Фарадей

Гет
R
В процессе
1300
автор
Размер:
планируется Макси, написано 390 страниц, 47 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1300 Нравится 2297 Отзывы 425 В сборник Скачать

Глава восемнадцатая

Настройки текста
Примечания:

***

      — Правительство знает?       — Нет, иначе нас бы уже постигла участь Охары.       — Небесный демон точно знает. Возможно, революционеры тоже.       — Во все подробности посвящены трое, мы и глава семьи. Откуда они могли узнать?       — Из архивов. С помощью фруктовиков. От других таких как он. Теперь это уже не важно.       — Тогда нужно любой ценой отвести внимание хотя бы правительства от острова – нам нужно время завершить начатое.       — Уже работаю над этим. Не принимай всё это близко к сердцу, у нас всё равно нет обратного пути. Либо нас уничтожат правительственные псы, либо он.       — Будь проклят тот день, когда я поддался на твои уговоры...

***

      Кьянке превратился в город-призрак. Опять. Не успели стихнуть скоротечные и не особо кровавые стычки дозорных с гангстерами, как стремительно растущий сумрак над головой заставил каждого человека бросить всё и искать укрытия.       Дозорные уходили организованно, выполняя приказ и уводя за собой связанных вереницей пленных, а обычные жители больше не ждали ничего хорошего от любых перемен. Самые зоркие видели мельтешение множества точек, сливающихся в единое марево и не замедлили поделиться этим с остальными.       Сейчас город замер, а его жители молились, в ожидании когда их минует очередная беда. Среди самых религиозных людей начала расти уверенность, что это всё – наказание небес распутникам и безбожникам, наводнившим их родной остров.       Леиту хотелось посильнее зажмуриться и проснуться – настолько нереальным казалось происходящее. Сначала – позорное поражение трое на одного – Майкл буквально раздавил их, одного за другим. Сначала он, потом Мейс, а Дзотто ничего не мог сделать в одиночку – отличный снайпер был слабоват в ближнем бою.       А потом ситуация становилась всё сюрреалистичней и бредовей – молодой революционер (в этом Мёрфи был уверен на сто процентов), совсем недавно с улыбкой рассказывающий о своих достижениях в Рокушики – смог выдержать натиск Вице–Адмирала! Что за абсурдная сила у никому не известного выходца из Вест Блю?       Леит не хотел даже думать, каково сейчас Момонге-сану – не суметь одолеть по сути сопляка без имени, издевательски не использующего Волю Вооружения? Выкладываясь на полную? Колоссальный удар по репутации и самолюбию. Про опасность одной из сильнейших в команде Шичибукая они хотя бы знали – но Вице-Адмирал всё равно проиграл после предательского удара в спину.       Им оставалось только смотреть на уходящих преступников, сжимая кулаки и стискивая зубы от ненависти. Приказ Вице-Адмирала был однозначным – ни при каких обстоятельствах не попадаться на глаза ведьме, и не атаковать её.       — Это моя вина. — Дзотто всегда болезненно воспринимал свои неудачи, коря себя за то, что холодное оружие не слушается его также, как огнестрельное. Ничего не меняется. — Если бы я с самого начала был немного точнее – командиру не пришлось пережить такой позор.       Леит поморщился – одновременно с самобичеванием лейтенанта на его сломанную руку накладывали шину, и слишком сильно потревожили сломанные кости.       — Кончай маяться хренью. — Мейса как раз закончили перевязывать – лейтенант-коммандер сидел с перемотанным бинтами торсом. Встреча со стеной стоила ему как минимум полудюжины сломанных рёбер. — Этот ублюдок способен управлять сталью! — Черноволосый поперхнулся – слишком разошелся и потревожил сломанные рёбра. Отдышавшись, он продолжил уже несколько тише: — Голыми руками остановил мою красавицу, а потом сломал её, не коснувшись своими грязными пальцами... Думаешь, ты мазал? Черта с два! Пули сами обходили его стороной.       Мейс. Он ни за что не покажет, как потеря любимицы его гнетёт, но Леит слишком хорошо знал лейтенант-коммандера. Тот вне себя от горя, и только прямой приказ удерживал его от попытки с голыми руками наброситься на Майкла.       Сам же Леит жаждал реванша так сильно, как никогда в жизни. Во время их первого спарринга Майкл был на одном с ним уровне – отсутствие воли он компенсировал изобретательностью и грубой силой. Но теперь дьявольский фрукт усилил его настолько, что Майкл теперь может бросить вызов Вице-Адмиралу и продержаться против него немалое время. И это после сокрушающего удара во всю доступную ему, капитану Дозора, мощь. Давно переросшему своё звание капитану.       А когда ему покорится Воля... Леит содрогнулся. Получившееся чудовище сможет остановить только Адмирал. Капитан Морского Дозора сосредоточился, глядя на здоровую руку – кончики пальцев словно исчезли из восприятия. Назвать покрывшую их субстанцию тьмой – значит, не передать и сотой доли истины.       И сейчас, после проигрыша, весь израненный и пребывая среди предающихся черной меланхолии товарищей Леит Мёрфи испытывал совершенно не подходящие ситуации чувства. Со времён Порт Блэк он не ощущал такого воодушевления и желания расти над собой.       — Адмирал, да? — Губы капитана растянула предвкушающая улыбка. Когда их дороги снова пересекутся, Майкл будет удивлён. Сокрушительно удивлён.

***

      Линкор «Неотступный» оставался на своём посту у входа в бухту Кьянке. Палубная команда напряженно следила за обстановкой вокруг – и она отнюдь не радовала. Уполовиненный усилиями пушечного расчета флот Луккезе попал под удар ещё одного флота, вышедшего им прямо в тыл и не давшего времени на перегруппировку. И теперь он стремительно таял, не в силах противостоять свежим силам противника после катастрофических потерь и повреждений скоротечной бойни, устроенной гигантским кораблём.       Сам линкор всё ещё оставался грозным противником, но ремонт поврежденных палуб и такелажа после предательского залпа местного форта всё ещё продолжался – а самые тяжелые повреждения можно было исправить только в специализированной верфи.       Вот только самые сильные офицеры отсутствовали, и никто не успел ничего предпринять, когда над строенной батарей главного калибра из странного светящегося прямоугольника возник светловолосый парень в цилиндре со шрамом вокруг левого глаза.       Всё заняло считанные секунды – вот Сабо оказался на крыше вращающейся башни и поднял над головой руку со сложенными в драконьи когти пальцами. Густая, невероятно плотная Воля Вооружения покрывала её – нечто большее чем Воля, виденная немногими очевидцами происходящего у своих офицеров до этого.       Когда Сабо вонзил свои когти в башню линкора – прочнейшая броня из высоколегированной стали смялась, как яичная скорлупа. Из точки удара по всей поверхности башни поползли трещины – неведомая сила рвала броню как бумагу. В конце концов башня не выдержала такого издевательства и лопнула, раскрывшись изломанным цветком, на одном из лепестков которого бессильно повисли гигантские орудия.       К счастью для линкора в башне находились лишь механизмы наводки и заряжания, сами боеприпасы были в глубине линкора, в одном из самых защищённых мест корабля за многометровыми слоями брони. Поэтому ему всего лишь вырвали самые длинные клыки, но не уничтожили.       За мгновение до взрыва Сабо поглотил ещё один светящийся прямоугольник – Миннесота держал руку на пульсе ситуации и идеально рассчитал время открытия портала.       У Дозорных на горизонте замаячили серьёзные проблемы, решить которые грубой силой теперь будет намного сложнее.

***

      — И что ты теперь планируешь делать? — Я шел рядом с девушкой, всё ещё облегчая ей путь. Похоже, исчезни поддержка – и она снова рухнет на дорогу, не в силах сделать ни шага.       Несмотря на её слова о том, что она немедленно обрушит свою мощь на жителей Силенцио, я отнёсся скептически к её угрозе, хоть и оставил свои мысли при себе. Перона при всей своей эгоистичности и взбалмошности не кровожадна. А ещё она явно скрывает свою добрую сторону в глубине души – в этом я был уверен. Достаточно было смотреть на её поступки, а не на слова.       — Сесть на корабль, помахать ручкой Дозорным и быть таковой с этого ужасного острова – я и без того сильно задержалась. — Перона старалась говорить беспечно, но за её словами чувствовалось внутреннее напряжение – она всё же переживала обо всём происходящем вокруг. Её самочувствие тоже не давало повода к радости – того и гляди опять в обморок грохнется.       Да и я сам, если честно, чувствовал себя не ахти. Горячка боя прошла, и усталость потихоньку подтачивала меня – день ещё не закончился, а я побывал в четырёх серьёзных схватках, один раз был на волоске от смерти, а во время боёв с дозорными пропустил много ударов. Предательски ныл бок, бешено чесалась резаная рана на спине, зудели онемевшие от запредельных нагрузок мышцы и связки.       Не единожды спасший меня фрукт тоже взял свою цену – усталостью и голодом, начавшим грызть моё нутро. Организм настойчиво требовал побольше энергии и строительного материала на восстановление.       Проблема в том, что стоит мне покинуть Перону – и Дозорные снова начнут на меня охоту. Только угроза Пероны сдерживает их от немедленных действий. Я мысленно пометил в своей памяти один немаловажный факт – Момонга не сторонник абсолютной справедливости.       Мысленно записываю ему несколько очков – пусть он и пошел на поводу у пиратов, он не поддался соблазну решить дело простым способом. Он защищает людей, а не правительство. Настоящий мужик. Надо будет всё же закончить наш бой – со всем уважением к достойному противнику. Но уже в будущем.       Сейчас же следует решить, что делать дальше. Возвращаться к доку нельзя – я не знаю, закончил ли он лечение, и подставлять под удар близких и революционеров я не хочу.       Уплыть вместе с Пероной? Соблазнительный вариант – простой и понятный. Двум столь разным по способностям фруктовикам будет намного проще противостоять любым угрозам, которые встречаются в морях. Вот только у меня есть гордость, и я предельно четко чувствовал, как подхожу к той границе, когда начну злоупотреблять статусом Пероны и её способностями. Этот вариант тоже отпадает – я должен сам разобраться со своими проблемами.       Всё дело в незримо присутствующем за плечом девушки шичибукае – в отличии от самой Пероны, у меня нет никакого желания чтобы моё имя связывали с ним.       Третий вариант – Революционеры. Раз уж за меня объявят награду за пособничество им – в этом я не сомневаюсь – казалось бы, отличный вариант. С самого начала с тобой будут товарищи с понятными тебе устремлениями и совпадающими на данном этапе целями – свалить мировое правительство необходимо, но это настолько масштабная цель, что она не решится и в течении десятилетия. Если не произойдёт ничего экстраординарного.       Но и здесь был нюанс – в таких организациях встречают не по одёжке, а по делам. И как будет лучше – присоединится к ним будучи никем, или стать могучим союзником, ведя за собой целую команду из сильных, умелых и известных личностей? Ответ очевиден.       Значит, мне нужен корабль, несколько сотен килограмм железа и немного меди на его модернизацию. А ещё припасы – вода и еда на неделю пути. И карта. Навигация не самая большая проблема, когда ты сам - компас. Лишь вопрос с экипажем по прежнему остаётся открытым.       В самом крайнем случае можно самому изготовить корабль, воду опреснять с помощью фрукта, а еду добывать ловя рыбу, но зачем пускаться в крайности? Корабли я раньше не строил, тратить усилия и время на добычу продовольствия вместо того, чтобы посвятить их тренировкам? Простите, но нет – мне крайне необходимо в спокойной обстановке освоиться со своей силой. Меня терзают ощущения, что все спецэффекты лишь зря тратят мою выносливость, и мне необходимо сосредоточиться на контроле своей силы.       Впрочем, если за мою голову в любом случае назначат награду, почему бы не поступить по пиратски и не реквизировать нужное мне судно силой? Проблема только в принципах – грабёж обычных торговцев вызывает у меня омерзение. Я собираюсь в плаванье не ради наживы.       Впрочем, Форзон упоминал об очень интересном корабле с очень занятным владельцем. Будем надеяться, что он всё ещё в порту – у его хозяина очень интересный способ добычи хлеба насущного.       — Я так понимаю, мнением экипажа ты интересоваться не будешь? — Усмехаюсь я, слушая её вполуха.       — Уверена, у них этот мерзкий островишко тоже в печенках сидит. — Поморщилась Перона. — Можешь составить мне компанию – их щербатые рожи вгоняют меня в тоску, а тут хоть что-то отдалённо милое будет. — Она сморщила забавную рожицу.       — Прости, но только до порта. Там наши дороги расходятся. Ты же не хочешь доставить своему капитану ещё больше хлопот? Вряд ли ему понравится, что ты путаешься с революционерами – у правительства и так возникнет много вопросов к вам.       Перона на моё заявление лишь фыркнула: — Ну какой из тебя революционер, Майкл? Обличающие правительство речи не толкаешь, народ на восстание не подбиваешь. Если ты кого-то и напоминаешь, то пирата-новичка – такой же неотёсанный грубиян.       — И много ты знаешь новичков, которые сходились в бою с Вице-Адмиралами ещё до того, как выйдут в море? — Я весело скалюсь ей в ответ на её насмешку.       — Может, просто дозорный попался слабый? Проиграл одной хрупкой, беззащитной девушке... И валялся рядышком со своим противником-пиратом. — Улыбка на лице Пероны стала ещё шире.       — И вот это я получаю вместо благодарности за защиту. — Я сокрушенно качаю головой. — Один против трёх, не жалея себя. Воистину, пиратам незнакомо слово спасибо.       — Ты абсолютно невыносим. Пожалуй, ограничиться прогулкой по городу будет лучшим решением – мне будет интересно, как долго ты продержишься, прежде чем прибежишь за моей помощью. — Похоже, Перона ни капельки не верила в мою способность самому разобраться с этой проблемой.       — Боюсь, что тогда тебе придётся ждать до появления следующего Короля Пиратов. —       — Возможно, это случится раньше, чем ты думаешь. — Перона загадочно улыбается, пока говорит это. Неужто ты намекаешь на своего капитана и его планы? Прости, но его ставка на тупых и послушных зомби вместо нормального экипажа – тупиковый путь.       Это наглядно продемонстрировали Мугивары, разбившие в пух и прах всю его армию, немногочисленных живых приспешников и на десерт - самого Гекко Морию. Даже самый могущественный фруктовик не выстоит в одиночку против всего мира и его опасностей.       Так и прошла дорога до города – в пикировке и обмене остротами. Я как раз успел немного перевести дух и предложил Пероне:       — Если продолжить в том же духе, то до порта нам идти больше часа. Не желаете ли немного ускориться, сеньорита? — Перона ненадолго задумалась, а потом милостиво склонила голову:       — Если ты так боишься дозорных, то так и быть, я позволяю тебе убежать вперёд. А я тем временем пройдусь, подышу свежим воздухом — дам тебе побольше времени для побега. — В глазах девушки так и прыгали весёлые бесенята – ей доставляло большое удовольствие подначивать меня.       Выглядела она тоже немного лучше – по крайней мере её шаг стал твёрже и выглядела она теперь не колеблющейся на ветру травинкой.       — Прости, но мне не нужна твоя помощь чтобы уплыть с острова. — Снисходительно улыбаюсь Пероне. — А вот тебе явно нужна помощь чтобы просто добраться до порта в приемлемый срок. — Перехожу на бег и слышу, как за моей спиной Перона возмущённо пищит – я поднял её в воздух и тянул за собой словно воздушного змея.       Дело пошло веселее. Уже через несколько минут мы миновали опустевшие улицы города и оказались в порту, перед застрявшими здесь кораблями. Аккуратно ставлю девушку на землю и отвешиваю ей залихватский поклон, со всем презрением к этикету и сдобренному изрядной долей провинциального юмора.       — Было очень приятно иметь с вами дело. Надеюсь, в будущем мы снова встретимся при более благоприятных обстоятельствах. — Перона в ответ на это лишь возмущенно вздёрнула подбородок и с полной достоинства походкой отправилась в сторону привезшего её сюда корабля. Нахальная девица.       Моя гордость удовлетворена, и время пошло на секунды. У меня не так уж и много времени, прежде чем корабль с Пероной покинет порт, и за это время я должен многое успеть.       Пока Перона удаляется от меня, я окидываю взглядом все корабли и к своей радости нахожу тот, который мне нужен. Это был двухмачтовый бриг – хорошо оснащённый и скоростной – для своей эпохи, разумеется. Если раньше я посчитал его слишком большим, и слишком тяжелым в управлении одним человеком даже со сверхчеловеческой силой, то теперь его размер меня полностью устраивал – достаточно большой для того, чтобы не ощущать ненужной тесноты, и при этом я мог управиться с ним и в одиночку, используя фрукт.       Без него пришлось бы не так уж и просто. Парусное вооружения у него очень достойное и многочисленное и в одиночку я просто бы не управился. Подозреваю, что команда подобных кораблей составляет под сотню человек минимум.       Этот же явно нёс на себе следы усовершенствования, для уменьшения необходимого для управления числа людей. К счастью, большая часть экипажа сейчас должна быть на берегу – а на самом корабле только его хозяин, его обслуга и охрана.       Мне понравилось это маленькое чудо судостроения. Пора ему сменить хозяина.       Корабль был пришвартован кормой к порту, а трап был опущен с правого борта на пристань. Даже несмотря на творящееся в небе безобразие на палубе торчала охрана – с полтора десятка хмурых головорезов разной степени просоленности, вооруженные до зубов. Кто сидел, кто расхаживал вдоль бортов корабля, но всех их объединяло одно - бросаемые вверх встревоженные взгляды.       Казалось бы, пора идти и заявлять права на свою новую собственность, но есть необходимость кое-что сделать до этого. Останавливаюсь возле неприметного склада ближе всего к пристани - и без зазрения совести врываюсь туда. Как я и думал, почти вся честная шайка-лейка грузчиков здесь. Сидят, ведут светские беседы и наслаждаются изысканными напитками. Другими словами - бухают и лясы точат.       Форзона среди них не было – это немного расстроило меня. Среди них он самый ответственный мужик. Не то, чтобы другие были сильно хуже, но синий змий изрядно подтачивал их благоразумие, в отличии от железной воли бригадира.       Ближе всех ко мне сидел Джим – на удивление трезвый для такого собрания. Присоединился самым последним, как пить дать. Без особых раздумий хватаю его и вытаскиваю наружу – слегка прифигевший грузчик не сопротивляется. Знает, что бесполезно.       Вслед нам летит мат пополам со скабрёзными шутками – ребятки меня сразу узнали, но отрываться от незапланированной попойки не захотели.       Вытащив на свет Джима, я обратился к нему: — Джим, мне нужна твоя помощь. Дуй к доку Робертсу, и передай ему, что меня ищет Дозор, и поэтому я сваливаю с острова. — Джим выпучил на меня глаза и уже стал набирать воздух для шквала вопросов, но я перебил его:       — Нет времени на вопросы, каждая минута на счету. Скажи им, что я отправляюсь на Гранд Лайн. Передай, что люблю их, и что теперь они смогут следить за моими успехами по новостям. — Криво усмехаюсь, и хлопаю грузчика по плечу: — В награду можешь попросить у моей сестры тридцать тысяч белли – пусть выдаст из моих запасов. И запомни – попросишь хоть на бели больше, то по возвращению я столько же раз макну тебя головой в море и подержу там, сколько лишних белли ты себе возьмёшь.       Появившийся было энтузиазм на лице Джима быстро сменился легким разочарованием. Но он всё же кивнул мне, и хлопнул в ответ по плечу. Для этого ему пришлось вставать на цыпочки – ростом он не отличался.       — Малыш, ты это, голову не сверни. Кто ж нас, горемык, будет тогда навещать? —       — Не волнуйся. Свернуть мне голову теперь затруднительно. Давай, одна нога здесь, другая там, не тяни. — Поторопил я его. После чего я не стал больше откладывать в долгий ящик осмотр своего нового корабля.       — Эй, парень. Валил бы ты отсюда подобру-поздорову. — Охранник встретил меня неласково, а я ведь даже к трапу подойти не успел. Ну что ж, начнём.       — Это корабль Вальтера Калиостро, эксперта по найму слуг? — Лишний раз не помешает убедиться. Всегда есть вероятность ошибки.       — Да, и он приказал никого к нему не пускать, так что вали... — Он так и не успел сказать, куда мне следует направляться – трудно что-то выговорить, когда корабль стремительно уменьшается, а ты как камень из пращи летишь над поверхностью моря – и приводнение не будет мягким.       Мне было абсолютно плевать, умеют ли охранники плавать или нет – самому мараться об них мне не хотелось, и беспокоиться о слугах работорговца я не желаю. Они знали, на что подписывались.       Ни одного более-менее сильного среди них не было, и я не мудрствуя лукаво отправил их сначала полетать, а потом - поплавать. Если переживут это – до берега доберутся ой как не скоро.       Их оружие осталось лежать там, где только что были его владельцы. Оно мне ещё пригодится.       Бить каждому лицо по отдельности? Ломать свой корабль? Поднимать тревогу? Зачем? Наверно, мне всё же стоит не забывать о физических тренировках – мой фрукт может здорово разбаловать. Но это не повод не тренироваться в его использовании.        Где у нас каюта капитана? Обычно ближе к корме корабля, под задней надстройкой–полуютом. Бриг был примерно метров тридцать в длину и около девяти в - ширину. И судя по цвету древесины он совсем недавно сошел с верфей. Выглядел он абсолютно новым, ещё не тронутым солнцем, ветром и солёной сыростью. Я подхожу к двери, скрывающей внутренности надстройки и распахнул её настежь.       Внутри меня встретили ещё пяток охранников – они сидели за столом и по видимому играли в кости. Их насторожил донёсшийся снаружи невнятный шум и стук падающего на палубу оружия.       — Погодка сегодня отличная, как раз подойдёт для обучения летать. — Пробормотал я вслед улетающим к горизонту чёрным точкам. Итого – минус двадцать. Сгребаю их оружие в одну кучу и прячу в одну из пустующих теперь боковых кают. Своей силой слегка заклиниваю замок – быстро этим оружием не воспользуются.       Из-за внушающей уважение окованной металлом двери едва слышно доносятся звуки какой-то возни. И запах. Едва ощутимый, больше похожий на самообман. Запах крови и жженой плоти – их трудно с чем-либо спутать.       Дверь оказалась заперта, и я не теряя ни секунды открыл засовы изнутри и ворвался в каюту. Открывшаяся мне картина заставила мою челюсть упасть чуть ли не до пола. Нет, я ожидал худшего, но вот с этим мне что делать-то?       Посередине каюты над большим тазом с кровью висела связанная по ногам и подвешенная к потолку овечка. Шерсть на ней была сбрита, а розоватую кожу покрывали многочисленные ожоги и порезы. Её тут явно не на шашлык разделывали.       Рядом с ней на небольшой подставке стояла маленькая жаровня с углями и торчащим из них железом. И аккуратно выложенный набор из скальпелей.       Бывший владелец корабля же находился чуть поодаль – он стоял со спущенными штанами возле ещё одной подвешенной овцы – и судя по ритмичным движениям и негромкому блеянью – явно не сказки рассказывал животному.       Меня он не заметил, увлечённый своими делами.       У меня словно гора с плеч упала – я ожидал увидеть людей, а не животных. Девушек. Детей. Разумеется, то что творит этот скот – уродство чистой воды, но это показательно, что торговец разумными вещами рассматривает людей только как товар, а не как средство удовлетворить свою больную похоть.       — А мне рассказывали, что свиньи – охрененная тема. — Говорю едва сдерживая рвущийся наружу смех – мне хотелось смеяться со всей грёбаной нелепости этой ситуации.       Вы видели когда-нибудь, как люди подпрыгивают и бьются головой об потолок? Я теперь видел. И пусть потолок в каюте был достаточно высок даже для моего роста, это не помешало макушке работорговца встретиться с яркими, ещё не успевшими потемнеть досками потолка.       И вот теперь это недоразумение в человеческом облике сидело передо мной, запутавшись в собственных штанах и ошалелыми глазами хлопает на меня, бесшумно раскрывая рот.       — Разве это не скучно? По моему, тут лучше бы смотрелась молоденькая девочка, или я чего-то не понимаю? — Я пальцем дотрагиваюсь до замученного до смерти животного, заставив его потихоньку вращаться вокруг своей оси.        Давай, голубчик, колись. И не дай тебе небеса дать мне хотя бы один намёк на то, что животными ты не ограничивался.       Мой вопрос похоже помог Калиостро собраться. Он пригладил свою всколоченную седую шевелюру и слегка заикаясь произнёс: — Малявки слишком громко орут и зовут на помощь перед смертью – приходится больше платить охр...       Закончить фразу он не смог – перехлёстнутое электрическими полями горло не могло выдавить ни звука. Рвущийся из меня нервный смех обрезало, словно его и не было.       Значит, до последнего веришь в людей? Да, Майкл?

***

      Жирный пепел и большое облако пара – вот и всё, что осталось от больного на голову ублюдка и его бессловесных жертв. А так же от всего, что могло нести его следы – постельное белье, одежда, мебель, ковры – всё превратилось в прах и опускалось на воду. От предыдущего владельца осталось немногое – лишь сейф с деньгами в золоте и его торговые записи. Ознакомлюсь с ними на досуге, они должно быть очень интересны.       Я проверил каждый уголок своего корабля – на всякий случай. Больше никого не было – видимо, все сошли на отдых в город.        Корабль был уже полностью подготовлен к плаванью – баки заполнены пресной водой, а самые настоящие холодильники (правда, работающие не на электричестве - но у меня ещё будет время разобраться с принципом работы) до отказа заполнены разнообразной провизией. Мне этого должно хватить на пару недель.       Не прошло и пяти минут с моего восхождения на борт, как я был готов приступить к модернизации брига. Шхуна с Пероной ещё стояла на своём месте у причала, но люди там уже забегали – они отправляются. Значит, времени у меня осталось в обрез. Я касаюсь ограждающего бортика рукой, и поглаживаю его, словно корабль был живым. Ведь корабль действительно не виноват, что его первым владельцем оказался такой ублюдок.       Хотя я наверно ещё не скоро займу капитанскую каюту. Даже после того, как я своей силой прокалил там стены и пол с потолком и выгнал наружу весь воздух с паром. По крайней мере – пока не куплю туда свою мебель, перед этим тщательно всё вымыв с антисептиком и моющими средствами.       А до этого можно и на досках поспать – мне не привыкать.       Я стоял совсем рядом с кормой, там где была подвешена на двух лебёдках вёсельная лодка. У моих ног было свалено в кучу оружие охраны, собранное мной со всего корабля и пять из двадцати имеющихся на борту пушек – одна из которых была бронзовой. Просто превосходно.       Что я хочу сделать? Усилить корпус сталью, в первую очередь – корму по обе стороны от пера руля. И куча железа поднимается в воздух. Мысленное усилие – и она избавлена от всего неметаллического, сжата в плотный ком и заключена в сферический щит.       Максимальная концентрация – и получившийся шар уменьшается в размерах, выдавливая воздух из получившейся сферической заготовки, и ограничивая его приток снаружи. После чего остаётся лишь греть металл, постоянно воздействуя полями на получившуюся массу. Разогрев металл до расплавления, я разделяю его на две равные части , а потом ещё раз и отправляю их вниз. Сейчас будет самый трудный трюк.       Корабль едва заметно вздрагивает, и его корма потихоньку, помаленьку начинает всплывать вверх, обнажая еще не успевший покрыться наростами из морской живности киль. Именно по обе стороны от него я и формирую два обтекаемых нароста, намертво закрепляя его на корпусе словно бондарь скрепляя дубовые бочки обручами. Это – будущие корпуса для винтов. Часть металла пускаю на руль и вдоль бортов – просто для облегчения дальнейшей жизни и управления кораблём.       Сами винты формируются отдельно, они будут обычными, трёхлепестковыми. И теперь - вишенка на торте – медь из бронзовой пушки. Расплавив её тем же методом и отделив медь от олова, я создал обмотки из меди внутри корпусов для винтов, а так же поместил их внутри валов самих винтов. Скрепляем всё вместе, пробуем как крутится, подгоняем по размерам, пробуем ещё раз – и окончательно скрепляем винты с корпусом в подобии подшипников.       Корабль вернулся в воду, а я выдохнул с облегчением, вытирая со лба пот. Модернизация потребовала от меня неожиданно много усилий, но теперь мой корабль может даже не поднимать паруса – и двигаться куда угодно, даже против ветра. Пока я на борту, естественно.       Вся система груба и не слишком надёжна, и будет требовать постоянно присмотра и калибровки, но она работает. Оставшуюся медь я влил в едва заметные щели по всему кораблю – от кормы до носа, по всем палубам – опутав корабль настоящей паутиной или нервной системой из тонких медных проволочек, сделав его почти продолжением своего тела.       Пока я возился со всем этим, корабль Пероны отдал швартовые и уже отходил от порта, поймав в паруса ветер.       Не так быстро, сеньорита!       Развязываю швартовочные узлы и затягиваю их на борт. Время узнать, что лучше – самодельные гребные винты или парус?       Усаживаюсь прямо на палубу возле рулевого колеса, разложив прихваченную из камбуза снедь и, набив полный рот мясом, мысленно подаю энергию на винты. Чуть не падаю на спину – толчок был ощутимым, и мой корабль начал набирать ход – намного быстрее чем торговая шхуна, которая к тому же подняла далеко не все паруса.       Вижу знакомую фигуру возле борта, и машу ей рукой, мысленно «поддавая газу».       Бриг, оставляя за собой заметный след вырвался далеко вперёд. Я слегка повернул руль – мне нужно двигаться на восток, в сторону Реверс Маунтин. Именно там находится вход на Гранд Лайн.       Громада линкора нависает над бухтой, и я внимательной слежу за ним, готовый отражать или отклонять выстрелы, если они последуют. Но случилось неожиданное – вспышка, и вместо башни с устрашающим главным калибром образовалась целая груда искорёженного металлолома. Вот это да – чьих это рук дело? Впрочем, кем бы они ни были – спасибо им. Они серьёзно облегчили мне жизнь.       Бриг уже практически вырвался из бухты Кьянке, когда передо мной раскрылось целое поле битвы – многочисленные обломки покрыли большую площадь, и мне пришлось опять маневрировать, уходя в сторону. Похоже, обломки несёт в сторону берега – и все пляжи будут завалены ими.       Где-то вдалеке бой ещё продолжается – где-то на западе, на самом горизонте были заметны вспышки, и многочисленные точки кораблей. Ещё дальше на восток мне почудился ещё один корабль, но если он и был там, то быстро скрылся из виду. Интересно, куда он направлялся?       Так и началось моё путешествие – сидя на палубе новообретённого корабля, уплетая трофейный ужин и ощущая весь корабль словно продолжение своего тела. Несколько раз пришлось корректировать положение винтов, исправляя небольшой занос в правую сторону при ровно поставленном руле.       Солёный ветер дул в лицо, а я выстраивал курс, опираясь на найденную мной карту и свои ощущения.       Жди меня, Гранд Лайн. Я уже в пути.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.