The past — a ghost that is always there

Гет
R
Завершён
35
Размер:
142 страницы, 16 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 130 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
— Ребят, я хочу сказать тост! — восклицает одноклассник, приподнимаясь из-за стола. — Пусть к следующей нашей встрече мы будем выглядеть так же молодо, как и сейчас, но наше состояние и дела будут в десять раз лучше. Лица всех присутствующих озаряет улыбка, они единогласно соглашаются с парнем, приготавливаясь чокнуться бокалами, в которых почти у всех было игристое… Лишь у Юли в бокале вновь яблочный сок. — И не изменять традициям, как Юля, — неожиданно вставляет свое слово Света, чуть приподнимаясь и буравя нахальным взглядом девушку. Юля недоуменно смотрит на одноклассницу, которая ехидно улыбается, перебирая пальцами бокал в руке. — Считаю, отличный тост, не правда ли? — она глазами находит открытую бутылку шампанского, пополняя свой бокал вновь. — Давайте за это выпьем, — видя, что никакой реакции от людей, присутствующих там, не будет, она пожимает плечами и опустошает бокал. — Собственно, как и ты, — после всей этой театральной постановки, режиссером-неудачником которой была Света, изображая улыбку, отвечает Юля. Ошеломлённые взгляды аудитории метались то на Свету, то на Юлю, явно ожидая продолжение, но девушки кратко обмениваются недовольными взглядами, и Света наконец усаживается, принимаясь как ни в чем не бывало трапезничать. Аудитория, словно отойдя от заклинания, тоже принимается за пищу, вновь заводя разговоры на разнообразные темы.

***

Через некоторое время трапезу Юли прерывает телефонная трель. Девушка роется в сумочке, наконец находит звонящий телефон и быстро отключает будильник, параллельно доставая из сумки небольшую круглую таблетку. Проделывая эти манипуляции, она улавливает на себе настойчивый взгляд, обладатель которого, кажется, вовсе не хотел смотреть куда-либо ещё, кроме как не на неё. Вскоре Юля не выдерживает и поднимает голову, но тут же внутренне расслабляется и успокаивается, ведь понимает, что обладателем столь настораживающего взгляда является Павел, и он смотрит на нее с одобрением и добротой в глазах. — Знаете, что я поняла за прожитый мной отрезок времени? — приподнимаясь со стула, вновь подаёт голос Света, тут же привлекая внимание одноклассников на себя. — Как здорово, что изобрели телефон, правда ведь! Что бы мы без него делали? — она замечает, как одноклассники переглядываются между собой, обмениваясь непонимающими взглядами, мол, к чему она ведёт? — Мы по нему общаемся. Как люди раньше без него жили — не понимаю, — девушка усмехается, пожимая плечами, — мы можем, когда скучно, поиграть в змейку на телефоне или что там ещё есть… — спрашивает она, а в ответ видит соглашение в глазах молодых людей. — Гонки! — говорит молодой человек, слегка хохоча. — Верно, гонки, — соглашается Света, — а главное, там есть будильник, который нам напомнит о важных делах, — проговаривая свою речь, она плавно с одноклассников переводит взгляд на Юлю, — да, Юль? — ее змеиная улыбка, кажется, стала ей самой родной. — Знаешь, согласна, будильник отличная вещь, а то все мы помним, какая твоя любимая отговорка была в школе, — Юля приподнимается, чтобы быть на равных со Светой, и, улыбаясь добродушно-хитрой улыбкой, смотрит на одноклассников. — Я проспала, — один из парней решается всё же озвучить, беря весь удар и гнев Светы на себя и получая одобрительный взгляд от Юли. Света точно прожигает обоих молодых людей взглядом, явно что-то безмолвно говоря, а буквально через секунду в слух говорит то, что совершенно обескураживает всех. — Конечно, Юль, — она на секунду останавливается, продолжая смотреть на девушку победным взглядом, — будильник не даёт забыть про таблетки, которые так нужны ВИЧ-инфицированным людям, — ее лицо озаряет мерзкая, надменная улыбка, она тихо хихикает, смотря на девушку торжествующе, — ты же это знаешь, как никто другой! — заканчивает она и берёт бокал, запивая свою «грандиозную речь». Словно как и тогда в кабинете, всё замерло. Все безмолвно, находясь в шоке, хлопали глазами и переглядывались между собой, обмениваясь немым вопросом, мол, ты тоже это слышал? Кажется, что даже лес замер, не смея пошевельнуться… Юля медленно, держась за спинку стула, тихо садится обратно, так же безмолвно оглядывая всех вокруг. Кажется, это именно тот момент, когда ты понимаешь, что беспомощен. Когда ты не знаешь, что говорить, как вести себя, да и вообще, что делать дальше. Когда ты наконец отчётливо понимаешь, что рядом нет человека, который мог бы тебя защитить… Вдруг захотелось уйти. Скрыться. Побыть наедине. Неожиданно стало неловко, стыдно, захотелось провалиться под землю… «Чего ты стесняешься? У каждого свои болезни. У Светы это тоже болезнь. Но она не лечится. Не смей опускать перед ней голову», — настаивает и убеждает сердце. «Не нужно было идти сюда. Не нужно было говорить об этом или быть осмотрительнее. Ты сама во всем виновата…» — не согласен с сердцем разум. «Ты всё сделала правильно. Соберись!» Когда-нибудь всё же приходит момент, когда ты не знаешь, кого слушать: разум или сердце. Когда ты окончательно запуталась, утопая в тех сетях, которые не смогла обойти, все время чего-то боясь. Мы начали бояться ещё в детстве. С каждым годом мы понимаем, что то, что казалось страшным в детстве, вовсе не страшно нам взрослым сейчас… Конечно, всё же есть детские страхи, которые никуда и никогда не денутся. Но чем ты старше, тем страхи становится глобальнее. У каждого страха есть свой возраст. Мы боимся получить неудовлетворительную оценку, мы боимся отчисления из университета, мы боимся увольнения с работы, мы боимся… И тут ты боялась. Боялась услышать результат, боялась стать посмешищем, боялась стать изгоем, боялась… боялась… боялась… Говорят, страх закаляет, но если всего бояться, то можно так закалиться, что не заметишь, как станешь ледником. Таким же отчужденным, тоскливым и одиноким… — …и в этом нет ничего постыдного, — выныривая из своих мыслей, она слышит отрывок чьей-то речи, — а так поступать, Света, очень подло и низко даже для тебя, — Юля наконец находит глазами говорящего и сквозь непрошенные слезы с благодарностью смотрит на парня. Она встаёт со стула, обращая внимание аудитории на себя. Девушка ещё раз смотрит на Павла, чью речь только что все слушали, и кратко оглядывает всех, замечая на лицах присутствующих разные реакции: от сожаления до замешательства. — Для вас это шок, — сглатывая, тем самым прогоняя ком, подступивший к горлу, она тихо начинает говорить, — а для меня потрясение. Для вас это новость, а для меня известие, но это всё не отменяет того факта, что я всё ещё человек и что я всё ещё живу, а не существую, — она ненадолго замолкает, оглядывая одноклассников, которые, не смея перебивать, слушают ее, — вы найдите сейчас хоть одного здорового человека, — чуть громче продолжает она, слегка усмехаясь, — у всех что-нибудь да подводит. То одно, то другое. Просто к каким-то болезням мы привыкли, — Юля пожимает плечами, — а это для нас ново, но это не значит, что больной человек — это не человек. Это человек, который вдвойне любит жизнь, ведь знает, как легко ее можно потерять, забыв принять какую-то таблетку, — под конец своих слов Юля грустно улыбается, тихо шмыгая носом, и непроизвольно закусывает нижнюю губу. Откуда эти слова? Откуда вдруг появились такие мысли? Может, она перестала бояться? Да, ее загнали в угол, но не все же способны вот так вот стойко принять неожиданный удар. Удар под дых. Кто-то, может быть, сразу бы сбежал, кто-то — не подал бы виду, а здесь что-то среднее. Снова сбежать — все мы помним, чем заканчиваются такие истории. Не подать виду — как здесь можно что-то скрывать? Единственный и верный выход — рассказать правду. Раскрыть все карты и наплевать на тех, кто будет считать тебя грязной или кто будет смотреть с отвращением. Ведь действительно родные и близкие люди пойдут с тобой до конца. После своей речи Юля забирает свою сумочку и выходит из-за стола под тяжёлые взгляды одноклассников, удаляясь быстрым шагом прочь. Ее почти одновременно догоняют два человека, не давая выйти с территории. — Подожди, ты куда? — хватая за руку Юлю, спрашивает Катя. — Почему ты мне ничего не рассказала? — с некой обидой в голосе говорит подруга. — Думаешь, что кинула бы я тебя? — она прищуривается, улыбаясь. — Не дождешься, — девушка тут же обнимает Юлю, чувствуя, как она обнимает ее в ответ. — Кать, давай не будем на нее давить с расспросами, что и почему, хорошо? — так по-доброму, словно по-отцовски, говорит и смотрит Павел на девушку. — Но всё-таки, ты куда, Юль? Девушки разрывают объятия, Юля заправляет выбившуюся прядку за ухо, не переставая смотреть в пол, чтобы скрыть эти горькие слёзы. — Эй, ты чего, — парень замечает, что девушка вот-вот заплачет во всю силу, — не реви, — переделывая голос, говорит он, — я что сказал… Не реви, говорю! — словно голосом Карлсона, говорит Павел. Юля наконец поднимает свой взгляд на рядом стоящих ребят, слегка усмехаясь и вытирая слезинки с щек. — Домой. Я хочу переосмыслить, отдохнуть, — девушка ангельски-грустно улыбается. — Тебе вызвать такси? Давай я с тобой поеду? — вновь ступает в разговор Катя, предлагая свою помощь. — Не нужно, гуляйте, — благодарит девушка, — я позвоню другу. — Лёше? — уточняет парень, смотря на девушку, а в его взгляде, кажется, пробегает нотка грусти, тут же сменяясь теплотой. — Да, — она лезет в сумочку, доставая телефон, — Кать, я всё потом объясню, когда разберусь сама, хорошо? — видя удивленный, явно ожидающий ответа взгляд подруги, она спешит ответить. — Договорились, — девушка хитро смотрит на Юлю, а та лишь отходит подальше, набирая знакомый номер телефона. — Кто это? — стоит девушке только отойти, как Катя тут же переключается на парня. — Друг, — отвечает он, поворачиваясь корпусом к девушке, — очень хороший друг… Катя хочет спросить что-то ещё, но Павел виртуозно меняет тему их диалога, переводя его в более безопасное русло. Гудки. Долгие, протяжные гудки никак не сменяются столь долгожданным голосом. Девушка уже было хотела отключиться, как трубку всё же подняли. — Лёша, привет, — неуверенно начинает она. — Привет! — а он, как и всегда, в хорошем расположении духа. — Ты сильно занят? — Нет, совершенно свободен, — кажется, даже если бы он был занят, по-другому ответить ей он бы не смог, — выходной же, — добавляет парень. — Ты можешь меня забрать… — она замолкает, словно чего-то пугаясь. — Ты адрес-то мне скажи, откуда тебя забрать, лягушка-путешественница, — он с такой лаской произносит последнее слово, что на душе вновь становится тепло. — Хотя не нужно, — девушка вдруг идёт на попятную. — Юль, скажи адрес, я приеду, и это не обсуждается, — с неким напором говорит парень, явно не желая слушать отнекивания от этой милой особы. Девушка всё же соглашается. Быстро назвав адрес, она отключается, оборачиваясь. — Идите к народу, — Юля подходит к молодым людям, — со мной всё в порядке, таблетку же я выпила, — говорит она, кратко улыбаясь уголками губ. — Ты тут что ли будешь стоять и ждать одна? — Катя явно не довольна решением подруги. — Я хочу подышать воздухом… одна, — поджимая губы, отвечает Юля, — мне приятно, что вы хотите быть рядом. Но… — ей не дают договорить. — Мы поняли. Катя, пойдем, — беря за локоть девушку, он смотрит на нее столь говорящим взглядом, мол, пошли. — Юль, если что, звони, — девушка выпутывается из рук парня, тут же подходя к Юле и крепко обнимая ее. Парень проделывает те же действия, заключая этих двух милых особ в крепкие, теплые объятия. После чего они оба удаляются прочь, оставляя девушку наедине с собой.

***

— И что же тебя заставило так скоропостижно покинуть вечеринку? — крепко держа руль, парень изредка посматривает на пассажирку. — Теперь они знают, что я больна, — переводя взгляд на него, обречённо произносит девушка. — И ты, как золушка, сбежала, да? — не дожидаясь ответа, он продолжает. — Я сейчас тебя верну назад, — он вновь уверен в своих словах. Парень включает поворотник, собираясь сделать поворот. — Нет, — она быстро, но мягко кладет свою холодную ладошку на его предплечье, — пожалуйста, поехали домой, — просит Алексея Юля. — Хорошо, — Алексей выключает поворотник, — чего у тебя такие ладошки холодные, — он включает подогрев в машине, — и ты сидишь, молчишь. — Не холодно мне… Но спасибо, — девушка потирает друг о друга ладошки, всё же согревая их. — Как они узнали? — смотря на дорогу, интересуется парень. Девушка точно услышала вопрос, но молчала, а как только Алексей хотел было что-то сказать, она начала пересказывать события этого дня, не вдаваясь в подробности. — Ну дела… — он качает головой из стороны в сторону, — она поступила неправильно, но, с другой стороны, это же когда-нибудь и вскрылось бы, — парирует Алексей. — Возможно… — на выдохе произносит Юля, плавно с дороги переводя взгляд на парня. Как он красив за рулём. Черты лица приобретают сосредоточенность, а взгляд такой острый, словно орлиный. Но, несмотря на это, он расслаблен. Нет такого, что он вцепился в руль, словно волк, поймавший зайца. Его левая рука придерживает руль, а правая удобно расположилась на подлокотнике. Спинка его кресла немного откинута назад для бо́льшего удобства. Наблюдение за ним успокаивает. Ты понимаешь, что с ним всё будет спокойно. Пока он за рулём, можно расслабленно расположиться на кресле, чуть отъезжая назад, позволяя вытянуть ноги. «Пока он рядом — всё будет хорошо», — проносится мысль в голове, кажется, надолго задерживаясь в ней. — Мне, конечно, нравится, как ты мечтательно на меня смотришь, но мы приехали, — вдруг его голос возвращает в реальность. Юля осматривается по сторонам, узнавая знакомый дворик. — Не хочешь выпить чаю? — спрашивает она, слегка смущаясь своему же предложению. — Надеюсь, ты ничего не придумала? — он наигранно изменяет голос, чуть склоняя голову. — Н… нет, — она теряется и несколько пугается, — я… мне стыдно за прошлый раз, — она вновь начинает извиняться. — Так, стоп, опять та же песня. Прекрати, — Алексей осекает ее, — идём на чай, — парень выходит из машины, а она следом за ним.

***

— Тишина, конечно, радует, но, может, мы поговорим хоть о чем-нибудь? — размешивая сахар, прерывает это паузу Алексей. Юля сидит, подставив левую руку под голову в районе виска, словно поддерживая. Услышав голос парня, она отвлекается от своих мыслей, обращая внимание на гостя. — Почему ты до сих пор не ушёл, а общаешься со мной? — она несколько секунд смотрит на него, а потом вновь опускает взгляд. Парень выдыхает, демонстративно закатывая глаза. — Ты вновь заводишь ту же песню, — он кладет ложку, чуть отодвигая кружку от себя. — Ты ведь мог уйти, узнав правду, ведь со мной даже… — ее щеки слегка заливаются румянцем, — себе дороже, — Юля не договаривает мысль, тут же заменяя ее другой. Парень улыбается, откидываясь на спинку стула. Девушка переводит свой усталый взгляд на него, точно пытаясь понять, о чём он думает. — Знаешь, — Алексей делает небольшую паузу, словно раздумывая, — а ведь это нужно спрашивать не у меня, — он замечает, как меняются ее эмоции, из удивления переходя во смятение, — нужно спросить ученого, который, возможно, смог бы аргументированно объяснить, почему я не ушел, — он чуть усмехается, продолжая, — но я не учёный, и никаких обоснованных аргументов у меня нет, — разводя руками, говорит он. — Но давай поразмышляем. Почему я не ушел? А почему я должен был уйти? — теперь он задаёт вопрос, совершенно не скрывая своего удивления. — Только потому, что ты больна? — он устремляет свой взгляд на Юлю, понимая, что она строит свои аргументы совершенно на иной теории. — Или потому, что в случае чего, ты можешь меня заразить? — в точку. Юля резко, порывисто поднимает свои изумительные глаза, в которых вновь виднеются кристальные слезы. — Брось, в конце-концов, есть контрацептивы. Но главное, — он говорит чуть громче, — для меня это не важно. Если ты думаешь, что мне нужно только твое тело, — он смотрит так пронизывающе, что становится неловко, — то ты глубоко ошибаешься, и не думал я, что ты обо мне такого мнения, — он хохочет, облокачиваясь на стол, тем самым становясь ближе к девушке, — мне нужна ты, — он вновь говорит серьезно, — а ты — это твои глаза, твои элегантные руки, твой бархатный голос, твоя лучезарная улыбка, утонченная фигура, все твои недостатки и прелести, твои страхи и волнения, и твоя болезнь, которая так неожиданно ворвалась к тебе, — он замолкает, смотря на нее влюблёнными глазами. Юля кусает губы, нервно перебирая пальцы. Ее дыхание учащается, а неконтролируемые слезы падают на розоватые щеки. — Ты пойми, даже если ты будешь без макияжа и с лишним жирком на животе, невыспавшаяся и с кругами под глазами, ты не перестанешь мне нравиться, и я не перестану уважать и любить тебя, — он заканчивает, ожидая хоть какой-нибудь реакции от девушки и надеясь, что ему всё же удалось разбить все ее дурацкие предположения. — Но я, — дрожащим голосом начинает Юля, но её тут же перебивает Алексей. — У меня к тебе одна лишь просьба, позволь мне быть рядом с тобой. Даже если ответ, который ждёт любой влюбленный человек, я услышу через неделю, месяц, год или вообще никогда не услышу. Мое мнение о тебе никогда не изменится. Я не буду на тебя давить, мне просто важно быть рядом… Всё, на данный момент он сделал всё, что мог, он раскрыл перед ней все карты. Всё, что он на самом деле чувствует по отношению к ней. Теперь лишь ответ остаётся за ней. — Спасибо, — шмыгая носом и улыбаясь уголками губ, благодарит она, — спасибо, что ты рядом, — она решается накрыть его руку своей ладошкой, а он, мягко улыбаясь, накрывает сверху. — Прогресс, в этот раз ты меня не выгнала, — он хохочет, и она тихонько улыбается. Через какое время девушка неожиданно встаёт из-за стола, тем самым прерывая тактильный контакт, и подходит к окну, за которым уже начинает смеркаться. — У меня с понедельника капельницы начинаются, а мне страшно… — тихо, смотря на небо, произносит Юля. Алексей бесшумно встаёт, подходит к девушке сзади, приобнимая за плечи. — Прорвёмся, — наклоняясь, произносит он ей на ушко, разворачивая ее к себе лицом. Они оказываются так близко друг к другу, что горячее дыхание обжигает кожу. Девушка приподнимает голову, чтобы взглянуть в его голубые глаза, но тут же утопает в них. Она встаёт на носочки, робко, но со всей благодарностью, которую нельзя выразить словами, кратко целует его в щеку, тут же отстраняясь. Парень засиял, как начищенный самовар, а от его улыбки, кажется, можно было зарядить все электронные устройства. — Завтра чтобы в двенадцать дня была готова. Дресс-код — спортивный. Хорошо? — он широко улыбается, ему словно расправили крылья. — Зачем? — Юля не понимает, что задумал парень, тем более после ее такого неожиданного действия. — Без вопросов, просто будь готова, — Алексей напоследок кратко целует ее в макушку и удаляется из квартиры, оставляя девушку в недоумении. Пусть слышен звук закрывающейся двери, пусть остался только запах его парфюма, но лицо Юли впервые за несколько дней озаряет искренняя, смущённая улыбка.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования