Kiss me on the mouth and set me free (but please don't bite)

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
114
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
373 страницы, 27 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
114 Нравится 30 Отзывы 29 В сборник Скачать

Chapter 7: Oh I just can't help myself

Настройки текста
Примечания:
— Ваше Высочество? Могу я войти? — Это был Сан. — Да, пожалуйста. Уён поспешил в ванную комнату и завершил свою обычную процедуру в два раза быстрее, чем обычно, приняв лишь быстрый душ, а не ванну, как обычно. Затем он оделся, оставив темно-синий пиджак распахнутым поверх белой рубашки и столь же эффектных синих брюк. Как и подобает принцу. Он сделал все это только для того, чтобы к возвращению Сана снова выглядеть ухоженным и опрятным, и, возможно, это поможет ему принять несколько правильных решений, в отличие от того, что было некоторое время назад. Когда он поцеловал своего телохранителя только для того, чтобы попробовать его кровь. Уён тряхнул головой, отгоняя нахлынувшие воспоминания, когда вошел Сан, закрыл дверь с громким щелчком и пригласил присесть на стул рядом со своим стулом. Сан был одет в формальную одежду, которую он обычно носил, в отличие от тренировочного костюма, в который он облачился предыдущей ночью. Он был одет во все черное, а на лацкане его пиджака был вышит значок - очевидный знак того, что он принадлежал к высшей группе королевских гвардейцев. — Итак…— Уён запнулся, вопросительно посмотрел на Сана и скрестил ноги. Он старался вести себя как можно более нормально, пытался сделать все возможное, чтобы Сан не вспоминал о том, что они целовались. Он надеялся просто забыть об этом и жить дальше. — Ваше Высочество, есть некоторые вещи, которые я собираюсь Вам рассказать, и это, конечно, станет для Вас шоком, но я убедительно прошу Вас не реагировать бурно или случайно проболтаться об этом кому-нибудь еще. Вы согласны? Уён вздохнул, наклонив голову. — На данный момент, Сан, я не думаю, что меня можно чем-то удивить. Сан усмехнулся, уголок его губ приподнялся так, что Уёну захотелось поцеловать его снова. — Ну…— начал он, — Я… — Да? — подсказал Уён, начиная терять терпение. — Я тоже не человек. — Конечно, Сан. — Нет, правда. Вы... ну, кем бы Вы не были, раз Вы уже сказали, что не являетесь вампиром. А я... ну, я не вампир, но и не человек. Как еще, по-вашему, я смог столкнуть Вас с себя, когда Вы пили мою кровь? Человек либо потерял бы сознание, либо лишился бы сил, но я был в порядке, - заметил Сан. Уён задохнулся, и его глаза расширились. Сан был прав. Если бы он был человеком, он бы потерял сознание. Это был известный всем факт о вампирах. Что? Что? Но, возможно, его яд был менее выражен, чем яд вампира, потому что на самом деле он им не был. Это могло быть причиной того, что Сан все еще был в сознании, не так ли? Однако, даже когда эта мысль пришла ему в голову, он знал, что это не может быть правдой, потому что его биология была точно такой же, как у настоящего вампира, за исключением нескольких мелочей. А то, что Сан не был человеком, объясняло даже то, почему после приема зелья он все еще чувствовал запах его крови, хотя и не такой выраженный. Почти целую минуту царила ошеломленная тишина, пока Сан не нарушил ее тихим "Ваше Высочество?". — Просто… дайте мне секунду. Кто Вы? — Не человек. — Нет, я понял. Я имел в виду, если Вы не человек, то кто? У Вас нет никаких других физических характеристик, или Вы их скрываете? — Ах, да. Я действительно скрываю их, господин. Но даже если я покажу их, вряд ли Вы сможете определить, что я за существо, — сказал Сан и закрыл глаза, глубоко вздохнув. Ничего не произошло. — Эм, Сан? Что... — начал он в замешательстве. И тут телохранитель открыл глаза. О. — Вау, — пробормотал Уён в изумлении. Глаза Сана просто... изменились. Их обычный темно-карий цвет стал более светлым, лесным, нет, золотистым, с более яркими золотисто-желтыми вкраплениями в радужке. Его глаза сияли, яркие, красивые и более кошачьи, чем когда-либо, их уникальная форма была намного более усилена калейдоскопом светлых цветов, которые теперь были в радужке. Боже, Уён был просто потрясен. Сан улыбнулся, глаза заблестели. — Вы ведь понятия не имеете, кто я? — Нет, но Ваши глаза... красивые, — честно ответил он. Сан застенчиво отвел взгляд, на его щеке появилась ямочка, поддразнивающая Уёна. — Спасибо, Ваше Высочество. Видите ли, на самом деле эти глаза - характерная черта нашего вида. Они называются medicamentum oculi, или буквально просто "лекарственные глаза"". Уён посмотрел на Сана, смутившись. — Подождите, так какой же это вид? — Я целитель, и эти способности мне дал колдун, когда я был еще ребенком. Родители отказались от меня примерно тогда же. Позже, после инцидента в детском доме, я открыл свою силу Минги, моему единственному другу. Он попросил меня исцелить Чонхо, который сломал запястье. Он поверил мне, когда я это сделал, и взял меня под свое крыло. Остальное Вы знаете, я думаю. Лишь несколько человек знают, что я обладаю этими способностями. — Целитель? Типа... Вы можете лечить внешние раны людей? — Да, а иногда и внутренние, если они не генетические или неизлечимые. — И это реальная сила, которой Вы обладаете?— спросил Уён, удивленно раскрыв рот. Сан кивнул в знак подтверждения. — Как это возможно? Сан хрустнул костяшками пальцев, глядя прямо на Уёна своими головокружительными, завораживающими глазами. — Мои глаза, как я уже сказал, особенные. Слезы из этих глаз могут вылечить любую болезнь и залечить любую рану. И это подводит меня к следующей проблеме, Ваше Высочество. Я должен спросить, Вы знали, что Вас отравили? Принц отшатнулся. — Что? Сан кивнул. — Я вырубил Вас раньше, чтобы Вы не видели моих глаз. Поскольку Вы кашляли, я заподозрил, что что-то не так, и проверил. Я могу видеть болезни глазами, когда обращаю их в эту форму. А Вы... Ваша кровь отравлена. Уён в шоке посмотрел на свое запястье, разглядывая вены на коже, — …отравлен, — повторил он, — И Вы уверены в этом? — Да, господин. Уён вздохнул. — Как меня отравили? — Я… я не знаю. Просто Ваша кровь разжижается день ото дня, и скоро Вам понадобятся добавки, иначе Ваше сердце остановится. Я могу вылечить симптомы, но это ничего не сделает, чтобы остановить конечный результат. При этой мысли Уён почувствовал, как по его телу пробежала дрожь — И как долго это будет продолжаться? — Я не уверен, — объяснил Сан, — я не могу сказать так много. Только то, что Вас понадобятся добавки, и скоро. Хм... — Да? Может, есть что-то еще? —Уён закрыл глаза, прикусив губу в попытке сдержать надвигающийся срыв. — Вы должны сказать мне, кто Вы, Ваше Высочество. Иначе я ничем не смогу помочь. Уён вздохнул. Он знал, что рано или поздно до этого дойдет, просто не был уверен, как к этому отнесется Сан. Конечно, узнав, что он тоже не человек, он облегчил тяжесть на душе, но все равно это была большая новость. Возможно, был шанс. — Есть ли способ сделать что-то без раскрытия? Сан нахмурился. — Ваше Высочество, это не самое мудрое решение. Даже если Вы будете скрывать это от меня, есть два огромных фактора. Во-первых, мы не знаем, как долго Ваше тело будет выдерживать повреждения, а найти противоядие, которое не навредит Вам, невозможно за столь короткое время, не зная, что Вы собой представляете. Во-вторых, я уже знаю, что Вы - существо, питающееся кровью, а таких не так уж много. Я не сразу найду ответ, но к тому времени может быть уже слишком поздно, — рассуждал он, — Так что, пожалуйста, скажите мне, кто Вы, и я обещаю, что не скажу ни одной душе. Уникальные глаза телохранителя были искренними, обеспокоенными, и это только еще больше разозлило Уёна. — Почему Вы так беспокоитесь, Сан? Он выглядел шокированным. — Ваше Высочество, я... — Вы не понимаете, насколько огромной будет угроза, если что-то подобное станет известно. Сам принц станет позором Королевства, только представьте. Я даже не знаю, могу ли я вообще доверять Вам сейчас, хотя Вы так много рассказали. Потому что, как бы Вас за это ни наказали, как только такой секрет становится известен, он становится известен. И ты уже ничего не сможешь с этим поделать. Мне все равно, если это убьет меня, я ни за что не смогу смело рассказать кому-то о себе, и уж точно не о чем-то таком огромном. Золотые глаза Сана смягчились, мерцая естественным звездным светом, самым привлекательным из всех, что когда-либо были и будут, по мнению Уёна. — Я не уверен, что могу сделать больше, Ваше Высочество, кроме как дать Вам слово. Если Вы так недоверчивы ко мне, то, возможно, лучше не помогать Вам. В конце концов, я Ваш телохранитель, и в мои намерения не входит причинять Вам вред. — Я… я не знаю, Сан... — Уён, — мягко сказал Сан, используя его настоящее имя всего второй раз в жизни, — пожалуйста. Я только пытаюсь спасти Вашу жизнь. — Я не думаю, что Вы захотите спасти меня, когда услышите это, Сан. В этой стране не очень-то жалуют ночных существ, как Вы, я уверен, знаете. Уён по-прежнему не смотрел на него, и Сан протянул обе руки, нежно взял руки принца и зажал их между своими. — Посмотрите на меня, — внушал он, и младший наконец поднял голову, встретив открытый, честный взгляд Сана. — Вы должны сказать мне это, мой принц. Вы должны довериться мне. Я единственный, кто сейчас может спасти Вашу жизнь. Уён слегка нахмурился, сердце неконтролируемо колотилось в груди от их с Саном близости и от постоянного порхания бабочек, которые летали по его внутренностям от их соединенных рук. — Я… — Хм? — Я не могу. — Пожалуйста, — мягко сказал Сан, — обещаю, я никому не расскажу. Уён почти стыдливо опустил веки. — Это не так просто, Сан. — Почему? — спросил телохранитель, — Ваше Высочество, я бы никогда не попытался подвергнуть Вас опасности. Единственная причина, по которой я прошу об этом, заключается в том, что я могу помочь Вам. И это... немного задело за живое. Уён сглотнул. Теперь он понимал, к чему клонит Сан. Они оба замолчали, и на несколько минут воцарилась оглушительная тишина: Уён погрузился в раздумья, а Сан крепко сжимал его руки, словно успокаивая. А потом... Уён сдался. Какого черта, подумал он, если он все равно умрет, что плохого в том, чтобы признаться в этом человеку, который, казалось, был искренен? Уён мог сказать, что Сан говорит правду, что он хочет ему помочь. Так что же плохого в том, чтобы сказать ему об этом? Он медленно кивнул, всего два раза, но по тому, как Сан слегка сжал его руки, он понял, что означает этот кивок. Уён глубоко вздохнул. Когда он заговорил, это был только шепот, впервые в жизни он произнес это вслух. — Я Аурей. Его руки выпали из рук Сана. На несколько секунд снова стало тихо, и Уён почти решил сказать ему, что это была шутка, и посмеяться над этим, как бы нелепо это ни было. Но потом великолепные кошачьи глаза Сана широко раскрылись, и он заговорил тихим шепотом. — Вы… Вы уверены в этом? Потому что... Уён кивнул, прервав его. — Да, я уверен. Вот почему я не хотел, чтобы об этом узнали. Я не такой, как Вы; по крайней мере, у Вас есть способности к исцелению, и это хорошо. Я... я действительно просто монстр. — И теперь он чувствовал себя более комфортно, говоря об этом. Все было в порядке. Сан не пытался убить его, он не пытался сделать ничего подозрительного, и он просто выглядел потрясенным больше, чем что-либо еще. — Нет, Вы не такой, — Сан покачал головой, очевидно, все еще потрясенный. — Но... но это же... да, это очень серьёзно. Я думал, это просто... — Миф? Действительно, я тоже так думал. Пока не узнал, что я один из них. — Но Ваша семья…? — Усыновили, — ответил он одним словом, — Конечно, они этого не знают. Моя мать знала, но она умерла пару лет назад. — О…— Сан, казалось, просто потерял дар речи, Уён не винил его. — Я не могу поверить, что это правда, что Вы... Аурей. Я слышал кое-что об этих существах, но только то, что они не настоящие, и думать, что в мире действительно есть такое существо, и что Вы сидите передо мной, просто безумие. Неужели это правда, что… — Сан, — прервал его Уён, — Пожалуйста, не сейчас. — Простите, господин, просто... у меня так много вопросов, — сказал телохранитель, а затем покачал головой. — Но я задам их позже, когда мы поймём, что Ваша кровь очищена. Уён кивнул. — Спасибо. — Вы можете протянуть мне руку, Ваше Высочество? — спросил Сан, снова удивительно спокойный, и Уён с готовностью протянул телохранителю правую руку, понимая, что единственный способ добиться успеха - это беспрекословно доверять каждому слову Сана. По крайней мере, он принял себя таким, каким был сейчас, и надеялся, что всё пройдёт без неприятностей. Пока что Сан не представлял никакой угрозы, и это было хорошо. Сан молча взял его руку за запястье и задрал рукав до упора, что оказалось как раз под локтем. Он нахмурился. — Вы не против снять пиджак? Я не могу как следует рассмотреть Вашу руку. Уён кивнул, стряхнул дорогой материал с плеч и позволил ему упасть на спинку стула, после чего расстегнул манжету и задрал рукав рубашки, обнажив руку для Сана. Для пущей убедительности он даже отпустил свою трансформацию, вернувшись к своей первоначальной форме. Телохранитель принялся за работу, обхватив одной рукой запястье, а другой проведя большим пальцем по внутренней стороне предплечья, чтобы лучше видны были вены. Он пристально посмотрел на кожу своими уникальными глазами, а затем проследил взглядом весь путь по руке принца до его лица. Уён нервно сглотнул. — Вам нужно будет продолжать пить кровь каждый день, господин. Ваша кровь разжижается, и чтобы выяснить причину, нужно больше крови в организм. Вы питались на этой неделе?— Удивительно, как спокойно Сан вел себя все это время. Уён покачал головой. — Вот где я был, когда Вы нашли меня прошлым утром, Сан. Колдун, к которому я хожу за кровью, просто исчез, а прошлой ночью явился мне во сне с жутким посланием. Но я не питался больше десяти дней. Сан кивнул, серьезное выражение лица изменилось на долю секунды, а затем снова стало безразличным. — Вполне вероятно, что этот источник отравил Вас. Какое сообщение Вы получили во сне, сэр? Возможно, оно может нам что-то рассказать. Чтобы Хонджун отравил его... Эта мысль приходила ему в голову, но он решил, что если уж на то пошло, то он должен был сделать это, не зная. Он бы отдал кровь и зелье Уёну, думая, что тот - человек, и что они нужны ему для экспериментов, но на самом деле это был яд для его аурейской части. Он сказал об этом Сану, который хмыкнул в знак согласия. — И что же было посланием в твоем сне? — настойчиво спросил он снова. — Только то, что я должен найти человека по имени Пак Сонхва, и что он объяснит все остальное… — Уён остановился. — Почему Вы так смотрите на меня? Глаза Сана расширились, а его хватка на руке Уёна болезненно сжалась. — Пак Сонхва. — Вы знаете его? —Я не думаю, что он вспомнит меня сейчас, но... я помню. Я исцелил его, однажды. После Великой войны он был тяжело ранен и разыскал меня. Он сказал, что не хочет, чтобы кто-то знал, кто он такой, и что я должен исцелить его раны в тайне. Я не думаю, что он человек, но он вообще не сказал мне, кто он, — Сан вздрогнул, сказав это, — Самый болезненный опыт в моей жизни. — Болезненный? — переспросил принц, —Исцеление другого человека причиняет боль? Сан отпустил руку Уёна и кивнул. — За такие способности всегда приходится платить, не так ли, господин? Чтобы исцелить кого-то в очень плохом состоянии, мне нужно использовать кровь в моем теле. Во время этого процесса я могу чувствовать их боль. В эти несколько минут, или сколько бы времени это ни заняло, моя жизнь связана с их жизнью, так что если они умрут, умру и я. Это высшая цена за неспособность спасти жизнь. Если я начал лечить кого-то, но во время этого он умрет, я погибну, или если он почувствует еще большую боль, я тоже ее почувствую. Уён рассеянно прикусил губу, слушая Сана. — Звучит ужасно, — прокомментировал он. Сан посмотрел на руку принца, не обращая внимания на его сочувствие. — Сначала Вам понадобится больше крови в организме, Ваше Высочество, а потом мы сможем попытаться найти Пак Сонхва. Уён в шоке посмотрел на своего телохранителя. — Мы? — Он повторил, — Вы собираетесь помочь мне? Сан кивнул, как будто это было очевидно. — Конечно, Ваше Высочество. Если этот человек, который направил Вас к Сонхва, и есть тот, кто отравил Вас, он должен быть привлечен к ответственности, а поскольку защищать Вас - моя работа, то, следовательно, и помогать в поисках этого человека я тоже должен, независимо от того, какая у меня личная заинтересованность. Уён посмотрел на Сана, алый цвет встретился с золотым. — Спасибо, — искренне сказал он, — Вам не обязательно было говорить это, но Вы все равно это сделали. Вам не нужно было принимать меня так легко, но Вы все равно приняли. Я ценю это, Сан. Сан слегка улыбнулся. — Я научился верить, что нет ничего невозможного, Ваше Высочество. Меня уже мало что удивляет, — сказал он с очаровательной усмешкой, — Кроме того, было бы очень скучно, если бы я просто оставил Вас без выбора, не так ли? У меня, как и у Вас, на кону стоит репутация, и хотя моя, возможно, не такой большой секрет, как Ваш, но все равно это большая проблема, ведь я все еще не человек. По крайней мере, в Мистихии это очень важно, и помощь Вам - это лучшее, что у меня есть на данный момент, даже если не принимать во внимание тот факт, что я действительно хочу помочь. — Спасибо, — повторил Уён, — Независимо от того, чем это сподвигнуто - благоразумием или добротой- я хочу, чтобы Вы знали, что я ценю это. Сан улыбнулся, кивнув. — Конечно, господин. Кстати, о моей помощи, Вам понадобится кровь. Вы должны питаться. А после этого я смогу найти нам выход отсюда, чтобы мы могли разыскать Пак Сонхва, если Вы не против рассказать несколько лживых слов другим принцам и сотрудникам. Уён хмыкнул. — Если так нужно, то я не против. — Хорошо. У Вас есть еще где-нибудь кровь? Другой источник, может быть, даже донор? Принц тоскливо вздохнул. — Если бы это было так, у меня бы уже была кровь. Колдун Хонджун был моим единственным источником, а теперь он исчез. Донор невозможен, ведь никто не знает, кто я, кроме меня, а теперь и Вас. —…ох, — Сан замолчал на несколько секунд, выглядя так, будто он глубоко задумался. Затем он пододвинул свой стул ближе к стулу принца и поднял левую руку, засучив собственный рукав до локтя и держа его перед Уёном. — Начинайте. — Что? — Вам нужна кровь, я достаточно человечен, чтобы Вы могли выпить мою, как мы уже видели, когда Вы... гм, да. — Сан покраснел, когда произнес последнюю часть, очевидно, имея в виду их незапланированный поцелуй. Другой был смущен не меньше. - Простите… простите за это, — заикался Уён, не зная, как ему извиниться. Это было не совсем то извинение, которое он привык приносить кому-либо. — Я не мог удержаться. Вы просто... Вы пахнете по-другому почему-то. Не так, как люди или даже животные, гораздо лучше. Я даже получил от Хонджуна зелье, чтобы подавить свое усиленное обоняние, чтобы не было так мучительно рядом с Вами. Но обоняние вернулось через неделю, и когда я увидел Вашу кровь на открытом месте, мне было все равно, что она на губе, я просто хотел попробовать её на вкус. Хотя после того, как я выпил из Вас, запах уже не такой сильный, но все равно... да. Сан нахмурился, все еще протягивая руку в приглашении. — Честно говоря, я не уверен, почему это так. Однако это объясняет Ваше поведение рядом со мной, — выдохнул он с весельем, — А я-то думал, что Вы просто тащитесь от меня. Уён тут же запаниковал и замахал руками перед собой в знак полного отрицания. — Нет! Что, это не так... подождите, это не значит, что Вы меня возбуждаете, это... э-э-э..., — глупо пробормотал он, не зная, как ответить на замечание Сана, пока не заметил, что тот улыбается ему, дразня и раздражая его. Он остановил свой нервный поток слов, чтобы бросить взгляд на Сана. — Хватит меня дразнить. Сан лишь издал задыхающийся, радостный смех, наполненный солнечным светом и теплом. Это заставило Уёна усмехнуться, и телохранитель еще немного подался вперед, выставив перед принцем руку. — Начинайте, господин, у нас мало времени. Глаза принца вспыхнули, а желудок скрутило от голода, как только наполненная кровью рука Сана приблизилась к нему, но у него все же хватило ума спросить. —Вы уверены? — Да, Ваше Высочество. Иначе я бы не стал предлагать. Уён глубоко вздохнул, правой рукой взял протянутую руку Сана и поднес ее ближе к себе, так, что почти почувствовал его вкус, настолько близко, что его дыхание обдавало гладкую кожу, заставляя волосы на ней подниматься. Он наклонился вперед и провел носом по коже в знак извинения, а затем обнажил клыки, вдыхая удивительный аромат Сана. Затем он собрался с духом и укусил, проткнув клыками кожу и погрузившись внутрь, а вкусная кровь Сана тут же попала ему в рот. Губы Сана инстинктивно приоткрылись в судорожном вздохе, а его хватка за ручку кресла была сильной до побелевших от напряжения костяшек. Он прикусил нижнюю губу, чтобы не выдать боли, когда Уён втянул кровь, окрасив рот в красный цвет. Он глотал жидкость, как голодный человек, которым, вероятно, и был, и наслаждался каждой каплей, скользящей по горлу, теплой, успокаивающей и совершенно восхитительной. Уён придвинул свой стул еще ближе, так что подлокотники двух стульев соединились, и он мог легко держать затёкшее предплечье Сана, пока пил. Его глаза закрылись, и в горле раздался непроизвольный стон, вкус крови кружил голову не меньше, чем раньше, а может, даже больше, когда ему разрешили пить столько, сколько нужно. Все это время Сан смотрел на него своими золотисто-желтыми глазами, пристально и сосредоточенно глядя на Аурея, пока тот пил кровь из его тела, совершенно податливого и неподвижного. Уён отстранился, когда понял, что не может больше пить кровь без ущерба для другого, и приглушенный стон сорвался с губ Сана. Он был глубоким и несправедливо сексуальным, и принц ничего не мог поделать с тем, как его нутро вспыхнуло от возбуждения при этом звуке, думая обо всех других ситуациях, кроме этой, в которых такой звук мог бы вырваться из этих губ идеальной формы. Плохая идея. Проколы на предплечье Сана снова кровоточили, и Аурей быстро поднес конечность к губам, чтобы слизать оставшиеся следы багрового цвета и подождать, пока тромбоциты сделают свою работу и свернут кровь, не отрывая покрасневших губ от кожи, пока кровотечение не остановится. Уён чувствовал себя парящим и энергичным, почти под кайфом от вкуса крови Сана, и он снова зализывал раны, наслаждаясь громким вздохом Сана, который он получил в ответ. Через несколько секунд он почувствовал, что кровь перестала течь из этого места, остался только медный, чудесный вкус. Он в последний раз провел языком по следам от клыков, прежде чем окончательно отстраниться и выпрямиться на своем месте. Он посмотрел на сидящего перед ним мужчину, который выглядел весьма измотанным, его губы слегка приоткрылись, через них вырывался тяжелый вздох. Его глаза были остекленевшими, и он выглядел почти удивленным, когда взгляд принца встретился с его взглядом, сглотнул и опустил руку на подлокотники обоих кресел между ними, на коже виднелись две небольшие колотые раны, более бледные, чем обычно, из-за того, что из них вытекла кровь. — Ты в порядке, Сан?— спросил Уён, вытирая губы тыльной стороной ладони, она была испачкана, и он неуверенно лизнул кожу, чтобы очистить ее. Сан мог только кивнуть, тяжело дыша с открытым ртом, как будто только что пробежал марафон. — Просто… просто немного... измотан, — пролепетал он, а затем удивился собственному голосу, глубокому и хриплому, с более сильным дыханием, чем обычно. — У тебя кровь на губах, — указал он, делая неопределенный жест. — Где?— Он поднял руку, чтобы проверить, и вытер рот, но рука все равно была чистой. — Вот…— Сан протянул правую руку, ту, из которой Уён не пил, и поднес ее ко рту принца, проведя большим пальцем по уголку губ. — тут. Когда он отдернул палец, тот окрасился в красный цвет, и Уён не удержался, взял запястье Сана и обхватил губами палец, слизывая с него кровь. Он даже сам удивился своему поступку и отпустил руку Сана так же быстро, как и схватил ее, густо покраснев. Но телохранитель не убрал руку. Вместо этого он просто позволил ей задержаться на изящном изгибе губ Уёна, уже влажных от его слюны. — Сан, — вздохнул Уён, его нижняя губа коснулась большого пальца старшего, достаточно, чтобы почувствовать его. — Мм? — Что… что…— Он замолчал, не зная, что сказать в такой ситуации, особенно когда каждое слово заставляло его губы касаться большого пальца Сана, что еще больше заводило её. А потом Сан целенаправленно провел большим пальцем прямо по его губам, так близко к тому, чтобы проскользнуть в рот, а его ладонь уперлась в его щеку, и Уён совсем вышел из себя. — Сан, я... Его слова были резко прерваны парой губ, прижавшихся к его губам. Черт возьми. Ему это приснилось? Нет, это определенно была реальность. Несмотря на то, что глаза были закрыты, он все еще мог ясно ощущать руку Сана, обхватывающую его щеку, большой палец, который до этого был на его губах, теперь ласкал его скулу, свои собственные руки, бесполезно лежащие на его коленях, подлокотник кресла, впивающийся в его грудь, то, как Сан вздрагивает, прижимаясь к нему, губы Сана на его губах. Это был невинный поцелуй, просто прикосновение их губ друг к другу, но от него по позвоночнику Уёна пробежали мурашки, и Сан, должно быть, заметил, как он напрягся, потому что потом он успокаивающе провел пальцами по его щеке, и это было так тепло и приятно, что принц просто... растворился в этом. Он был уверен, что Сан чувствует вкус его собственной крови, и это было немного неприятно, но Уён не мог найти в себе силы, чтобы беспокоиться об этом, не сейчас. Он вздохнул, раздвигая губы Сана, который улыбнулся его явному желанию, и углубил поцелуй, его рука скользнула в волосы принца и запустила пальцы в мягкие пряди. Клыки Уёна задели нижнюю губу Сана, и он хмыкнул, наклонив голову, чтобы получить доступ, Сан удовлетворенно выдохнул ему в рот. Они целовались так, кончики их языков несколько раз робко встречались, пока Сан наконец не закрыл рот и не отстранился, а его рука покинула волосы Уёна. Возникла мимолетная пауза, напряженный, молчаливый момент, когда ни один из них не осмелился пошевелиться, глаза были неподвижно закреплены друг на друге. Сан нарушил тишину. — Ваше Высочество... — Зови меня Уён, — прервал его младший, задыхаясь от поцелуя, состоявшегося всего несколько секунд назад. — Уён, — повторил Сан, и имя почему-то прозвучало намного красивее, когда исходило от него. — М? — Мне жаль, — сразу же сказал Сан, отстраняясь и резко отодвигая стул, отчего тот заскрипел по полу, резкий звук, заставивший Уёна помрачнеть, — Мне очень, очень жаль, что я так поступил. Я не знаю, что на меня нашло, Ваше Высочество, честно. Уён сглотнул. — Все в порядке.— Это было все, что он смог сказать в тот момент, его разум был затуманен, а губы пощипывало. — Нет, нет, не в порядке. Это было крайне неуместно с моей стороны, я не должен был... — Сан, — прервал его Уён, — -Не волнуйтесь об этом. Я же сказал, что все в порядке. — Но я... — Сан, серьезно, Вам не нужно извиняться, - сказал Уён, — Я... я понимаю. Сан нахмурился. — Что? — Вы просто... Вы действовали импульсивно, Вы не думали об этом. Я понял, — заверил Уён. — Да, именно так и было, Ваше Высочество, — он судорожно кивнул, пытаясь объясниться, — Я не... я не хотел Вас целовать. Я не думал, просто... Уён усмехнулся. — Вы милый, когда волнуешься, — он не знал, откуда в нем взялась уверенность, но заговорил прежде, чем успел все обдумать, сказав вслух то, что чувствовал. — Мне… мне жаль?— Сан покраснел, но улыбка с ямочками все равно прокралась на его лицо. — Я сказал, что Вы милый, - повторил Уён, наслаждаясь тем, как Сан покраснел еще сильнее. — Для большого, сильного телохранителя Вы ужасно симпатичный. — Эм…— тупо сказал Сан, сжимая пальцы на коленях и глядя вниз. — Но если говорить серьезно, — сказал Уён, — может, забудем о том, что мы целовались? Ведь Вы не единственный, кто виноват в этом, знаете ли. Я поцеловал Вас в ответ. — Я думаю, это было просто в... в пылу момента, Ваше Высочество, — Сан немного заикался, его щеки все еще горели, — Это ничего не значит, — он покачал головой, — Нет, только если Вы не считаете иначе. Уён не смог сдержать своего поражения. —…О. Когда Сан поцеловал его, в его груди сразу же зажглась надежда, что у него действительно есть чувства к нему, но теперь Сан просто разрушил эту надежду, сказав то, что сказал. Что это было не по-настоящему, что это ничего не значило и было просто в пылу момента. — Это… это ничего не значило для Вас... так?— спросил Сан, колеблясь. —Я…— Какого черта, он действительно думал о том, чтобы сказать правду? Ни в коем случае. Он быстро покачал головой, не желая показаться неуверенным. — Нет, думаю, нет. Вы... Вы правы, это был просто... просто момент. — Тогда мы можем просто забыть об этом?— Он выглядел обнадеженным. Уёну это не понравилось. Уён кивнул, несмотря на то, что эти слова его ранили. — Если Вы считаете, что так будет лучше. Сан улыбнулся ему. — Спасибо, господин. Сердце Уёна упало. Вот тебе и влюбленность в своего телохранителя, да? Принц почувствовал, что в воздухе что-то изменилось. Что-то изменилось, но он не мог определить, что именно. Раньше ему было гораздо легче скрывать свою влюбленность в Сана и держаться в тени. Но теперь между ними было что-то значительное и осязаемое, и поцелуй, произошедший ранее, только подтвердил это. В его животе все еще ощущалась какая-то странная дрожь, и становилось все труднее оставаться в одной комнате без возможности забыть обо всем и двигаться дальше. Возможно, Сан мог бы это сделать, но, хотя Уён и согласился, он не был уверен, что это возможно. Потому что теперь Уён знал, что воспоминание о поцелуе с Саном, о мягком прижатии их губ друг к другу и запутавшихся пальцах Сана в его волосах, останется в его сознании, и он будет думать об этом каждую минуту каждого дня, пока наконец не справится со своей крайне неуместной влюбленностью. Что ж. Это был прекрасный день, да? *****
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования