Скидки

Выбирая снова и снова

Слэш
R
Завершён
458
автор
Размер:
179 страниц, 38 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
458 Нравится 381 Отзывы 90 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Примечания:
Олег редко рефлексировал. Крайне бездарное расходование свободного времени. Конечно, стоит делать так называемую «работу над ошибками» — для военных это было обязательно: проанализировать миссию, понять косяки, их причины и больше на эти грабли не наступать. В остальном — в чувствах, в взаимоотношениях и подобном — лучше не пытаться углубляться. Во-первых, бессмысленно, только накрутить себя можешь. Во-вторых, бесполезно, потому что во многом это связанно с прошлым, которое не исправить. В-третьих, для человека с малой эмпатией это трудно. Волков всегда был простым, старался не загоняться из-за эмоций и проблем. С холодным расчетом старался подходить ко всему, без лишних всплесков. Но иногда и на него нападала странная задумчивость, начинающаяся очень часто с «А что, если…» У них более менее налаживалась жизнь. Они скрылись, почти стали забыты общественностью, вернулись в родной любимый город, нашли преемницу, успешно ее тренируют. Все вроде неплохо, некое затишье в море после бури, которая началась после кутерьмы с Гражданином. Они снова были вместе. По-настоящему вместе, как пара. Без метки, но им она и не нужна была. Вдвоем, как альфа и его омега, как заботящиеся друг о друге люди. Нужен ли им был еще кто-то третий? Олег тупо пялился в потолок, закинув руки над головой, растянувшись поверх покрывала на их кровати. Он — омега. Он не любил свою природу, но смирился с ней давно и учился с этим жить, но все же какие-то стереотипные мысли — или природный зов — все равно в нем появлялись. Для омеги естественно было желать потомства, тем более если она связана с альфой. Родить ребенка от своего мужчины — это же практически золотая мечта любой омеги. Он к этому не стремился, не мечтал и не хотел. Но иногда, в подобные моменты редкой задумчивости, представлял, как это могло бы быть. Мальчик бы наверняка был бы похож на Олега — черноволосый, чернобровый, с высокими скулами. Было бы шикарно, если бы у него были глаза Сережи — голубоглазый брюнет, как явление высшей эстетики. Девочка родилась бы рыженькой с множеством веснушек на остреньком носике и щечках, с пушистыми густыми ресницами. Или могла родиться девчонка с густыми смоляными волосами и черным соколиным взглядом, впитав всю родословную папы-омеги. Их дети были бы самыми красивыми, с такими родителями у них не было бы другого шанса. Он бы учил ребенка драться. Не важно, была бы это омежка или альфа, Олег все равно бы учил ребенка драться, потому что сам помнил, как важно уметь себя защищать. Сережа вряд ли бы возражал. Волков думал, что альфа будет заваливать ребенка всем, чем может, чтобы у того, как у них в детстве, не было лишений. Бесконечное количество игрушек, примочек, самая лучшая техника, баснословно дорогая одежда — этот ребенок был бы самым забалованным. Хотя Олег вряд ли бы позволил — он хоть и был при деньгах, но всегда старался жить на минимальных тратах, просто потому что не привык тратить. Он бы так же воспитывал ребенка, хотя Сережа точно бы бурчал на это. Разумовский точно бы читал перед сном ребенку. И это была бы сложная и серьезная литература — чтобы малыш сразу учился ценить искусство. Он бы с ребенком обошел театры и музеи, обязательно отвез бы в Лувр, Британский музей, в галерею Уффици, чтобы показать великолепную Венеру. Классическая музыка в их доме перемежалась с хитами русского рока, Олег бы долго на этом настаивал. Омега точно бы сводил сына или дочь на рок-концерт, чтобы познакомить с той культурой, которая была близка родителю. Волков радовался бы любому увлечению ребенка — пойдет он в Разумовского или в Олега было все равно, а мог бы найти и что-то свое. Омега поддержал бы все. Отчего-то Волкову казалось, что Серега будет тем родителем, что следит слишком настойчиво за окружением ребенка. Он точно бы пробил по всем базам все окружение, чтобы исключить опасных и недостойных. Еще бы и Олега заставлял этим заниматься. Олег глубоко вздохнул, прикрывая глаза. Эти все мысли на грани фантазии. Сережа не стал бы заботиться о ком-то, кроме себя. Он часто забывался, что и о себе нормально позаботиться не мог, а об Олеге тем более мог забыть — взрослый и самостоятельный в конце концов. Куда в его воспаленном мозге могла бы поселиться мысль о ребенке? У него наполеоновские планы, сжирающие мысли об истинной справедливости. Он не стал бы заботливым родителем, хотя был мизерный шанс, что гормоны и вся остальная дребедень смогла бы настроить альфу на нужный лад. Да и он сам не родитель мечты. С его эмоциональным диапазоном, с покалеченной моралью он больше навредил бы ребенку. Воспитатель он хреновый, это факт. А с Сережей на двоих у них было столько психических болезней, что на пару дурок хватит. Нет, они бы не подарили ребенку счастья, а сделали бы очередным калекой. — Хей, чего такой напряженный? — послышался вполне бодрый голос Разумовского. Олег промычал что-то невразумительное, чуть приоткрывая глаза. Сережа стоял в дверном проеме, опираясь плечом о косяк хитро-задумчиво осматривая растянутое тело. — Просто в облаках летаю, — тихо скрипуче ответил все же на вопрос Олег, сдерживаясь от кашля. — На тебя не похоже, — хмыкнул задумчиво Сергей, заходя в комнату и включая ночник, разливая по помещению слабый теплый свет. — Натереть плечо? Вопрос был чистой формальностью, альфа уже взял в руки мазь, твердым решительным взглядом вынуждая подчиниться. Олег и не сопротивлялся, стянул с себя футболку, пересаживаясь ближе к альфе, поворачиваясь к нему поврежденным плечом. Неважно болело оно или нет, это уже стало ритуалом, без которого они не могли закончить свой день. Сегодня с Лерой было достаточно просто, сам тренировался аккуратно, да и в целом по-умному распределял нагрузку на тело, что рука к вечеру не ныла. Но Разумовский все равно втирал мазь, аккуратно надавливая на мышцы, внимательно наблюдая за чужой реакцией, чтобы зафиксировать любое изменение, которое бы говорило о боли. — Так о чем задумался? — спросил Сережа, постепенно сменяя сильные надавливающие движения на ласковые и заигрывающие. — Ничего серьезного, — покачал головой Олег, млея от прикосновений. — Олежа, — протянул с приторной сладостью в голосе Сережа, целуя омегу в шею. — Мы ведь договорились быть честными друг с другом. Ты настаивал на этом. — Сейчас жалею об этом, — усмехнулся хрипло Олег, заходясь в кашле. Сережа отпрянул от него, давая возможность откашляться, но все равно держался близко, чтобы в случае чего помочь. Но приступ прошел быстро, и бледные руки вернулись на крепкое плечо, продолжая его массировать. — Ты знаешь, я в любом случае не отстану, — произнес несколько нетерпеливо Сережа, опуская одну ладонь на спину, делая подобие массажа. — Это правда глупо, — нахмурился Волков, глядя мрачно перед собой. — Просто представлял, какими мы были бы родителями. Руки замерли на несколько мгновений, но затем возобновили свое движение, а сам альфа забрался дальше по кровати, ближе к Олегу за его спину. — И что представлял? — спросил Сережа, забираясь одной рукой с плеча в волосы омеги, мягко и как-то успокаивающе поглаживая. — Что ты мог бы быть той еще курицей-наседкой, — тихо произнес Олег, немного стесняясь говорить об этом. — Иди ты, — рассмеялся Разумовский. — Ты был бы большим параноиком. Составлял бы графики чуть ли не по минутам, убивал бы кучу времени на готовку. Наверняка бы не давал есть из Макдональдса. — А ты бы наоборот тайком ел бы с ребенком, а потом бы еще прикрывали друг друга, — продолжил шутку Олег, усмехаясь. — Еще бы, своих не сдаем, — подтвердил Сережа, приступая к массажу шеи, стараясь сильнее расслабить и разговорить омегу. — У нас был бы потрясающе красивый ребенок. — Я тоже думал об этом, — лениво кивнул Олег. — Ты бы еще привил бы хороший вкус в одежде, и тогда вообще атас. — О да, это был бы шедевр человеческой красоты, — усмехнулся самодовольно Сережа. Между ними воцарилась тишина. Разумовский продолжал блуждать ладонями по крепкому телу, оглаживая спину, поясницу, живот и грудь, усыпляя омегу своим теплом и запахом. Или сам успокаивался. — А ты думал об этом? — спросил тихо Олег. Сережа снова замер. Он задумчиво закусил губу, кладя подбородок на голову омеги. — Я думал о том, чтобы ты забеременел, — тихо произнес Разумовский. — Когда ты засобирался в свою армию. Думал, если залетишь, то передумаешь, останешься со мной, а с ребенком бы как-нибудь справились. Но ты принимал эти чертовы таблетки. Думал, убью, когда нашел. — Помню, какой скандал устроил, — усмехнулся Олег, вспоминая те дни. Сережа вначале в ярости кричал после того, как Волков поделился о своих планах, а затем ушел в оборону, строя планы по переубеждению омеги. Противозачаточные и подавители Олег принимал не по этой причине, в военкомате прописали, чтобы избавиться от неприятных последствий природы на службе, но Сергей тогда был в дикой ярости, когда узнал. Разве что не бил, но комнату разгромил, ломая мебель, а потом жестко взял, предупреждая, что на службе его только это и ждет. Кстати, не ждало, но это другая история. — После мне было как-то не до этого, — продолжил Разумовский, обнимая Олега поперек груди. — Учеба, затем работа над приложением. Ты приезжал не так часто, потом захотел стать контрактником, куда там дети. Думал, что может, когда я поднимусь, ты успокоишься. Но меня переклинило. Да и мы разошлись на какое-то время. А потом тюрьма, Венеция, Сибирь… надо было о себе позаботиться, куда нам было о детях думать. Да и ты уже не… прости. Олег не мог. Он стал бесплодным. Не сказать, что его природа наказала, но поспособствовал этому, пичкая себя на заданиях химией, чтобы гормоны держать в строю. На момент, когда Сережа снова с ним связался, у них были шансы. Минимальные, но были. Но после развязки — после чертовых пяти пуль — он стал неспособным выносить ребенка. И причина была даже не совсем в выстрелах, они стали катализатором. Олег безумно везучий, при минимальных шансах он всегда ловит куш. Он поймал. Почувствовал за пару дней, что с ним что-то твориться и подтвердил это. Сереже не сказал, что за те дни их побега и жизни в Венеции он смог залететь. Не решился признаться, что забеременел, да и видел, что Разумовскому тогда это было не нужно, не услышал бы, не понял. Сам Олег не знал, что чувствовать, но где-то в глубине души, он был, наверно, счастлив. Омега стал думать, что они могли бы после мести уйти красиво в закат и зажить в свое удовольствие. Но из-за пяти пуль произошел выкидыш с повреждением репродуктивной системы. Восстановить ее нельзя было. — Давай ляжем, — тихо предложил Сережа, чувствуя, как напряглось тело в его руках, как опустилась голова и ссутулились плечи. Олег молча кивнул, сглатывая ком в горле. Альфа лег на бок, утягивая к себе омегу. Нет, Олег никогда в жизни не скажет Сереже, что тот не только предал его и чуть не лишил жизни, но и убил их будущего ребенка и любую надежду на возможную полноценную семью. Но альфа как-то слишком понятливо устроил ладонь на животе Олега, второй рукой прижимая к себе за плечи, заставляя носом уткнуться себе в шею, где успокаивающий запах альфы был сильнее. — Мы были бы шикарными родителями, — прошептал Сережа, коротко целуя омегу в лоб. — Прости, что лишил тебя этого. — Не извиняйся за то, в чем не виноват, — сказал строго Олег. Разумовский не стал это комментировать, уткнувшись в черные волосы. — Будем Леру воспитывать, — усмехнулся Сережа ехидно. Олег тихо усмехнулся, благодарный за смену темы. Альфа резво стал рассказывать о перспективах нового Чумного Доктора, рассказывая о новых заданиях, которые подготовил, и в целом делал все, чтобы они ушли от недавней темы. Олег был безумно благодарен за это, прижимаясь к сильному телу своего альфы, цепляясь за него. Да, детей у них не будет, но они не позволят, чтобы мир у них отобрал друг друга — единственное, что осталось и за что они могли бороться.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования