Правильно

Слэш
NC-17
Завершён
78
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
87 страниц, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
78 Нравится 92 Отзывы 25 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
       Дело двигалось к июлю — полтора месяца с дня рождения Яна пролетели, как всегда, незаметно. Но даже так Фил успел устать от офиса, испытывая острое нежелание ехать туда на автобусе и сидеть за компьютером до вечера, собственно, которое он испытывал каждое лето. Поэтому запланированной поездки с Яном он ждал просто с невероятной силой, как давно не ждал ничего.        За границей Фил бывал не часто — ещё с родителями два раза ездил в Турцию, и один раз с друзьями в университетские деньки был в Париже. Путешествия выходили накладными, и денег на них как-то вечно не удавалось скопить. Поэтому поездка была для него сама со себе настоящим событием, а уж когда накладывалось желание отстраниться от всего навалившегося и расслабиться, становилось и вовсе невозможно терпеть.       Как планировалось ещё зимой, платить должен был в основном Богдан. Они договорились, что Фил сам купит себе билеты, а уже всё остальное отдаст альфе, чтобы он с этим разбирался. И хорошо, что Фил был предусмотрительным, и всегда предпочитал перебдеть, чем недобдеть, так что скопил денег побольше.        Сначала было неловко, что платить будет альфа, всё-таки Фил ехал в качестве друга его мужа, но Ян настоял, что всё нормально. В другое время, может быть, Фил и проявил бы больше настойчивости в этом вопросе и отказался, но, честно говоря, не хотелось.        Ян наоборот частенько куда-то летал, чаще всего с друзьями или один — Богдан был слишком занят работой, а в последние годы и Филом. Что ж, неловко.        Фил спросил у Яна, когда они только начинали обсуждать поездку, почему он не поедет с мужем.        — Он занят, — пожал плечами Ян, отвёл взгляд, вздохнул и повторил: — он всегда занят.        Фил кивнул. Богдан много работал, но кому как не Филу было знать, что у него тем не менее оставалось достаточно времени по крайней мере для того, чтобы иметь любовника. И в очередной раз стало стыдно перед Яном: он крал у него мужа.        — Зато сможем действительно хорошо провести время чисто омежьей компанией, а? — задорно улыбнулся Ян, толкая Фила острым локтем.        Планы у него были грандиозные. Фил сразу сказал, что не может себе позволить отдых на максимуме, но омега только отмахнулся, сказав, что это проблема Богдана.        — Расплата за то, что не едет со мной.        Фил согласился, и в какой-то момент даже подумал, что это справедливо: в конце концов, Богдан оплачивал отпуск не какого-то незнакомого омеги, а своего любовника.        Для поездки пришлось купить новую обувь и плавки, Ян настоял, что одних не хватит. И вообще в итоге, чемодан получился больше, чем планировалось изначально. Но Ян уверял: это всё нужно. Потому что в его программе были и рассвет с закатом на пляже, и серфинг, и ужин в каком-то дорогущем кафе на какой-то горе, и походы в храм, и прогулки по местным рынкам. Филу уже казалось, что за этот отдых он порядком устанет.        — Готов? — улыбнулся ему Ян, когда они сели в самолёт.        — Ну, уже нет выбора, да?        — О, совершенно точно, — хмыкнул Ян, сжимая его руку.        Сама по себе дорога оказалась тем ещё приключением: долгие часы полёта, пересадка с тремя часами ожидания в аэропорте, а потом ещё и полет на самолёте местной авиакомпании, который выглядел так, будто выполнял свой долг как минимум с начала прошлого века. Поэтому первое, что они сделали, добравшись до места, — легли спать, благо не впервые путешествующий Ян учёл это в своём (их) графике.        Комната была шикарная, Фил бы позволить себе такой домик не смог: одноместный, но с огромной кроватью, на которой им разместиться не было проблем, с душем полностью прозрачным со стороны, которая выходила в сад, бассейном, начинающимся в номере и уходящим на улицу, мебелью из какого-то дорогущего местного дерева и особым не похожим ни на что запахом.        — Охренеть, — сказал Фил, когда отлежавшись пару часов, проснулся на закате. Он стоял рядом с прозрачными дверями, выходящими во двор, сквозь которые было видно переливающийся под закатным солнцем океан, и чувствовал, что готов расплакаться.        — Красиво? — спросил всё ещё лежащий на кровати Ян. — Ещё и не такую красоту увидишь.        Фил только заворожено кивнул.        Ян не соврал, красоту они увидели уже буквально через час, когда пошли на пляж, полностью залитый розово-фиолетовым. Фил бы в жизни не поверил в такую фотографию, что она без фотошопа, если бы не видел это своими глазами: эту воду, пальмы и просто волшебное небо.        — Ради такого стоит выйти замуж за миллионера, — вздохнул он, когда они сидели на песке с бокалами шампанского и фруктами.        — Я, когда впервые поехал на море, так же подумал, — рассмеялся Ян и упал на песок прямо в своей белой блузке. Фил последовал его примеру и тоже лёг полностью на песок, тёплый, ещё не остывший от жаркого солнца (а может быть он и вовсе здесь не остывал?) и повернул голову, разглядывая профиль омеги.        — Не сомневаюсь, что ты бы мог. Почему не стал?        — Встретил Богдана в тот же день, когда подумал о миллионере!        Об их знакомстве Фил знал только, что произошло оно десять лет назад, и вдруг стало жутко любопытно. Он сунул руку в нежный тёплый песок, перебирая его пальцами, и спросил:        — Вы на море познакомились?        — Да, — Ян с улыбкой повернулся. — В Таиланде, я там с друзьями был, он тоже.        — И ты тут же его очаровал?        — Ну, вроде того! Я думал, будет курортный роман — первый в моей жизни вообще-то! А оказалось, что мы из одного города.        — Вау, прям как судьба.        Фил говорил искренне, он и наедине с собой об этом часто думал: ему казалось, что он влез туда, когда не следовало, и больше не выходило отмахнуться тем, что отношения, куда пустили третьего, изначально обречены. Фил чётко ощущал своё присутствие рядом с Богданом и Яном как что-то чужеродное и неправильное. Наверное, потому что ему, убежденному в обреченности их отношений и отсутствии чувств в паре, начало казаться, что они друг друга всё же любят. Возможно, даже так, как Филу ни разу не доводилось.        Фил бы с трудом смог объяснить из чего складывалось это впечатление: из мягких улыбок Яна, когда он говорил о муже, из спокойной сдержанной нежности, когда они были рядом или того, что Ян для Богдана был, возможно, единственной болевой точкой, и это трудно не заметить.        Что Фил чувствовал по этому поводу? Ревность — пожалуй. И ещё грусть, наверное, даже зависть. И немного обиды, несмотря на то, что ему никто ничего не обещал. И ещё что-то, что отказывались идентифицироваться.        — Ты веришь в судьбу? — хмыкнул Ян.        — Не знаю, а ты?        — Почти уверен, что всё в нашем мире случайность.        — Так ты не думаешь, что вы с Богданом созданы друг для друга? — шутливо протянул Фил, ловя смешинки в глазах омеги напротив.        — Ох, менее созданных друг для друга людей сложно представить!        Фил удивлённо приподнял брови, абсолютно уверенный в обратном.        — Я ненавижу всё, что любит он: его работу, то, как он одевается, друзей. А он ненавидит то, что люблю я.        Фил хмыкнул, впечатлённый этим откровением. Может быть, это и была причина, по которой они так часто ссорились?        — Тогда выходит, противоположности притягиваются? Мне не кажется, что вы слишком разные. Вы разные идеально для того, чтобы быть вместе.        Ян закусил губу и несколько мгновений внимательно смотрел на Фила, но в то же время как будто сквозь него, пока вдруг не фыркнул, помотав головой. Он отвернулся, глядя на темнеющее небо.        — Что? — спросил Фил.        — Я не знаю, мне от этой мысли больше радостно или страшно, — хмыкнул Ян.        — Ты о чём?        Но Ян, как он это умел, смотрел на небо с лёгкой улыбкой и игнорировал вопрос так, что и задавшему его начинало казаться, что никакого вопроса и не было. Фил задумчиво смотрел на Яна, пока тот не протянул свой пустой бокал, попросив подлить. Наверное, чтобы узнать у Яна то, о чём он не хотел говорить, нужно было обладать особым навыком.        Отдых проходил, как Ян и запланировал. На следующий день они успели поваляться на пляже и подняться в гору, чтобы покормить мартышек в храме с шикарным видом на весь остров. Там же они обедали, а сразу после возвращения в отель Ян предложил прокатиться по острову.        — Ты умеешь? — удивлённо спросил Фил, когда Ян сказал, что они возьмут на прокат мопед.        — О, милый, ты говоришь с участником местных нелегальных мотогонок?        — Серьёзно?!        Фил успел привыкнуть, что в этом омеге куча сюрпризов, но полагал, что все самые сочные подробности рассказал Ильдар на дне рождения. Неужели осталось что-то ещё?        — О да! — рассмеялся Ян. — Я участвовал целых два раза, когда мне было шестнадцать, на мотоцикле своего парня. А потом меня поймала милиция, передала родителям, и я так больше не развлекался.        Каким бы гонщиком Ян ни был в детстве, с мопедом он справлялся прилично: они объехали половину острова и уже в темноте спустились к пляжу с большими волнами, где Ян собирался сёрфить. Филу хотелось задержаться в каждом мгновении. Та жизнь, работа, неразбериха в отношениях, мелкие и не очень заботы — всё было так далеко и почти нереально в этот момент.        — Сколько нужно денег, чтобы переехать сюда жить? — вздохнул Фил, когда лежал перед сном в кровати.        Ян, вышедший из душа в махровом халате, с улыбкой упал рядом с ним.        — Переехать и здесь найти работу?        — Нет, — чувствуя, как Ян забирается пальцами в его влажные волосы и расчёсывает их, прижмурился Фил. — Приехать и жить здесь где-то… год? Не работая.        — Ох, губа не дура, — хмыкнул Ян. — Боюсь, у нас столько нет.        Фил тяжело вздохнул и принялся рассуждать, где бы хотел дом на острове, под комментарии и советы смеющегося Яна. Они, как и прошлой ночью, легли спать в часы, которые принято считать уже утренними. Если бы мог, Фил вообще перестал бы спать: чтобы не тратить зазря время в этом раю!        Они, как Ян и обещал, пошли в ресторан на горе с каким-то чудным названием: заранее взяли столик на веранде, или балконе, Фил затруднялся идентифицировать. В общем, сидели как будто на краю обрыва, небо было до перехватывающего дыхания близко, а внизу об скалу бились волны.        Фил кутался в плед, чтобы защититься от ветра, и морщась, смотрел, как Ян расправляется с устрицами. Здесь ожидаемо, почти всё меню состояло из морепродуктов за исключением блюд из веганского меню, и Фил был от этого не слишком в восторге. Из всех морских гадов он был благосклонен только к креветкам, но точно не к сомнительного вида субстанции в раковине.        — Ты хотя бы пробовал? — усмехнулся Ян. Фил поморщился и отрицательно помотал головой, и принялся трясти ей ещё усерднее, когда Ян вдруг пододвинул к нему свою тарелку, где на соли лежали ещё две устрицы. — Давай, попробовать нужно всё!        — Ян, не уверен, что согласен с данным утверждением в контексте этой… жижи.        Ян абсолютно не впечатлился отказом и пододвинул тарелку с устрицами ещё ближе, он приподнял просительно брови и легко улыбнулся, наверняка прекрасно осознавая всю силу этой улыбки.        — Либо поменяешь своё мнение, либо в следующий раз, когда кто-то вроде меня спросит, пробовал ли ты, прежде чем говорить, что не любишь, смело ответишь «да» и избежишь повторения этой сцены, — демонстрировал Ян навыки убеждения.        Фил вздохнул и взял осторожно это странное создание, которое когда-то кому-то пришло в голову есть.        — Как это вообще брать в рот?        Ян, смеясь, кивнул на вилку, и Фил со вздохом подцепил массу, — а как это ещё назвать? — и поднёс ко рту.        — Давай, возможно, ты в шаге от гастрономического оргазма!        Ощущения, поднимающиеся по пищеводу говорили, что он в шаге от чего-то другого, но Фил только тяжело вздохнул, не решаясь наконец-то попробовать.        — Фил, она боится тебя больше, чем ты её! — потешался Ян, явно получая удовольствие от выражения страдания на лице у друга.        — О, Господи… — Фил набрал побольше воздуха, сунул устрицу в рот и замер, сморщившись.        Склизкое противное ощущение на языке не давало вздохнуть, и Фил замычал, уставившись на радостного Яна. Тот, увидев заминку, рассмеялся только сильнее, и Фил забегал взглядом вокруг, как будто где-то могла прятаться подсказка, что делать дальше. Проглотить он это точно не мог, и чем дольше держал во рту, чем больше слюны скапливалось, тем больше в этом было уверенности.        Альфа за соседним столиком, на которого Фил случайно наткнулся взглядом, внимательно и явно заинтересованно смотрел в ответ. Фил, испытав в добавок к отвращению и желанию рассмеяться, ещё и смущение, перестал бороться сам с собой и выплюнул устрицу в пустой бокал из-под вина.        — Фил! — хохота Ян, совершенно не стесняясь, что привлекает ещё больше внимания к их столику. Альфа из компании рядом продолжал смотреть с улыбкой, и Фил спрятал красное лицо в салфетку.        — Are you okay? — вежливо поинтересовался неанглийским акцентом официант. Фил, не открывая салфетку от лица, покивал.        — Yes! Yes, everything's fine! — пытаясь отсмеяться, помахал рукой Ян, пока вежливый официант менял бокал совершенно смущённому Филу.        — Ненавижу тебя, — вздохнул он, когда щёки перестали гореть. — Опозорился на весь ресторан!        — Да ладно, — хмыкнул Ян, доев свою устрицу и прижмурившись от удовольствия. — Зато на нас обратили внимание те двое.        Фил проследил за взглядом омеги и наткнулся на тот самый столик, альфа из-за которого смотрел на его позор.        — Господи, — простонал он, потирая бровь, пока Ян не переставал веселиться.        Фил смущался перед официантом, который унёс его обслюнявленную устрицу в бокале, каждый раз, когда он подходил, до самого конца вечера. А Ян похихикивал над ним даже когда они ехали на мопеде до города, спускаясь по скале. После решили погулять по городу, хотя это уже сложно было назвать городом: от домов местных жителей побогаче и отелей к их дому вела длинная дорога вдоль берега, иногда скалистого, иногда уходящего чуть вглубь острова, а иногда проходящая почти по пляжу.        Они остановились у закрытого ночью магазина с напитками, рядом с которым стояла пара столиков под зонтами. Омеги сели за одним из них, вытягивая уставшие ноги.        Ян, долго умиротворенно разглядывающий виднеющийся за пальмами океан, подпёр голову рукой.        — У нас сегодня ровно десять лет, — тихо сказал он.        — У вас с Богданом? — оживился Фил, убаюканный ночной тишиной.        — Ага, ровно десять лет назад на пляже в Таиланде мы и встретились.        — Вау, — выдохнул Фил, задаваясь только одним вопросом: как можно не быть вместе в такой день?        Почему Богдан не поехал с Яном? Почему Ян не остался в городе? Целых десять лет — боже! Для Фила, чьи самые долгие отношения, собственно с Богданом, длились три года, десять лет было приличной датой. Яну было тридцать четыре года, десять лет — это почти треть его жизни!        — Чёрт, и вы не вместе в такой день!        Ян легко пожал плечами, будто они говорили о чём-то недостойном внимания.        — Возможно, нас обоих пугает эта цифра?        — Чего бояться? — сглотнул свои чувства Фил. — Это же здорово.        — Думаешь? — чуть наклонил голову Ян, переводя на Фила взгляд. Тот, внезапно почувствовавший комок в горле, всеми силами пытался с ним справиться, и кивнул:        — Да, когда любишь — да.        Ян с этим своим чёртовым взглядом-капканом, из которого у Фила ещё не получилось выбраться ни разу, не давал ни единого шанса спокойно справиться со своими эмоциями.        — Ты любил?        Фил растерянно моргнул прежде чем ответить:        — Да.        — И что ты думаешь: о чём вообще это?        Фил, растерянный от неожиданного вопроса, нервно рассмеялся, чувствуя, как тает ком в горле. Ян продолжал смотреть внимательно.        — Чёрт, Ян, ты иногда такие вопросы задаёшь, что я просто теряюсь!        — Надеюсь, это комплимент, — улыбнулся тот. И Фил совершенно искренне закивал:        — Да, это точно комплимент.        Он вполне серьёзно мог сказать, что восхищается Яном — от него всегда было ощущение, что он знает чуть больше, чем остальные, и Фил бы не соврал, если б сказал, что более сложного и наполненного человека он не знал.        — Так что? Любовь — это?..        — Не знаю…        Фил задумался о своих чувствах к Богдану, раньше не возникало необходимости формулировать это ощущение. Когда он говорил ему «я люблю тебя», он имел в виду именно это, не разбивая любовь на составляющие, чтобы найти смысл.        — Наверное, когда хочется называть человека своим. Состариться с ним и всё такое.        — Состариться ведь можно и с другом?        — Ну, с другом ты не занимаешься сексом.        — Любовь — это дружба с сексом?        — Нет, я… Ян, ну и вопрос!        Ян усмехнулся, опуская голову, и опять повернулся в сторону пляжа.        — Сложно сформулировать, да?        — Пожалуй, — согласился Фил, тоже глядя на силуэты пальм.        — Её просто чувствуешь, да? Причём почувствовать её начало легче, чем конец.        Фил замер и опять посмотрел на Яна застигнутый врасплох.        — Ты о чём?        — Тебе так не кажется? — продолжал свою мысль Ян, не глядя на него. Тот осторожно подбирал вопрос, пока не понял, что иначе его не задать.        — Ты сейчас про Богдана? — спросил он неуверенно, чувствуя, как быстро бьётся сердце.        — М? — Ян повернулся к нему и улыбнулся. — Нет. Я про любовь.        Если бы нужно было выбрать самый странный в его жизни разговор, Филу бы и думать не пришлось: это был он. Разговор, от которого осталось ощущение нереальности, и на следующий день, проснувшись утром, несколько секунд казалось, что его и вовсе не было.        Он периодически возвращался мысленно к этому разговору, но не решался озвучить свои мысли — Ян вёл себя так, будто и вправду ничего не было. И Фил невольно задумывался: это то, о чём думает Ян, когда легко беззаботно улыбается и шутит? А внутри у него это? Или же то просто была минута меланхолии, как иногда происходит в связи с каким-то датами и праздниками?        Они посвятили целый день, как сказал Ян, ленивому отдыху: лежали у бассейна, лежали на пляже, плавали в бассейне, плавали в океане. У Фила после тренировки по серфингу, когда он целых два раза смог почти выпрямиться на доске, в то время как Ян стоял на ней, как влитой, болело всё тело. Так что такой отдых он воспринял максимально благосклонно.        Он сидел под зонтом в панамке с Яновой накидкой на плечах, периодически морщась от того, как щипало сгоревшие ягодицы. Ян щеголял довольный по пляжу, фотографируя свои ноги в песке. У него отсутствовала необходимость прятаться от солнца и мучиться ожогами — загар лип мгновенно, Ян уже весь был поджаристый, что не могло не вызывать зависть. Хотя мазались они каким-то дорогущим кремом, который взял Ян одинаково, но сгорал только белокожий Фил, у Яна только немного обгорело на спине, где в первый день Фил неравномерно нанёс крем.        — Привет, ты чего спрятался?        Фил, разглядывающий распластавшегося на песке в попытке сделать фотку Яна, вздрогнул от неожиданности и посмотрел наверх. Рядом стоял альфа — тот самый из ресторана, который внимательно наблюдал его фиаско с устрицей.        — Думаю, мне уже хватит солнца, — улыбнулся он, не особо обрадовавшись компании, но оставаясь вежливым.        — Где твой друг? — альфа сел на песок и проследил взглядом за кивком Фила. — Я тут тоже с другом отдыхаю, он пошёл за водой. Как смотришь на то, чтобы вечером сходить куда-нибудь вчетвером?        Фил закусил губу, не давая расползтись улыбке. Он не собирался никуда идти и уж тем более что-то большее, но невольно представил, как его жизнь достигла бы апогея абсурдности. Вот он с Яном на отдыхе вместе изменяют мужу Яна, любовнику Фила, с двумя загорелыми красавчиками.        «Вот видишь, — мысленно хмыкнул он Юре, — если бы у меня была тяга к саморазрушению, я б обязательно согласился».        Фил только натянул на лицо вежливую улыбку, как расплескивая кругом песок, подошёл Ян.        — Боже, да тебя и на секунду нельзя одного оставить! — подмигнул он. — Познакомишь?        — О, да мы и сами ещё не представились, — альфа, прикрывая глаза от солнца рукой, посмотрел на Яна. — Я Макс.        — Ян! А заинтересовавший вас красавчик — Фил.        — Очень приятно, — сказал Макс, смотря при этом на Фила.        — Ты здесь один?        — Нет, с другом. Я как раз предлагал сходить куда-нибудь вечером всем вместе.        — О! — на взгляд Фила уж слишком обрадовался друг, — какое совпадение. Мы согласны, да?        Фил согласен не был, но и спорить при альфе не собирался — сдержанно улыбнулся и кивнул. Макс, довольный таким раскладом, тут же договорился с Яном о времени и месте встречи, а потом пришёл его друг, и Фил, уставший сидеть под зонтом, а теперь ещё и утомленный новой компанией, утащил Яна отдыхать от жары в номер.        — Ну и зачем это? — спросил он, морщась и натирая гелем из алоэ красные бёдра.        Ян пожал плечами.        — Почему нет? Они, вроде, приятные.        Фил вздохнул и попытался взглядом передать, что он серьёзно. Ян скорчил рожицу, подполз к нему на кровати ближе, стянул с него футболку и выдавил геля себя на ладонь.        — Да ладно тебе, просто сходим пообщаемся. Мы тут всю неделю только вдвоём.        — Ты же понимаешь, что они не общаться нас зовут? — прошипел Фил от прикосновения холодного геля к горячей коже.        — Ты видишь в людях худшее, — отмахнулся Ян.        Спорить, по ощущениям, было бесполезно, да и не очень хотелось. Так что вечером они пошли в местный бар или клуб, чем бы это ни было. Здание небольшое, кто-то там танцевал, но большинство сидели и стояли за столиками, на улице тоже было несколько столиков — за одним из них они и встретились с альфами.        Максим и Дима были вполне нормальными и производили благоприятное впечатление: лапать не лезли, пошлостями не раскидывались. Так что к середине вечера Фил был склонен согласиться, что это оказалось неплохой идеей, время они проводили хорошо.        Ян к его чести не собирался никому пудрить мозги и в разговоре не скрывал, что замужем. Семейная черта — не иначе. А может быть, действительно, видел в людях лучшее и в его картине мира альфы на отдыхе звали омег выпить, просто чтобы поболтать.        Информация никого не напрягла, но вряд ли по той же причине чистоты помыслов. Вероятно, альфы считали, что муж, оставшийся где-то далеко, не помеха интрижке на тропическом острове. Ян только подлил масла в огонь, когда живо закивал на предложение Димы потанцевать, и сам буквально вытащил его из-за стола за руку.        Фил от танца отказался, сославшись на то, что всё тело болит из-за солнечного ожога, и он предпочёл бы меньше двигаться, так что они остались сидеть за столиком вдвоём вместе с Максимом.        — Слушай, по Яну, может, непонятно, — сказал Фил, бросив на него взгляд, — но мы сюда пришли просто посидеть поболтать. Ничего не будет.        — Хорошо, — помолчав с секунду, кивнул Максим. — А Ян об этом знает?        Фил поджал губы. Ян на бис исполнял свой танец из сторис, с той лишь разницей, что теперь оба «танцора» были полностью одеты.        — Слушай, в это сложно поверить, — под скептическим взглядом вздохнул Фил, — но он просто танцует.        — Хорошо. Просто болтаем, так просто болтаем.        К чести Макса, он не засобирался уходить, прихватив своего друга, потому что «завтра рано вставать» или что-то в этом роде, сразу после того, как Фил озвучил перспективы. Они ещё около часа сидели, точнее стояли, после того как Дима с Яном вернулись, и те даже успели ещё раз сходить потанцевать.        Прояснил Ян со «своим» альфой ситуацию или это как-то сделал Макс, но тот тоже не выглядел удивлённым, когда за полночь омеги попрощались с ними и ушли, не договорившись о новой встречи. Что же, оказались, действительно, порядочными, Фил был готов и к более неадекватной реакции, в отличие от Яна, по которому было видно, что всё идёт именно так, как он и ожидал.        — Ты всегда себя так ведёшь на отдыхе? — спросил Фил у Яна на следующий день. У них оставалось всего два дня, уже завтра вечером предстоял первый самолёт. Так что сегодня было решено закрыть вопрос по сувенирам, что на вкус Фила было совершенно необязательно.        — Как? — не отвлекаясь от разглядывания бус, задумчиво протянул Ян.        — Ну, так свободно? Я имею в виду с альфами.        — Ты думаешь, я позволил себе лишнего?        — Нет, но будем откровенны, ты ведь рисковал? Пошёл с незнакомыми, явно заинтересованным в близости альфами пить. А ещё этот танец. Скажу честно, на месте Димы, я бы воспринял это как намёк на постельное продолжение.        — Ты думаешь, я неправильно себя веду? — наконец-то отвлёкся Ян от связки с деревянными бусами и повернулся к Филу, чуть хмурясь.        — Нет, Ян! Я же не пытаюсь тебя в чём-то упрекнуть. Я просто спрашиваю.        Ян чуть наклонил голову и улыбнулся.        — Я обычно не ищу в действиях людей их мотивов — никогда ведь не угадаешь, а смысл тогда? Мне предложили сходить выпить, и я пошёл выпить.        — Ну, а если бы оказалось, что тебя не выпить зовут. Я к этому спрашиваю.        — Тогда я бы ошибся.        Фил обезоружено приподнял брови и развёл руками, пока Ян смотрел на него, позабавленный реакцией.        — Немного… Блин, немного безрассудно, тебе не кажется?        — Может быть, — пожал плечами Ян. — Но до этого ни разу не ошибался. Просто относись к людям проще.        Фил вздохнул. Если кому-то и было дано понять Яна, этим кем-то точно был не он.        Ян набрал подарков, казалось, всем своим знакомым, пока Фил уныло таскался за ним со шляпой для Юры. Он бы взял что-то Богдану, если б ехал с кем-то другим, но он ездил с Яном, и было бы сложно ему это объяснить.        — Люблю дарить подарки, — пожал плечами Ян, когда поймал выразительный взгляд на набитом пакете.        Остаток дня они провели, гуляя по острову в его самой не туристической части. Ян сказал, что обязательно нужно посмотреть на места, где живут только местные, иначе так и не поймёшь, где побывал. И теперь, увидев, отличия между вычищенными пляжами и маленькими покосившимися домиками, Фил был склонен с ним согласиться.        Вечером встречали последний здесь закат, сидя на пологом склоне с видом на маленький, усыпанный камнями пляж. Фил глубоко дышал, пытаясь запомнить этот запах и ощущение порывов ветра на лице. Настроение было слегка апатичное, как обычно, в завершении чего-то хорошего. Хотелось остаться в этом моменте, чтобы он длился как можно дольше и завтра со всеми его проблемами не наступало.        — Спасибо, что поехал со мной, — сказал Ян. Фил удивлённо на него обернулся и помотал головой.        — Мне за что спасибо? Это тебе спасибо! Твой муж половину оплатил, сам бы я в жизни сюда не выбрался.        — Здесь волшебно, правда?        — Да… Не представляю, как вернусь домой… Ох, даже думать не хочется…        Ян хмыкнул, соглашаясь, и подполз к Филу, укладывая голову ему на плечо. Мягкие волосы лезли в лицо и щекотали, невольно заставляя улыбаться.        — Я бы тоже не возвращался. Это плохо, — чуть помолчав, сказал Ян. — Дома должно быть спокойно. Если домой не хочется возвращаться, есть ли у тебя вообще дом?        — Наверное, мы как-то не так живём эту жизнь…        Ян рассмеялся, и Фил скосил на него глаза, убирая волосы, лезшие в рот.        — Что?        — Я тоже сейчас об этом думал.        Фил поморщился от того, что против своей воли опять залез в неприятные мысли, которые планировал отложить до возвращения домой. А теперь уже не думать не получалось, и он сидел и гонял в голове одно и то же. Что он делает со своей жизнью, как долго это будет длиться и чем закончится. Ответы на все эти вопросы одинаково сильно хотелось и не хотелось знать.        — И всё равно спасибо, — опять сказал Ян, накрывая руку Фила своей. — С тобой хорошо.        Фил немного растерялся и смутился, не сразу найдясь с ответом. В его характере не было такой открытости и прямоты, он редко говорил что-то подобное даже самым близким людям, а Ян произносил это как нечто само собой разумеющеея. При этом глупо было отрицать — Филу с ним тоже хорошо. Возможно, даже так сильно, как не должно быть в их ситуации. Скорее даже «возможно» лишнее.        — Мне тоже, — улыбнулся он наконец, справляясь со своим смущением.        Ян, улыбаясь, чуть подвинулся на его плече так, чтобы заглянуть в лицо, и Фил вдруг подумал, что он очень красивый, когда в глазах так отражается солнце.
Примечания: