ним человек, готовый пойти на всё ради достижения своей цели.       Только теперь Кир по-настоящему почувствовал страх, воскликнул:       — Какого хрена тебе от меня нужно? Я не понимаю!       — Блядский выродок, — прошипел альбинос сквозь зубы, — не понимаешь, значит. Тогда смотри! — он указал на экраны за своей спиной. — Видишь, чем заняты эти идиоты? Трахаются целыми днями! А ты — нет. Почему?!       — Не знаю, — произнёс Кир. Человек перед ним явно неадекватен, что ему ответить? Наверно, лучше всего правду. — Для меня секс не самое главное в жизни.       — Не надо мне лапшу на уши вешать! Я могу точно сказать, сколько девушек ты перетрахал. Ты всего лишь ещё один сынок богатеньких родителей, любящий удовольствия, так почему ты не воспользовался тем, что даёт это место?       — Вообще-то, воспользовался. — Кир невольно усмехнулся, чувствуя, как страх в нём сменяется неприязнью. — Не понимаю, почему для тебя это так важно?       — Вопросы здесь задаю я! — закричал альбинос, стукнув кулаком по столу. — Хватит юлить, отвечай!       — Говорю же, не знаю, — сказал Кир, но заметив, как перекосилась лицо альбиноса, решил не испытывать судьбу и добавил: — Да, секс я люблю, как и все, наверное. Это круто, приятно, но надоедает. С девушками ведь можно заниматься не только им.       — С девушками… — Альбинос как-то странно хмыкнул. — Допустим, что так. И чем же надо заниматься? Что для тебя важнее, чем секс?       — Важнее? — Кир искренне удивился. — Конечно чувства. Можно трахнуть самую лучшую в мире шлюху, и тебе будет хорошо, но если заниматься любовью с обычной девушкой, которую ты любишь и которая любит тебя, которая делает это не за деньги, а искренне, то удовольствия всё равно будет больше. И вообще, не всё сводится к сексу. С девушками ещё можно разговаривать, это тоже бывает приятно. — Он усмехнулся. — Они слабые, хрупкие создания, о них надо заботиться, беречь и любить. Любовь, вот что главное.       — Любовь? — повторил альбинос удивлённо. — Любовь это иллюзия, которую вы сами себе создаёте. Все эти благородные, чистые чувства — лишь электроны, блуждающие в ваших разжиженных мозгах.       Альбинос опустился в кресло и сказал уже куда спокойней:       — Ладно, с этим ясно. А капсулы ты почему не принимал?       Сбитый с толку резкой переменой темы Кир ответил не сразу:       — Ну-у… Я пообещал… ещё давно, что не буду пить подозрительные таблетки.       Альбинос долго смотрел на него, ничего не говоря, усмехнулся, затем его лицо исказила широкая улыбка.       — Ха… Ха-ха… Ха-ха-ха!       Он смеялся долго, вздрагивая всем телом, это выглядело жутко и пугающе. Наконец он успокоился.       — Чёрт, куда смотрели эти идиоты?.. Такую свинью мне подложили, — сказал он негромко, — подпортили мой идеальный эксперимент.       — Какой ещё эксперимент? — спросил Кир удивлённо.       — Не твоего ума дело! — альбинос пристально вгляделся в него. — Ты должен был, как и остальные, просто трахаться, и всё. Большего от вас ничего не требовалось. Впрочем, на большее вы и не способны, безмозглые, никчёмные прожигатели жизни. Но я смог извлечь из вас пользу! Скоро, благодаря вам, мы создадим оружие, которому не будет равных, и оно изменит мир. Моё изобретение изменит мир!       Кир, глядя в его бледные, будто светящиеся изнутри глаза, произнёс потрясённо:       — Ты безумец. Фанатик…       Альбинос вновь одержимо расхохотался.       — Не-ет, я — гений!       Он нажал на клавиатуре несколько кнопок. В комнату вошёл вооружённый мужчина и одним ловким ударом вырубил Кира, прервав его возмущённые крики. Когда солдат вытащил из кабинета его тело, альбинос несколько минут сидел с закрытыми глазами, затем взялся за телефон.       — Алло… Да. Нет, ничего серьёзного, небольшая ошибка в эксперименте, могу устранить… Нет. Нет! Хорошо, конечно. А если медики будут против? Да, понял, жду.       Закончив разговор, альбинос откинулся в кресле, устало прикрыл глаза. Что-то он разнервничался, даже хотел приказать убить номера два. Ещё бы, из-за него он столько намучился, искал, где допустил ошибку, почему его методика не работает, а всё оказалось так просто. Любовь, хах, на самом деле, просто одна из реакций организма…       Однако у его покровителей снова нашёлся туз в рукаве. Интересно, сколько всего их там?.. На этот раз они вытащили амнезиак — препарат, способный выборочно стереть человеку память. Логично, зачем убивать подопытного, если можно стереть нежелательные воспоминания, а потом использовать его, как изначально планировалось?       Альбинос усмехнулся. Прекрасно, можно считать, проблема решена. Теперь ничто не помешает и не задержит выполнение его плана. А по-другому и быть не могло, с учётом его гения и количества вложенных ресурсов.       Когда его освободили из-под стражи, он был удивлён, какое до него дело министерству обороны. Его быстро убедили сотрудничать с ними, и он всë рассказал. Военные очень заинтересовались изобретением, поняли, что оно — ключ к созданию так называемой «чистой бомбы», оружия, способного уничтожать живую силу противника, но не наносящего вред материальным ценностям и не оставляющего никаких опасных следов. Когда он узнал об их намерениях, то недолго колебался: прежде всего ему было важно продолжать работу над открытием, довести его до совершенства, внести свой вклад в развитие науки, а что до последствий применения… он ведь хотел изменить мир, и он его изменит. Его родина получит мощнейшее оружие и больше не будет прозябать на задворках истории, а сама сотворит её. Он гордился тем, что оказался причастен к этому. Да и на самом деле, не то чтобы у него был выбор: попробуй он отказаться, его бы заставили силой — военные не привыкли отступать.       Они хотели знать, на что будет способно такое оружие, требовали испытаний, а для этого нужно было собрать много энергии в короткий срок. Он думал, это будет проблемой, и поразился тому, насколько быстро и легко оказалось её решить при поддержке новых хозяев. Глядя на то, какими ресурсами они обладают и какие секретные технологии готовы пустить в дело, он убедился, что они настроены действительно серьёзно, что им плевать на руководство страны, которое вряд ли одобрит применение нового оружия. Но позже он понял, что президент и правительство на самом деле ничего не решают: они лишь марионетки, которых дёргают за ниточки те, кто, оставаясь в тени, распоряжается судьбами миллионов. Для них власть над всем миром — большое искушение и высшая цель.       Так в рекордные сроки был построен «Отель страсти», а вокруг и внутри него разместили антенны-собиратели. Внешние обладали большой мощностью и работали на всё здание, а внутренние, наоборот, действовали узконаправленно. В сумме получился идеальный комплекс, улавливающий каждую крупицу энергии эмоций. К сожалению, антенны никак нельзя было замаскировать, в отличии от камер видеонаблюдения, ведь ничто не должно препятствовать потоку энергии. Для внешних собирателей это ограничение удалось частично обойти, увеличив усиливающее напряжение, но вот с внутренними это было бы неэффективно, поэтому пришлось оставить их так: всё равно подопытные вряд ли обратили бы на них внимание, увлечённые сексом. А чтобы они не отвлекались и могли заниматься им часами, гостям всеми возможными способами давали различные стимуляторы. Вся эта химия усиливала эффект, но не принуждала: гости осознанно выбирали и искренне наслаждались процессом, ни о чём не задумываясь.       Жалкие создания. Манипулировать ими так же просто, как лабораторными крысами. На самом деле именно из-за необходимости этих искренних эмоций и понадобилось строить «Отель», ведь секса полно и в порностудиях, и в борделях, только вот там все участники знают, что это обман, и их эмоции в разы слабее. Пришлось консультироваться с психологами и самому изучить многие вещи, но в итоге он создал не просто рабочую, а идеальную концепцию.       Была только одна проблема — девушки. Использовать шлюх, даже элитных, не вариант: они всё равно потасканы жизнью, и это заметно. К тому же они устают, их тела изнашиваются, они могут кому-нибудь отказать, и вообще, женщины куда менее предсказуемы в этом плане, чем мужчины, более разборчивы, потому что боятся за своё здоровье, даже под стимуляторами заставить их заниматься сексом постоянно и безудержно не получится. Когда он объяснил проблему, военные тут же нашли решение, точнее замену. Под зданием «Отеля» они создали огромный подземный комплекс и подключили биологов и кибернетиков: первые в огромных чанах из одной клетки выращивали тела, а вторые — программировали для них электронные мозги.       Биологам, по сути, было плевать, они просто отрабатывали методику. Они создавали не просто девушек, а идеальных кукол, придавали телам нужные пропорции и фактуру. А ещё в регенераторных восстанавливали повреждения и даже модернизировали тела, увеличивали грудь, удлиняли ноги — да всё, чего захочется гостям. Сбором данных об их предпочтениях занималась целая команда аналитиков, которые отбраковывали непопулярных кукол и отправляли их на переделку.       А вот кибернетики сначала упрямились: не для того они, видите ли, свой гениальный мозг создавали, чтобы засовывать его в кукол для секса. Но им доходчиво объяснили, что, во-первых, приоритет не у их изобретения, а во-вторых, при всей его мощности, этот мозг всё равно не может нормально имитировать сложное поведение человека или быстро адаптироваться к новым условиям, а значит, никакого другого применения пока не имеет. Поэтому кибернетики заткнулись, взялись за работу, собрали базы данных, построили алгоритмы и вскоре предоставили несколько рабочих образцов. У искусственных тел нашлось ещё одно достоинство: их нейроны было легко подключить к электронному мозгу, который прекрасно поместился в черепной коробке. От кукол не требовалось многого — им не нужно было принимать сложные решения, вести диалоги, а с остальным они прекрасно справлялись, — так что ни один из тех, кто проверял их первым, не догадался, что трахается не с живой девушкой, а с киборгом.       Сам он, занимая должность руководителя проекта, тоже много трудился: калибровал и настраивал собиратели, лично два раза перепроверил каждую катодную трубку, до хрипоты спорил с медиками, доказывая, что подопытные не пострадают от того, что их энергию собирают, торопил биологов, кибернетиков, инженеров, строителей и всех остальных. Он спал по паре-тройке часов в сутки, но всё равно не успевал делать все самостоятельно, поэтому доверил подбор подопытных и создание кукол специалистам.       Он неплохо разбирался в людях, так что с первым ещё мог справиться, но во втором чувствовал себя полностью бессильным. Да, он знал, что такое эталон красоты, что привлекательные девушки должны вызывать у мужчин желание, но это только в теории. Сам он подобного не испытывал, с детства предпочитая ухаживанию за противоположным полом получение новых знаний. Девушки его не интересовали, да и они, в основном, обходили его стороной. Но он был им за это благодарен: у него появилось время на то, чтобы заниматься трудом, который стал делом всей его жизни. Он изучал эмоции так же, как патологоанатом изучает человека, он лучше всех знал, что они — лишь вспышки электронов в мозгу, что в них нет никакой красоты, величия и загадочности…       Для него эмоции — лишь инструмент. Прямо сейчас его собиратели работали на полную мощность, поглощали то, что выделяют мозги этих глупцов, так самозабвенно трахающих кукол. Скоро наберётся достаточно и начнутся полевые испытания нового оружия. Он не сомневался, что всë пройдëт успешно. Тогда им понадобится ещё больше энергии, придётся набрать новых подопытных, возможно, даже построить новый «Отель».       Он верил, что его изобретение будет востребовано, что оно многое изменит. Он твердо знал, что так и будет. Он должен быть готов продолжать эксперименты в ещё большем масштабе, обязан извлечь урок и не допустить таких проколов в будущем.       Ему предстояло много работы…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования