Руки, рассыпающиеся пеплом

Гет
R
В процессе
77
Размер:
планируется Миди, написано 107 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
77 Нравится 57 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава восьмая.

Настройки текста
Примечания:

— Забавная девочка — судьба! Ищешь что-то, решаешь, работаешь, а она с хитрым лицом подсовывает тебе твою цель в самый неожиданный момент, когда ты даже не ожидаешь ее поймать. Вот бы морду оторвать этой падле…

Адарант, дракон Белого пламени

— Итак, чего именно вам троим от меня надо?       В удобном мягком кресле, обитом алым бархатом, устроился Черный мечник. Высокий шлем покоился в его руках. Напротив него, на диванчике примостилась двое незнакомых ему авантюристов и Люси. Они просто сидели и с удивленными лицами пялились на него. На его лице было словно написано: «Небось ожидали увидеть неописуемое чудовище, хех?» Правда, эти взгляды ему порядком надоели, поэтому он решил вернуть дело в прежнее русло.       Люси, как и ее друзья, во все глаза смотрела на мечника. Кто бы ни делал его доспехи, он был настоящим мастером: металлические пластины из темного металла были идеально подогнаны и не было даже намека на брешь, грудь защищал крепкий панцирь, руки и ноги сковывали когтистые стальные перчатки и поножи, а промежутки между ними и прочие сочленения доспеха таились под кольчужным полотном. Серебристые глаза остановились на девушке и та быстро отвернулась. В этих холодных провалах застыла смесь скуки, вселенской усталости и полного безразличия. — Квест, — наконец выдавил Орто. Выглядел он мрачно. — Нам нужна помощь в квесте. Мы слышали, что ты — отличный мечник, потому хотели бы нанять тебя. — Понятно. Можно поподробнее? — Архимаг Симус Малкориан засек действие древнего артефакта где-то на севере, — переняла инициативу блондинка. — Старый хрыч пообещал титулы и славу тому, кто привезет его сюда. К тому же, туда стягиваются последователи темных культов. Это может быть связано с возрождением злых духов. Если их удастся воскресить, то они смогут собрать армию для уничтожения мира! — Ясно. — И мы надеялись на твою помощь — Жаль вас разочаровывать, но найдите кого-нибудь другого, — резко сказал он. — Судьба мира меня волнует не больше, чем цветок — вопросы философии. Если даже мир погибнет, думаю… это будет весело. — Ты вообще понимаешь, что она только что сказала? — Взломщик вскочил и яростно стукнул кулаком по столу, за которым сидели все четверо, с нескрываемой злостью в голосе. — Мертвецы и чудовища никого не пощадят. Мы сейчас говорим о множестве загубленных жизней, что тебе здесь кажется веселым?! — Успокойся, Орто. Давайте спокойно и цивилизованно всё обсудим, — Жасмин погладила своего друга по плечу и тот нехотя опустился на диван, едва слышно проклиная все подряд. — Вы не будете возражать, если я продолжу обговаривать детали квеста? — Внимательно слушаю. — Понимаете, в этом деле маячит очень опасный темный артефакт — зеркало Малихо. По легендам, оно способно воскрешать мертвых и творить не менее опасные ритуалы. Многие демонопоклонники пытались найти его веками, но оно само дало о себе знать! Мы знаем, что вы — один из лучших охотников на демонов, если не самый лучший. Нам просто необходима ваша помощь. Если хотите, мы заплатим. — Даже… так? — спросил мечник совершенно незаинтересованным тоном, но вот играть на публику у него получилось крайне паршиво. Он был заинтересован, ОЧЕНЬ заинтересован. — Если я соглашусь, то смогу ли я… А, впрочем, потом разберемся. Оплату обсудим после завершения задания. Думаю, с завтрашнего утра, начнем отправляться. — Я думаю, что вы правы, — согласно кивнула Жасмин. — Ведь не мы одни охотимся за этим проклятым зеркалом. — Чертова гонка, — едва слышно пробормотал Орто. — Ненавижу бессмысленную беготню.

***

— Вот ведь сраные подстилки демонов! Чтоб вам подавиться вашим добром и сдохнуть, ублюдские выродки!       Алексей, злобно ругаясь, тащил за вожжи гнедую лошадь вместе с повозкой. Черный мечник спокойно шел рядом, не мешая своему спутнику изливать свой поток брани. Жасмин и Люси, вернувшиеся с закупок, стояли на мостовой и наблюдали за сим действом, ожидая друзей. — Орто, что случилось? — насмешливо спросила Люси. — Арбалет потерял? — Ага, а еще штаны дома забыл, — разгневано проворчал следопыт. — Ты хоть один раз была в Гильдии торговцев, а? Тото же. Я же этих уродцев знаю, как облупленных, чтоб им пусто было. И если бы они еще просто продали эту чертями засиженную лохань! Так нет, мы потребуем залог в нескольку тысяч золотых, наплевав, что перед нами авантюристы, которые еле сводят концы с концами! Как итог, пришлось заложить весь мой драгоценный хабар. — А что тут такого? — пожал плечами Мечник. — Таков мир торговли. Как мы вернемся, сдашь лошадь с повозкой и получишь обратно свое имущество. — Тебе легко говорить! — не унимался Алексей. — Ты-то ничего не должен! А если эта кляча к дьяволам провалится вместе со своим передвижным гробом? И какого ни один проклятый возница не согласился нас отвезти?        Следопыт с таким видом взглянул на животное, словно оно в туже секунду должно было упасть и издохнуть. Остальные лишь посмеялись, забираясь в повозку. Последним влез сам Орто и уселся на козах, хмуро ворча нечто нечленораздельное. Он взял лошадь за вожжи и повозка поехала. — Сегодня дождь будет, — добавил он себе под нос, поднимая глаза к небу. — Жасмин, тебе как кажется? — Ничего мне не кажется. Откуда ты знаешь? — проворчала колдунья. — Я ничего не чувствую. — Да все приметы на лицо: жара стоит уже не одну неделю, а вчера облака были перистые.       На городских улицах стояла шумная толпа: торговцы, покупатели, простые зеваки, мелкие карманники. На лавках вокруг были всевозможные овощи, фрукты, рыба и мясо. Вот спешит домой хозяйка с корзиной, полной снеди. Медленно и сонно волокут ноги стражники. Воришка, совсем еще мелкий пацан, хватает здоровенную колбасу и удирает прочь, мясник орет, как трубы ангелов, и блюстителям законов и порядков волей-неволей приходится сходить с намеченного маршрута, устремляясь в погоню. Толстый, как хряк, священник, яростно жестикулируя, обличает всех вокруг в смертных грехах, а его товарищ, похожий на обезьяну из джунглей, потрясает кружкой для пожертвований.       Где-то на расстоянии стучит молоток — местный кузнец был занят работой. Тем временем они миновали большой судейский дом, затем позади остались пожарная башня, рынок и множество домов простых обывателей. Наконец, впереди возвысились громадные ворота. Их возвели еще два века назад, но работа дварфов была велеколепна и исправно работала. Стражник, заприметив приближающихся, кивнул и всей тяжестью налег на громадный рычаг, створки с тихим скрипом отворились. Орто приподнял воображаемую шляпу, карикатурно поклонился и вновь схватился за возжи. Повозка тронулась и, скрепя колесами, покатила по дороге.       Солнце тащилось медленно и неспешно, словно ленивый небесный карп. Облака, погоняемые ветром-пастухом, быстро бежали по небосклону, иногда заслоняя лик светила. Небольшие хутора фермеров, в изобилии встречавшиеся поначалу, сменились редкими деревьями, которые переросли в сплошную стену листвы, и вот уже вокруг непреодолимой громадой высилась роща, единственный признак человека в которой — дорога, ведущая вдаль.

***

      Предсказание Орто сбылось. Облака, похожие на толстых, темных слизней, к вечеру заполонили небо. Ветер запел свою хриплую, полною печали и злости песню, а дождь забарабанил по земле и по листьям. Струи сначала были слабыми и хлипкими, но затем яростно хлынули леденяще холодными потоками, будто желали смыть все, что было на земле.       Отряду повезло. До начала бури отряд сумел найти себе пристанище — старый каменный донжон, стоявший на холме. Крепостные стены, что когда-то защищали его хозяев от неожиданных нападений, теперь были разрушены и стояли в руинах. Тем не менее, крыша основного здания сохранилась достаточно хорошо, чтобы отряд и его транспорт могли удобно расположиться на ночлег в сухом и относительно безопасном месте.       Жарко горел костер, собранный из деревянного лома, в изобилии валявшегося в башне. Почти вся группа спала, забравшись в спальные мешки. Один лишь Алексей сидел, скрестив ноги, печально смотрел на дождь и по мере надобности подбрасывал в огонь деревянные обломки от старой кровати, чей матрас давно уже покрылся плесенью, а опоры и отвалившиеся ножки были разломаны на подходящие дрова. Его воспоминания тяжелыми шагами бродили в голове, вышагивая, как солдаты на параде, веки так и просились сомкнуться, но взломщик был обязан караулить, ведь твари, что притаились в ночной тени, не спали и только выжидали момента, чтобы напасть.       Невольно следопыт вспомнил как он, тогда еще мальчишка, жил в трущобах среди воров, убийц и насильников. Колоссальным трудом ему удалось стать не мелким карманником, а учеником мастера-вора. Занимаясь этим сомнительным искусством, Орто почерпнул много нового и важного, например то, что все воры в конце концов плохо заканчивают свою жизнь. Осознание этого не очень приятного факта позднее заставило его свернуть на другую удобную дорожку. Так он и стал искателем приключений на свою задницу. Здесь тоже был велик шанс умереть, но, как говаривал сам Орто, «отдать концы в битве с какой-нибудь неведомой хренью куда почетнее, чем от ножа в темной подворотне». Идеально сдав вступительный экзамен, Алексей смог стать полноправным членом общества. Его навыки выслеживания, скрытности и взлома замков сделали из него великолепного рейнжера, на которого всегда можно было положиться. Так из щуплого задохлика Орто превратился в помятого жизнью, но ловкого, изворотливого и хитрого воина, который с легкостью может постоять и за себя, и за товарищей.       Услышав тихий шорох, он развернулся. Черный мечник аккуратно поднимался, стараясь не удариться головой о потолок, что сделать, если в тебе два с лишним метра роста, довольно трудно. — Давай я тебя сменю, — тихо предложил он. — Не стоит, я ничуть не устал. — Я не настаиваю, — проворчал рыцарь, усаживаясь поближе к огню.       Орто лишь пожал плечами — как он понял за сегодняшний день, спорить с этим железным монстром бесполезно, если он захочет чего-нибудь, он это из-под земли достанет. — Почему ты так смотришь на меня? Что я тебе сделал? — К чему этот разговор? Тебя, вроде как мало волнует то, как кто к тебе относится. Там с чего вдруг стало важно мое мнение? — осторожно поинтересовался Орто. — Меня и не волнует. Я просто не хочу ввязываться в разногласия, которые могут возникнуть во время похода. Не особенно приятно, если тебе стреляют в спину. — А знаешь, я тебе скажу. В конце концов, мне давно уже следовало выговориться. Не думай, что я такой говорливый, от того что хочу с тобой говорить. Я скажу потому, что презираю таких как ты! Возомнили себя невесть кем, прут как сель по чужим головам ради своей цели. Строите из себя поборников света, а на самом деле вам глубоко и много насрать на простых людей, вроде нас! Не думай, что я не понимаю твоих целей. Ты хочешь прибрать к рукам это чертово зеркало. И знаешь что? Бери, не подавись! Только ты знаешь: оно, к сожалению, проклято. Мне даже будет интересно, что оно с тобой сотворит, но точно хорошего будет мало. Чего так смотришь? Хочешь убить меня? — Нет, — голос Черного мечника похолодел, словно сталь. — У меня только один вопрос. Тебе приходилось терять тех, кто тебе дорог? Я здесь только ради того, чтобы спасти ее. Мне все равно, что придется отдать за ее жизнь: душу, верность, мои умения. Я отдам все. — Я… я не знал, прости. — Засунь куда подальше свои извинения. Мне все равно.       Они некоторое время просидели, глядя в огонь. Следопыт за это время изменил свое отношение к компаньону. Он ведь был уверен, что Черный мечник работает только ради наживы и славы. Не похоже было, что он врал, касательно своей подруги. Орто знал, что значит терять тех, кого любишь. Мало ли что он пережил, а Орто так сильно его оскорбил.       Взломщик резко вскочил. Он почувствовал что-то выбивающееся из природного шума. Топот когтистых босых ног, шум продирающихся сквозь лес тяжелых лап, хриплое дыхание, звериный рык и лязг ржавого оружия. Эти звуки он не мог спутать ни с чем другим. — Фоморы, — заключил он. — Много. Очень много. Еще троллей штуки две.       Те, кто считал фоморов жалкими и слабыми, смертельно ошибался. При первой встрече они вызвали бы у вас, скорее, жалость или отвращение, нежели ужас. Эти создания обладали ростом девятилетнего ребенка, грязной серо-зеленой кожей, косматыми гривами волос, огромными золотыми глазами, острыми широкими ушами, плоскими носами и ртами, полными мелких острых зубов. Они строили гнезда в глубинах лесов и начинали разорять округу, убивая и пожирая все живое на своем пути. Эти твари приносили людям большинство проблем, однако многие авантюристы просто старались закрывать глаза на их существование, считая мелких уродцев слишком слабыми.       Орто и мечник, почти одновременно свесившие головы под проливной дождь, внимательно вслушались в ночь. Сначала был слышен лишь шум падающих капель и вой ветра. Но затем в ночи запели барабаны и твари, уже нисколько не таясь, словно виноград, посыпались из рощи, сверкая глазами-буравками. Часть из них гремела в барабаны, еще несколько тащило подобие флага — кусок грубого черного холста с намалеванным на нем черепом в красном колпаке. Следом, ломая все на своем пути, вывалились пузатые тролли. Их головы походили на сундуки, тела на пивные бочки, а руки и ноги — на столбы в храме. То, что они натянули на себя, с натяжкой можно было назвать броней. У одного из них в руках было нечто отдаленно напоминавшее копье, второй яростно размахивал палицей, сделанной из ствола дерева, выдранного из земли с корнем, и гулко рычал. — Гости пришли на огонек, — усмехнулся рыцарь, понимаясь во весь рост и все-таки ударившись. — Надо будить остальных, одни мы тут не справимся. — Ага, давай, а я пока постараюсь снять столько ублюдков, сколько успею, — быстро кивнул Орто, вскидывая лежавший неподалеку арбалет. Тихий скрип тетивы и две пары золотистых глаз погасли навсегда. Новых болт отправился в слот, зажужжала натягивающаяся тетива и снова сорвалась, высвобождая его в полет.       Тем временем мечник уже поднял остальных и, оставив волшебницу поддерживать Орто, вместе с Люси стоял у входа, крепко держа свое оружие. Фоморы перли, как будто и не боясь смерти. С высоты башни в них летели болты, иногда перемежающиеся боевой магией. Когда один из троллей, порядком обгоревший, швырнул свое копье в смотровую площадку, воздух заколебался и невидимая рука схватила оружие, после чего отправило его в обратном направлении. Древко копья так глубоко ушло в землю, что намертво пригвоздило своего прежнего хозяина. Колдунья, сотворившая это заклятье, гортанно пела и вращалась вокруг своей оси, готовя следующее.       Тем временем армия уродов приблизилась слишком близко, а с башни больше не полетело ни одного болта. Боеприпасы, очевидно, кончились, да и магические резервы Жасмин истощились. Какая-то неведомая сила придала Черному мечнику и рыжей девушке храбрости и мечи заработали, разрывая плоть. Лишь потом они поняли, что это было одно из чудес, посланное волшебницей им в помощь. Рыцарь будто танцевал со своим оружием, двигаясь в такт слышимой лишь им одним яростной бушующей мелодии, с каждым удачным ударом распаляясь все сильнее. Люси не умела так двигаться, поэтому просто махала клинком из стороны в сторону в надежде зацепить какую-нибудь тварь. Тут же протопал и второй тролль. Орто каким-то чудом удалось выбить ему болтами оба глаза и теперь чудище планомерно уничтожало своих же товарищей, бешено размахивая дубиной. Мечник подбежал к нему сзади, с нечеловеческой быстротой и ловкостью вспрыгнул ему на плечи и, ухватившись обеими руками за рукоять и дол меча, принялся душить толстую громадину. Чудище отбросило палицу и попыталось стащить мерзавца, усевшегося ему на шею, но тот лишь ловко уворачивался от лапищ и только сильнее сдавливал горло огру. Наконец, великан в последний раз махнул руками, закачался и упал на брюхо, испустив дух.       Увидев это, уроды с визгом и хрипом бросились обратно в лес. Они побросали барабаны, знамя и мчались во всю прыть, даже и не думая оборачиваться. Люси, все еще дрожавшая не то то страха, не то от волнения, трясущимися руками засунула клинок в ножны и медленно побрела назад, к донжону, под пристальным взглядом двух холодных глаз. Дело было сделано. Или нет? — Ты ничего не забыла? — осведомился рыцарь. — Там еще один.       Из леса, на встречу удиравшим тварям, вышла невысокая фигура с длинным посохом — шаман фоморов собственной персоной. Он отличался от своих собратьев еще более отталкивающей внешностью, верхняя половина его морды была скрыта черепом какого-то животного, а нижняя — покрытая струпьями кожа, кривые и толстые, как гусеницы, губы, желтые гнилые пеньки зубов, грязная драная козлиная бородка на остром подбородке — была более-менее хорошо видна в вспышках молнии. На плечах у шамана покоилась волчья шкура, из которой было паршиво состряпано нечто вроде куртки с таким длинным подолом, что он скрывал ноги, на шее висело несколько амулетов из костей и зубов, а в руках же фомор держал покрытую странными рунами суковатую жердь с насаженной на нее иссохшей человеческой головой, которую Люси издали приняла за посох. Монстр не шевелился, лишь скалился и ждал чего-то. — Господин Черный мечник, не мешайте. Я сама с ним справлюсь. С-силой святой я взываю к Благим богам ниспослать мне благословение, — запинающимся голосом проговорила Люси. — против врагов моих, против темных сил. Да будет так, аминь! Стрела света!       Казалось, будто целая вечность пролетела, хотя, на самом деле, не прошло и пяти секунд. Воздух возле девочки засветился и, брызнув снопом искр, исторг столб яркого белого сияния, который стремительно понесся на шамана. Фомор ощерился еще сильнее и поднял свою жердь. Неожиданно мертвая голова открыла глаза, сверкнувшие фиолетовым пламенем, и дико захохотала. Вспыхнувшая на миг зеленая стена поглотила свет и вокруг снова опустилась мрачная темень, были видны лишь вспышки молнии да свет от посоха шамана, снова творившего какую-то гадость. Окончательно ослабевшая девочка рухнула на колени. Она уже успела пожалеть, что использовала свое самое сильное заклятье.       Не ставший дожидаться окончания этого безумного спектакля, Черный мечник размахнувшись своим клинком как копьем, метнул свое оружие в монстра. Удар пришелся фомору ровно в грудь и оглушенный неожиданным действием противника шаман, потеряв равновесие, кубарем покатился с холма к остальным уродам. Его посох, катившийся следом, внезапно выплюнул из себя пылающую огнем сферу, которая лениво, словно мыльный пузырь, которые пускают дети, полетела вниз. Твари бросились наутек, в чащу, а замешкавшийся шаман не успел даже подняться. Коснувшись земли, шар обдал все вокруг потоками жидкого пламени и колдун, оказавшийся в центре бушующего пожара, вспыхнул и почти сразу же обратился в прах. — Ты устала чтобы еще и драться с колдуном, — произнес Черный мечник, беря ослабевшую девочку на руки. — Давай я тебя понесу. — Спааа… спасибо, — последовал тихий ответ.       Почти сразу уснувшая Люси не увидела, как из пекла выполза черная бесформенная масса, словно состоящая из клубка колючих растений. То, во что превратился меч, быстро подполз к Черному мечнику и втянулся под правую перчатку. Рыцарь, как ни в чем не бывало продолжил путь. Сегодня у него появилось еще с десяток душ, пожрав которые он станет сильнее. И он на шаг подошел к исполнению своих надежд.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.