Без запаха

Гет
Перевод
R
Завершён
1092
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
27 страниц, 4 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1092 Нравится 43 Отзывы 274 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
      Возможно, это и не станет концом света, если Грейнджер поймёт, что её Амортенция пахнет так же, как он, — хотя Драко категорически не хотел иметь дело с неизбежными последствиями, которые придут с таким откровением.       Как ей объяснить, например, тот факт, что его Амортенция пахнет ею?       Грейнджер наверняка поднимет шум и, вероятно, будет настаивать на том, что зелье было намеренно испорчено; она заявит, что во всех семи кругах ада не может существовать такого шанса, что она заинтересуется им.       Очевидно, в этой ситуации присутствовала бы некоторая доля отрицания, скорее всего Грейнджер каким-то образом питала к нему глубоко укоренившийся и хорошо скрытый интерес.       Насколько он знал, интерес мог быть и не романтическим по своей природе — возможно, она задавалась вопросом о его психическом состоянии: не сошёл ли он с ума? И этот интерес воспринимался магией как влечение.       Драко много лет несправедливо поступал по отношению к ней, теперь он не был уверен, что его эго сможет справиться со всеми последствиями.       Вдобавок к тому, что у них, очевидно, не было будущего и он даже не был уверен, как он стал объектом её интереса с самого начала, — возможно в этом заключалась какая-то ошибка.       Или, может быть, был кто-то ещё, кто пах так же, как он. А он чуть под землю не провалился, чтобы скрыть от неё то, что могло быть и не связано с ним. И даже не учёл всех вариантов.       Хотя, вряд ли.       Точно так же, как она, вероятно, была единственной, кто пах книгами, плюмерией и чернилами. И даже если бы была другая ведьма с подобным запахом, он всё равно знал, что чувствует именно запах Грейнджер.       Он всегда будет его чувствовать.       Было легче не обращать на неё внимание, когда он был занят войной, или решал свои бесконечные проблемы, в которые превратилась его жизнь, или когда её не было на занятиях в течение всего седьмого года. Но теперь в его жизни явно не хватало отвлекающего фактора, и Драко обнаружил, что находится в состоянии постоянного осознания положения в пространстве её и её дикой шевелюры. Он обнаружил, что та довольно взъерошенная и дикая, если быть честным.       Он и сам не понимал, откуда всё это взялось, потому не смог бы и объяснить, даже если бы это было ради спасения его собственной шкуры. Ещё он не представлял, как можно было бы начать этот разговор.       Нет, лучше ей просто не знать.       Что делало тот факт, что они будут вместе работать над проектом, неудачным стечением обстоятельств.       Он всё-таки поправил причёску, убрал небольшую прядку, которая лежала не на своём месте, и ещё раз затянул и расслабил галстук, разгладил складку на рубашке. Он поморщился, чувствуя, как тяжёлая волна напряжения прокатилась по телу и повисла на его плечах. Это ужасная идея.       Как он должен пройти через все сеансы приготовления зелья с ней? Без того, чтобы она смогла уловить хоть единое веяние запаха с его стороны? И не выставляя себя на посмешище при этом?

___

      Выражение лица Грейнджер изменилось, когда она подошла к столу, за которым сидел Драко, его книги и пергамент уже были разложены по всей поверхности, оставляя ей небольшое пространство для работы в самом дальнем углу от него.       Тяжело вздохнув, она сложила несколько листов в стопку и отодвинула их, чтобы сесть напротив.       — Они мне были нужны, — протянул он, его тон был высокомерным, и он закатил глаза для пущей убедительности.       — Это пустые листы, — ответила Грейнджер, плотно сжав губы. — Послушай, Малфой, я тоже не хочу с тобой работать. Очевидно, мы схожи в… — она оборвала фразу и резко замолчала, хмуро глядя на него. Потом отодвинулась, сморщив нос, и несколько раз моргнула. — Малфой, ты купался в одеколоне?       — О, — воскликнул он, удивлённо оглядывая себя. — Возможно, последний пшик был лишним.       Грейнджер выглядела так, словно её сейчас стошнит; выражение лица было бы комичным, если бы не тот факт, что она явно испытывала к нему отвращение.       Лучше уж дьявол, которого ты знаешь.       — Попробуй уменьшить свою норму на дюжину пшиков, — отрезала она с судорожным вдохом, отодвигаясь дальше вдоль стола. — Если позже у тебя намечено свидание или ты собрался привлечь к себе внимание всех девушек в замке, вот тебе подсказка — девушки предпочитают дышать.       Драко уставился на неё, прищёлкнув языком.       — Приму к сведению.       Она отодвинулась дальше от него, обосновавшись на краю, именно там, где он изначально оставил для неё место.       — Тогда давай быстрее разберёмся с задачей. Ты прочитал вводную часть? Нам нужно сначала определить свойства и опасность нашего яда, а затем…       — Я знаю, Грейнджер, — сказал Драко, небрежно махнув рукой. — Хочешь верь, хочешь нет, но у меня тоже стоит отлично по Зельям, — он достал из сумки лист пергамента. — Я уже оценил яд, который дал нам Слизнорт, но не стесняйся перепроверить, если хочешь.       Она моргнула, явно не находя слов, и Драко подумал, не случилось ли это в первый раз в её жизни. Её пальцы сомкнулись на углу листа пергамента, а глаза пробежались по его аккуратному почерку.       Что, как он случайно узнал, было в пять раз эстетичнее, чем её кривые каракули.       — Нет, — сказала она, прочищая горло. — Скорее всего, всё верно.       Проявление доверия с её стороны заставило его выдохнуть и почувствовать себя увереннее — даже если это было простое подтверждение, что он не собирался испортить свою оценку, чтобы досадить ей.       У него на лице появилась ухмылка, когда он снова посмотрел на неё:       — Отлично.       — Итак, — продолжила Грейнджер, чувствуя себя неловко. — Ты сам проделал всю подготовительную работу. Я предполагала, что именно этим мы будем заниматься сегодня.        Взгляд Драко упал на стол, когда он постучал кончиком пера по потёртой деревянной поверхности. Должно быть, это был один из тех столов, который пережил взрывы войны.       — Тогда не стоит задерживаться со мной.       Похоже она неправильно поняла смысл его фразы — что, конечно, так и было, учитывая, что она не знала его мотивов держать её подальше — Грейнджер нахмурилась, сведя брови.       — Знаешь, Малфой, — начала она мягким голосом, глядя на него сквозь густые ресницы. — Я не ненавижу тебя… и если нам приходится работать вместе, это не должно быть так трудно.       Он хмыкнул и вздёрнул подбородок.       — Не переживай, Грейнджер, я могу всё усложнить, — сказал он, и уголки его губ немного дрогнули.       — Это очевидно, — пробормотала она, закатывая глаза. Потом она щёлкнула по его пергаменту палочкой, делая копию для себя, и быстро убрала ту в сумку. — Очень мило. Мы выполним задание, и если ты не сделаешь мою жизнь более невыносимой, я буду считать это победой.       Драко уставился на неё. Он ничего не мог с собой поделать — несмотря на то, что минуту назад он шутил, её слова задели его. Уж слишком реалистично они звучали.       — Я не собираюсь делать твою жизнь невыносимой. Во всяком случае, не больше, — он отвернулся, убирая свои книги и пергаменты.       Грейнджер нахмурилась и откинулась на спинку стула.       — Я знаю, — тихо ответила она, — я не это имела в виду, мне не стоило…       — Ясно, — отрезал Драко, запихивая стопку пергаментов в сумку с явным отсутствием плавности в движениях; он поморщился, чувствуя, как листы прогибаются и сминаются под его пальцами.       От навязчивого запаха одеколона, которым он облил себя, ему стало дурно, и он хотел поскорее принять душ.       Возможно, ему удастся перейти на средство для волос, которым пользовался Тео. Но он не был уверен, что сможет отказаться от яблок в обозримом будущем. И, скорее всего, ничего не удастся сделать с запахом пергамента, учитывая, что он пользуется ими ежедневно. Почему весь Хогвартс не пах пергаментом?       Запихнув все вещи поверх теперь уже наверняка испорченного пергамента, он встал и закинул сумку на плечо.       — Если мы закончили, тогда, — сказал он, его едва не стошнило от собственного зловония, поэтому он поспешил уйти. Он никогда больше не сможет пользоваться этим одеколоном.       — Малфой… — попыталась возразить Грейнджер, моргая от такого резкого поворота событий, но он уже делал всё возможное, чтобы его бегство из библиотеки не выглядело таким паническим.

___

      — Ты действительно очень странно себя ведёшь, — сказала Грейнджер, настороженно глядя на него с другого конца стола. — Есть ли причина, по которой ты так далеко сел?       — Без причины, — отрезал Драко, закинув лодыжку на колено и сцепив руки за головой. — Пока мы оба можем дотянуться до зелья — всё нормально.       И он мог — в некотором роде. Если он шагнёт и вытянет руку, то у него всё получится.       В то утро он попытался использовать средство Тео перед их первым совместным уроком с Грейнджер по зельеварению, но что-то в формуле вызывало у него зуд, поэтому ему потребовалось принять второй душ уже со своим средством. И, когда он более отчётливо снова почувствовал запах свежескошенной травы, то воздержался от своего обычного завтрака яблоком, чтобы компенсировать это, но уже сожалел об упущении.       — Конечно, — фыркнула Грейнджер и покачала головой. Она моргнула и сосредоточенно прищурилась. — Слушай, Малфой, а чем пахнет твоя Амортенция?       Он чуть не поперхнулся.       — Почему ты спрашиваешь?       — Потому что, — сказала она, наклонив голову, — ты хорошо разбираешься в зельях. Я пытаюсь понять, как сложился мой запах.       Драко уставился на неё, оцепенев и гадая, не начнёт ли он заикаться, когда станет говорить.       — Ну, Грейнджер, все, конечно же, знают, откуда он берётся; чем бы ни пахла твоя Амортенция, это то, что тебя привлекает. Это не обязательно означает личность.       — Я знаю, — сказала она, махнув рукой. — Но в девяти случаях из десяти это запах человека, который тебя интересует, верно?       Он издал неестественный звук, но надеялся, что слишком тихий, и стиснул зубы.       — Так говорят.       — Как ты думаешь, какова вероятность того, что кто-то будет пахнуть пергаментом? — её взгляд упал на стопку листов на столе.       — Думаю, очень высока, — ответил Драко, складывая руки на груди, а затем снова выпрямил их. Он взял перо и постучал им по рабочему столу. — Мы все постоянно пользуемся пергаментом. Это совершенно неконкретно.       — Ты не ответил на вопрос, — напомнила она, снова не сводя с него глаз. — Твой аромат ощущается как человек, или просто как набор разных предметов, или?..       — Не знаю, — протянул он. — Это всегда несколько разных запахов, но ты не узнаешь, действительно ли это какой-то человек, пока не почувствуешь запах на ком-то. Может, ты просто балдеешь от пергаментов, Грейнджер?       Она усмехнулась, и её глаза сузились, когда румянец расцвёл на щеках.       — Незачем так говорить.       — Всё в порядке, — рассмеялся он. — Один из моих запахов — чернила.       Она фыркнула через нос, пытаясь подавить смех, но она снова улыбалась, когда посмотрела на него.        — Чернила?       — Чернила, — повторил он, кивая.       — Ну, опять же, любой может пахнуть чернилами, — рассудила Грейнджер. — Интересно, насколько это уникальный аромат?       — Хорошо, хорошо, — сказал Драко, размахивая рукой. — Скажем, кто-то чувствует запах чернил, пергамента и книг. Или хлопка, или зубной пасты. Насколько это безликий запах? Хотя, я не удивлюсь, если он твой, учитывая, сколько времени ты проводишь в библиотеке.       — Лучше замолчи, — шикнула она, но улыбка снова тронула её губы.       Он хотел, чтобы она чаще улыбалась.       — Я, конечно, просто шучу и не хотел обидеть библиотеку, чья Амортенция пахнет Гермионой Грейнджер.       Она нахмурилась, хотя её губы подрагивали в борьбе с улыбкой.       — Да ладно тебе, это даже нечестно, библиотека — неживая. Она не чувствует запаха Амортенции.       — Но если бы это было возможно… — ухмыльнулся он.        — Она, наверняка, почувствовала бы меня, — закатила глаза Грейнджер, продолжив его фразу.       Он расхохотался, чувствуя себя странно непринуждённо из-за шутливого разговора между ними. Она тоже рассмеялась, её улыбка стала шире, сверкнув белыми зубами. Так ярко она никогда раньше не улыбалась ему. Драко сглотнул и отвернулся.       — И ты, наверное, пахнешь чернилами и пергаментом, — пробормотал он, быстро делая пометку на чистом листе перед собой, чтобы не смотреть в её шоколадные глаза.       — Возможно, — согласилась она. — Я просто не знаю. Надо бы спросить кого-то, кто чувствует меня в своей Амортенции.       Он напрягся. Потребовалось несколько глубоких вдохов и много быстрых ударов сердца, чтобы понять, что её заявление не было адресовано лично ему.       — Я уверен, что таких придурков как грязи, — наконец сказал он.       Он не знал, готов ли увидеть, каким взглядом она его одарила.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования