Фарадей

Гет
R
В процессе
1298
автор
Размер:
планируется Макси, написано 390 страниц, 47 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1298 Нравится 2297 Отзывы 424 В сборник Скачать

Глава сороковая

Настройки текста
Примечания:

***

      — Бог Грома против Повелителя Небес. Вот хлебом кого-то не корми, дай ему заголовок погромче, да позабористей сделать. — Хмыкнул Док Робертс, развернув свежую прессу.       Он рассеяно, через строку проглядывал историю о дебоше двух фруктовиков, закончившуюся уничтожением одного пренеприятнейшего места. Но стоило ему увидеть одно очень знакомое имя, как он удивлённо чертыхнулся и вернулся к началу, на этот раз внимательно перечитывая статью. После, ведомый стойким подозрением он перелопатил новые наградные листы и обнаружил среди них искомое – фото Майкла в добром здравии и число с шестью нулями под ним.       — Похоже, правительство по достоинству оценило твои художества. — Док отложил листовку в сторону, лишь ненадолго задержав на ней взгляд и снова взялся за газету, рассматривая пару фотографий.       На первой из них была изображена гигантская рептилия с четырьмя парами конечностей. Внутри дока шевельнулся, но быстро угас интерес – порождения фруктов не интересовали его так же, как природные монстры.       Крылатый фруктовик был огромен – часть панорамы и крошечная по сравнению с драконом, парящая в воздухе и окутанная целым валом молний человеческая фигура давали понять масштабы происходящего.       На втором же фото была полуразрушенная Арена, камнем за камнем срываемая электрическим смерчем колоссальных размеров. Док уважительно присвистнул, оценив мощь приложенных сил.       Похоже, тот сопляк из революционной армии не преувеличивал, говоря о новой силе Майкла. Единственное, что не нравилось Робертсу – источник этой силы. Революционеры не оставят без внимания столь многообещающего кандидата в пушечное мясо.       Немного поразмыслив, док решил показать листовку и статью Бель лишь после организованной ею встречи. Они пробыли на Филджи всего ничего, но она уже успела увязнуть в хлопотах по самую шею. Все тягости организатора ей только в радость, но отнимали массу сил и времени.       Не стоит выбивать её из рабочей колеи.       Покачав головой, док снова взял лист в руки и стал пристально разглядывать фото.       Про замеченные намётанным взглядом хирургические швы на руках молодого парня он решил вообще не говорить его сестре. Выглядел он неплохо, на беспомощного калеку не походил ни разу, поэтому трубить тревогу и наводить панику на пустом месте док посчитал излишним.       — Надеюсь, ты знаешь свои пределы, малыш.

***

      — За лучшего докера Кьянке! За Майкла Фарадея! — Ответом на сказанный упитым в хлам, но абсолютно искренним тоном тост был многоголосый галдёж и пьяные крики одобрения.       Старые коллеги Майкла решили отпраздновать победу своего бывшего товарища и пить за каждый заработанный им миллион награды. Счёт пока что остановился на третьем десятке. Бригадира Форзона здесь не было – лидеру докеров пришлось организовывать ополчение для защиты города от любителей лёгкой наживы.       Изменения начались после победы над блатными шестёрками. После ухода почти всех Гамбино на войну Семей докеры внезапно оказались самой значимой силой в городе, изрядно при этом прижав криминалитет.       Форазон занимался вопросами снабжения и тренировки стихийного ополчения, как самый опытный в подобных делах. Используя свои старые связи он добыл оружие, и теперь братство грузчиков и примкнувшие к ним граждане Кьянке представляли из себя пёстрое, но опасное воинство.       На порт Кьянке уже был совершен лихой налёт и лишь мужество ополчения не позволило им совершить задуманное. Докеры смогли доказать, что не пальцем деланы и являются по большей части опытными матросами, по разным причинам сошедшие на берег.       Магистрат и Морской Дозор были слишком заняты собственными дрязгами, и простой люд Кьянке остался на произвол судьбы. Ни на насквозь коррумпированную магистратскую стражу, ни на жалкие остатки Дозорных больше нельзя было положиться.       Ральф глубокомысленно икнул и мысленно отсалютовал кружкой Форазону за его моральный подвиг. Пьянствовали они в секрете от свирепого бригадира, и никто из пьющих не сомневался, что на тренировках им придётся вкалывать втрое больше, чем остальным.       Не сильно-то их пугала подобная перспектива. Плавали - знают.       Настроение в городе было подавленным – ожидание давило на людей едва ли не хуже, чем сама атака. Нервы жителей Кьянке были натянуты до предела, и Ральфа тяготила эта атмосфера. Даже алкоголь позволял лишь на время забыться и не думать о творящемся вокруг ужасе.       Сегодня терпению опытного докера пришел конец.       Хватит просто сидеть на берегу и ждать, пока враг нагрянет к ним поживиться. Нужно действовать на опережение! Ральф поглядел по сторонам и решительно направился к своему лучшему другу Джиму, пробиваясь сквозь пьющих и не обращая внимания на ругань в свой адрес. Один он может и не справиться с возникшей идеей, но если удастся зажечь ею своего товарища – то вместе они и горы сдвинут.       Прецеденты уже были.       На сорок первом тосте праздник был прерван взобравшимся на стол Джимом. Тот твёрдо стоял на ногах, наплевав на влитое в себя ведро алкоголя и лихо обратился к присутствующим:       — Аники! Есть идея как обезопасить наш любимый остров и одновременно подзаработать!       В повисшей тишине было слышно, как щёлкают шестерёнки в пьяных головах.       — Хватить сидеть и ждать пиратов, словно забившимся в угол крысам! Нужно ударить первыми по их базе! Пираты пополняют запасы и швартуются в порту Тортю. Пустим же их корабли на дно и покажем наглядно этим ублюдкам силу Силенцио!       Гул голосов заглушил последние слова Джима. После победы над пришлыми их уверенность в себе выросла, как на дрожжах, и слова докера упали в благодатную почву. Ральф был не одинок в своей усталости от бездействия.       Сказанное им настолько захватило остальных, что те решили отказаться от излишеств для ускорения подготовки и ограничиться одним тостом за каждый оставшийся десяток миллионов награды.       Бригадира ждал сюрприз по возвращению и новая головная боль – если Ральф и Джим что-то вбивали себе в голову, то ничто не могло их остановить.

***

      Тук! Тук! Тук!       Метательные ножи один за другим влетали в повешенный на стену плакат. Кидал их мрачный, одетый лишь в одни форменные штаны парень. Томас вымещал свою злость и усталость на ни в чём не повинной бумаге, давая себе таким образом передышку от изнурительных тренировок.       Он и не догадывался, насколько будет глубока кроличья нора и насколько далеко уведёт его желание стать таким же сильным, как другие Дозорные. Но о выборе он не жалел. Обстановка на корабле настолько сильно отличалась от привычной жизни, что Томас до сих пор ощущал себя как в сказке, жестокой и грубой, но безумно интересной.       Вместе с ним в каюте для тренировок было много народа – кто-то тягал тяжести как заведённый, другие спарринговались в полный контакт. На общем фоне особенно выделялся Мерфи – навесив на себя кучу железа он бился сразу с пятью другими офицерами, и всё ещё держался на ногах.       — Момонга-сан теперь тренируется втрое больше, чем раньше. Говорят, он теперь практически не спит. — Томас услышал за своей спиной шепоток двух Дозорных на стоящих рядом тренажерах.       — Неудивительно. Его едва не понизили в звании и пригрозили переводом на другую базу Дозора. — Угрюмо ответил шепчущему другой Дозорный.       — Да быть такого не может! Они что, совсем...       Дальше Томас уже не вслушивался, сосредоточившись на своей тренировке. Все неприятные слухи он и так уже слышал по несколько раз – события на его родном острове сильно пошатнули гордость прибывших туда Дозорных.       Именно поэтому и так никогда не пустовавший тренировочный полигон был теперь просто переполнен – все, кто был свободен от вахты тратили своё время здесь. И Томас их прекрасно понимал. Всего лишь за пару десятков дней он успел несколько раз побывать на грани смерти от тяжести тренировок, но каждый раз словно восставал из пепла и чувствовал себя обновлённым.       И его сила росла с каждым днём. Пока ещё ему было очень далеко до монстров из офицерского состава, но ему и в голову теперь не могло уложиться, насколько слабым он был совсем недавно.       Его жизнь повернулась на сто восемьдесят градусов, и Томас уже давно поклялся при встрече хорошенечко «поблагодарить» виновника сего торжества.       А тем временем линкор Дозора покинул Вест Блю и взял курс на Доронесс.

***

      Роскошный гостиничный номер с потрясающим видом на море сейчас был погружен в лёгкий сумрак – закрытые шелковыми шторами окна всё равно пропускали достаточно света. На широкой кровати на животе беспечно лежала молодая девушка и легкомысленно махала босыми ногами. Перед ней лежала ничем не примечательная листовка, с которой она не сводила взгляда.       Услышав тихий стук в дверь, она торопливо сложила её вчетверо и спрятала в лиф лёгкого платья. Девушка справедливо опасалась новой волны скандалов сейчас, когда буря дурного настроения её отца едва-едва улеглась.       Но потерять единственное хорошее фото дорогого ей человека она боялась больше, чем гнева отца. Всю свою жизнь она прожила словно в кукольном домике – не имея ни малейшего представления о жизни за пределами стен её родного особняка.       Поэтому она с жадностью хваталась за любую возможность узнать, что там. Её отец считал, что этот разлохмаченный парень нанёс ей непоправимую травму, но на самом деле он со своей безбашенной улыбкой подарил ей уникальную возможность узнать что-то новое.       С тех пор, как их застукали она скучала по этой удивительной возможности. Просто чудо, что удалось незаметно умыкнуть газету и узнать, что её благодетель-незнакомец прославился на весь мир как пират.       К счастью, это была лишь молчаливая служанка, которая осведомилась о том, не желает ли молодая госпожа есть. При этом она не поднимала глаз, смотря исключительно на пол. Получив отрицательный ответ, служанка поклонилась и вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.       И теперь, глядя на его столь отличное от виденного ей раньше серьёзное лицо она страстно желала узнать его получше.

***

      — Значит, ты уже достиг Гранд Лайна? — Удивилась вслух Перона. — Да ещё и ворвался туда с ноги. Пожалуй, Мории-сама стоит знать о столь... Интересном экземпляре.       «Хороший повод отвлечь его от хандры – вдобавок к выполненному поручению» — Подумала она.       До Триллер Барка осталось не так уж и много.

***

      — Эй, Сабо. — Миннесота подбросил в руке свёрнутую в трубку газету. — Слышал последние новости из Доронесса?       Выглядел минк практически здоровым – шерсть лоснилась, глазки-бусинки блестели задором, и лишь повязка на голове говорила о том, что не так давно он перенёс серьёзную операцию.       — Уже. Похоже, наш общий знакомый распробовал свои силы. Даже немножко завидно. — Сабо с ухмылкой сжал свой кулак и покрутил им в разные стороны.       Но потом слегка нахмурился:       — Только вот я ничего не знаю про владельца столь приметного Мифического Зоана. А ты?... — протянул он.       — Ничего особенного, к сожалению. Первый раз его заметили в Раю, когда он перебил кучу народа на Лунном Архипелаге. Тогда было много шума, но он пропал на год, объявившись лишь сейчас. — Миннесота смешно сморщил мордочку. — Заметил, что про него там лишь пара строк и ни слова о поимке? Подозрительно всё это.       — Надо будет опросить всех наших – может, кто-нибудь что-нибудь слышал? — Сабо задумчиво постучал пальцами по своей любимой трубе. — Попрошу Коалу покопаться в архиве – у неё просто чутьё на подобные вещи. Любой владелец Мифического Зоана опасен, а скрывающий свои дела – опаснее вдвойне.       — Оставим это на будущее. — Покачал головой минк. — Сейчас у нас слишком мало сведений. Кстати. — Внезапно гигантский хомяк прищурился. — Помнишь, что Майкл обещал нам помощь при случае?       — Разумеется. Печально, что он открыто пошёл против Мирового Правительства. — Сабо снял и закрутил на пальце свой цилиндр. — Свой человек среди независимых сил мог принести больше пользы. Но что сделано, то сделано.       Положив цилиндр на колени и сложив на них обе ладони, Сабо внимательно посмотрел на минка:       — И к чему ты об этом вспомнил?       Хомяк загадочно улыбнулся во всю пасть, полную аккуратных мелких зубов:       — Кое-кто из наших после моего рассказа о его помощи захотел взглянуть на Майкла своими собственными глазами.

***

      Крокодайл восседал в снятом под его нужды здании, с хорошим видом на котлован, полный трудящимися в поте лица рабочими. Именно там будет его основная резиденция, пока его План будет потихоньку набирать обороты. База – и источник дохода. Казино будет неплохим прикрытиям для прибыльных дел.       Решив на время отвлечься от бумажной работы – а её в последнее время стало просто неприличное для пирата количество – он меланхолично читал свежую прессу. Пусть она всегда искажала факты в угоду владельцев издания, но позволяла быть в курсе событий. Своя собственная агентурная сеть была всё ещё в зачаточном состоянии, поэтому он черпал информацию из любого доступного источника. Ведь тот, кто владеет информацией – владеет миром.       Ознакомившись с статьёй про Доронесс, Крокодайл в очередной раз затянулся сигарой и безошибочно вытащил из стопки новых наградных листов нужную.       — Значит, пират? — Хмыкнув, он бросил лист обратно, сделал пометку в еженедельнике и продолжил чтение. Пираты его организации не нужны – ни к чему привлекать себе лишнее внимание. Пока ещё ни к чему.       Но этот Фарадей знает о связи между ним и Нико Робин.       В еженедельнике был отдельно выписан список имён и наград. Многие из них были перечёркнуты, а возле чисел была приписка «получено».

***

      Баба с возу – кобыле легче. Вот в самом деле чувствую облегчение, когда эта странная... Оро свалила от нас в небеса. Не могу понять ни её мотивов, ни целей. Единственное, что предельно ясно – людей она не любит, и чужие жизни для неё просто пыль под ногами.       В сочетании с огромной силой это просто ходячая тактическая боеголовка. Никогда не узнаешь заранее, когда рванёт. Только вот одна вещь меня всё ещё беспокоила – не хочу быть помеченным зверем.        Теперь место клейма ничем не отличалось от любого другого. Ни органами чувств, ни восприятием фрукта не было заметно разницы. Если она не блефовала, то подобная штука – явная фишка её дьявольского фрукта.       Спрашивается, зачем драконам что-то метить? Единственное, что мне приходит на ум – это его сокровища, и от этой мысли мне становится ещё больше не по себе. Вот только вряд ли это можно как-то исправить без радикальных методов. Эх.       Ойканье за моей спиной заставило меня резко развернуться, и я застал интересную картину – Эрик поднялся на ноги и заставил ошеломлённую таким резким напором Ташиги запрокинуть голову. Выудив из подсумков на поясе несколько пузырьков, пластырь и вату, он после тщательного осмотра принялся дезинфицировать рану.       — Просто глубокая царапина. — Заявил он на её шипение. — Наклонилась бы немного сильнее – осталась бы без левого глаза. В следующий раз проси помощи активней, мне будет меньше хлопот – обезглавленные в лечении не нуждаются. — Хмуро поведал он ей.       Совершенно сбитая с толку Ташиги без сил сидела и наблюдала за тем, как обрабатывают её рану. Похоже, она вообще перестала понимать, кто враг и кто друг, и лишь переводила взгляд с меня на Эрика и обратно.       Я ничего не стал ей говорить. Ни о том, что за спасение жизни можно пересилить себя и сказать спасибо. Ни о том, что мир не черно-белый, и вчерашние враги могут стать союзниками, а то и друзьями. Какой смысл?       К тому же мы прибыли в пункт назначения. Я подвёл наше импровизированное летательное средство к левому из кораблей Дозора и опустил его прямо перед его трапом.       Разумеется, нас уже ждали. Целый оркестр с крупнокалиберными трубами, направленными в нашу сторону. Только вот музыки нет. Наверное, боятся разбудить своих уставших офицеров. Такая забота, просто до смерти умиляюсь.       — Эй, Дозорные! — Мой голосом рокотом прокатился по пристани и глади моря. — Вы отдаёте нам один корабль в обмен на пленников. Иначе мы возьмём его силой, а пленники...       Я мрачно ухмыльнулся и закончил:       — Сами знаете, что с ними будет.       Только вот ответа Дозорных я не дождался. Ташиги за моей спиной поднялась и едва держась на дрожащих ногах воскликнула:       — Не верьте ему, он блефует! Они устали и бегут от сражений, у нас есть шанс...       Дозорные в ответ на её слова взревели и оркестр наконец поприветствовал нас свинцовым дождём.       Любой доброте есть предел.       Казалось бы, наше положение безвыходно – Дозорные окружили нас, рассредоточившись по пристани и кораблям, и перекрёстным огнём решили закончить дело раз и навсегда. Не повезло.       Не повезло чёртовым воякам и упорной до смерти дуры, готовой вонзить нож в спину тому, кто совсем недавно спас её. Пожалуй, вполне достойный поступок в глазах правительства, только вот в моих ты только что сильно упала.       И мне до смерти надоело тетешкаться с этим дозорными псами.       Винтовки в руках Дозорных распались сгустками, словно были сделаны из ртути. Матросы ошалело трясли обожженными руками, отпрыгивая от лужиц раскалённого металла под ногами – всё, что осталось от их оружия. Некоторые при этом сталкивались, ошалело хватаясь друг за друга и стараясь не упасть.       Легкий взмах рукой и весь расплавленный металл сбрасывается с палубы кораблей в воду. Пока ещё не решил, каким именно я воспользуюсь для путешествия обратно.       Удар сердца и Дозорные с воплями взлетают в воздух, болтая ногами и пытаясь руками разжать хватку чего-то невидимого, но ощутимо колющего электричеством на их шеях.       Сдавленный сип нескольких десятков человек – тот ещё аккомпанемент для человеческого уха. Я поворачиваюсь к Ташиги – та бешено вертит головой, дикими от страха глазами смотря на страдания своих соратников.       — Видит небо, я всеми силами пытался предотвратить кровопролитие. — Я чувствую, как Дозорные бьются в моей хватке. И нет, они всё ещё могут дышать, и даже артерии не передавлены, только вот Ташиги этого не знает.       — Я эту ораву лечить не собираюсь. — Буркнул Эрик, мрачно глядя на теперь уже по настоящему перепуганную девушку. Всё, что было до этого – всего лишь цветочки.       — Нет! Нет, нет, нет, нет! — Завопила она, бросившись на меня с кулаками. Слёзы ручьём полились по щекам, когда она врезалась в невидимую стену и сползла по ней как воробей, ударившийся об стекло при попытке улететь.       — Выбор между жизнями своих товарищей и долгом ты сделала. Наслаждайся зрелищем и не говори, что не хотела этого. — Эрик долгим взглядом посмотрел в мою сторону и я едва заметно подмигнул ему. Фыркнув, судовой врач скрестил руки на груди и приготовился смотреть, чем всё это закончится.       — Мы могли бы спокойно уплыть, а вы бы продолжили ловить обычных пиратов. — Равнодушнее, чем следовало бы сказал я. Пожалуй, пора заканчивать.       Я поднял перед собой правую руку и тихий, интеллигентный голос откуда-то сверху надо мной произнёс:       — Майкл Фарадей, я полагаю?        Я развернулся так резко, что сложенная из каменных блоков пристань подо мной покрылась сотнями трещин. И всё, что я увидел вплотную перед собой – белые штаны с разбросанными по ним кучками черных кружков. Потрясённо поднимаю голову всё выше и выше, пока не запрокидываю её насколько позволяет шея.       Белые штаны перешли в тёмно-синюю, практически черную куртку с высоким воротом с нарисованным спереди узором в виде огромного прицела из толстых белых линий.       Вырубленное словно топором суровое лицо незнакомца диссонировало с легкомысленной белой шапочкой со звериными ушками и такими же черными кружками как и на штанах. Непрозрачные очки не давали увидеть его взгляд, а на руках мужчина носил тёмные перчатки.       Большая книга в одной руке и выбивающиеся из-под шапочки длинные черные волосы завершали картину. И всё бы ничего, но я доставал незнакомцу от силы до пояса. И это лишь с учетом того, что его мощное туловище намного превосходило по длине его ноги. Незнакомец был выше всех, кого я когда либо встречал, намного выше, чем Диаманте! В нём наверно было двадцать три фута, не меньше!              Ситуация только что из «Как меня достали эти чертовы Дозорные» переросла в «Звиздец, у нас тут Шичибукай во плоти». И какой Шичибукай!       «Тиран» Бартоломью Кума. Грёбаная имба во плоти, прямо передо мной. Если захочу, смогу его за штанину подёргать. Дядь, а дядь. Поймай воробушка. Я мысленно дал себе по башке и заставил лишние мысли свалить нафиг из головы.       Так, спокойствие, только спокойствие. Кума неплохой мужик, и пожалуй, один из лучших вариантов из тех, кто мог мне встретиться. Разве что Джимбей, будущий рулевой Луффи мог быть не хуже.       Несмотря на мрачную славу – пираты боятся Куму до усрачки, и судя по всему за дело – Кума разумен. При всех своих возможностях он крайне эффективно использовал свою силу против врагов, не скатываясь в геноцид простого населения.       Ну, по крайней мере насколько мне известно.       Кума – верный правительственный пёс... Отлично под него маскируется. Ведь он один из командиров Революционной Армии и близкий друг Драгона, организатора всей этой герильи и самого разыскиваемого человека в мире.       И это для меня самый главный козырь, потому что меня связывает с революционерами одно заковыристое дело. Проблема только в том, что о истинной личности Кумы знают только революционеры. И мне об этом просто неоткуда узнать.       И стоит мне заикнуться о том, что мы имеем общих хороших знакомых – следующим будет вопрос о том, откуда такой как я знает об отношении Кумы к революционерам? А у меня на этот вопрос ответа нет.       — Он самый. — От волнения пальцы и ладони начали ныть, и эта боль позволила мне сохранить все свои переживания внутри. Мой голос не дрогнул и звучал созвучно вопросу – просто два человека мирно беседуют на улице.       Кума немного склонил голову, разглядывая меня с головы до ног. Чувствую себя ребёнком возле взрослого, и в какой-то мере это так. Однако это не значит, что я уроню своё достоинство только из колоссальной разницы между нами.       — Будь добр, отпусти этих бедолаг. — Этот спокойный вежливый тон слабо вязался с массивной глыбой фигуры Шичибукая.       — С кем имею честь разговаривать? — Дозорные за моей спиной опустились на землю, в свою очередь настороженно разглядывая Шичибукая. Они уж точно знали, кто он.       Меня же в свою очередь заразила вежливость Кумы. Несмотря на момент общаться с ним – одно удовольствие.       Как новичку в этом море мне положено не знать простейших вещей.       — Бартоломью Кума. — Шичибукай склонил голову и слегка приподнял в приветствии свою забавную шапку. — Шичибукай.       От Ташиги донёсся сдавленный звук – она хотела что-то сказать, но сама себе зажала рот, боясь своими словами сделать ситуацию хуже. Неужели кто-то начал учиться на собственных ошибках?       — Теперь ими займусь я, юная леди. — Обратился к Дозорной Кума.       Уши слегка заложило и словно кто-то переключил канал перед моими глазами – вот только что мы стояли на полной народу пристани, а теперь стоим втроём на пустынном берегу и вокруг до самого горизонта – ни души.       Возле меня сдавленно выругался Эрик. Прекрасно его понимаю – легко и ненавязчиво Кума уже во второй раз показал нам, что находится в совершенно другой лиге. И при желании сотрёт в нас в кровавую пыль, едва лишь ему что-то не понравится.       Шичибукай спокойно повернул голову в сторону доктора:       — Эрик О'Чиги, верно?       — Живым я в руки правительства не дамся, так и знай. — Угрюмо проинформировал Шичибукая Эрик.       — Он – мой накама и судовой врач моей команды. — В свою очередь проинформировал я стоящих передо мной людей. Надо же держать их в курсе, верно?       Эрик ожег меня взглядом, а Кума спокойно произнёс:       — Очень интересно. Но сначала...       Он спокойно снимает перчатку и я непроизвольно приготовился бить или бежать – вся сила фрукта Кума сосредоточена именно на его ладонях, в виде милых и смешных розовых лапок.       Только вот видевшие их силу смеяться над Кумой не спешат. Движения Кумы я не увидел. Просто почувствовал, что лишался чего-то внутри себя. Как и ожидалось, всё мои приготовления не помогли.       Я ещё успел увидеть, как из спины Эрика вырвался шарик, наполненный чем-то грязно-серым, с блеклыми белёсыми потёками. Фрукт Кумы даёт ему лапки на ладонях, способные отразить всё что угодно – даже чужую усталость и боль. Про простые атаки даже упоминать не стоит.       Вот только что именно он вытеснил из нас?...       — Небольшое испытание для вас. — Кума спокойно поправил свои очки. — Я отпущу того, кто убьёт другого в поединке. Иначе – вы оба закончите свой путь здесь.       Нас с Эриком словно могильным холодом обдало – Кума безжалостно давил одними словами, заставляя поджилки дрожать от страха, а нутро судорожно застыть тугим комом. Вот черт побери, неужели придётся выложить свой козырь на стол?       Кума внимательно смотрел на нас, а я поглядел на Эрика. Тот встретил мой взгляд своим. Так мы и стояли несколько секунд, словно ведя безмолвный разговор. Но всему рано или поздно настаёт конец.       — Я едва-едва перестал биться на потеху других. — Холодно бросил Эрик Куме. — Отказываюсь.       Я заметил, как мечник напрягся, как сжатая до предела пружина. Мне стало неловко за себя – у меня есть шанс уладить всё дело миром, только Эрик не знает ничего ни о моём прошлом, ни о стоящем перед нами Шичибукае, кроме его очень суровой славы.       И он всё же отказался даже перед лицом смерти. На какой-то момент я даже засомневался – достоин ли я быть капитаном такого человечища?       — Жизнью друга выкупать свою не собираюсь. — Недовольно буркнул я. Недовольный больше собой, нежели стоящими передо мной людьми. Кума с непроницаемым лицом смотрел на нас, как горы смотрят на лежащие перед ним равнины. Невозмутимо и непоколебимо.       — Куда бы ты хотел отправиться, представься такая возможность? — Внезапно спросил он меня и моё сердце забилось быстрее от волнения. Вот она, возможность! Когда Кума не хочет убивать своего оппонента, он отправляет его в полёт. Место назначения он порой выбирает сам, и у него очень странное чувство юмора.       К примеру Санджи, бровастый кок Мугивар, невероятно любящий женщин и главный подкаблучник всего Ванписа был отправлен на остров Момоиро. Место, «Где собираются те, кто с сердцем девы». Другими словами – остров был переполнен агрессивными трапами-гомосексуалистами. Персональный ад для отдельно взятого эрокока.       Впрочем, раз уж Кума спрашивает пункт назначения – значит должен отправить туда.       — К моей команде и кораблю. — Скороговоркой проговорил я и уже хотел уточнить, что Эрик должен отправиться вместе со мной, как обнаружил себя на огромной высоте над морем, окруженный едва заметным барьером.       Ну твою ж дивизию!

***

      Эрик задумчиво посмотрел на оставшееся вместо Майкла облачко пыли и перевёл взгляд на снявшего перчатку Шичибукая.       — Я кое-что слышал о тебе, Бартоломью Кума. — Медленно произнёс мечник. — Ты ведь действительно отправил его к своей команде, верно? Только откуда ты можешь знать, где именно находится его корабль?       Эрик не ждал ответа на свой вопрос, но Шичибукай неожиданно снизошел до ответа:       — «Любопытный Лис» приметный корабль. Совсем недавно его видели отплывшим в сторону одного острова.       — Вот значит как... — Эрик устало прикрыл глаза.       — Куда бы хотел отправиться ты? — Кума задал тот же вопрос и ему.       Не стесняясь Шичибукая, мечник сел на тёплый песок и расслаблено вытянул ноги.       — Знаешь. — Внезапно сказал он внимательно слушающему его Шичибукая. — Этот идиот не так уж и плох. Дозорные после того, как я убил распорядителя, сбежал с пиратом и атаковал офицеров – всё равно не оставят меня в покое. Так что став пиратом я не сильно-то много потеряю.       Он немного помолчал, и продолжил:       — К тому же за этим безумцем нужен глаз да глаз, чтобы он не сломал себе шею. — Было похоже, что Эрик отчаянно ищет оправдания для своего желания. Очки Кумы странно блеснули, когда он слегка наклонил голову вбок, явно вспомнив что-то своё.       — И как врач я должен проследить, что он полностью выздоровеет после операции. Так что отправляй меня следом за Майклом.       Хлопок, и Шичибукай остался один одинёшенек на берегу.       Кума рассеяно надел перчатку, разрушив этим две извлеченные из молодых парней сферы. Тем самым вернув им возможность лгать.       — Будущее покажет. — Рассеяно произнёс он.       На этот раз звуков не было. Лишь следы на песке говорили о том, что здесь совсем недавно кто-то был.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.