Скидки

Новый Гробовщик

Джен
R
Завершён
313
автор
Лисия Асамо соавтор
Hellish.V бета
Размер:
236 страниц, 39 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
313 Нравится 464 Отзывы 123 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Кот смотрел на Сергея. Сергей смотрел на кота. Робин, облизнув свои усы, зевнул и опять облизал усы. — Ну на, на! — протянул ему кусок мяса Гробовщик. Кот съел мясо и снова уставился на Сергея. — Нет, — твердо сказал тот. — Да, — взглядом ответил ему питомец. Облизал усы, зевнул и опять облизал усы. — Ну на, на! — Сергей быстро отпилил от стейка кусок и протянул его Робину. Тот его опять слопал. — Знаешь, Робин, на мой взгляд, ты стал слишком много есть. Вот станешь толстым, ленивым и слабым кошаком, не сможешь добывать себе пропитание и умрёшь, — наставительно вещал Гробовщик, подняв вилку к потолку. — А что ты на меня так смотришь, а? Или ты думаешь, что я всегда тебя кормить буду? Увы, при моей жизни, у тебя есть все шансы пережить меня, причём на много лет. Сергей вздохнул и быстро доел обед. Вчера у него был граф с сопровождением, послезавтра бал у Друитта. Надо ещё решить, посещать ли этот бал, следить за новостями, чтобы посмотреть, идти ли на бал... Вот если труп завтра будет, то на бал он не пойдет: первое убийство после позавчерашнего произошло после бала, так как Потрошитель был занят. Готовил племяшку к роли коварной обольстительницы. А пока надо подготовиться к балу, если он всё же будет. Написать письмо Алистеру, с просьбой о приглашении. Нет, лучше не надо: бал по сути открытый, а директор Бюро Похоронных Дел — достаточно уважаемое лицо. Так, остаётся только поход в магазин. А то единственная одежда Гробовщика — его тёмные одеяния, несколько одинаково затасканных длинных цилиндров да серый шарф. Непонятно почему, но в такой одежде летом Сергею было совсем не жарко. Короче, костюм какой-то, шляпу помоднее, аксессуар, наверное, какой-нибудь. И в свет, в свет! Только Сиэля проверит. Сергей спустился в подвал и откинул крышку гроба. Ему открылся вид на низкого подростка с голубовато-чёрными волосами и тёмно-синими глазами. Конечно, они были закрыты, но Гробовщик знал, как они выглядят. Достаточно хрупкое телосложение вызывает желание защитить и сохранить. Тонкие бескровные губы, немного подростково-угловатые, но уже по-взрослому изящные и мужественные линии, аккуратный нос, открытый лоб... Ни одной морщинки, но лицо при этом не выглядит искусственным или кукольным. Умиротворённо-спокойное выражение лица, свойственное только хорошо спящим людям... Впрочем, Гробовщик опять увлекся. Усилием воли оторвавшись от созерцания Сиэля, Сергей осторожно взял Косу смерти и порезал себе колено. Вырвавшаяся на мгновение плёнка была осторожно поймана поморщившимся жнецом. Он напрягся и потянул её наверх. Всё тело прострелила резкая боль. Это была не какая-то постылая, привычная боль: каждое мгновение она меняла свой оттенок и ритм так, чтобы к этому нельзя было привыкнуть. То где-то в желудке как будто возятся раскалённые иглы, то мышцы как будто сведёт от резкого холода, то все суставы вдруг резко вылетят из суставных сумок, то череп как будто уменьшится и надавит на глаза... Задержав дыхание, Сергей небольшими рывками вытягивал из себя события вчерашнего дня. Всё связанное с младшим братом Сиэля. Наконец, достаточно длинная петля вчерашнего разговора свободно летала в воздухе. Вдохнув и выдохнув, жнец достал из шкафа пустую плёнку, где вместо воспоминаний были просто серые прямоугольники. Наложив две ленты друг на друга, Сергей плотно зажал их между ладонями и начал дышать. Не просто дышать, а по специально отработанной методике, нагнетая давление в груди. Давление переходило в жар, он перетекал в ладони, они скользили по двум лентам, заставляя дублироваться воспоминаниям. Когда тепло из ладоней ушло, Сахаренко довольно посмотрел на фальшивые воспоминания, почти идентичные его, но как будто со стороны, как будто там был ещё один человек — Сиэль. Идеально! Остался всего один шаг. Проведя рукой по груди мальчика, Гробовщик с неудовольствием заметил, что лепестки белых роз немного завяли. Нехорошо. Дойдя до солнечного сплетения, жнец аккуратно подцепил кончик ленты воспоминаний Фантомхайва. О, этот приятный, ровный срез, он лично делал его не более недели назад. И к этому срезу так легко подходит срез только что созданной плёнки фальшивых воспоминаний. Идеальный стык. Достаем иглу и нить и сшиваем две плёнки. Нить — волос Гробовщика, игла — его кость. К счастью, игла была создана ещё до появления в теле Сергея, а волосы росли очень быстро. — Жаль, что сейчас ты не можешь понять и оценить эти воспоминания. Но когда я создам тебе душу, я уверен, ты будешь доволен. Спи спокойно, Сиэль, — жнец поднялся и вышел из подвала. Сергей после всех дел с Сиэлем вернулся в свои покои, чтобы вновь пересмотреть свои одеяния. Не найдя ничего приличинствующего ситуации, вздохнул и направился в ближайшее ателье этого города. К счастью, он знал туда дорогу. Она занимала минут двадцать, если идти пешком от его Бюро. В процессе ходьбы Гробовщик рассматривал людей, что так же прогуливались по городу. Это были родители с детьми, милые воркующие парочки и конечно просто те, кто спешил по делам или в тот же магазин. Сложно сказать, любил ли Сергей вот такое движение, где было много людей, или же нет, но он искренне полагал, что это не так плохо. Можно было бы найти карету, которые едут сейчас по левой от него стороне, и доехать до нужной улицы, но смотреть на округу было довольно приятно, особенно если не обращать внимания на не слишком вежливых кучеров, которые все норовили кого-то задавить. Возможно, случайно, но от этого не легче. На самом деле новому Гробовщику это напоминало дни, когда он просто ходил по улицам города, не зная проблем, и был просто Сергеем Сахаренко, а не сумасшедшим жнецом в ином мире. С такими мыслями он дошёл до места назначения, где ему предстояла сложная задача... Зайдя в ателье, Сергей сразу окинул всё взглядом. Ателье представляло собой несколько соединённых друг с другом помещений, в которых располагались манекены и одежда. Что сказать — конец девятнадцатого века. Всё меньше цветов в моде мужчин, всё больше белого и чёрного. Клетчатые вещи уже почти вышли из моды, всё цветное — тоже. И ещё надо не забывать, что это не «‎просто поносить», а одежда на бал. То есть официальный стиль или же классический. Казалось бы, что сложного в том, чтобы выбрать одежду? Для Сергея, как оказалось, это реально сложно. Вроде бы очень много вариантов, но всё не то. В третьем зале Гробовщик увидел довольно приятную одежду. Чёрный длинный пиджак, серая рубашка, приятно гармонирующая с его волосами, и чёрные штаны на подтяжках — неплохая вариация для его образа, правда, выбивающаяся из обычного ассортимента ателье. Запомнив, где они лежали, Сахаренко пошёл дальше. Наконец, Сергей нашёл ещё и удобное чёрное пальто, которое прекрасно заменяло его обычную одежду. Довольный собой, жнец пошёл к прилавку, где обсудил с продавцом свои пожелания, показал приглянувшиеся экземпляры одежды и позволил снять мерки. Заплатив за заказ и пообещав зайти завтрашним утром, Гробовщик отправился обратно в Бюро Похоронных Дел, чтобы немного отдохнуть, в тайне надеясь, что трупов не привезут. *** Шум, гам, огромное количество различных цветов и запахов — вот какое впечатление сложилось у Сергея о бале. Да, убийства не произошли, и он пошёл на бал. То, что Гробовщик не совершил ошибку, доказал тот факт, что мадам Рэд на бале тоже есть — иначе ярко-красное пятно с голосом Рэд истолковать нельзя. Оно налетело на жнеца откуда-то сбоку, поприветствовало, попрощалось и снова куда-то улетело. Куда оно улетело, уследить было решительно невозможно — даже такое обилие красного легко терялось в розовых, оранжевых, жёлтых, зелёных, пурпурных платьях дам и скрывалось за телами господ. Мимо серой мышкой проскочил Грелль. Ну, как проскочил. Попытался, но рука Сергея вцепилась в его плечо и подтянула дворецкого к себе. — Рад вас видеть на этом мероприятии, Грелль. — Я-я-я тоже. Очень рад, — попытался он вывернуться, но Гробовщик ему не позволил. — Хочу вам задать один вопрос, — продолжал Сергей неизменно вежливым тоном, который никак не соответствовал железной хватке на руке. — Вы любите Анджелину? — Да, больше всего на свете! — не задумываясь, воскликнул жнец и покраснел. — Но я всего лишь слуга... — Вы всего лишь слуга. Вы не должны любить её. Вы её не достойны... — заколачивал слова Сахаренко, как гвозди в крышку гроба. Но Сатклифф его прервал: — А вы её любите? — Мои чувства не так важны. Важнее них ваша несдержанность и явная неспособность стать достойной парой для мадам Рэд. Ещё столкнёмся, — жнец отпустил руку Грелля и пошёл в противоположном от мадам Рэд направлении. Вскоре они скрылись из виду друг друга. Целью Гробовщика в этом разговоре было получение удовольствия от лицезрения разнообразных эмоций на лице Грелля. Дело в том, что такого Грелля, неуклюжего и влюблённого дворецкого, он больше никогда не увидит. А пока прекрасный актёр играл свою роль, следовало увидеть всё разнообразие его актёрских навыков. Смущение, возмущение, обида, печаль и испуг были уже увидены. Осталось совсем немного: интерес, страдание, слёзы отчаяния, гнев, радость. Конечно, небезынтересно было бы увидеть экстаз и страсть, но Сергей подозревал, что такие эмоции нельзя подделать, поэтому увидеть их можно будет и на лице красноволосого в процессе его взаимодействия с Себастьяном. Добыча каждой эмоции пробуждала азарт, схожий с собиранием точной копии души Сиэля по его воспоминаниям. На самом деле, актёр из Сатклиффа был прекрасный: ни грамма лжи не чувствовал Гробовщик при взаимодействии с ним. У Сергея была даже очень интересная мысль. Как он собирает понимание души Сиэля, чтобы её создать точно в таком виде, так можно и собрать душу Грелля, но не жнеца, а его образа. Подобрать тело, поселить душу, прикрепить воспоминания — и вот на свете живёт Грелль Сатклифф, дворецкий. На самом деле, чем не главный герой какой-то книги? Немного трусливый и неловкий дворецкий хранит в себе сильные чувства, которые в определённой ситуации могут выйти наружу. Например, ради защиты госпожи, одновременно своей возлюбленной. Поймав себя на мысли, что к такому подходит метка «‎односторонняя любовь» или «‎сложные отношения», Гробовщик понял, что продумывает сюжет фанфика на Рэд и Грелля. Запретив себе даже думать о написании чего-нибудь в стол, он направился искать роковую пташку с сюрпризом. К несчастью, ужасное зрение мешало жнецу отыскать в толпе графа. Да даже Себастьяна было не найти среди множества чёрно-белых смазанных клякс. Вообще Сергей воспринимал мир не далее трёх метров, во всяком случае, в этой безумной карусели. Вот какая-то жеманная женщина резко повернула голову, мазнув по уху большими перьями на шляпе; вот стукнула трость какого-то господина, что послужило сигналом уйти влево, чтобы следующий взмах ею не пришелся на ногу. Тут идёт откровенный флирт, там вспыхнула ссора, вот вернулся с вином официант, погасив своим появлением отчаянный спор. Но графа или хотя бы Алистера не видно. Вдруг зазвучал какой-то вальс, а в толпе мелькнуло маленькое розовое пятно. Элизабет или просто Лиззи! Гробовщик поспешил за ней. Как он помнил, от неё мальчик постоянно убегал на этом балу. Следовательно, его надо искать по направлению её движения, только дальше. Продираясь через вальсирующих людей, Сергей резко понял, что так он не сможет быстро пройти через толпу. Зато вальсирующие пары все пропускали, поэтому жнец стал искать себе пару. О, красивая девушка, тьфу ты, она замужем. Вау, какая красота, а ну нафиг, у неё ухажёр. Наконец, Гробовщик пристроился за парой, плывущей в нужном ему направлении, так как дамы себе он не нашёл. Так, постепенно меняя пары, Сергей дрейфовал в людском океане и проклинал резко возникшую тягу к высокопарным и пустым словам. «‎Людской океан, блин. Нет, неисповедимы пути моих тараканов», — сетовал Сахаренко, ловко проскальзывая между двух чуть не столкнувшихся пар. Проделав этот манёвр, он нос к носу столкнулся с очаровательной девушкой, которая делала то же самое, что и он не так давно. Продиралась через толпу, причем в нужном ему направлении. — Прекрасная леди, позвольте пригласить вас на танец. — Я помолвлена, сэр, — строгий голос обрезал все возможные ухаживания. — Я не претендую на вас, миледи, но мне необходимо быстро пройти вон в тот конец зала, а без пары, как вы уже поняли, это осуществить сложно, — Сергей быстро объяснил свою ситуацию, и девушка согласилась, ведь ей надо было туда же. Когда они начали танцевать, Гробовщик возблагодарил случай и своё детское увлечение бальными танцами, из-за которого в школе его отдали в кружок танцев. Быстрый темп приходилось задавать ему, и, если бы он не имел некоего подобного опыта, эта затея могла бы обернуться печально. Расставшись у стены, Сергей и его случайная знакомая имели наиприятнейшее отношение друг к другу. Она направилась к своим друзьям, он — выискивать графа. Но прелестной девочки с закрытым глазом нигде не было видно. Как будто Гробовщик мог со своим зрением что-то увидеть. Зато он снова заметил Лиззи. И пошёл за ней, памятуя о её способности находить лже-Сиэля везде. Некоторое время ничего не происходило, и Сахаренко уже начал беспокоиться, что знание канона его подвело, и ему придётся идти куда-то в подвалы, где Алистер устраивает свои отдельные вечеринки. Слава богу, когда он вышел примерно на середину бального зала, рядом с ним приземлился шкаф. Лиззи остановилась в первых рядах. Гробовщик скользнул дальше, проходя мимо демона и Лау Тао. «‎Меня одного интересует, как человек мог запрыгнуть в центр зала с, мать его, шкафом!? Демон вообще не парится с маскировкой», — мелькнуло в голове жнеца. Впрочем, он был почти уверен, что Себастьян как-то гипнотизирует людей или иначе воздействует на них. И на их критическое мышление. Быстро-быстро Сергей пробирался через плотное кольцо людей, заинтересованных представлением. Направление он выбрал по линии, проходящей через Лиззи и шкаф. И не прогадал! Ну, он не увидел низкой дамы и хозяина вечеринки, но хлопок закрывшейся двери услышал. Дёрнув за ручку, Гробовщик тихо выругался: дверь была заперта. Дверь, судя по всему, дубовая, достаточно толстая, замочная скважина демонстрирует свою неприступность, сделана умелым мастером, на заказ. Работа тонкая. Если бы Сахаренко взял лупару, он бы попытался высадить замок, воспользовавшись шумом бала, но обрез был слишком виден в костюме. Дверь открывалась на него, судя по петлям. Выбить, пробить, сломать дверь было бы не слишком сложно. У Гробовщика было много времени, чтобы изучить своё тело, и какие-либо деревянные двери не могли бы оставить его. Не после того, как в порыве злости он ударил какое-то дерево в парке, а оно возьми и тресни. Но сломанная дверь... Инкогнито Сергея как жнеца было бы подвергнуто ненужному риску. К тому же, если не взять обрез, почему бы не взять кинжал? Точнее, стилет. Когда дверь с искорёженным замком (изящно, но хрупко) наконец, открылась, в небольшой комнате уже никого не было. В воздухе пахло чем-то сладким и одновременно удушливым. Неприятный запах. Постояв секунду, жнец бросился в сторону, откуда своим обострённым слухом слышал топанье. Он настиг виконта с ношей уже на лестничной площадке. Чрезвычайно красивый мужчина со светло-русыми волосами и лавандовыми глазами нёс хрупкую девушку в розово-голубом платье. — Виконт! Какая встреча! А кто эта прелесть на ваших руках? — Гробовщик, — кивком поприветствовал его Алистер, ни на секунду не потеряв самообладания. — Леди плохо. Не могли бы вы мне помочь её переместить? Сергей без слов взял «‎леди» за ноги, в то время как Чембер подхватил подмышки. Так они понесли графа вниз по лестнице. — Скажите, сэр... — задумчиво протянул жнец. — Я сразу не подумал, но почему мы несём этот прекрасный цветок вниз? В бальном помещении дежурят врачи. — Поддержите её немного... — Друитт передал графа Сергею и начал рыться в карманах. Приятное ощущение окутало руки жнеца: душа чувствовалась даже при максимальной маскировке под человека. Чувствовался и контракт: холодная и не лишённая своей эстетики паутина лежала на верхнем слое души. — Вы что-то ищете? — Да... Это! Несите пташку, куда я скажу. — На Гробовщика смотрело дуло маленького хромированного револьвера. Он не мог не отметить эстетику представшей перед ним картины: золотые волосы, белый костюм, самоуверенная улыбка... Может, какое-то светлое дерево? Или, наоборот, тёмное? — А ведь все так хорошо начиналось... Лови! — Сергей подкинул графа к потолку в направлении виконта и сделал быстрый шаг вперёд. Пространство всколыхнулось от ауры демона, но он не появился. Гробовщик поймал мальчика и врезал ногой по руке растерявшегося Алистера. Револьвер вылетел. Нагнувшийся за ним мужчина был опрокинут пинком на спину. Осторожно (и, что скрывать, с сожалением) положив начавшего пробуждаться от встряски лже-Сиэля к стене, Сахаренко поднял револьвер. — Ну, что же вы, Алистер? Разве хорошо угрожать оружием своим гостям? — Полно вам, мы всегда можем договориться, — обезоруживающе улыбнулся Чембер. — Вы хотите денег? А может, чего-то ещё? — Да, у меня есть одно желание, которое касается именно вас, Алистер... — вложив максимальное количество намёка в слова, сказал Гробовщик, окидывая виконта взглядом, оценивая рост, сочетание цветов в одежде и прикидывая подходящий цвет гроба. В общем, снял все мерки, что смог придумать в тот момент. Результат превзошёл все ожидания: Алистер отшатнулся с перекошенным лицом. О, эта гамма эмоций пролилась превосходным бальзамом на душу Сергея! Омерзение, страх, ненависть, любопытство, брезгливость... Он с трудом удержал хихиканье в себе, не пытаясь даже сдержать немного безумную улыбку. — Вижу, вы догадались! Но что вы так боитесь, виконт? Это не так страшно, как может показаться! Вы просто ещё не пробовали! Такая гармония, такой позитив! Перед разумом открываются новые горизонты, душа воспаряет, вы познаёте себя ближе и глубже... Вам обязательно понравится!.. Миледи, как ваше самочувствие? — переключился жнец, заметив приоткрытый голубой глаз. — Я в порядке. Этот человек напал на меня! Его нужно арестовать! — немного более тонким голосом воскликнул лже-Сиэль. — Я немедленно сообщу полиции, — отозвался Сергей, не переставая целиться в виконта, который немного отошёл от него и был уже не таким чётким. — Я уже сообщил, — донеслось из-за спины Гробовщика, пахнув ароматом ночи. Кавалерия явилась. — Тогда давай уйдем отсюда. Меня утомили эти события. — Неужели вам неинтересно, куда вас несли? Давайте чуть пройдём, тут немного, — решил довести дело до конца жнец. — С чего вы так решили? Вы тут были? — спросил Себастьян, как-то воздействуя на него. Насколько понял Сергей, это чтобы он не узнал голос демона. — Нет, ничего подобного. Просто увлекаюсь детективами. Взгляните на руки виконта — он не отличается физической силой. Миледи довольно лёгкая, не больше пятидесяти килограммов, но он всё равно попросил помочь её донести. Тем не менее, закрытая дверь и запах усыпляющего газа указывают на то, что схема отработана. Значит, он проделывал такое не раз, но делал всё сам, иначе были бы помощники. Следовательно, нести усыплённую не так далеко, — Гробовщик с удовольствием похвастался своими дедуктивными навыками. Он не понимал, почему был задан вопрос, но это не помешало ему потешить самолюбие. В итоге они прошли вдаль по коридору, войдя в помещение, заполненное клетками, ёмкостями, операционными столами... И всё это под особняком Друитта! Обойдя всё это великолепие, граф спросил: — Вы довольны? Пойдём отсюда. И полицейским сообщите... — Уже сделал. Пора выбираться отсюда, — эхом отозвался дворецкий. Оставив связанного виконта в клетке и положив на неё записку, объясняющую большую часть происходящего, граф, Гробовщик и демон покинули подвал. Настроение у Сергея было превосходным: в весёлом происшествии поучаствовал, кавайного графа увидел и даже подержал на руках (эти воспоминания будут греть его душу), самооценку поднял сразу двумя способами: дракой с Алистером и благодаря вопросу Себастьяна. В общем и целом, день удался. А, кстати, надо бы достать воспоминания и копировать их Сиэлю. Жаль, что он не сможет оценить. А ещё Гробовщик давно не ел (до бала думал, что кормить будут на балу), не пил (то же самое) и вообще неплохо устал. Да ещё и завтра-послезавтра будут так себе деньки. Превосходно. Дворецкий с графом скрылись, а Сахаренко быстро оделся и пошёл в Бюро. «‎Точно! Во время бала же было совершено ещё одно убийство! Сейчас труп привезут...» — настроение стало ещё лучше. Труп — гроб, гроб — деньги, которые город заплатит ему. Да и ещё новая плёнка прибудет, и остатки души в теле могут задержаться. Будет материал для души Сиэля!
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования