Рождённая под знаком Хагалаз

Гет
NC-17
В процессе
17
автор
_Black_World_ бета
Размер:
планируется Макси, написано 200 страниц, 31 часть
Описание:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 8 Отзывы 14 В сборник Скачать

Глава 13

Настройки текста
      Хельга сидела на деревянной скамье. Потрескивал жаркий очаг, на котором варилась похлёбка. Валькирия не любила роскоши, хотя часто её демонстрировала, чтобы поддерживать авторитет. Она помнила древние своды Вальхаллы, скамьи, устеленные кольчугами, и крышу из щитов. А ещё помнила асгардский мёд — напиток героев. От того ей было горестно пить человеческую бурду, но выбора особого не было. Хельга перелистнула хрустящую страницу древнего фолианта, когда дверь распахнулась с жутким хлопком, впуская внутрь свежий северный воздух. В её дом вошёл Рагнар. Выглядел мужчина очень плохо. Валькирия сразу заметила практически выцветшие глаза — яркий признак приближающейся смерти. Рагнар стоял неустойчиво, всё время покачивался. А за дверью кто-то кричал. Мужские голоса доносились смутно, но брань различалась.       — Здравствуй, мой милый друг. Ты припозднился, — она плотоядно улыбнулась и заглянула мужчине за плечо. — Что за шум?       — Человек, непонявший вежливых слов, — пожал плечами мертвец и захлопнул дверь.       — Узнаю тебя! — глаза Хельги заблестели, а улыбка заиграла на её губах. — Проходи же и будь моим гостем!       Валькирия поднялась со скамьи и прошла вглубь дома. Она взяла рог, с лёгкостью и грацией танцовщицы, наполнила его хмельным мёдом прямо из бочки, и принесла мужчине. Тот принял сосуд, но пить не спешил, ещё не всё было сделано. Женщина игриво усмехнулась и полоснула ножом по запястью. Несколько алых капель упали в напиток, а потом её губы зашептали какие-то слова, на древнем наречии данов.       — Пей же, — прошептала Валькирия.       Жидкость обожгла язык и глотку, но с первыми глотками принесла долгожданное облегчение и тишину. Преследовавший его шёпот мгновенно затих, боль мягко растворилась, подобно туману, перед глазами прояснилось. Затуманенный снадобьем разум заторможенно воспринимал происходящее, Рагнар не сразу понял, что Хельга заботливо забрала у него опустевший рог, но последовавшее за этим обжигающе-ледяное прикосновение заставило проснуться. Хельга впилась жадным поцелуем в мужские губы, сразу же прокусывая их до крови. Раздалось недовольное мычание, но это лишь развеселило валькирию. Сжав рукой волосы на затылке, она сильнее прижала его к себе, не разрешая отстраниться.       — Ты опоздал, — рыкнула Хельга и провела длинным ногтём по щеке Рагнара, оставляя тонкую линию, на которой практически сразу выступили алые бусинки.       — Я выполнял твой приказ.       Хельга ехидно хихикнула.       — Поощрить тебя за послушание?       Рагнар заворожённо улыбнулся, глядя в гипнотизирующие зелёные глаза валькирии. Они проделывали этот ритуал не одну сотню раз, но глядя на ведьму, у которой под красотой скрывалась древняя сила, Рагнар всегда ощущал себя, словно во сне, и всё будто было впервые.       Утром, когда морок зелья спал, Рагнар лежал на мягких шкурах. Хельга расположилась у него на груди, блаженно прикрыв глаза. Её чёрные волосы растрепались, губы едва заметно припухли от множества поцелуев. Немой попытался аккуратно встать и не разбудить валькирию, но та мгновенно проснулась, надавив ладонью на грудь.       — Я действительна рада, что ты успел. — Голос Хельги звучал мелодично, совсем не властно и слегка сонливо. — Я не хочу, чтобы ты умирал, не сейчас. Когда-нибудь ты станешь великим эйнхерием, но до времени, когда Небесный чертог возродится надо дожить. Береги себя, хольд, и когда придёт час я сама отведу тебя.       На груди Рагнара, ближе к ключице, на миг блеснул и погас Валькнут — узел павших. Знак из трёх соединённых треугольников.       — Ты давно рехнулась. — Коротко усмехнулся Рагнар и осторожно убрал из пряди перо. — Всё ещё веришь в возрождение старых Богов.       — А ты — нет? — чуть склонив голову, спросила Хельга.       Рагнар неоднозначно пожал плечами, он не думал над этим.       — Меня заботят только твои приказы, а все остальные дела — твоя головная боль.       Хельга громко рассмеялась, запрокинув голову.       — Грубиян! — валькирия провела пальцами по символу, её губы стянулись в ностальгическую улыбку. — Я нанесла тебе этот символ. Решила, что ты достоин, и пока что ни разу не ошиблась.       — Не согласен. Ты выбрала девчонку из всех возможных людей, — Рагнар скривился, когда перед глазами вновь появилось наивное лицо Вари. Он не испытывал к ней отвращения, но ему не нравилось ощущать себя нянькой. — Она беспомощная, как котёнок.       — Тебе не нравится Илва?       — Нет, — он встал, ощущая приятную истому по всему телу. — Но я не пойду против твоего приказа.       — Ты можешь убить её, если она будет настолько бесполезна, насколько ты говоришь, — Хельга натянула платье и пробежалась взглядом по мужской спине, на которой остались красные полосы. — Но пока, Илва справляется неплохо. Ярл расположен к ней, а это уже немало.       — Потому что ты сделала так, будто он и её отец были друзьями, — нахмурив брови, заметил Рагнар. — А ещё воспоминания Сагра… Не думал, что ты настолько упростишь ей задачу.       — Тебе не нравится, что я чуть-чуть подыграла? — вновь лукавая усмешка.       — Мне не нравится, что ты размякла.       В помещении свинцовой тучей повисла давящая тишина. Во взгляде Хельги появилась жёсткая властность, лицо утратило былую нежность и девичью красоту, оно стало грубым и словно состарилось. Была ли это игра света и тени, Рагнар не знал. Он равнодушно глядел валькирии в глаза, терпеливо ожидая ответа.       — Хорошо, как скажешь, хольд, — голос прозвучал обледенелой сталью. Ничем не выдавая бурлящую внутри злость, Хельга вальяжно подошла к мужчине и посмотрела на него сверху. Взгляд был давящий, от него хотелось спрятаться, но пугала вовсе не пробудившаяся жестокость, а то, что в этих змеиных глазах Рагнар видел себя ничтожно маленьким и беззащитным. — Больше я помогать не стану.       Хельга отошла к высокому зеркалу собирая густые волосы в толстую косу.       — Брунхильда в последнее время меня настораживает своим поведением, — её голос стал спокоен, как прежде, словно несколько секунд назад ничего не произошло. — Будь внимателен, может быть, она захочет вмешаться. Ты всё понял?       Рагнар мрачно кивнул.       — Ох, милый, ты расстроен. Но ты сам виноват в своём наказании. Мне нравится твоя грубость, но стоит быть ещё покладистей.       — Меня не пугает моё наказание. Я сказал правду, но выгодна ли тебе моя смерть?       — Ты не умрёшь, пока нужен мне, — она чмокнула мужчину сначала в одну щёку, потом в другую. Так она благословляла избранных воинов в опасный путь. Рагнар не был для неё фаворитом, скорее мимолётным развлечением. Его исполнительность, пожалуй, самый огромный плюс, но портил всю картину скверный характер, осложняемый медленным внутренним гнием души. — Ступай, дорогой друг. Я тебя позову, когда понадобишься.       Стоило ступить за порог, как дверь за спиной с грохотом захлопнулась, оповещая, что никто без позволения хозяйки не сможет её открыть. Привыкшие к полумраку глаза щипали проворные солнечные лучи. Под ногами уже начинала прорастать тонкая травка сочно-зелёного цвета. Погода стояла по-весеннему тёплая, где-то пели белохвосты, а мимо пролетела первая бабочка — символ наконец-то наступившего тепла. Рагнар подошёл к коню, тот лениво жевал сено, и словно передразнивая хозяина, поднял меланхоличный взгляд тёмных глаз.       Дом Хельги всегда появлялся в разных местах Мира и никогда не задерживался больше, чем на два дня. Но где бы он не оказался, Рагнар знал, где найти хозяйку, и всегда к ней возвращался. Порой Немой с омерзением сравнивал себя с цепным псом, но все чувства быстро утопали в пустоте. Раздражение сменялось холодным равнодушием, и не оставалось ничего, кроме приказа, и желания его исполнить.       Дорога до Муспельхейма была утомительно долгой и изнуряющей. Под палящим солнцем становилось жарко, в некоторых местах не до конца растаял снег, отчего воздух становился неприятно удушливым и влажным, ноги и копыта вязли в грязи, а реки выходили из берегов. Когда наконец на горизонте замаячили ворота города, Рагнар был готов облегчённо выдохнуть, но разрубивший тишину звон стали заставил отбросить все мысли о скором отдыхе.       Внутри города царила нездоровая суматоха. Каждый свободный человек был вооружён ни то мечом, ни то копьём и каждый шёл в сторону дома ярла. Рагнар нахмурился и завернул за угол, решив коротким путём пройти до нужного дома. Тревога кольнула его под рёбрами, когда вместо привычной компании из трёх человек он увидел лишь перепуганную бледную рабыню.       — Что тут творится? — как можно мягче задал вопрос Рагнар.       Сигрид шмыгнула носом.       — Ярл собирает всех на поиски госпожи Илвы, — последние слова она сказала совсем тихо, но Немой услышал всё.       Выдохнув сквозь стиснутые зубы он снова спросил:       — Штосс и Сагр сейчас у ярла?       Стоило рабыне кивнуть, как дверь закрылась. Расталкивая мечущихся прохожих, Немой быстро шёл к дому ярла. Перед глазами мелькали незнакомые чумазые лица, кто-то прокричал ему в спину проклятье, но Рагнар этого не услышал. Злость синим пламенем горела внутри, исполнение приказа висело на волоске от провала. Если девчонка погибнет — это будет означать конец. Никто и ничто не должно заканчивать свою жизнь без приказа Хельги.       Совсем близко промелькнула чёрная макушка Штосса. Барон стоял спиной к нему, поэтому не успел отреагировать, когда Немой с силой схватил его за голову и впечатал лицом в стену. От удара трухлявые доски конюшни жалобно скрипнули, нос юноши хрустнул и завалился набок. Иоганн осел на землю без единого звука, заторможенным движением он размазал по губам перчаткой заструившуюся кровь. Зачерпнув в ковш немного холодной воды из рядом стоящей бочки, Рагнар выплеснул её на голову Штосса. Взгляд его вновь стал равнодушным.       — Объясни-ка мне, милый ребёнок, — с издёвкой в голосе начал Немой, опускаясь на корточки перед отплёвывающимся бароном. — Как так получилось, что Илвы нет дома?       — Ты мне нос сломал! — прогнусавил Штосс и снова размазал кровь по лицу. — Иди-ка ты прямиком к Хель! Гам тебя, раздери! Чтобы тебя Один проклял!       — Сломанный нос ты заслужил, а Боги и так меня не любят. Рассказывай давай.       Прикрывая лицо, барон поднялся на ноги и со злостью взглянул на мертвеца. Сагр прямо сейчас находился возле реки, на том самом месте, где, по словам мачехи, они стояли с Илвой перед нападением. Вот только, кто именно напал, Раннвейг не говорит, ссылается то на страх, то на плохое зрение, мол не разглядела. Рагнар слушал молча, по его лицу невозможно было понять, что он чувствовал и думал в этот момент, но на уровне ощущений, Штосс понимал, что ничего хорошего сейчас быть не могло.       — Я тебя услышал, — спустя несколько минут размышлений ответил Немой. — Пойдём. Вправлю тебе нос, а ты покажешь мне место.       Солнце было в самом зените, когда Рагнар и барон прибыли на место. Лес уже прочёсывала группа всадников. Ярл предположил, что напасть могли «соседи», за несколько месяцев до появления Илвы, Хвитсерк не слабо повздорил с ярлом Адгильсом города Нифльхейм. Причину Хвитсерк толком не объяснил, отвлёкшись на разговор с мрачного вида хускарлом. Нифльхейм уступал по размерам, но это не мешало его воинам разнести Муспельхейм в щепки, не оставив после себя камня на камне. Здесь же нападение было спланированным, оно произошло практически бесшумно, что никак не вязалось с горячей натурой молодого Адгильса. Но даже такую слабую теорию отбрасывать совсем было нельзя.       — Следы ведут в лес, — прогнусавил Штосс. Его заметно распухшее лицо вызывало у Сагра широкую улыбку. — Собак выпустили?       — Да, барон! — ответил рыжеволосый мужчина с щитом за спиной. — Только без толку! Грязи по колено и везде лужи — собаки след теряют!       Грязно выругавшись, Иоганн взглянул на Сагра. Тот стоял напротив шумной и быстрой реки, вглядываясь в блестящую в солнечных лучах водную гладь настолько пристально, словно видел в воде ответы. В правой руке берсерк сжимал флягу, на горлышке которой были заметны тёмные, практически чёрные капли.       — Что ты делаешь?       — М? — Сагр обернулся и несколько раз моргнул, словно впал в лёгкий транс. — А, не обращай внимания! С духами общаюсь! — он расхохотался и убрал флягу. — Одна вёльва за спасение подарила.       — И что же тебе духи сказали? — лицо Штосса выражало крайнюю степень недоверия.       Сагр нахмурил брови и опустил взгляд.       — С Раннвейг говорить надо и искать одноглазую женщину. Дальше дослушать ты мне не дал.       Штосс раздражённо всплеснул руками.       — Теперь я во всём виноват? Надо делом заниматься, а не с призраками общаться!       — Зря ты так, барон о древних отзываешься. Они ведь всё слышат, — берсерк взглянул на друга с укоризной и лёгкой обидой. — Слушай, барон, ты говорил вчера про лагмана Абьёрна, а далеко ли у него живёт семья?       — Да Один бы их знал! Ярл сказал, что на северо-западе будет поселение дома богатых землевладельцев, вроде там. Я как раз собирался проверить.       — В одиночку?! — брови Сагра взмыли вверх.       — Да нет же! Парочка шустрых дренгов поедет со мной. Одного меня будет вполне достаточно, даже если меня там уже ждут!       — Не согласен, — на мгновение Сагру почудилось, что за спиной Рагнара промелькнула тень. Принадлежала ли та тень женщине или мужчине берсерк не разглядел. — Поедите вместе.       — Хель тебя разбери! Кто тебя главным назначил?!       — Спокойно, барон, — широкая ладонь Сагра легла Штоссу на плечо. — Что ты предлагаешь?       Почёсывая колючий подбородок, Рагнар задумчиво ответил:       — Вы поедите к семье Абьёрна, а я наведаюсь в гости к Раннвейг, и мы мило с ней побеседуем. Дальше видно будет, но успеть надо до заката, сегодня ночь будет Пустой.       — С чего ты взял, что эта ночь будет Пустой?! — от злости щёки Штосса покраснели. Он схватился за нос, когда по привычке решил почесать переносицу.       — Вороны. Сегодня их криков не было слышно.       — И то верно, — Сагр поднял голову и посмотрел в безоблачное небо. — Примета такая есть, — объяснил Берсерк, заметив недоумённое выражение лица барона. — Вороны перед Пустой ночью всегда укрытие надёжное ищут. Обычно в это время они кричат, глодают трупы животных, а сейчас их не видно даже.       Штосс пнул мелкий камень и снова грязно выругался. Ситуация усложнялась, в надвигающейся Пустоте нельзя будет продолжать поиски, иначе, есть риск самим пропасть без вести и уж тогда, даже Боги не смогут найти. Прикусив губу, Иоганн с трудом сдерживал злость, его трясло крупной дрожью и, о, Один, как же ему хотелось сейчас закурить дурман, чтобы голова окуталась серым дымом, и все мысли разом утонули в нём! Но этого делать было нельзя. Илва сейчас где-то совсем одна, плачет и зовёт на помощь, возможно её уже убили, а тело сожрали пузатые свиньи!       — Поехали! — рявкнул Иоганн, глядя на переговаривающихся Сагра и Рагнара. Барон был зол на них, но в большей степени на себя. В особенности за собственное бессилие. — Расскажешь ярлу о нашем визите, пусть на всякий вышлет ещё парочку воинов.       — Разумеется, — Рагнар забрался на коня. Тот неодобрительно фыркнул, говоря о том, что неплохо было бы дать ему передохнуть.       Не дослушав Рагнара, Штосс рванул в сторону леса. Двое зелёных дренгов скакали сзади, вчерашние мальчишки явно нервничали. На узкой тропинке пришлось ехать немного медленнее, тонкие ветки хлистали по лицу, оставляя красные борозды, и норовили выколоть глаза. Когда сивая кобыла Сагра поравнялась с ним, барон спросил:       — Ты уверен, что она там? — Голос Иоганна был взволнован.       — Нет. — Берсерк лишь угрюмо помотал головой. — Иначе бы мы взяли ярла и шли в своём праве, а так… Постучим в двери и спросим.       — Ты думаешь тебе ответят? — Барон грустно усмехнулся.       — Если ответят, то это не их работа. А вот если стрелу пустят — мы у цели. Я не думаю, что там больше десятка мужчин. Перережем их, как баранов, освободим твою невесту и будем пить! Неделю! — Сейчас от того добродушного парня не осталось и следа.       Мужчину поколачивало, голос стал рычащим и глухим. А Иоганн понял, в чём ещё одна беда воинов Одина. Берсерк не терпел и не думал дольше, чем нужно, чтобы понять, кого нужно резать.       Штосс мысленно проклял небеса за происходящее. Сжав поводья сильнее, барон тряхнул головой, отгоняя все лишние мысли. Вправленный нос болел, но боль отрезвляла, помогала думать.       — Слушай, Са…       Иоганн не успел договорить, нечто врезалось в него с такой силой, что Штосс свалился с коня и рухнул на землю. Под спиной раздался хруст веток. К старой боли прибавилась новая, но чуть позднее. Перед глазами всё поплыло, голова гудела, и на затылке медленно вздувалась шишка. Разъярённый бас Сагра слышался словно из-под толщи воды. Двое молодых дренгов с выпученными глазами вынули мечи, готовые в любой момент сразиться с невидимым врагом. Штосс медленно повернул голову и увидел, как из его плеча торчало древко выпущенной стрелы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования