Смех богов

Гет
NC-17
В процессе
61
Горячая работа! 109
автор
Размер:
планируется Макси, написано 187 страниц, 39 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 109 Отзывы 32 В сборник Скачать

10. Совпадение

Настройки текста

«Сперва бьёт молния, но гром догоняет потом»

      Возвращение преисполнялось чувствами собственного достоинства, гордости и невероятным довольством собой, что даже как-то перекрывало усталость от «охоты». Рейнард настолько радовался завершению дела, что даже перенёс своих людей с помощью магии на десять миль вперёд к городу поменьше. Это стало у него получаться лишь года четыре назад, чем поначалу весьма сбило его с толку. Первое магическое перемещение вышло само собой, когда никого вокруг не было, поэтому мужчина сперва решил, что попросту померещилось. Стоял в одной из комнат старого замка, осматривал на предмет переделки — родовое гнездо не мешало обновить лет тридцать как уже, но финансовое положение позволило только тогда. Каменные стены, пол, узкие окна-бойницы. Хотелось больше света. Он прошёл в дальний угол комнаты, посмотрел в противоположный. В голове замелькали образы, возможные варианты. Какие-то вызывали одобрение, какие-то отметались с беззвучным ворчанием. За мыслями и обдумыванием собственная магия потянулась вперёд, следуя подсознательному, сильному желанию погрузиться и всё наглядно представить. И видимое смешалось, вытянулось в горизонтальные полосы. Дыхание перехватило, а сердце замерло и пропустило пару ударов, чего ранее никогда не случалось. Через доли секунды Гардог с широко-раскрытыми серыми глазами стоял в том самом углу, который придирчиво разглядывал. Магия внутри подёргивалась как натянутая струна, кровь пульсировала в голове, а потом её начало кружить. Он едва успел выставить руки и опереться о неровную стену, чтобы не приложиться о неё лицом. С трудом вдыхая воздух, растревоженный и озадаченный парень переводил дух, пытаясь осознать, что же произошло. Списал на переутомлённость, но когда нечто подобное повторилось через несколько дней в его спальне, понял, что это одно из проявлений волшебства. О таком ранее слышать не доводилось. Даже у его деда сила проявлялась в другом. С тех пор осторожно, постепенно проверяя пределы возможностей, и путём частых тренировок Рейнард сумел достичь предельной длины совместного с кем-то переноса в двадцать миль за секунд десять.       После такого, конечно, боец из него никакущий, но порой этот трюк приносил очень большую пользу, по сравнению с которой головная боль и день слабого, уязвимого состояния просто меркли. А сейчас дистанция в десять миль казалась почти что пустяком. Оставшееся время и силы вполне позволяли Гардогу со своей братией провести за заслуженной и, как никогда ранее, оправданной гулянкой. Не особо шумной, но пьяной и развратной. Вечер и ночь превосходно сняли напряжение последних недель, а иного им и не требовалось. Поздним утром без особой спешки направились по южной дороге, забирая по возможности на запад, домой. Трудностей на пути не возникало, тракты сменялись редкими каменными дорогами подле городов. Но чем дальше они продвигались, тем реже такие встречались, знаменуя тем самым отдаление от столичного центра. Хотя и такие земли очень сильно контрастировали с собственными владениями. Неухоженными, небогатыми какими-то угодьями или красотой да простором. Их, в дополнение к родовому замку, вместе с деревнями и их обитателями, даровал сам король после изобличения предательства соседа Рейнарда, не без его непосредственного участия. Это прибавило малочисленному роду не только денег, но и хлопот. И сейчас, проезжая территории более богатых лордов, что наживали состояние веками и с коими порой приходилось тягаться, хозяин небольшого клочка земли ощущал то, как сильно отставал от них в этом плане. Посаженные роскошные деревья, каменные надёжные города, те же дороги — всего этого в своих владениях попросту не было, да и сделать было бы очень трудно. Так что братия Гардога без происшествий день за днём продвигалась к отшибу страны, где и обитали в обычное время. Наконец сенешаль сообщил, что нужно остановиться и пополнить припасы, благо они как раз дошли до подходящего города — последнего крупного на их пути.       Толадор возвели на пересечении двух больших дорог и реки, что делало его не только богатым на различные товары, но и опорным пунктом множества странников. Сегодня вид наполненного жизнью, гомоном, людьми и редкими отдельными выкриками, рынка не оставил Рейнарда равнодушным — беспокойство или же просто скрытое глубоко раздражение донимали его. Причём с самого утра, как если бы он встал не с той ноги или выпил лишнего перед сном. Он хотел уже побыстрее доехать до своих пределов, где мог бы в полной мере отдохнуть, и вообще не хотел присоединяться к слугам, что должны были быстро купить еды для них и лошадей. Но предчувствие, странное и пока непонятное, не унималось, посему парень решил, что разницы в ожидании и прогулке нет никакой. Поэтому пошёл вместе с пятёркой вооружённых друзей-слуг, смиренно позволяя Гантраму командовать всем. Надеялся, что вид города и ходьба помогут развеять лёгкую головную боль, некую расхлябанность мыслей и чудное отсутствие хорошего настроения для человека, успешно выполнившего приказ короля. Не помогли. — Ты мог остаться с остальными, — изрёк сенешаль после того, как отправил Хэрнэна за чем-то вглубь толпы. — Чего пошёл, раз так себя чувствуешь?       Гардог кисло взглянул на него: строгие светло-карие глаза, сдержанное выражение землистого лица; и отвернулся — смысла отвечать нет. Он и сам особо не понимал, предпочёл положиться на особое чутьё, которое такими непривычными посылами могло на что-то указывать. А вот на что — подлинная загадка. Старший мужчина уже что-то говорил Скилару, а его воспитанник одной рукой лениво скрёб голову под рыжими волосами и смотрел на мешанину одежд, людей, лавок и навесов. Выдался вполне солнечный день, но воздух оставался свежим. Принюхавшись Рейнард решил, что сквозь все прочие различает запах реки, быстрым потоком текущей с юга из далёких стран. Достаточно сильный и отчётливый, хотя та прилегала к границе Толадора, что возвышался над ней на холме.       Он чуть нахмурился этой неправильности, опустил руку, и его нутро что-то ударило. Сперва один раз и сильно, будто ножом, затем от того места разошлись десятки, сотни покалываний иглами. «Как мурашки, только под кожей», подумалось тому в потрясении. Такого не случалось ранее, и Гардог уже готовился к очередной причуде магии. Тело изнутри дрожало, бросало то в жар, то в холод. Затем пришла бессвязная мысль, что что-то или кто-то находится рядом, поднялись инстинкты. «Найти, схватить и не отпускать». Это начинало заполнять разум даже больше чем на любом задании. «Найти». Мужчина, замерший на одном месте, не понимал, не имел представления, что должно произойти. Шум толпы вокруг, голоса товарищей слились в один, ничего не значащий гул, который стал отдаляться. «Найти!» Контроль над телом ещё сохранялся. «Нельзя упускать». Рейнард заскользил серыми глазами по тому, что его окружало. Люди, лица, какие-то товары, ещё чёрт знает что — всё суматошно мелькало. «Рядом!». К горлу подкатил пульсирующий ком, мышцы против воли напряглись как перед прыжком. И он увидел. Разглядел среди всего, хоть это и казалось невозможным. Не больше чем в пятнадцати метрах от них стояла та самая, что отвергла мирное приглашение. В её лице, отмытом от красок, зато припылённым и всё равно узнаваемым, Гардог увидел отражение своего же шока, непонимания, озадаченности. Невысокая девушка, та самая, что провела их сквозь волшебный лес, нарушая само время, стояла, прислонившись к столбику какой-то лавчонки. Не обращала внимания на торговца, который что-то говорил ей, дёргал за рукав походной плотной куртки. Её рука была прижата ко лбу, прикрывая левый висок, будто бы ей прилетело чем-то по голове. А светло-зелёные глаза, наполненные потрясением, неверием, пересеклись прямо с его глазами. Они смотрели друг на друга какие-то секунды, что для них наполнились оглушительной тишиной, возможно, накрывшей их из уважения перед неизбежным грядущим. Они оба это поняли одновременно какой-то подсознательной частью разума.       Кирса сделала неровный шаг назад, выражение лица, смотревшегося по-новому в ярком дневном свете, сменилось на собранное, и вместе с тем, как она развернулась, чтобы бежать прочь от этого злосчастного места, вперёд рванулся и Рейнард. Нервное напряжение и покалывание спали, теперь вверх поднялся прилив сил и азарта, подгоняемый чутьём. Второй шанс, подарок небес. Так не бывает — они не могли оказаться в одном городе, на одной площади, в одно время. И он не собирался разбрасываться таким везением. Сзади окрикнул Гантрам, позволив себе повысить голос, но его хозяин не разбирал ничего из слов. Нёсся сквозь толпу, грубо расталкивал горожан, напрочь игнорируя их, видя лишь светло-русую макушку впереди, и его спутникам не оставалось ничего больше кроме как последовать за ним. Границ рынка достигли секунд за двадцать, где девушка нырнула в проулок, а молодой, резвый Ортвин догнал ведущего Гардога. — Что случилось? — спросил он голосом, наполовину состоящим из тревоги и готовности действовать. — Наш лесничий здесь, — удивительно тихо и злорадно произнёс на бегу парень, заворачивая в нужный поворот. — Держись соседней улицы, нельзя упускать её. Хочу с ней кое-что обсудить.       Рейнард недобро и хищно хмыкнул, а шустрый Ортвин с быстро прошедшим удивлением кивнул и отстал, чтобы свернуть и двигаться параллельно хозяину. Благо улицы в этом городе не заглушали ориентира — топота ног. Когда девчонка то и дело скрывалась из поля зрения в попытках оторваться, волшебство будто подсказывало в каком направлении двигаться дальше. Таким образом просто потерять след парень не боялся. Преследователь прибавил, опасаясь, что она как-то обхитрит их вновь. Яркий день, и у той нет никакого особого преимущества. Разве что страх перед расправой мог заставлять её бежать быстрее.       «Но это не продлится долго», Гардог позволил себе улыбнуться и только потом одёрнул себя — никаких недооцениваний и ошибок. Кирса не просто девица, боящаяся стать главным развлечением мужской ватаги вечером или ещё чего похуже, а всё же, как никак, лесничий. В рукаве мог иметься трюк из заповедного леса или даже несколько. За собой их бывший проводник иногда валил бочки, иногда пытался петлять, иногда сделать обманный манёвр, но Рейнард «вцепился» и не отпускал. Спустя минут десять они выскочили на набережную, украшенную заградительными решётками, чтобы никто ненароком не падал со склона в реку. Девушка направлялась прямиком туда. Возможно, чтобы утопиться, но вероятнее, чтобы уплыть. Не успел Гардог почувствовать рык негодования, рвущийся с глотки, как на ту слева вылетел запыхавшийся Оскэр. И рыжеволосый парень в очередной раз порадовался тому, что у него есть собранная и опытная команда. Видать, Ортвин успел передать услышанное остальным, чтобы хоть как-то скоординировать действия. Что кое-как удалось. Кирса явно не ожидала столкновения с той стороны — они вдвоём покатились клубком по мостовой. Справа уже подбегал Скилар, и Рейнард, тщательно наблюдая за ситуацией, сбавил скорость и стал заходить сзади — со слепой точки. Из краткой борьбы первой выскочила девушка как колонок, а выпрямляясь столкнулась со следующим противником, намеревающимся её сгрести и перехватить в захват. В ту же секунду лесничий поднырнула к нему, скрывая подсечку ногой, а в следующую Скилар уже летел в сторону. Ортвин, прибывший к месту действия, уже огибал кованную решётку, чтобы пресечь бегство к реке. Кирса, затравленно озираясь и вертя головой, устремилась в более свободную сторону. Перед ней просвистела, невесть откуда-то взявшаяся стрела, что заставила отдёрнуться, этим воспользовался уже Рейнард, подскочив к ней сзади. Ещё до того, как она попыталась его перебросить через себя, он просто одной рукой перехватил её шею, плотно прижимаясь к спине, и ударил той по ногам. Так что на брусчатку падали уже вдвоём. Но даже в падении девушка начала сильно вырываться, а после исхитрилась до крови укусить руку, пережимающую шею и мешающую нормальному дыханию, весьма ощутимо ударить локтем по открытому боку.       Только вот доставленная боль, несколько ушибов не смогли убедить Гардога хоть сколько-то ослабить хватку и дать шанс ускользнуть. Он знал, что если уж вцепился, то не отпустит, пока сам того не пожелает. А от ощущения трепыхающегося тела и вовсе появилась мрачная, искренняя радость. Сродни тому, чтобы сходить на охоту. Поэтому он улыбался как ребёнок, когда, ломая чужое и активное сопротивление, изменил положение, перехватил добычу поудобнее и прижал к земле своим весом. Что может быть лучше, чем такое завершение пути домой? Поймать девушку, с которой не довелось позабавиться, и теперь иметь её целиком в своём распоряжении? В эти мгновения парень чувствовал себя безгранично сильным и донельзя довольным. Даже пока не думалось о вечернем продолжении. Думал о том, насколько редкое и удивительное сегодня случилось совпадение. Такие случаются раз в жизни — и он не оплошал. Исправит досадную промашку. Жизнь была просто прекрасна. — Ох, — раздался голос Гантрама, — я по-началу думал, что ты ошибся или что Ортвин ослышался.       Рейнард повернул к нему голову. Мужчина, который, судя по всему, в гонке участвовал не столь активно, чесал тусклые чёрные волосы луком и на правом плече нёс мешки с тем, что они уже успели купить. Опыт и неспешность позволили тому выудить оружие и вовремя им воспользоваться. — Удивительно, — прохрипел поднимаясь Оскэр, его рука придерживала ушибленные рёбра, — как ты вообще разглядел её в этой толпе. — Удивительно, что она вообще оказалась здесь. Не к добру, — добавил сенешаль и неодобрительно покачал головой. — Лучше отпусти её потом.       Гардог скосил глаза на Кирсу. Та, вывернувшись, яростно сверлила его взором одного глаза, губы совсем по-звериному обнажили оскал зубов. И только тут до него дошло, что она ни слова им не говорит, что она выглядит совсем как пойманное животное, которое ждёт момента, чтобы либо вырваться, либо нанести последний удар.       Ну уж нет, он знает, как с такими обращаться, и знает, что не отпустит подарок судьбы. Его пальцы перехватили её шею, сжали сильнее, плавно и издевательски мягко придушившая. И несмотря на это, девушка сделала несколько попыток вырваться. — Нет, — чётко произнёс Рейнард, смотря за её лицом, за тем, как пронзительный взгляд начинает плыть. — Когда ещё случается такое. — Ей место в лесу, — продолжил Гантрам, наученный горьким опытом не подходя близко. — Она тебе пол руки оттяпает. Волк теряет шерсть, но не пороки. Что сделаешь в таком случае? Убьёшь? — Да, она уже устроила, — солидарно заметил Скилар, принимая часть груза с плеча старшего. — Кто знает, что ей взбредёт на этот раз? А я уверен, что добрее от такого не становятся. Да и смотрела на тебя — одним взглядом резать можно. — Теперь. Я держу её, — Гардог проверил действительно ли Кирса потеряла сознание во время этого обмена мнениями, а не придуривается. — Своими руками. И глупостей не допущу. Не для того мы встретились вновь.       Он встал, и они связали пойманной руки и ноги. Ортвин ушёл и вскоре вернулся с озадаченным Хэрнером, которого это событие миновало. Удивляясь и обсуждая такое невозможное стечение обстоятельств, они, неся ношу больше запланированной, направились к остальным, что ждали с лошадьми. Нужды задерживаться и привлекать к себе внимание в чужих владениях не было ни малейшей. Им теперь лучше отъехать от Толадора и остановиться на приятный вечер в каком-нибудь дорожном трактире. От предвкушения вечера и вернувшихся из ночи в запретном лесу желаний, ощущений, Рейнарда отвлёк тихий и серьёзный вопрос Гантрама. — Вы много петляли, я несколько раз терял вас, — начал он, когда они выравнялись по шагу. — Как ты сумел не потерять её? — Я её буквально чуял, — осклабился парень. — И это тоже интересно, так? — Весьма, — согласился сенешаль, его насупленное лицо чуть разгладилось. — Просто не хочу, чтобы ты делал глупости, Ардо. — Я и не сделаю, — Гардог засмеялся, запрокинув голову к небу, что сегодня так улыбнулось ему. — За них дорого платить.
Примечания:
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.