Фарадей

Гет
R
В процессе
1298
автор
Размер:
планируется Макси, написано 390 страниц, 47 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1298 Нравится 2297 Отзывы 424 В сборник Скачать

Глава десятая

Настройки текста
      Хотите понять, как выглядит мир One Piece?       Берём классический океанический мир – бескрайное море, с бесчисленным множеством островов – больших и совсем крошечных. Любуемся синевой его поверхности с вкраплениями зелёного и буро-желтого. Спирали бурь и ураганов вместе с полосами обычных облаков и небольшими полярными шапками придают миру мягкую мраморность, сквозь которую видна его ослепительная сапфировая глубина.        А теперь разрубим его пополам. Хрясь! На месте разреза сквозь воду и облака проступает гигантский материк. Планета словно опоясалась им, как огромным поясом. Имя ему – Ред Лайн. Необычность лишь в том, что разрез не был горизонтальным или вертикальным – он не разделил планету на Северное и Южное, или Западное и Восточное полушария. Он был нанесён наискось, по диагонали.       Но этого было мало – и был нанесён новый разрез, зеркальный Ред Лайну. И имя ему - Гранд Лайн. Планета стала похожа на бравого вояку, крест на крест перевязанного пулемётными лентами. Если следовать аналогии дальше, то грудь и шея вояки стала Норт Блю, бока и руки стали соответственно Ист Блю и Вест Блю, а волосатый живот стал Саус Блю.       Места пересечений этих двух мировых линий имеют такое же планетарное значение. На одном из них (на спине у нашего вояки планетарных масштабов) находится Реверс Маунтин, одно из мест этого мира, где его долбанутая сущность проявляется на постоянной основе – четыре потока воды из каждого моря по узким и высоким каналам возносятся на вершину этой горы и спускаются вниз, в Гранд Лайн.       С противоположной стороны (соответственно на груди вояки) в точке пересечения находятся сразу два места – Мари Джоа, обитель Тенрьюбито, и остров Русалок. Хоть на карте они и в одной точке, но разделяет их два десятка километров скальной породы – Мари Джоа находится на десяти километрах выше уровня моря, Остров Русалок соответственно – ниже. Говорят, что только в этой точке можно относительно безопасно переправиться из первой половины Гранд Лайна во вторую - в зависимости от твоей лояльности Мировому Правительству.       Что забавно, начало и конец Гранд Лайна, Великого моря находятся почти в одном и том же месте. Только вот просто взять и заплыть в Гранд Лайн с юга, из Вест Блю, или с севера, в Ист Блю не получится. Причина в том, что между Гранд Лайном и другими морями лежат два пояса безветрия - Калм Белта. И что самое паршивое – там самая высокая концентрация Морских Королей на всей планете.       Если просуммировать выше сказанное – Вест Блю – поверхность одной четвёртой планеты (Без учета площади Лайнов), с севера ограниченная Гранд Лайном с его поясами штиля, а с юга – неприступным скалистым берегом Ред Лайна. Такой себе бочок планеты, полный мафиозных блох.       Интересно, в чем причина того, что лучшие оружейники живут ближе к Гранд Лайну? И именно к Новому Миру?       Мысли о мироустройстве неплохо скоротали время пути. Я на месте.       Всё тут было таким до боли знакомым и родным...       Порт Кьянке переживал нездоровый ажиотаж. Рядом с грузовыми шхунами на причале стоял фрегат в цветах Гамбино и на него спешно загружали большие, обязанные верёвками тюки. К этому привлекли и солдат Гамбино, и рабочих из порта. Я хотел пройти чуть глубже в порт, но не успел. Зычный голос с лёгкостью поборол рабочий шум порта, и я по своей давней привычке чуть было не вытянулся во фрунт:       — Майкл, тудыть твою через растудыть! Где тебя черти носили два дня?! Тут работы - конь не валялся, а ты опять где-то блудишь?!       Форзон - портовый бригадир. Плечистый мужик, на голову меня ниже, но зато в два раза шире в плечах, ярко-рыжий, с облупленным от солнца носом и с шикарными бакенбардами – орал на меня так, что брызги перелетали через меня.       — Останешься без надбавочных, и скажи спасибо духам, что я такой добрый. А теперь ЖИВО ЗА РАБОТУ!       Орущий бригадир привлёк пристальное внимание грузчиков. Вечно бухая братия была за любую движуху, кроме трезвяка и работы. Они всё сетовали, что не могли без второго победить первое. Их движения замедлялись, а загорелые до хруста уши внимательно ловили каждое слово, чтобы было о чём потом перетирать косточки, сжимая в натруженных ладонях кружку рому. Та ещё мерзость на вкус, но они без него просто не могли существовать. — Прости, Форзон. Но я больше не буду здесь работать. Можешь раздать мой заработок среди ребят - пусть поднимут чарку за меня.        Если бы сейчас по причалу прошли танцующие на двух ногах слоны и обнаженные по пояс танцовщицы – вряд ли бы они удивили местных настолько же. Парочка олухов выронили свой груз – и это не смотря на то, что даже свирепый похмельный колотун не был способен повторить этот подвиг!       Я сначала подумал, что Форзона хватит удар:       — ИДИОТЫ! Когда ваши плешивые папашки строгали вас в борделе – всё лучшее, что могло быть в вас осталось на простынях! Даже безрукая мартышка с крабом в заднице справилась бы лучше! Джим! Вытащи гарпун из жопы, или что там тебе мешает?! Ральф, заткни свою пасть и прекрати ржать, словно тебе очко осьминоги щекочат! СЧИТАЮ ДО ОДНОГО, И ЕСЛИ ВЫ ЕЩЁ БУДЕТЕ ЗДЕСЬ...       Мне иногда казались, что парни специально косячат, чтобы бригадир себе жопу по шву порвал от крика. Может, даже ставки делают.       Тем временем рыжий вновь обратил налитый кровью взгляд на меня:        — Ты что, сукин ты сын, крыса сухопутная – всё эти годы притворялся?! Дурака валял и нас ими делал?! — Форзон схватил меня за грудки и явно решил вытрясти из меня весь мой приобретённый рассудок. Бригадир мог, если бы пожелал, порвать на британский флаг любого. А потом оставшиеся лоскуты завязать в замысловатый узел.        Пока однажды меня не привели к нему и не показали, какими я умудряюсь ворочать грузами, будучи сопляк-сопляком. И с тех пор Форзон утратил звание сильнейшего грузчика и чемпиона острова по армрестлингу.       Моя жилетка жалобно затрещала, поддаваясь хватке - и перестала скрывать мой перебинтованный бок. Форзон ещё сильнее выпучил глаза:       — Где ты умудрился бочину пропороть, парень?! Неужто влез во вчерашнюю заварушку, дурья твоя башка?       — Бинго. Только вот я не сам влез, а она сама меня нашла. Но и плюсы есть. — Я посмотрел ему в глаза. — Дурь через пробитую бочину вышла, а толк остался.       — Неееет, парень, тебя явно долго били по голове – и всё-таки вбили уму-разуму.       Он заорал пуще прежнего: — Эй, голытьба! Наш маленький Майкл теперь не мотает сопли на кулак, а гутарит как положено нормальному человеку! Сегодня вечером бухаем в честь этого! Майкл проставляется! — Радостное улюлюканье было ему ответ – кое-кто отметил, что раз Майкл теперь стал чуть умнее, то его нужно ставить бригадиром, а старого сдать в бордель, для пользования бедной клиентурой, а другой добавил, что он предпочитает блондинок и настоятельно рекомендует бригадиру перекраситься.       Кое-что в этом мире не меняется. Я буду скучать по этой атмосфере.       — Слишком умные будут пить за свой счет. А теперь живо за работу – чем раньше закончим, тем раньше нажрёмся. Не каждый день имеем такой повод. А ты, малыш. — Он ткнул в меня пальцем. — Чтобы сегодня был в ­­«Пузатой каракатице» после заката, иначе ты нам больше не друг. — Народ с удвоенными усилиями взялся за работу, а я кивнул – дрянной алкоголь брал меня с трудом, и есть шанс улизнуть с гулянки раньше, чем парни начнут радовать содержимым своих желудков местные кусты.       — Правильно, что уходишь отсюда, парень. — Неожиданно искренне сказал мне бригадир. — Нехрен тебе делать в местной мелкой водичке. Крупная рыбёшка должна плавать со своими. Но сегодня всё таки приходи – не обижай ребят.       — Обязательно, бугор. И раз такой догадливый – расскажи, кто сегодня стоит у наших причалов?

***

      Приходящие издалека волны с шумом бросались на высокую набережную. Пахло сыростью и морем, а чертовы чайки орали, не прекращая. Я отошел немного в сторону от грузовых терминалов – здесь было намного чище и спокойнее. Бригадир не порадовал – у причалов стояли корабли, ни один из которых не собирался плыть на север.       Возможно, стоит сесть на торговый барк и отправиться на Фокстрот - третий по размеру остров в Вест Блю? Он расположен практически на экваторе, намного южнее, чем сам Силенцио, на котором я находился. Но зато там было несколько крупных городов, и один из самых больших портов всего Вест Блю.       День потихоньку тускнел, Солнце не так уж и высоко висело над горизонтом. Как мне рассказал Форзон, атака началась именно здесь – два корабля просто причалили и с их бортов сошли десятки вооруженных людей, действующих быстро и чётко. Они разбились на группы, и никем не останавливаемые расходились отсюда по всему городу. Ребята сразу попрятались, видя такую силу – дураков, желающих словить пулю, среди них не оказалось.       Обычно от таких атак порт должен был прикрывать форт дозора – но его пушки не сделали ни единого выстрела в сторону нападающих. Местный командующий явно был замешан в этом грязном деле. Интересно, беседовал ли с ним консильери? В отличии от магистрата на Дозор у мафии намного меньше рычагов давления. Не грубая сила, а подкуп и шантаж. Но видимо кто-то обладал большим влиянием или карманами поглубже, чем какая-то мафиозная Семья.       Можно было бы купить свой кораблик – но тут вставала одна серьёзная проблема – хоть мне и хватит сноровки в одиночку управится с небольшим судном, но я один, и мне нужно спать. А местные моря, даже «тихие» четыре великих были весьма богаты на сюрпризы. Если я всё таки решу заиметь собственное судно, мне нужна будет верная команда.       Я с досадой ударил по столбику, стоящему на краю пристани. Подвешенные к нему цепи жалобно звякнули по всей протяжённости набережной. Опять всё упиралось в то же самое: как найти на этом чертовом острове хоть что-то интересное?!
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.