Wheel of the year

Stray Kids, ATEEZ (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
125
автор
Размер:
30 страниц, 8 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
125 Нравится 29 Отзывы 26 В сборник Скачать

Ostara

Настройки текста
Примечания:
-Папочка, папочка, я боюсь! - громкий крик заставил Феликса бросить ложку и помчаться из дома на улицу. Выскочив на порог, омега остановился и упер руки в бока. У самого забора на дровнике стоял мальчик, а около дровника, недовольно гаркая, расхаживала гусыня. В руках у альфочки было гусиное яйцо. Вздохнув, Феликс покачал головой и увел гусыню обратно в сарай, прикрывая дверь. После он обернулся и строго посмотрел на сына, что уже слез с дровника и теперь стоял, потупившись. -Мингю, это что такое? Зачем ты его взял? -Сегодня же Остара, папочка. Я хотел взять яйцо... -И что же тебе такого понадобилось, что ты полез к гусям, а не к курам, а? - спросил омега. -Не мне. Это для Бомгю. Он хотел загадать куклу. Феликс вздохнул - ну вот и как на него злиться? Мингю и Бомгю были близнецами, только второй был омежкой, а первый - альфочкой. И хоть им всего-то было по пять лет, Мингю уже вел себя, как настоящий альфа. -К гусыням сам не лезь, ущипнут, - все же построжился для приличия Феликс. - Но раз уж добыл яйцо - неси брату, пусть нарисует на нем свое желание. Потом отдадите яйцо мне, я сам его верну в кладку. -Хорошо, папочка. Спасибо, - альфочка подошел к папе и дёрнул того за руку, чтобы тот наклонился и он мог поцеловать его в щеку. После он быстро убежал на задний двор. -Что он опять натворил? - раздался голос сзади, и вскоре сильные руки обвили Феликса за талию, прижимая к себе. -Утащил яйцо у гусыни. Смешок опалил заднюю поверхность шеи, и Феликс закатил глаза, положив свои руки на руки супруга. -Беспокойный у нас альфа. -Да оба они, - со смехом возразил Феликс, откидывая голову на альфье плечо. - Всего пять лет, а Бомгю из брата веревки вьет. А что будет, когда он вырастет? -Будем следить в четыре глаза с тобой, чтобы наш омежка глупостей не натворил. Руки сжали талию чуть сильнее. -Это каких, например? По ночам на свиданки бегать, вылезши через окно? Бедра альфы толкнулись Феликсу в ягодицы. -Это ты сейчас в мой огород камень кинул или в свой? - хмыкнул Чан ему на ухо, а после поцеловал за ушком. -Никаких камней, только правда, - хихикнул Феликс и сам толкнулся назад, вызвав сдавленный стон мужа, прежде чем вырваться из его обьятий и игриво заявить: -У меня там суп на печи, некогда миловаться, - и убежал в дом. Чан, глядя ему вслед, хохотнул: -Ну попадись мне вечером - залюблю! - пообещал альфа и, вздохнув, вернулся к делам. Днем во всем селении было большое гуляние: середина весны знаменовалась возрождением богов и тем, что скоро тепло вступит в свои права. Чан, на правах вождя, вместе с шаманом проводил обряды на плодородие, из-за чего не возвращался домой почти до вечера, наказав всем дождаться его, прежде чем возвращать яйца с посланиями. И если Мингю вскорости принес папе яйцо с накарябанной угольком на скорлупе куклой, то сам Феликс тоже кое-что сделал и убрал подальше. Еще одно яйцо он оставил для Чана. На улице тут и там пели песни, уже успели сжечь соломенную куклу с остатками прошлогоднего урожая, а после полудня Феликс вывел всех детей в поле покликать весну и тепло и после умотался, пытаясь призвать ораву к порядку. Мингю и Бомгю, держась за руки, вели себя необычно благопристойно - видимо, в детской памяти был еще свеж эпизод с гусыней, оттого и не шкодничали. К ужину же все разошлись по домам, и Феликс напек пирожков с мясом, порадовав и детей, и вернувшегося из леса уставшего мужа, который уселся на скамью с таким видом, будто собирался не вставать с нее ближайшую вечность. Пока Феликс собирал на стол, он вручил Чану яйцо и уголек со словами: -Пиши. Альфа усмехнулся. -Это детская забава. -И ничего не детская! - возмутился Феликс. - И сбывается! Всегда! -Неужели? - Чан улыбнулся и приподнял брови. - Вот уж не думал, что ты серьёзно. Поделись, что такого сбылось у тебя? Феликс стрельнул глазами, а после сказал детям: -Бомгю, Мингю, мойте руки и возвращайтесь. И когда близнецы с шумом умчались на улицу, развернулся к мужу и, присев на лавку бочком, так, чтобы прижаться к альфе, начал: -В детстве я загадывал мелочи: вкусных ягод, игрушку - чтобы отец вырезал из дерева. А когда вырос, загадал другое, серьёзное и важное, - он повернулся и с лукавством посмотрел на Чана. - Я загадал альфу. Чтобы был сильным, мудрым и красивым. И чтобы любил меня, как я его, - Чан, услышав это, чмокнул омегу в висок и обнял руками, подгребая поближе к себе. - И однажды в Бельтейн, на ярмарке, мое желание сбылось. Я встретил тебя. -Ликс, - альфа потянулся за поцелуем, который, однако, пришлось быстро прервать из-за того что дети вернулись с улицы. Феликс спешно поднялся с лавки и начал раскладывать еду по тарелкам, но все время косился на Чана, чьи глаза сейчас светились особым нежным светом при взгляде на него и на детей. После ужина набегавшиеся за день Бомгю и Мингю уснули быстрее, чем Феликс успел рассказать им пол-сказки. Омега накрыл близняшек одеялом и поплотнее, а сам ушел в их с Чаном спальню. Альфа уже снял одежду и сидел на постели, глядя в окно. -Чего высматриваешь? - поинтересовался Феликс, и Чан притянул его к себе, обнимая за талию и глядя снизу вверх. -Да ничего. Тебя ждал. Я сделал, как ты просил - все яйца с посланиями в курятнике. -Спасибо, - омега чмокнул его в макушку и спросил. - А что ты загадал? Альфа выдержал паузу, а затем рухнул спиной на кровать, утягивая взвизгнувшего от неожиданности мужа за собой. -Не шуми, - шутливо пожурил его Чан и перевернулся, оказываясь сверху. - Детей разбудишь. -Это твоя вина, - в том же тоне ответил ему Феликс, игриво улыбаясь. Чан зарылся носом ему в шею и проворковал: -Конечно моя, чья ж еще. Я же обещал, что доберусь до тебя, - он облизнул ухо омеги, заставив Феликса ахнуть. Одной рукой он уже залез под рубаху мужа, прикасаясь к груди. -Ты не ответил на вопрос: что ты загадал? - спросил Феликс снова, но был бессовестно отвлечен губами альфы, накрывшими сосок. Чан всегда был очень нежным, что удивительно для столь сильного альфы. И Феликс обожал то, что муж относится к нему так трепетно и аккуратно - из рассказов других омег он знал, что так бывает далеко не у всех, и радовался тому, как же ему повезло. Чан уже исцеловал всю его грудь и живот, когда Феликс приподнялся и скинул с себя рубашку. Супруг времени не терял, стащив с него и себя оставшуюся одежду и устроился между его ног, притираясь поближе. Феликс обнял его за шею и поцеловал так, как любил больше всего: мягко и легко, будто бы невинно. Он знал, как это влияет на альфу, как тот воспламеняется от одного такого поцелуя, как крепнет его член, что уже упирался влажной головкой омеге в живот. Феликс и сам уже был сильно возбужден: раньше, когда они только заключили брак, омеге было сложно расслабиться и воспылать, каким ласковым бы альфа ни был, но после рождения близнецов все изменилось, и иногда Феликсу казалось, что ему хватило бы и пары прикосновений, чтобы быть готовым принять мужа. Однако Чан испытывал особую любовь к длинным, вдумчивым предварительным ласкам, доводя мужа до такого состояния, что тот уже умолял его не медлить, залив естественной смазкой всю постель. Сегодня же альфа был явно в настроении поиграть, довести его до полного изнеможения: он опрокинул Феликса на постель и, развернув, так долго растягивал его пальцами, так усердно нежил, покрывая спину поцелуями, что омегу всего трясло от нетерпения, и в какой-то момент он не выдержал и, развернувшись, оседлал Чана, нетерпеливо насаживаясь и принимаясь двигаться в рваном темпе. Альфа сел на постели, заставив обнять себя ногами, и задвигался навстречу, притиснув Феликса к себе. Омега тихо выл ему в губы, подавался все резче, его глаза слезились от того, что до удовольствия оставалось всего чуть-чуть, и ожидание было невыносимо. И лишь когда Чан, потеряв терпение, опрокинул его на кровать и задвигался в совсем уж нещадном темпе, омега зажал себе рот рукой и задушенно простонал, изливаясь себе на живот, пока Чан, с тихим рыком, совершал финальные толчки. После такой гонки нужно было восстановить дыхание, и Чан, обняв Феликса, лежал на боку, так и не выйдя из него, наслаждаясь настигшей негой. -Я загадал еще одного ребенка, - тихо сказал альфа, прижимаясь губами к щеке мужа. - Нарисовал люльку. Феликс приподнял голову и посмотрел на Чана с нежностью и легким, чуть усталым, озорством. -Приятно, что наши желания совпадают. Я нарисовал пеленку. Альфа тихо хохотнул. -А я все разглядывал и пытался понять, что это. -Эй! - омега шутливо ущипнул его за бок, заставив ойкнуть. - Это было послание не для тебя, а для богов! -Ну, а кто быстрее всех сможет выполнить твое желание, как не я, а? - Чан развернулся и снова навис над мужем, целуя его.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования