Il fine giustifica i mezzi?

Смешанная
NC-17
В процессе
2
Размер:
планируется Макси, написано 106 страниц, 19 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 7, в которой герой бурно начинает учебный год

Настройки текста

Глава 7

      Наступило 1 сентября 1983 года. Этот день прочно вошёл в мою память как первая ступенька лестницы моего извилистого жизненного пути.       С поступление в подготовительный класс King’s House school наш с Дадли режим дня претерпел значительные изменения. И в этот день, и в остальные все последующие 8 лет мы вставали в 6 утра, быстро приводили себя в порядок, завтракали и в 7 часов спешили к машине Вернона. Дорога до Ричмонда занимала примерно полтора часа из-за жутких пробок даже на платных магистралях.       Мы вышли из машины у комплекса кирпичных зданий слегка сказочного вида примерно за полчаса до начала занятий. У ворот нас встретила группа орг. сотрудников, уточнивших наши имена и объяснивших, как присоединиться к нашей будущей учебной группе. Сопровождаемые дядей, мы вскоре нашли необходимый кабинет.       Я вошёл в класс первым, за мной семенил Дадли и, пыхтя после подъёма по лестнице, шагал Вернон. За столом прямо напротив дверей сидела приятно выглядящая рыжеволосая ирландка лет тридцати. — Добрый день, мистер Поттер, мистер Дурсль, мистер Дурсль, если не ошибаюсь? — она что, выучила, как нас зовут, по фотокарточкам в личных делах? — Моё имя Ханна Уотергрэйв, я буду вашим тьютором в этом году. Прошу вас, проходите, садитесь за свободные места. Мистер Дурсль, уверяю вас, под моим присмотром дети в полной безопасности, вы можете не переживать.       Вернон поблагодарил Ханну, хлопнул нас обоих по плечу и вышел. Я внимательно обвёл глазами кабинет. Большая часть парт ещё стояла пустыми, вместе с нами учеников было шестеро. На одной из них мой взгляд остановился на пару секунд дольше. Либо мне кажется, либо это…       Я прошёл за среднюю парту первого ряда, повесил рюкзак на крючок и ещё раз взглянул на девочку слева. — Ребята, давайте познакомимся с новенькими, — обратилась к «старичкам» тьютор, у неё был лёгкий акцент - рычащие "r". — Начнём с вас, Гермиона.       Ну точно, я прав. Гермиона Джин Грейнджер собственной персоной.       Кроме Гермионы, которую я постарался поприветствовать максимально дружелюбно, со мной в группе учились Кристофер Спенсер (племянник принцессы Дианы, как выяснилось позднее), Лорд Николас Гамильтон, младший сын герцога Аберкорна, и Сесилия Фредриксен, дочь нефтетанкерного короля. Как я и предполагал, собрание не просто золотой — бриллиантовой молодёжи.       Что было общего у всех этих детей, так внешность с обложки журнала детской моды: ухоженная кожа, стильные причёски с ровными проборами и пышными здоровыми волосами, аккуратные ногти и чистые ручки, ровные зубы и хулиганистые мордашки.       Когда пора знакомств закончилась (у нас была самая маленькая группа), мисс Уотергрейв встала из-за стола и, прохаживаясь между рядов и периодчиски улыбаясь то одному, то другому ученику, начала объяснять нам правила поведения в школе, распорядок дня, наши обязанности и права и прочие организационные моменты. Кто бы сомневался — Гермиона тщательно всё записывала за тьютором, остальные ребята лишь послушно кивали.       После завершения рассказа о школе Ханна предложила нам совершить обзорную прогулку по территории, чтобы познакомиться со своей альма-матер и меньше путаться в пространстве. Мы разбились по парам, причём Дадли поспешил встать с Гермионой. Кажется, кузен всерьёз испугался других ребят, он вёл себя так, словно они давят на него своей крутостью. Надо будет поговорить с ним и вправить мозги, а то он здесь не выживет, станет жертвой буллинга — прекрасно знаю, какими жестокими могут быть дети.       Так вот, мне в пару достался Кристофер, так как Сесилия и Николас, как я выяснил из их оживлённой болтовни, дружили с пелёнок. Фредриксен хотел отправить дочь учиться в Штаты, но та устроила отцу такую истерику, так грустила, что расстанется со своим лучшим другом, что уважаемый бизнесмен дрогнул и уступил просьбам дочери отдать её в ту же школу, что и «Ники». Но да ладно, бог с ними.       Я же не преминул завязать полезное знакомство со Спенсером, светло-русым мальчуганом с орлиным взглядом и широким лбом. — Привет, Кристофер, верно? — Привет. Да, а ты Гарри? — голос у мальчика был очень звонким, почти как колокольчик. — Ага. Чем ты увлекаешься? — Я люблю бегать. А ещё рисую, красками, мне нравится, но учитель говорит, что выходит не очень хорошо. — Ого, я тоже люблю рисовать! У меня есть 9 картин про магию. Кристофер нахмурился, словно что-то припоминая. — Мне кажется, я видел твои картины, ты же Поттер? Ты их отдал в музей, да? — Ага, в лондонский Музей Детства. Там были с ведьмами, метелью, эльфом, единорогами… — Да-да-да, я точно их видел! — глаза мальчика загорелись. — Мы с па недавно ходили в музей. Они там висели, в зале магии. Очень красивые.       Я засмущался и поблагодарил за тёплые слова, мы начали обсуждать то, как рисуем, потом, слово за слово, поговорили о других хобби, периодически прерываясь на комментарии тьютора, рассказывающей нам про школу. Мальчик оказался приятным, в общении не кичился своим происхождением, хоть и упоминал тётю Ди и годовалого кузена Билла, с которым они раз в неделю играют в гостях у дядюшки Чарли. Я тактично делал вид, что не понимаю, о каких Ди, Чарли и Билле идёт речь, и рассказывал про своих родственников. В моей интерпретации Поттеры вышли старинным аристократическим родом, специализирующемся на фармацевтической индустрии, а Джеймс и Лили погибли из-за козней безумного конкурента. Спенсер попытался посочувствовать, но вышло неуклюже, так что и он тактично замолчал. — Здесь, ребята, находятся наши спортивные объекты. Футбольное, баскетбольное, волейбольное поля, теннисный корт, бассейн, спортивный зал, беговой стадион и многие другие, — Ханна указала рукой на белоснежное здание огромного спортивного комплекса. — Напоминаю, вы можете заниматься здесь вечером в качестве дополнительных занятий.       Я извинился перед приятелем и отошёл к Дадли, шепнув: — Здесь ты прославишься, большой Дэ. Уже решил, на каких допах будешь рвать остальных ребят?       Дадли мгновенно стал спокойнее (к слову, общение с Гермионой тоже пошло на пользу его уверенности в себе), чуть расправил плечи и зашептал в ответ: — Хочу в качалку и в бассейн. А ещё буду играть в волейбол. Я им покажу! — Так держать, Дад, — я хлопнул его по плечу, улыбнулся и вернулся к Кристоферу. — Это мой кузен, он блестящий спортсмен. Уверен, он войдёт в олимпийскую сборную Британии, и не в одну. — Ага, Дадли выглядит сильным. Скажи, он любит бегать? — В Литтл Уингинге мы много бегали по улицам, думаю, он запишется в беговой клуб. Ты хочешь с ним посоревноваться? — Да, у меня неплохо выходит. — Ну тогда я не знаю, на кого из вас ставить: вы оба в прекрасной форме, — и мило улыбнулся Крису. Тот рассмеялся и стал ещё чуть более открытым. Детки-детки, как легко вас берёт лесть.       После экскурсии мы отправились на второй завтрак, состоящий из половинки граната и блинчика с икрой. Да, у здешнего повара весьма специфические вкусы, но я уже был голоден, так что закусил с удовольствием, попутно рассказав Крису про чёрную икру и чудо-рыбу осётра, которого разводят в далёкой России. В этот момент в наш разговор включилась Гермиона, рассказавшая, как она с родителями ездила в Россию этой зимой. Мы все слушали её с интересом, всё-таки у девочки есть дар к преподаванию — рассказывала она структурированно и увлекательно.       За завтраком последовали два урока (мы маленькие, вот и нагрузка у нас детская): математика (сами понимаете, что на ней было…) и французский (тут чуть получше, хоть и всё равно детский сад). На математике я делал вид, что слушаю, а сам в это время обдумывал план на сегодня. На втором уроке Крис уверенно строчил по-французски, так что мне было полезно поговорить с ним для практики языка. Чуть не забыл: здешняя программа подготовки предполагала, что мы уже умеем читать и писать, так что на мелочки размениваться мы, к счастью, не стали.       После занятий мы отправились на brunch, нечто среднее между завтраком и обедом. Пока мы ели, тьютор разливалась соловьём, какие мы молодцы, что послушные детки добиваются очень много, что если мы будем стараться, то без проблем перейдём в первый класс в следующем году.       Наконец наступил час X. В 13:00 Ханна отвела нас в дормиторий, разделённый на две половины: для мальчиков и для девочек. Каждому ученику предоставлялась своя комната с санузлом, выходящая окнами во внутренний дворик, а дверьми — в общий для всех коридор с холлом. Я не терял бдительности и, заходя вместе со всеми, незаметно вырубил камеру, следящую за коридором. Для задуманного мне свидетели не требуются.       Тьютор сообщила, что до 16 часов наступает тихий час, после которого мы все пойдём гулять по территории. Бродить по коридорам было запрещено, чтобы мы не будили своих товарищей. Что ж, Гарри Поттер и не собирается никуда выходить, он будет тихо-мирно спать в своей комнате.       Когда Ханна помогла нам всем устроиться и подготовиться ко сну и удалилась, я вытащил из рюкзака известного рода фляжку, наполнил из неё гранёный стакан с эмблемой школы, бросил в него одолженный ещё на обеде волос Ника и выпил. На вкус было не очень, зато уже через минуту на меня в зеркало глядел юный Гамильтон: тёмного цвета волосы, карие глаза, бледная тонкая кожа и капризный изгиб рта. На цыпочках прокравшись по коридору в комнату Ника, я послал ему пламенный Конфундус и приказал молча следовать за мной.       Закрыв дверь в комнату, я приложил его ещё разок, внушив, что он Гарри Поттер и очень хочет спать, а потому в ближайшие три часа будет сладко сопеть на моей кровати, предварительно выпив «лекарство». Лекарство с моим волоском он принял безропотно, скривился от боли, но тотчас же лёг и провалился в глубокий сон. Какая прелесть. Сожалею об одном: я ещё слишком слаб для Империуса, с ним все эти махинации было бы проделать сильно проще…       Я рассчитал, что стакана зелья должно хватить примерно на три часа. По крайней мере, на операцию «Семь Поттеров» этого было достаточно. Осталось дело за малым: покинуть территорию школы и как можно скорее найти укромное местечко.       Покрасться по коридору мимо комнаты что-то заполняющей Ханны было самым простым. Дверь на лестницу оказалась заперта, но я, поблагодарив себя за подготовку, послал в замок палочковую Алохомору, которая (палочковая же) вышла безупречно тихой. Быстренько спустившись по ступенькам, я осмотрелся, оставаясь в темноте пролёта. Впереди в своей кабинке сидел охранник, залипая в какой-то детективный сериал, прямо на него была направлена очередная камера. Два Конфундуса — и никто не заметил, как я покинул дормиторий. Быстро преодолев расстояние до ворот, я нажал на кнопку открытия двери и вышел за пределы школы.       А теперь начинаются взрослые игры. — Акцио, волос, — беспалочково получаю трофей от проходящего мимо пожилого мужчины солидной внешности. Увязываюсь за ним хвостом, мне от данного сударя ещё кое-что необходимо. Он сворачивает на другую улицу и останавливается возле машины. Бинго. Очередной Конфундус, прошу уважаемого джентльмена отдать мне свои водительские права и банковскую карту. Облом, карты у него с собой нет.       Накладываю очередной Конфундус, мы вместе возвращаемся в переулок, где я когда-то раздевал брюнета, а теперь обобрал и почтенного сеньора. После того, как он в одном нижем белье отправился обратно к машине, оставив свой прикид на моё попечение, я достал из рюкзака банку с пятьюдесятью тысячами (пять пришлось отдать за форму, ещё пятнадцать я оставил дома в качестве НЗ). Деньги в ней всё так же были разложены аккуратными пачечками, что сильно облегчало задачу. — Джеминио! — шепчу двадцать раз, судорожно пряча появляющиеся новые пачки денег в холщовую сумкус пакетами, в каждый пакет строго одну партию. Пять минут — и у меня в руках £1000000. Затем раздеваюсь, принимаю Оборотку с волосом того джентльмена и надеваю его одежду. Переходим ко второй части Мерлезонского балета.       Ближайшее отделение банка HSBC (не будем изменять традициям) находится через улицу, как любезно подсказывают прохожие. Перед входом тщательно изучаю права, зазубриваю указанную в них информацию до автоматизма и наконец распахиваю двери банка, подхожу к типичной блондинке за стойкой обслуживания и представляюсь: — Добрый день, Эндрю Джейсон. Я хотел бы открыть счёт в вашем банке. С дебетовой картой, разумеется. — Здравствуйте, мистер Джейсон. Заполните, пожалуйста, вот эту форму, а ещё я попрошу у вас документ, удостоверяющий личность.       Я отдал девушке права и стал быстро ставить крестики и заполнять поля в форме. Ничего сложного, классические вопросы про госслужбу, ФИ, адрес проживания и прочую чушь. — Прошу вас. — Спасибо. Ваша дебетовая карта будет готова через 10 рабочих дней. — Простите, а нельзя ли как-нибудь ускорить этот процесс до 5 минут? Мне, знаете ли, нужно срочно. Плачу любые деньги. — Тогда у вас есть возможность выбрать премиум-программу обслуживания, мистер Джейсон, — девушка вежливо улыбнулась. - Карта будет готова в течение 10 минут, стоимость обслуживания — £5000 в месяц, — Годится, платить сейчас? — Да, авансом. — Прошу, — я протянул ей требуемую сумму. — Мистер Джейсон, подождите, пожалуйста, в зоне для VIP-клиентов, это слева от стойки обмена валют. Там вам подадут чай и закуску, а также свежую прессу. Мы позовём вас, как всё будет готово. — Благодарю, — и я надменно прошагал к мягкому дивану с чайным столиком. И действительно, не успел я расправиться со второй чашкой бергамотового чая и маковой булочкой и убрать в рюкзак свеженький The Economist, как карта была готова. — Прекрасно работаете, мисс, — кивнул я ей и протянул красную бумажку в знак признательности. Девушка ослепительно улыбнулась мне и ушла назад за стойку.       Я не спеша допил чай с булочкой, поднялся и бодрым шагом покинул отделение. Ближайшая ATM обнаружилась в двух шагах от банка, в специальном киоске. Бросив пару взглядов через плечо и убедившись, что меня никто не пасёт, я вставил карту, ввёл указанный в форме ПИН-код и стал быстренько кормить банкомат пачками своих липовых денег. То ли техника в начале 80-х была не ахти (скорее это, раз даже не была настроена на сравнение номеров купюр), то ли мои фальшивки вышли безупречными, но спустя несколько минут загрузки автомат послушно съел всё содержимое пакета, заявив, что на моём счёте лежит без малого миллион. Супер, приятно. А теперь третья часть Мерлезонского балета.       Порасспрашивав несколько прохожих под предлогом ужасного качетва обслуживания в этом отделении HSBC, я выяснил, что иное ближайшее находится в соседнем квартале. Делать нечего, я ускорил шаг и поспешил в указанном направлении.       Через полчаса мучительных поисков чёртов банк таки нашёлся. К тому моменту я успел проклясть всех, кто застраивал Ричмонд, всех, кто решил поместить отделение банка в какой-то крошечный тупик, и всех местных, что дали мне неправильные советы. Проклясть на словах, разумеется.       Пройдя за стойку обслуживания, я шёпотом сообщил, что желаю снять особо крупную сумму и что являюсь VIP-клиентом HSBC. Девушка проверила мои документы, форму и банковскую карту, посмотрела на баланс счёта и уточнила, сколько я желаю снять. — Всё, всё до последнего пенни. Сколько там, 994450 фунтов? Вот столько и хочу.       Консультант заметно успокоилась после того, как я назвал свой точный баланс, и направила меня в окно выдачи наличных. Сурового вида работница несколько минут вчитывалась то в мои документы, то в направление от сотрудницы банка, то всматривалась в мою внешность. Я начал терять терпение и заявил, что у меня достаточно дел и без тупых формальностей. — Конечно-конечно, мистер Джейсон… Но будьте любезны, ответьте на один вопрос. Скажите, зачем вам снимать только что положенные на счёт в банкомате деньги?       Вот стерва. Ничего, дал бог зайку, даст и лужайку. — Не понимаю, на основании какого права вы задаёте мне такие вопросы, но так и быть, я поясню. Как вы заметили, этот счёт я завёл сегодня днём в ближайшем отделении банка от места своей работы и положил на него свою зарплату за несколько месяцев и премию. Когда я вернулся домой, жена спросила меня, куда я положил деньги, а когда узнала, что в ваш банк, — на этих словах я недовольно скривил лицо, — то потребовала, чтобы я немедленно забрал свои деньги назад, так как «HSBC банку нельзя доверять: там работают одни мошенники, которые не оставят тебе и фартинга», это я цитирую. Так вот, сейчас я твёрдо убедился, что действительно совершил ошибку, связавшись с этим гнусным заведением, которое даже при премиум-обслуживании (!) будет тянуть жилы из клиента, лишь бы не возвращать ему его собственных же денег.       Последние слова я буквально выплёвывал в лицо несчастной, я раскраснелся, взор мой наполнился гневом и презрением, буквально испепеляющим эту жалкую тётку, стоящую на пути к моему миллиону. Она побледнела, застрекотала что-то про обычную проверку и про то, что полностью входит в моё положение, ловко прогнала 39 пачек по 25 тысяч в каждой и ещё остаток мелочью через счётную машинку, завернула в специальный белый пакет инкассации и вежливо передала его мне, рассыпаясь в извинениях. Вот так-то лучше, а то нормально работать они тут собрались, видите ли. Я покинул пункт выдачи в гордом молчании и с выражением оскорблённой невинности на лице.       О-хре-неть. Я долларовый миллионер в три года. Какой ценой? Ну, в банкомате при инкассации или уже при пересчитывании средств в банке обнаружат недостачу миллиона фунтов, заведут расследование, посадят какого-нибудь магла-стрелочника лет на 5-10. А, лес рубят — щепки летят, цель оправдывает средства.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования