Без памяти

Гет
NC-17
В процессе
56
автор
Размер:
планируется Макси, написано 542 страницы, 77 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
56 Нравится 139 Отзывы 21 В сборник Скачать

Часть 3. Глава 10. Страшный сон

Настройки текста
Солнечный свет проникает из-за занавесок и бьет мне прямо в закрытые веки. Поморщившись, я отодвигаюсь от навязчивого луча и утыкаюсь в подушку, не желая просыпаться. Не знаю, сколько сейчас времени, но я чувствую себя так уютно, что вставать я сейчас точно не намерена. Ни за что. Я снова начинаю проваливаться в сон, слегка ерзая, сильнее укутываясь в теплое одеяло. Ночью мне снилось, что мы с Коулом вместе. Сон снова накрывает меня, хотя я все еще ерзаю, и сильные теплые руки прижимают меня к горячему телу, сковывая движения и мешая ворочаться. Да, так даже лучше, чем на самых мягких и уютных перинах. Мне не надо оборачиваться, чтобы понимать, чьи это руки так бережно обнимают меня и прижимают к себе. Я знаю это на каком-то энергетическом, подсознательном уровне. Как котенок я сворачиваюсь клубочком и чувствую, что мне в макушку утыкаются любимые губы. Я чувствую дыхание Коула в своих волосах и спиной ощущаю, как размеренно и спокойно поднимается и опускается его грудь. Какой чудесный сон! Я столько лет не чувствовала этого ощущения, и сейчас мне кажется, будто после долгих лет странствий я наконец-то попала домой. Безмятежное чувство уюта, спокойствия, умиротворения и тепла – вот что дает мне близость с Коулом. Я растворяюсь в этих эмоциях, качаясь на волнах покоя и любви. Руки Коула так бережно, так нежно и заботливо обнимают меня. Так крепко прижимают, словно я снова стала главным сокровищем его жизни. Словно он снова любит меня. Честно, открыто, по-настоящему. Дурацкий луч света снова настигает мое лицо и пытается вырвать меня из дремы. Я снова начинаю ворочаться и прятать лицо, но солнце преследует меня. Я раздражаюсь, что мой чудесный сон заканчивается, и, выскальзывая из теплых объятий, переворачиваюсь на другой бок. Может быть, мне удастся ухватить еще немного сна? Внезапно сильные руки, из которых я выскользнула секунду назад, снова крепко обхватывают меня и притягивают обратно, прижимая к груди. Что-то не так. Я же уже не сплю. Я распахиваю глаза и вижу мужскую шею прямо перед собой. Я медленно-медленно отстраняюсь и вижу Коула, который безмятежно спит на соседней подушке. Не меньше минуты мне требуется, чтобы сонный мозг обработал поступившую в него информацию, и, когда я окончательно осознаю происходящее, я вскрикиваю и как ужаленная спрыгиваю с кровати. - Коул, что ты тут делаешь?! – восклицаю я. От моего крика Коул тоже подскакивает и резко садится на кровати. Он сонно трет глаза тыльной стороной кулака и быстро моргает, пытаясь проснуться. Я немного успокаиваюсь от вида сонного и еще теплого Коула. Его волосы взъерошены, а на щеке отпечатался след от подушки. Мой шок сменяется умилением. Коул тем временем наконец фокусируется на мне. Он оглядывает меня с ног до головы и его рот расплывается в широкой улыбке, как у мартовского кота. Я опускаю глаза и сразу же вспыхиваю. Я совсем забыла, что на мне только обтягивающая майка, через которую просвечивается грудь, и трусики. Я спешно хватаю покрывало с кровати и прикрываюсь им. Коул закатывает глаза. - Коул, что это значит? – возмущаюсь я. - Что именно? – игриво спрашивает он. - Что ты делаешь в моей постели? Коул округляет глаза и прижимает руку к груди, как будто я только что его оскорбила. - Ты что же ничего не помнишь?? – многозначительно говорит он. Холодный пот прошибает меня. Я судорожно пытаюсь вспомнить, что произошло после того как я легла спать, но ничего не приходит в голову. - Между нами что-то было? – испуганно спрашиваю я. - Что-то?! – вскрикивает Коул и театрально хватается за сердце. – То есть для тебя это ничего не значило?! Я понимаю, что он шутит, потому что при виде моего шокированного лица Коул начинает беззвучно давиться от смеха. Меня сразу же отпускает паника, и я одновременно и успокаиваюсь, и начинаю злиться на него за эти шуточки. - Коул! Спроус! – я начинаю хлестать его концом покрывала. – Что произошло ночью?! Как ты тут оказался? - Да ничего особенно не произошло, - пожимает плечами Коул и садится по-турецки. Он лениво потягивается и я невольно я засматриваюсь на кубики на его животе, которые показываются под краем задравшейся футболки. - Тебе приснился кошмар, - продолжает Коул. «Похоже на правду», - думаю я, пытаясь вспомнить сон, но, как назло, ничего не приходит в голову. - Я услышал крики и зашел проверить, все ли в порядке, и... - Остался на ночь? – заканчиваю я, скептически приподняв бровь. - Ну типа того, - самодовольно ухмыляется Коул. – Ты что же ничего не помнишь? – он расплывается в улыбке. – Очень неприятно, когда другие помнят, а ты нет, скажи? - По твоему это смешно?! – злюсь я. – Это нормально, по-твоему? – я указываю на него, по-хозяйски сидящего на моей кровати. - Что «это»? - То, что мы ночевали вместе в одной кровати! - Мы еще и целовались, - самодовольно говорит Коул, и я заливаюсь краской. Я хмурю брови, силясь вспомнить хоть что-то. Я снова смотрю на Коула и вдруг события сегодняшней ночи вспышками начинают воскресать в моем сознании. Перед глазами встает вырванная из контекста картинка - вот мы в кровати, Коул качает меня на руках, как маленького ребенка, а я, уткнувшись в него, заливаю горячими слезами его грудь. Затем я поднимаю глаза вверх, вглядываясь в его лицо, и увидев на нем лишь заботу и беспокойство, впиваюсь в губы Коула яростным поцелуем. Я вспыхиваю еще сильнее. - Аааа... - мелькает в глазах Коула радостное торжество. – Начинаешь вспоминать? - Коул, - злюсь я от стыда и непонимания. – Это не меняет моего вопроса – зачем ты остался ночевать? - Воу-воу, - поднимает он руки вверх. – Только вот не надо тут строить из себя монашку сейчас! Еще скажи, что ты была против. Это ты первая меня поцеловала! Так что не надо на меня тут кричать! - Я думала, я сплю! – возмущаюсь я. - И все равно это не отменяет того, что ты меня поцеловала! Давай, признайся. Признайся, что ты этого хотела и хочешь! Пускай даже во сне. Я закатываю глаза. Мы снова вернулись ко вчерашнему разговору. Я начинаю заводиться еще больше. - Коул, что ты от меня хочешь?! Я тебя не понимаю! Зачем ты выбиваешь из меня признания, которых я не хочу делать?! В чем твоя проблема, Коул?! - Да потому что меня бесит твоя непоследовательность! Потому что ты говоришь одно, а делаешь другое. И так все время! Говорила, что я тебе нужен, а сама боишься даже дотронуться до меня! Зовешь меня во сне и целуешь меня, а потом отчитываешь за то, что я оказался в твоей постели! Знаешь в чем проблема? Ты сама не можешь определиться, что тебе надо! Я чувствую, что начинаю задыхаться от негодования. Меня накрывает возмущение. - Что?! Это ТЫ меня в этом будешь обвинять?? – кричу я. – Это я не могу определиться?! – я захлебываюсь от злости. –В чем я должна определиться, скажи мне на милость! - С тем, что тебе от меня нужно, - спокойно говорит он, не реагируя на мою волну негодования. Я делаю глубокий вздох. - Я все решила уже давно, - говорю я чуть спокойнее. –Я сделала выбор – остаться с тобой друзьями. Как ты меня и просил. Но тебе это решение почему-то не нравится, и ты всячески хочешь заставить меня признаться, что оно было ошибочным. Так может быть не во мне проблема? Может быть, это тебе надо разобраться, чего ТЫ хочешь? - При чем тут я? – спрашивает Коул, хмуря брови и скрещивая руки на груди. Ему не нравится, что я перевела стрелки на него. - При том, что это тебе не нравится мой выбор! Хотя ты сам на нем настаивал. И теперь ты требуешь от меня какого-то признания. Ради чего? Зачем тебе это? Ты хочешь быть со мной? Встречаться? Стать парой? У тебя есть невеста, если ты не забыл... - Нет, не забыл, - бурчит он обиженно. - Тогда я еще раз спрашиваю! – мой голос срывается. Мне кажется, еще немного и я заплачу. – Если ты не забыл, что у тебя есть невеста, что ты делаешь в моей постели, твою ж мать! Что ты хочешь от меня?! Что тебе не нравится, когда я просто пытаюсь играть по твоим гребаным правилам?!!! Дверь моей спальни распахивается и на пороге показывается сонный испуганный Дилан. - Что черт возьми тут у вас происходит? – спрашивает он. - Ничего, - отвечаю я дрожащим голосом. Затем я хватаю высохшие джинсы и худи со стула, отталкиваю Дилана и пулей выбегаю из комнаты. Слезы душат меня. Обида, злость, раздражение горят во мне, терзая душу. Зачем он мучает меня? Вчера я так быстро заснула, что не успела подумать обо всем, что произошло вчера, поэтому в голове кипит настоящая каша. Я спускаюсь на первый этаж, на ходу натягивая штаны и кофту и, распахнув дверь веранды, выскакиваю на улицу. Быстрыми шагами я иду по пляжу в сторону океана. Только дойдя до воды, я замедляюсь и наконец успокаиваю шаг, направившись вдоль кромки по берегу. Я медленно иду вдоль линии прибоя по влажному песку и с каждым шагом успокаиваюсь и все больше прихожу в себя. Погода сегодня совсем не похожа на вчерашнюю – ветер почти стих и поэтому кажется, будто на улице стало гораздо теплее. На небе нет туч, лишь легкая дымка, через которую пробивается осеннее солнце. Несмотря на все так же штормящий океан, на пляже царит тишина и умиротворение. Кажется, будто мир еще не проснулся, а вчерашний ураган – это всего лишь приснившийся этому пляжу кошмар. Кошмар... Мысли снова возвращаются к событиям сегодняшней ночи. Что же мне снилось? Я силюсь вспомнить, но ничего не приходит на ум. Вдруг прямо надо мной пролетает большой альбатрос и задираю голову и оборачиваюсь назад, провожая его взглядом. Взгляд падает на дом Спроусов, и вдруг словно яркая вспышка перед глазами встает сегодняшний сон. Я стою на пляже ровно там же, где нахожусь сейчас. Погода тоже примерно такая же – ясно, тепло и сквозь легкие облачка проглядывает солнце, отражаясь в волнах неспокойного океана. Легкие белые барашки трогают гребни волн, а затем разбиваются о песок прямо у моих ног. Я чувствую какую-то невероятную легкость, можно сказать счастье. Я жадно смотрю в даль океана, ощущая небывалое умиротворение от близости к водной стихии. Я долго так стою, вдыхая соленый теплый воздух и вглядываясь вдаль. Но внезапно что-то меняется. Сначала я чувствую это на каком-то интуитивном уровне. Меня охватывает тревога и я начинаю глазами искать причину моего беспокойства. И нахожу ее - прямо на горизонте, на стыке неба и океана появляется маленькая точка, которая начинает быстро расти и приближаться. Она увеличивается так быстро, что буквально через полминуты я понимаю, что это что-то огромное и желто-серое – то ли туча, то ли туман, то ли облако. Много времени мне не понадобилось, чтобы осознать, что ОНО движется ко мне с огромной скоростью и это ОНО - не что иное, как туман из моих кошмаров. Меня прошибает холодный липкий пот страха – перед глазами сразу же встают уже привычные для моих ночных сновидений картины - как истошно зовет на помощь Коул, а я не могу найти к нему дорогу в густом желтом тумане! Я поворачиваюсь к дому Спроусов – я знаю, что Коул там. Меня поглощает паника. Мне нужно найти его раньше, чем туман нагонит меня! Я бросаюсь с места по направлению к дому и бегу изо всех сил. Ноги вязнут в мелком песке, но я не сдаюсь и прикладываю все усилия, стараясь не упускать дом из виду. Только один раз я оборачиваюсь и сразу же понимаю, что не успею. Туман уже на пляже и какие-то несколько секунд отделяют меня от него. Так и случается – туман догоняет меня и накрывает своим липким, противным, желтым смогом и все вокруг исчезает. Больше я не вижу ни дома, ни океана, ни сада – никаких ориентиров. Сжав зубы, я бегу прямо по намеченному курсу, моля Бога, чтобы не оступиться и не сбиться с прямой траектории. Внезапно прямо у меня за спиной раздается крик Коула. Неистовый, молящий о пощаде, истошный вопль, полный боли и безнадежности. Я резко торможу и хватаюсь за голову - крик такой громкий, что кажется, будто мои барабанные перепонки не выдержат. Я оборачиваюсь, пытаясь увидеть его, ведь он кричит совсем близко, но никого нет. В замешательстве я оглядываюсь по сторонам, не понимая, что мне делать – бежать к дому, ведь я точно знаю, что Коул должен быть там, или назад к океану, ведь крик раздался с той стороны. - Нет, пожалуйста, не надо! Прошу вас! Лучше убейте меня! – слышу я вопль Коула снова, но уже справа от меня, и решаюсь – надо бежать в сторону дома. Ни один мой предыдущий кошмар не приводил к успеху – гоняться за голосом, который раздается то тут то там, не результативнее, чем ловить эхо. Я снова срываюсь с места вперед, надеясь, что пока озиралась, не потерялась в пространстве, и дом все еще находится прямо по курсу. - Лили, помоги мне! – слышу я снова душераздирающий вопль со стороны океана. Я прикладываю все усилия, чтобы не развернуться и не побежать в ту сторону, хотя сердце мое разрывается на части от осознания того, что решение бежать в противоположном направлении может стать роковым для любимого. «Да где же эта чертова веранда!» - ругаюсь я. – «Я уже должна была до нее добежать». - Нет, не наааааадооооо! – кричит Коул, и от его вопля кровь стонет в жилах. Так звучит ужасная нестерпимая боль. Моя душа рвется на части, а тело практически обессилело от бега по зыбкому песку. И тут я натыкаюсь на ступеньки и падаю на них плашмя. Да! Впервые за всю историю моих кошмаров, я нашла хоть что-то кроме бесконечного тумана! Я поднимаюсь и взлетаю по ступенькам, держась за перила. Когда я поднимаюсь на веранду, на ней нет тумана! Он остался внизу! Впервые я выбралась! Я его победила! Я победила своего злейшего врага! Ужасный смог, который от одной мучительной ночи к другой мешал мне найти моего любимого, отступил! - Пожалуйста, нееееет! – снова кричит Коул и возвращает меня к реальности. Я озираюсь. Сейчас голос звучит совсем не далеко. Из дома... Я подбегаю к окну веранды и заглядываю внутрь. То, что я вижу внутри, заставляет закричать от ужаса уже меня! Прямо на кухне на стуле лицом ко мне сидит раздетый по пояс Коул. Его руки заведены за спину и связаны, а ноги привязаны к ножкам стула. Его тело залито кровью – раны на груди, разбитое лицо – все превратилось в ужасное кровавое месиво и кровь тонкими струйками стекает по его шее, животу и рукам, пропитывая джинсы. Но самое страшное не это - голова Коула неестественным образом закинута назад, потому что за волосы его держит мужчина в светлой военной форме. Сирийский боевик... Одна его рука заставляет Коула держать голову закинутой, а другая прижимает тонкий длинный и, судя по всему, очень острый нож к его горлу. Он прижимает наточенную сталь к коже так сильно, что я вижу тоненькую полоску крови, которая течет из пореза. Я оглядываю комнату и вижу второго солдата. Он кивает первому и тот еще сильней вжимает нож в горло Коула. - Убей меня, - с ненавистью и обреченностью хрипит Коул своему мучителю. - Нет! Отпусти его! – кричу я во все горло, но, оказывается, меня никто не слышит. Я начинаю барабанить в стекло, но никто на меня не реагирует. Я чувствую себя привидением, которое может только наблюдать, но не повлиять на ход вещей. Я рычу от злости и бросаюсь к двери, которая оказывается крепко заперта. После нескольких минут безуспешных попыток ее выломать, я возвращаюсь к окну. Когда я заглядываю в окно, первый боевик отводит нож и отпускает голову Коула, которая безжизненно падает на грудь. Коул тяжело дышит, повесив голову. С его черных волос на живот капает то ли кровь, то ли пот. Его плечи трясутся. - Говори! – с угрозой произносит второй солдат Коулу. – Я считаю до пяти. Если не заговоришь, то я убью тебя. С этими словами он достает из-за спины пистолет и направляет Коулу в голову. - НЕЕЕЕЕТ! – кричу я в истерике. Я должна попасть в дом как можно скорее! Я начинаю бить по стеклу кулаками, надеясь разбить его, но оно не поддается. Учитывая, что они меня даже не слышат, кажется, будто это какое-то бронированное стекло, а не окно загородного домика. - Один, - слышу я из комнаты. Я начинаю лихорадочно соображать. Как же мне разбить его? - Два. Мой взгляд падает на горшок с цветами. Я хватаю его, отхожу подальше и бросаю в окно. Горшок разбивается вдребезги, а стекло даже не треснуло. Фак! - Три. Я судорожно бегаю по террасе, пытаясь придумать, чем я могу разбить стекло, но на ней больше нет ничего тяжелого, кроме садовой мебели. Ничего не остается – я хватаю садовый стул. - Че-ты-ре, - с угрозой говорит боевик и взводит курок. Я замахиваюсь тяжеленным стулом. Как в замедленной съемке я вижу, как Коул поднимает полные ненависти глаза на своего мучителя и залитыми кровью губами выдавливается из себя: - Да пошел ты! Я зажмуриваюсь и с силой бью стулом по стеклу. В этот момент раздается оглушительный грохот, который может относиться к одному из двух событий – это либо звук разбивающегося окна, либо звук выстрела. Либо и то и другое одновременно. Когда я открываю глаза, то вижу, что стекло исчезло, так же как и оба боевика. Внутри я вижу только Коула, который лежит на полу. Он больше не привязан, но его тело выгнуто в какой-то неестественной позе и все залито кровью. От этой картины меня парализует. Нет, я не верю, они не могли его застрелить! Только не когда я его нашла! Я бросаюсь в комнату, пролезаю в окно и подбегаю к Коулу. Сердце остановилось в ожидании ответа на вопрос – жив или нет? - Коул! – кричу я. Глаза заливают горячие слезы так, что я почти ничего не вижу. – Коул, пожалуйста, не умирай! Прошу тебя! Я неуклюже опускаюсь на пол рядом с ним и падаю ему на грудь, прижимаясь к ней ухом и пытаясь услышать биение сердца. Пока я вслушиваюсь, Коул вдруг шевелится, и я слышу у себя над ухом: - Эй, Лил. Ты чего ревешь. Его голос такой спокойный и бархатистый. Я слышу в нем улыбку и нежность. Я поднимаюсь и обращаю залитое слезами лицо к нему. Коул приподнимается на локтях и с усилием садится, облокачиваясь на кухонный гарнитур. Он берет меня на руки как ребенка, и прижимает к своей теплой груди. - Жив, - выдыхаю я хриплым голосом и слезы новым потоком брызгают из глаз. – Ты жииииив! – рыдаю я ему в ухо. Я не могу сдержать эмоций и беспорядочно то глажу его лицо, то обнимаю за шею, то целую в щеки. Боже, как же страшно его потерять и как радостно найти! - Конечно, жив, что со мной случится, - улыбается тем временем Коул. - Мы в безопасности. - Но они мучали тебя! Они чуть не убили тебя! Как ты можешь быть таким спокойным! Боже, я так за тебя испугалась. Коул, ты цел? Ты не ранен? Я испуганно начинаю осматривать его, трогать голову, шею, пытаясь найти следы порезов или пуль, но ничего не нахожу - ни ран, ни запекшейся крови. Я судорожно рассматриваю и трогаю тело Коула, пока он не берет мои руки в свои и мягко останавливает мою истерию. - Шшш, все хорошо, успокойся, - шепчет он и, не отпуская моих рук, прижимает к себе. Он начинает раскачиваться, словно убаюкивая меня, и мне вправду становится спокойнее. – Успокойся, Лили. Это всего лишь кошмар. Это все не по-настоящему. - Как же не по-настоящему? – всхлипываю я. - Они были тут, они издевались над тобой! - Эй, - тихо шепчет Коул мне в волосы и мягко берет меня за плечи и отодвигает, заставляя поднять на него глаза. – Лили, посмотри на меня. Я поднимаю лицо к Коулу. - Лили, все хорошо. Я жив и здоров, тебе не за что волноваться. - Коул, - всхлипываю я. – Ты не понимаешь! Они чуть не убили тебя! Я так старалась тебе помочь, - на глаза снова наворачиваются слезы, а сердце сжимается. – А они меня не слышали. Я так кричала. Пыталась выбить это чертово окно. Но все было бесполезно. Я так испугалась за тебя. Так испугалась! Если бы я не успела и они тебя убили.. Я бы... Я... Коул внимательно смотрит на меня. - Я бы тоже умерла. Я бы не вынесла этого. Я была так близко и ничем не могла тебе помочь! Это так страшно! – слезы текут у меня из глаз. Коул наклоняется ко мне и берет за лицо обеими руками. Он смотрит мне прямо в глаза, а я смотрю в его. Не отрывая взгляда, он медленно кладет большие пальцы мне на щеки, которые горят огнем от волнения и пережитого страха, и нежно проводит ими под моими глазами, аккуратно утирая мне слезы. Этот заботливый жест словно срывает щеколду с моего сердца, которая держит все мои порывы и желания относительно Коула. Я резко выдыхаю и впиваюсь в его пухлые приоткрытые губы. Коул сразу же отвечает на поцелуй, сжимает меня в своих объятиях и прижимается к моим губам. Я запускаю руки ему в волосы и приоткрываю рот, позволяя языку Коула проникнуть в него. Мы целуемся жадно, как путники, которые проползли пол пустыни, чтобы прильнуть к холодному источнику, дарящему жизнь и надежду. Через этот поцелуй я выражаю все свои чувства к Коулу на этот момент – весь спектр эмоций от воссоединения с любимым, когда, казалось бы, все пропало и ты должна была его потерять навсегда. Я чуть было не потеряла его снова. Но все обошлось. Наш поцелуй не перерастает в страсть. Наоборот, он становится каким-то очень нежным и откровенным. Мы целуемся так, будто признаемся друг другу в самых искренних и глубоких чувствах на свете. Медленно он сходит на нет, не оставляя после себя ни грамма недосказанности или непонимания между нами. Я кладу голову Коулу на грудь, пока он водит руками по моей спине. Я сворачиваюсь клубочком на его груди и засыпаю. - Вот так, - слышу я нежный шепот у себя над ухом. – Спи, больше не будет кошмаров.</i> Я возвращаюсь в реальность. Перед глазами до сих пор стоит наш поцелуй. Я медленно касаюсь губ концами своих пальцев и как дура улыбаюсь волнующим воспоминаниям. Нет, в этот раз он точно не сможет объяснить это физическим влечением. Это был настоящий искренний порыв. Как же я сразу не поняла, что это был не выстрел, а стук распахивающейся двери. Как же я сразу не осознала, что все это было взаправду... Глупо, конечно, получилось. Коул теперь не упустит момента, чтобы ткнуть меня в то, что я его поцеловала. Я краснею. Что я могла еще ему наговорить этой ночью, думая, что все еще нахожусь во власти Морфея? - Лили, - слышу я вдруг голос у себя за спиной и оборачиваюсь. В метре от меня стоит Коул и внимательно смотрит на меня. То ли от того, что в моей крови до сих пор бушуют гормоны после воспоминаний о нашем поцелуе, то ли от того, что все еще сонный и небрежно одетый, Коул так классно смотрится на этом безлюдном пляже, у меня перехватывает дыхание. Его угольные волосы взъерошивают порывы ветра, серые глаза при свете солнца кажутся практически голубыми. Заглянув в них, я чувствую, что просто тону. Коул неуверенно держит руки в карманах джинс, а накинутая на футболку теплая рубашка развивается на ветру. Из-под закатанных рукавов я замечаю выпирающие под кожей вены на руках, которые мне всегда казались самой сексуальной частью его тела. Коул слегка щурится одним глазом от яркого света, и от этого его красивое лицо кажется игривым. Я думаю о том, что даже если бы не знала этого человека раньше и просто встретила бы его сейчас на этом пляже, я бы точно так же влюбилась в него с первого взгляда, как это случилось десять лет назад. - Лили, - говорит Коул примирительно. – Слушай, я хочу извиниться. - Да ладно, - язвлю я без тени обиды. Мое сердце уже простило ему все, что он сказал и сделал, и, кажется, даже то, что он еще скажет и сделает. Мне очень хочется просто забыть обо всем, из-за чего мы поссорились, но почему-то мне кажется, что пока мы не закроем этот разговор, дальше мы не сдвинемся. - Лили, я зря спросил тебя о твоих чувствах... - начинает он. - Спросил? – с сарказмом говорю я. – Да ты два дня меня допытываешь с этим вопросом. Коул вздыхает. - Да, я не знаю, почему... - говорит он. - Главное не почему, Коул. Главный вопрос, зачем, - грустно говорю я. - Ты думал, что ты будешь делать с этой информацией? Коул непонимающе смотрит на меня. - Окей. Давай смоделируем ситуацию. Вот я говорю тебя – да, ты прав. У меня есть к тебе чувства. Они никуда не делись, и я все так же люблю тебя и хочу быть с тобой. Коул внимательно смотрит на меня, cщурив глаза, не понимая к чему я веду. - Что ты будешь делать дальше, Коул? Бросишь Мэделин и будешь со мной? Коул округляет глаза, будто я сказала что-то страшное. - Нет-нет! – он начинает махать руками. – Лили, ты что! Я никогда не брошу Мэделин! Лили, ты не понимаешь! Мы с Мэделин так успешны именно потому, что мы в паре. Если мы расстанемся, вероятность, что мы потеряем всю популярность, фанатов, контракты очень высока! Практически сто процентов! Мы интересны журналам, сериалам, обложкам, премьерам, фанатам только как пара. По отдельности нас никто не воспринимает. Может быть, со временем.... Но не сейчас. Пока что мы та самая пара из Ривердейла, которая влюбилась в друг друга на съемках и стала примером искренней любви в Голливуде. Я не могу потерять все, чего я добился! Это все, что у меня есть, Лили! – практически умоляет Коул, хватая меня за руку. Мое сердце сжимается до точки сингулярности, грозясь превратиться в черную дыру. Несмотря на разрывающееся сердце, я стараюсь выдержать безразличную мину. Очень сомневаюсь, что у меня это получается. - Хорошо, - киваю я, сжав зубы. – Тогда что ты хочешь? Ты же вчера флиртовал со мной! И я вспомнила наш поцелуй - ты точно также в нем участвовал, как и я. Так что ты хочешь? Чтобы я стала твоей любовницей? - Какое мерзкое слово! – говорит Коул, краснея. – Нет, я просто... - Ну что? Давай, Коул, ответь. - Я не знаю, - глухо говорит он, потупившись. Он молчит довольно долго, но потом сживает зубы и задирает подбородок в решительно жесте. – Да, думаю, ты права. Это просто мой эгоизм. Я привык к флирту с твоей стороны, и сейчас мне его стало, типа, не хватать. Просто уязвленное мужское самолюбие. - Ах самолюбие! – завожусь я. – Боже, какой же ты идиот! – я хватаюсь за голову. – Как же ты хорошо умеешь обманывать себя, лишь бы не признавать правду! - Какую правду? – начинает злиться Коул. – Как всегда Лили знает обо мне больше, чем я сам? Коул уходит в оборону, скрещивая руки на своей груди. - Неужели ты и вправду не понимаешь, что с тобой происходит? – спрашиваю я. - Как можно так жить, Коул? Игнорируя самого себя? Свои собственные желания и чувства?! - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - безо всяких эмоций процеживает Коул сквозь зубы. - О неееет, - завожусь я еще больше. – Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! Ты самый настоящий трус! Заставляешь меня признаться тебе в чувствах, а сам даже самому себе признаться не можешь! - Лили, чего ты завелась? – пытается потушить пожар Коул. – Я же попросил прощения. - Да потому что меня бесит, что ты изо всех своих поступков, которые не смог проконтролировать, делаешь неправильные выводы. Ты объясняешь их чем угодно, только не тем, чем они вызваны на самом деле! Ты как страус прячешь голову в песок и делаешь вид, что ничего не происходит. А на самом деле внутри тебя точно так же борются демоны. И ты забываешь, что мы с Диланом твоих демонов знаем так же хорошо, как и тебя! - Нет во мне никаких демонов, - говорит Коул сквозь зубы. – Нет никакой борьбы. - Ах нет?! – восклицаю я. – Тогда посмотри мне сейчас в глаза и скажи, что все это неправда! Что все, что происходило в последнее время, я не так поняла! Давай, скажи, что ты не ответил на мой ночной поцелуй. Скажи, что ты не флиртовал со мной, когда мы вечером прощались. Скажи, что просто заснул рядом со мной, а не захотел остаться. Скажи, что ты не специально дотронулся до меня перед камином! Что мне показалось, что тебя тянет ко мне! Скажи, что у тебя нет ко мне никаких чувств! Давай, скажи, что ничего этого не было! Я с вызовом смотрю на него. Коул с таким же вызовом смотрит на меня. - Н-е-б-ы-л-о, - четко выговаривает он со злостью. – Меня к тебе не тянет. Ты мне не нравишься. Голос Коула холодный как лед, и этот лед как кинжал врезается в мое сердце. - Прекрасно, - говорю я бесцветным голосом. – Значит, мне показалось. Ну что ж. Это же прекрасно. Потому что мои чувства к тебе тоже прошли. Ты тоже мне не нравишься. Я рада, что мы все выяснили, - говорю я ему в отместку, надеясь, что сделаю ему хоть на сотую часть так же больно, как он делает мне. Коул хмурится, но затем кивает. - Прекрасно, - говорит он ледяным тоном. – Именно это я и хотел от тебя услышать. - Ну раз мы все выяснили, - говорю я безразличным голосом, хотя внутри все во мне протестует. – Тогда я пойду домой. Я замерзла и хочу есть. Я прохожу мимо Коула, толкая его в плечо. Во мне клокочет ярость, и я еле сдерживаю ее, чтобы не взорваться...
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.