Герои? Злодеи? Пф! Деньги! И дайте жить спокойно!

Слэш
NC-17
В процессе
767
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 888 страниц, 83 части
Описание:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
767 Нравится 821 Отзывы 379 В сборник Скачать

Ah shit, here we go again

Настройки текста
      Новость о том, что ребенка похитили прямо перед домом героя номер два Японии тут же дошла до родителей Саюки. Не прошло и часа, как Давид и Джейн стояли напротив Старателя, а тот, скрестив руки на груди, с явным недовольством, смотрел на мужчину и женщину. — Не понимаю, почему вы так взвились. Ваш сын — подросток. После встречи со мной, когда я в не лучшем расположении духа, он мог просто сбежать, а телефон выронить. — Ты…!       Пока Давид не наломал дров, Джейн быстро перехватила инициативу в разговоре на себя, встав между метающими молнии мужа и героя. Женщина, как можно спокойнее, хотя и сама была на грани срыва, объясняла ситуацию. — Господин Старатель… я вам сейчас объясню. Вы просто не понимаете всей ситуации. Мы эмигранты, пришли в Японию из Америки. И, в связи с той ситуацией, которая настигла нас там, у нас, у нашей семьи, есть одно единственное правило, которое выполняют все, без исключения, и мы, и наши телохранители, которых мы назначили нашим детям — телефон должен быть у нас. Если телефона нет — это явный признак того, что с кем-то из нас что-то случилось. А Саюки не из тех, кто бы просто так нарушил правило, понимая прекрасно в какой ситуации находится, пока ему не исполнилось восемнадцать лет. Пока он не стал совершеннолетним. — И все же я думаю, что он просто его выронил… — Не дождавшись своей сестры? — Не заметил? — Герой.       Тут же ворвался в разговор Давид. Он, с яростью загнанного в угол зверя, посмотрел на Старателя. Отчего мужчина даже сделал шаг назад. Он видел подобные взгляды и не раз, это взгляд человека способного на все, чтобы лишь с его близкими ничего не случилось. Младшие Тодороки стояли рядом и пытались хоть немного приободрить Сашу, которая, сжавшись, обнимала саму себя смотря в одну точку. — Мой сын не мог так опрометчиво поступить. Его уже похищали однажды. И в то похищение погибла моя мать. Единственный раз, когда Саюки остался без телефона, его едва не убил Пожиратель — злодей, которого герои считали мертвым, и из-за этого злодея мой сын потерял два года своей жизни. А вы сейчас… вместо того, чтобы выполнить долг героя и прочесать с высоты округу, чтобы заметить и увидеть тех, кто мог бы быть причастным к его исчезновению, используя свою причуду, попросту… отказались этого делать. Из-за чего? Из-за того, что вы считаете его просто подростком? Из-за того, что вы ставите свое эго выше остальных? Я знаю своего сына. И я знаю, что может в прошлом, когда он впервые вас увидел, герой, он мог почувствовать страх, испугаться… вот только после этого он повстречал того, кто сильнее вас, Пожирателя. И именно мой сын с Всемогущим, вырвались из его лап. В мире существует намного большая сила, чем вы себе можете представить. И с одной из них он столкнулся лицом к лицу. Двенадцатилетний ребенок. Неужели вы, герой, думаете, что можете его просто так напугать?       Давид, сверля Старателя своим взглядом, пытаясь унять ярость внутри себя, сжал кулаки. Герой же, закрыв глаза, наконец ответил. — Мое агенство займется похищением. Но, если это не похищение… — Мы сами займемся своим сыном, будьте уверены.       Ответила Джейн. Ее рука лежала на плече своего супруга.       Так начались мучительные дни ожидания семьи Вашингтон в Японии.       День спустя.       Это было странное чувство. Саюки, будто услышал хлопок, и весь мир обратился во тьму. Похожее состояние он испытывал когда-то давно в междумирье. В тот раз, когда повстречал Фантомов, Фантома-Энки. Нет ни верха, ни низа. Он просто… в каком-то анабиозе. В этом месте… или же в его состоянии, нет возможности ориентироваться на время. И вновь хлопок. Он чувствует наконец свободу. Вот только его тело слабо. И он чувствует, что на его шее что-то смыкается. — Ч…       Саюки не может говорить. Он чувствует, что лежит на каком-то холодном полу. В голове гул, он даже не слышит людей, которые говорят, стоя над ним. Не слышит, но, приподняв голову, видит - несколько людей. Мужчины и женщина. Одна женщина, которую парень помнит из детских воспоминаний. Он знает ее.       Вашингтон...       И Саюки потерян. Он ощущает, но в должной мере не чувствует, как в его шею входит игла, когда взгляд лазурных глаз впивается в знакомую незнакомку, ведь имени ее он не помнит. Он просто слышит, откуда-то изнутри, как разрывается под острием его кожа, как что-то в него вводят… и снова весь мир пропадает во мраке.       Сколько времени проходит — Саюки не знает. Видения то появляются, то исчезают. Разум Саюки испытывает какую-то неестественную эйфорию, которая заставляет его раз за разом погружаться в забытие. Единственное, что он понимает… его куда-то несут. По длинным коридорам. Зрение то гаснет, погружая сознание в темноту, то вновь, яркой вспышкой, озаряет пространство вокруг. И то, что он видит, заставляет его тихо произнести… — Н-нет…       Капсула. Такая же капсула, какая была на Гавайях. Он не чувствует, как его туда запихивают, как подключают к венам различные трубки, как в шею, опять с помощью иглы, вставляют трубку. Саюки видит перед собой размытие лица и нечеткую картинку. И в какой-то момент Саюки наконец осознает, только сейчас — он в западне. Люди в белых халатах стоят вокруг него, а вперед выходит вновь эта женщина. Она что-то говорит, но до Саюки не доходят ее слова. Парень опять пытается хоть что-то вспомнить. Из какой она ветви? Однако его мозг, превращенный в рисовую кашу, отказывается работать. Додумать Саюки не может… он чувствует как по венам, со стороны шеи, что-то разносится по телу ударами сердца, из-за чего разум впадает в очередную эйфорию отключая его сознание, унося в забытие.       Япония.       Двое мужчин сидят друг против друга. Старатель и Давид. Они смотрят немигающим взглядом. — Ты понимаешь, если моего сына не найдут, я полностью уничтожу твое место второго героя? — Не пытайся меня запугать. Никто не смог до тебя. — Но я не другие. Я полностью уничтожил репутацию Вашингтонов в Америке. Помнишь их банк? — Из-за этого начался мировой финансовый кризис… — Да. Это сделал я. Хотя, не буду лукавить, я сделал это с помощью еще людей. Не единолично. Но я это сделал. — Ты признаешься, что погрузил весь мир в кризис? — И это тоже. Я хочу, чтобы ты понимал…       Давид поднялся с места и подошел к Старателю, склоняясь к нему. — Я уничтожу тебя, если моего сына не найдут.       Саюки.       В этом месте нет времени. Лишь есть интервалы, когда разум возвращается в тело и Саюки может видеть, расплывчато, через туман, что происходит вокруг. Вот несколько людей в белых халатах перед ним. А потом один человек. И вновь несколько. И снова один. Возможно, именно то, что разумом Саюки не из этого мира помогает ему в конце-концов собраться. И к следующему своему пробуждению он… останавливает свое сердце, с помощью своей причуды. У него нет сейчас того, на кого он бы мог положиться. Нет того, кто бы его спас.       Япония.       К поисках подключились профессиональные герои. Топ Джинс, Сэр Ночноглаз, даже Всемогущий. Тройка лучших учеников ЮЭЙ прочесывают улицы. Было обнаружено многое, черный рынок по сбыту оружия, рынок по сбыту краденого, рынок наркотиков, вот только… ни следа одного единственного подростка.       Саюки. — Черт, черт, черт! Только не в мою смену! Неужели передоз?!       Мужчина в белом халате пытается проверить все имеющиеся настройки аппаратуры. Но, в конце-концов, он нарушает единственное правило, которое им дала их наниматель — он открывает капсулу. Какой вообще в этом правиле смысл, если парень, к которому подсоединены все эти трубки, умирает? Если пульса нет. И это — единственная ошибка. Глаза лазурного цвета с белоснежным расширенным зрачком открываются. И человек, попавший под воздействие причуды крови, стоит, покачиваясь из стороны в сторону. Причуда действует непостижимым образом, словно стараясь защитить своего носителя. Сила Саюки, которую тот направляет на человека в белом халате, выходит из-под контроля. Чужие мозги выжигаются, оставляя после себя тело, повинующееся мысленным приказам. Этот человек, дергаясь при каждом движении, словно поломанная кукла, нажимает на кнопки, заложенные в его памяти, лишь для того, чтобы освободить из капсулы тело ребенка. Саюки, осознавая происходящие лишь кусками, выбирается из устройства. В его голове лишь одна мысль:       Выжить. Выжить. Выжить. Выжить.       И Саюки идет вперед. Вокруг происходит то, что люди, наверное, и назвали бы апокалипсисом. Кровь, мясо, кости, внутренние органы и вновь кровь. Наступавших Саюки, находясь в нестабильном состоянии, казнит на месте. И все же причуда крови — самая сильная причуда из всех. В один из моментов просветления его разума, Саюки обнаруживает возле себя вентиляцию, и заползает в нее. С тяжелым дыханием он ползет вперед. Только для одного:       Выжить. Выжить. Выжить. Выжить.       Свежий воздух не помогает его разуму протрезветь. Поэтому Саюки только и делает, что идет вперед, срываясь на бег, уходя от погони. Где-то над головой зазвучала сирена. А в голове одна мысль:       Выжить. Выжить. Выжить. Выжить.       И перед тем, как перейти черту, кровавая причуда ломает то, что ублюдки сомкнули вокруг его хрупкой шеи — ошейник.       Больной, истерзанный разум с каждым разом подкидывает все новые видения из прошлого. Вот стоят фантомы, показывая пальцами на него. Вот стоит Фантом-Энки, крича о том, что все здесь, происходящее — не настоящее. Вот стоит бабушка, качая головой, разочарованная в своем внуке. А больше нет никого и ничего. Саюки не замечает сменяющиеся день и ночь. Он урывками чувствует, как ему, временами, становится жарко, а потом до дрожи в коленях холодно. Однако, в один момент, он осознает — ему жарко. Неимоверно жарко. Открыв глаза, к Саюки приходит понимание, что находится… в каком-то месте. Каньон или что-то вроде этого. И вокруг нет ничего, лишь выжженная солнцем земля. Беглец понимает, что ему нужно попить, он ощущает сухость во рту. Саюки понимает, что ему нужно поесть, но мысли о еде лишь вызывают спазмы в желудке, вызывают лишь желание проблеваться. Но ни голода, ни жажды Саюки не ощущает. Все так, как и в его видении, на Гавайях. Он чувствует кислый запах своего давно немытого тела, пота и крови, но не ощущает его. Пот и кровь. Кровь и пот. И это сочетание… сводит сума. Как и тогда. А в мыслях лишь одно:       Выжить. Выжить. Выжить. Выжить.       Саюки не знает, как далеко он ушел. Как далеко от него те, кто похитил его. Но разум, с каждой минутой, становится трезвее. И в один момент бредущий, лишь в одном окровавленном халате того несчастного, с кого парень в том месте сорвал предмет одежды, останавливается. Саюки оглядывается и понимает, он не в Японии. Черт возьми, это точно не Япония. Саюки находится, судя по сухому ландшафту, вообще где-то в Мексике. И последнее, что помнит парень, то, как он, упав на колени, начинает хлебать воду из водоема, чтобы утолить свою жажду. Чтобы только выжить. Саюки не думает о том, что ведет себя сейчас как животное, ловя рядом с собой насекомых и жуков, отправляя их себе в рот, лишь для того, чтобы утолить голод. Сколько дней он не ел? Или пил? Сейчас главное:       Выжить. Выжить. Выжить. Выжить.       "Пища" вместе с грязной водой выходят рвотой. Саюки, сжавшись в позе эмбриона, завалился рядом с спасательным водоемом. Его разум до сих пор где-то… не здесь. Он плывет, возникают образы… но теперь Саюки хотя бы осознает, что это лишь галлюцинации. И их нужно только переждать. Ему плохо. Ему больно. Сам Саюки то возвращается в этот мир, то покидает его. И все это в одном месте — у чертового водоема. Время от времени Саюки поднимает голову лишь для того, чтобы попить.       Какое же жалкое существование… но… мне нужно выжить… я… хочу… жить…       Мелькает новая мысль в голове перед тем, как Саюки вновь поглощает темнота.       Когда Саюки вновь приходит в себя, он чувствует… что ему становится легче. Голова продолжает раскалываться, но все же разум хотя бы не пропадет в собственных галлюцинациях. Саюки, поднявшись, с сильной болью во всем теле, осматривается. Вокруг лишь тишина. Предрассветное утро. Под ногами голая земля. Саюки узнает этот вид местности.       Это… Мексика? Как я сюда вообще попал?       Прикоснувшись к голове, так как Саюки испытывал огромную головную боль, парень слегка пошатнулся. А после, чуть скривившись, вновь опустился на колени и вновь выпил воды из мелкого водоема. В любом случае, ничего другого Саюки не видел поблизости. А после… просто пошел вперед. У парня не было ни карты, чтобы примерно определить свое местоположения, ничего другого. У него был лишь он, минимальные навыки выживания и халат, в который он укутал свое тело посильнее. А если сидеть на месте — ничего хорошего не произойдет.       В плане упорства Саюки никогда не уступал. И сейчас, превозмогая боль, парень идет лишь вперед. И когда вышел к трассе, с улыбкой выдохнул, подняв голову к небу. Однако после своей находки отошел от нее на, примерно, километр. Он до сих пор помнил про тех, кто его пленил. И, наверняка, они не оставили свои попытки найти Саюки. Для чего? Зачем? Парню было неизвестно. Но одно Саюки понимал из тех обрывочных воспоминаний — они собирали с него кровь. Как делали это с Лилу на Гавайях. А значит, просто так не отпустят.       Саюки шел. Шел. И шел. Его нежные стопы, не подготовленные к такой нагрузке, причем без обуви, давно превратились в мясо, однако Саюки продолжал идти, превозмогая боль. Сколько километров парень прошел, он не знает, однако… вдали стало виднеться здание. Однако, Саюки не стал торопится. Кто знает, может его воспаленное сознание подкинуло ему очередную иллюзию, мираж. Вот только, чем ближе Саюки подбирался к зданию, тем явнее оно становилось. И, не удержав себя, парень последние метры все же сорвался на бег. И, как оказалось, не зря.       Это был обычный придорожный мотель. Внимательно осмотрев территорию, словно дикий зверек спрятавшись за выжженным солнцем кустом, Саюки убедил свое сознание дождаться до наступления сумерек. Живот несчадно сводило от голода, казалось желудок пожирает сам себя, во рту сухость, тело требовало еды и воды, вот только… Саюки нашел в себе силы выждать. Он только отделался от заключения и вновь туда попасть не хотел.       Ожидание было мучительно долгим, однако… Саюки дождался сумерек. И только после того, как солнце стало заходить за горизонт, словно воришка, стал подбираться к придорожному отелю. Первым делом он проверил наличие камер. Камер в округе не было. И только после этого юноша, обойдя мотель, забрался по пожарной лестнице ко вторым этажам. Он проверил каждую комнату, окна которой выходили на заднюю часть мотеля, и, выбрав свободный номер, используя причуду, благо на его теле было ран предостаточно, чтобы иметь кровь в свободном доступе, вошел через окно в свободный номер. И тут же ринулся в ванную комнату. Обычно в ванной должен быть базовый набор медицинской помощи. И в этот раз владельцы мотеля порадовали Саюки. Тот, достав из встроенного в зеркало шкафчика, медикаменты, быстро закинулся, при этом запив таблетки водой из-под крана. Не хватало за все время путешествия подхватить Саюки какую-либо болезнь. И только после этого парень залез в душевую кабину, кислый запах пота и крови на его теле давно нервировали его обоняние. И только после этого юноша вышел в комнату, свободно вдохнув. Однако… это был не конец. Его живот до сих пор сводило от чувства голода, а вот водой из-под крана парень утолил жажду. Именно поэтому Саюки пошел к своему соседу, которого приметил, когда пробирался в этот номер мотеля.       Стук в дверь. — Я же просил не беспокоить, твоюж мать…       Недовольный возглас тут же оборвался, когда только сосед Саюки открыл дверь. Лазурные глаза с белоснежным зрачком в одно мгновение заманили в сети кровавой причуды открывшего дверь рослого бородатого мужчину. — Мне нужна одежда и еда.       Тихо произнес Саюки, пытаясь сконцентрироваться на стоящем перед ним мужчине. Саюки не хотел, чтобы произошла та же ситуация, что и на момент его пленения в том месте, когда Саюки, случайно и по неумелости выжег разум обладателя того самого белого халата, в котором скрывался парень, пока шел по пустыням Мексики. Будто туман поглотил разум человека. Мужчина, податливо, согласился. — Да, мама. Хорошо. Сейчас сделаю…       Говорил он слабо и тихо, на что Саюки оставалось только прикрыть глаза. Совестно ли ему было? Да. Стыдно? Нет. Он сейчас делал все, чтобы выжить. Именно поэтому Саюки, без какого-либо стеснения, зашел в чужую комнату. Находившийся под кровавой причудой мужчина достал из сумки запасные спортивные штаны и майку, а так же бутерброды, после чего попросту отрубился на постели. А Саюки, первым делом, жадно впился зубами в чертовы бутерброды, которые в Америке фасовали в гребаные пластиковые упаковки. Зубами открыть для себя доступ к еде и с жадностью поглощать. А после вновь пройти в ванную комнату и запить долгожданный обед водой из-под крана.       Шумно выдохнув, молодой парень, прикрыв глаза, посмотрел на себя в зеркало. Осунувшееся посеревшее лицо, похудевший за эти дни, тусклые волосы, но глаза все так же сияли лазурью. Чертыхнувшись, Саюки вышел из ванной комнаты и принялся рыться в вещах случайного мужчины. И его поиски увенчались успехом.       Подросток переоделся. Сейчас он выглядел как и куча других подростков — спортивные штаны, майка, кепка, скрывающая его волосы и солнцезащитные очки. И только после того, как Саюки, посмотрев на себя в зеркало, принял свой новый облик, кивнул сам себе и прошел обратно в комнату с кроватью, где расположился одурманенный человек. Парень обыскал самого мужчину лишь для того, чтобы найти телефон. Уместившись на кровати рядом с отрубленным телом, Саюки набрал номер телефона, который помнил по памяти.       Гудок.       Гудок.       Гудок. — Кто?       Недоброжелательно ответил грубый голос на другой стороне. Саюки сразу узнал его. — Булл. Это я. — Что… какого хрена?! — Ты сейчас один? — Нет. — Выйди туда, где ты будешь один, чтобы мы поговорили.       Пришлось подождать некоторое время до того, как телохранитель вновь взял слово. — Какого черта? Где ты сейчас, мелкий? Здесь вся Япония на ушах стоит! — Спокойно, Булл. Проблема в том, что я, судя по всему, не в Японии. Кажется… в Мексике или что-то вроде. — Ч… повторюсь, какого черта? — Меня похитила кто-то из Вашингтонов. И запихнули в машину, на подобии той, которая была на Гавайях, помнишь, я рассказывал? Из меня выкачивали кровь. — Пф, еще бы, такое не забыть. — Как там родители? — Говорю же, вся Япония на уши поднята. — Кого именно они подключили для моих поисков? Есть кто-то с причудами дальнего действия, чтобы отслеживать пропавшего? — Много кого. Даже Всемогущего припрегли. Однако… да, по поводу последнего. Были несколько героев, которые специализируются как ищейки дальнего действия. Редкие причуды. — Видимо, меня не могли обнаружить из-за того, что все это время на моей шее было что-то вроде ошейника… хм… Бык, у меня для тебя задание. — Уже? Может мы… — Нет. Родители не должны этого знать. Ты хоть представляешь, что будет, если они пойдут войной на Вашингтонов? В данный момент мы можем проиграть. Вашингтоны пали, но они все еще опасны. Не забывай, у них есть Мифрил. Итак… постарайся найти того, кто может помочь сбить тех, кто занимается моим поиском удаленно… — Что ты имеешь в виду? — Лучше всего будет, если их указания все время будут вести в лес Аокигахара. Этот лес огромен… нужно будет время, чтобы его прочесать. — Для чего тебе это нужно? — Для того, чтобы выиграть для себя время. Так же, свяжись со своими людьми в Нью-Йорке, мне нужно чтобы они сделали поддельные паспорт, загранпаспорт и визу, чтобы улететь в Японию. — Хех, вижу, ты там веселишься… — Да кабздец, веселюсь, конечно. Жуков, твою мать, жру от того как веселюсь. В общем… сделай это для меня. Кстати, могу дать подсказку. — Какую? — Обратись к Якудза. Не зря, в конце-концов, мы наладили с ними связь. Они профи в подпольном мире, может у них есть информация о тех, кто обладает причудами, которые необходимы сейчас, в данный момент. Если что, моя кровь сам знаешь где. — Хорошо. Я постараюсь… а ты постарайся не сдохнуть. — Постараюсь. Отбой.       Саюки сбросить звонок, но лишь для того, чтобы набрать новый. Опять же по памяти. Только в этот раз вызов сбросили. Саюки чертыхнулся.       Ну конечно, он ведь не дурак…       Именно поэтому Саюки пришлось писать сообщение.       Саюки: Это тот, кому ты помогал с банком Вашингтонов. Извращение: однодолларовые купюры. Это наше первое дело. Последнее же, вновь Вашингтоны, но связано с главой игровой компании. Без извращений. Выйди на связь и лучше без сообщений, а на прямую. Есть работа.       Прошли минуты. Прошли десятки минут. И, наконец, раздался звонок. На другом конце был измененный компьютерной программой голос. — Слушаю. — Что ты так смущенно? Ведь ты сам хотел знать где я и кто я. — Это весьма… неожиданно. — Понятно. В общем, мне нужна информация о женщине из Вашингтонов… хм… ей от двадцати восьми до тридцати лет. Шатенка. Из главной ветви семьи. И у нее есть подручный по имени Трой. — Хм, слишком мало информации. — Увы, больше предоставить не могу. Однако, она мне нужна. Вся информация по ней. — Понял. И все же, почему ты решил открыться? Раньше мы так забавно играли в игру «Ну, погоди».       Ну, погоди? — Потому что сейчас дело более чем серьезное. И если ты сможешь предоставить мне всю необходимую информацию… ты не только получишь свою оплату, как это было всегда, но и, скорее всего, получишь бонус. — Это… интересно. Чтож, попробуем покопаться в семейном древе. — До связи. Жду.       Саюки сбросил сам звонок, а после, с ухмылкой, посмотрел в окно. Будь на его месте кто-то другой, тот бы и не понял отсылки, а вот сам Саюки…       Значит, наш хакер из России? «Ну, погоди»… надо же такое вспомнить…       Убрав телефон в карман, молодой парень поднялся с кровати и растолкал вырубившегося ранее мужчину. И только тот открыл глаза, Саюки вновь использовал свою причуду крови для того, чтобы взять под контроль мужчину. — У тебя есть машина? — Да, мама, ты же знаешь. Она стоит внизу… — Хорошо. Мы собираемся, веди.       И Саюки, прикрыв глаза, пониже спустил козырек кепки. Прошло не больше двух часов с того момента, как подросток оказался в этом мотеле, но он не мог сейчас позволить себе расслабиться. Он понимает, что рано или поздно к этому отелю придут преследователи. И преследовать Саюки будут до того момента, пока он не разберется с главой. С той женщиной. Именно поэтому парень, поднявшись с кровати, все время находился рядом с мужчиной, с его нынешним ключиком к спасению, пока тот собирал вещи. Нельзя допустить, чтобы это «приворожение» прекратило свое действие.       После того как пара, мужчина и подросток, спустились, Саюки пытался все это время спрятаться именно за мужчиной, чтобы владелец мотеля не увидел подростка, они сразу пошли к машине. И как только новый знакомый Саюки открыл дверь автомобиля, парень подошел к нему. — Теперь можешь отдохнуть на заднем сиденье. — Хорошо, мама…       Произнес мужчина заплетающимся языком. И когда тот повернулся, чтобы отойти к пассажирскому сиденью, Саюки тут же забрал у него ключи. Как только незнакомец разместился, сам Саюки сел на водительское сиденье, завел мотор. И в то же мгновение, не оставаясь в мотеле больше ни на секунду, вывел машину на трассу.       Пока мужчина отдыхал на заднем сиденье, Саюки достал из бардачка карту. Да, бардачок он проверил. И пока ехал по прямой, без каких либо поворотов, дороге, у него было время сверится с картой. Он правильно понял, что находится в Мексике, слишком уж пейзаж был знаком. И чтобы добраться до ближайшего города, потребуется несколько часов. Именно поэтому парень, вздохнув, прикрыл глаза. Он отложил карту и продолжал смотреть вперед. На прямую чертову дорогу. Однако, ехал он так спокойно не долго. Через некоторое время молодой парень почувствовал… что-то. Противный запах. Легкую вонь, избавится от которой не помогли открытые окна. Поэтому Саюки пришлось не просто остановиться, а, на всякий случай, чтобы его не увидели на дороге преследователи, свернуть с трассы и поехать уже по полю, по бездорожью. И только когда за горизонтом скрылась дорога, Саюки остановился и вышел из машины.       Черт возьми! Эта вонь становится все сильнее с каждой минутой!       Закрыв нос рукой, парень обошел машину. К нему уже на пути к этой точке закладывались сомнения на счет его невольного спутника. Что из одной задницы он забрался в другую. Поэтому… Саюки был к готов к тому, что увидит. Парень повернул ключи в замке багажника. Открыл его. И… выдохнул, закрывая рукой глаза. Предчувствие его не обмануло. Ведь в багажнике лежали… или лежало… чье-то расчлененное тело. Или тела…       Хм… а нет, здесь третья рука, значит должна быть и четвертая… все же тут два тела, а не одно…       Подумав, парень закрыл багажник и отошел от машины. Из огня да в полымя, вот как данная ситуация называется. Однако, Саюки не спешил паниковать. Для начала, он решил разобраться в ситуации. В любом случае… после этого похищения, его причуда знает как убивать людей. А Саюки в такой ситуации, как человек, который лишь направляет пистолет.       Саюки и сам не понимает, как так получилось, что убийство человека, с помощью причуды, оказалось таким… простым делом. В прошлом, далеко в прошлом, в той жизни, он и подумать не мог, чтобы причинить кому-то боль, однако сейчас… он даже не вздрогнул от того, какие мысли закрались в его голову. Видимо, этот мир и в самом деле меняет его. И далеко не в лучшую сторону. Сколько вообще трупов на его совести? Если так подумать… то уже достаточно. А все началось тогда, давно, в Америке, когда он с легкостью, с помощью Булла, убрал с «поста» действующих Вашингтонов. И даже тогда Саюки не испытывал угрызения совести.       Тишина. Ночь. Еще в мотеле Саюки нашел в карманах мужчины зажигалку и сигареты, так что стало сразу понятно, что его случайный знакомый еще и курит. Однако, именно это помогло Саюки разжечь костер. Так что, когда мужчина наконец открыл глаза, первым, что он увидел — костер. А второе — аловолосого парня, сидящего на камне. Незнакомец, прибывая в явном недоумении, протер глаза. Он некоторое время просто молча смотрел на подростка, который не сводил своих глаз с пламени. — Кто ты?       Раздался в ночи тихий голос. Обычный голос, каких тысячи, ничем не выделяющийся, без каких-либо отличительный интонаций или дефектов в речи. — Меня зовут Саюки. А тебя? — Тейлор. — Приятно познакомится. — Взаимно.       И снова тишина. Тейлор определенно не понимает, что происходит, а знакомство с аловолосым парнем не принесло пояснений. Абсолютно никаких. Но этот Саюки не нападал на него, однако… множество вопросов еще не отвечены. К тому же у Тейлора есть своим секреты, поэтому он спокойно вышел из машины и подошел к костру. — А тех, кто у тебя в багажнике как зовут? — Вероника и Стайлз. Они сейчас не слишком разговорчивые. — Я это заметил.       И вновь тишина. Только теперь Саюки смотрит на Тейлор снизу вверх своими лазурными глазами, а Тейлор смотрит на него в ответ. И только сейчас замечает в свете костра в какую одежду одет подросток. — Хм, тебе идет. — Спасибо. Подлецу все к лицу. — Ахаха, наверное ты прав.       И с улыбкой Тейлор активировал свою причуду. Его рука в одно мгновение обратилась в лезвие, однако нанести какой-либо удар или вред парню мужчина не успел, так как позади аловолосого образовались алые, словно из латекса, руки. — Не советую. — Хах, и я того же мнения.       Внимательный взгляд лазурный глаз следил за мужчиной, а тот, с странным спокойствием, изменил лезвие вновь в обычную руку и сел напротив подростка. — Почему я здесь? — По воле судьбы, если честно. А почему Вероника и Стайлз в твоем багажнике в таком виде? — По воле судьбы.       Усмехнулся Тейлор, а после осмотрелся. — Я, так понимаю, еды и воды у нас нет. — Не было времени закупиться. Да и денег у меня нет. — Беглец, значит. Откуда бежишь? — От людей. — Логично, логично. — Да, логично. — Но не логично твое поведение. — Поведение? — Да. Ты сейчас в пустыне с мужчиной, имя которого узнал только сейчас, в багажнике у которого расчлененные трупы. И ведешь себя весьма спокойно. — Какой только херни не происходит в жизни.       Пожал плечами Саюки и выдохнул. Ему постепенно начинает надоедать эта игра, однако он опасается сократить дистанцию между ним и Тейлором, который уже показал, что его причуда — близкого действия. И если начнется битва, неизвестно кто выиграет, все зависит от скорости и реакции. А Саюки сейчас не в слишком хорошей форме. Его голова до сих пор раскалывается, а в теле тяжесть. Тейлор, развел руками, и улыбнулся. — Что верно, то верно. — Хм… расскажи, что сделали эти люди. — Люди? — Да, которые у тебя в багажнике. — Пф, это не люди. А мрази. А я сам — линчеватель. — Самосуд, понятно. — Самосуд… верно сказал. А сделали они… это герои, которые прикрывали наркопритоны. Моя мать сдохла от передоза, после отец. И когда я пришел, чтобы сжечь эту хуйню к чертям, увидел их. Думал, что герои закроют притон, вот только… они просто получили деньги и ушли, закрыв на все глаза.       Саюки усмехнулся и прикрыл глаза. После чего громко выдохнул. — Почему ты так легко об этом говоришь? — А есть смысл что-либо скрывать? Я черти знает где, с черти знает с кем, у меня в багажнике трупы героев. — Знаешь… а судя по всему наша встреча — судьба.       Саюки, как и Тейлор, хмыкнул. Вот только если Тейлор издал звук с скептицизмом, то Саюки и в самом деле не сдержал эмоций.       Все верно… все так, как говорил Фантом-Энки. Этот мир… я его кислород… А значит, Мир мне помогает. — Знаешь ли, меня пытались подставить в свое время, с помощью наркотиков. А недавно и вовсе накачали так, что я несколько дней провел в состоянии овоща. И я знаю, кто это сделал со мной. — Я, так понимаю, ты сбежал именно от этого человека? — Правильно понял. — Именно поэтому ты решил, что наша встреча — судьба? — Ага. Верно. К тому же, один я не выживу. Я это прекрасно понимаю. — Почему ты не задумываешься о том, что я могу тебя убить? — Ты сам сказал, что линчеватель. А значит, мое убийство — не в твоих интересах. — В моих, ведь ты видел трупы. — Я помогу тебе от них избавиться. — И ждешь ответную помощь? — Почему бы и нет? — Ты слишком наивный, пацан. — Однако, это не мои глаза сейчас загорелись возможностью. — Хах, уел.       Усмехнулся Тейлор. Он и в самом деле, как только узнал про то, что подросток знает, кто стоит за наркотой, воодушевился. После чего, поднявшись с места, посмотрел на Саюки. А тот не сводил с мужчины глаз. — Это твоя причуда, да? Ты использовал ее для того, чтобы привезти сюда? Последнее, что я помню — номер в мотеле. Как снял комнату. — Это вышло случайно. Мне нужны были еда, вода, медикаменты, одежда и транспортное средство. Я не знал, что в багажнике спрятан такой сюрприз. — Хех… ладно, как собираешься помогать с этими героями?       Саюки, поднявшись, потянулся, так как из-за долгого сидения на камне его тело затекло. После чего, из-за многочисленных мелких ран на теле, смог активировать причуду. Множества рук тут же появились из крови и начали копать. Мужчина, присвистнув, посмеялся. — Классика. — Как ты и сам сказал, мы черти знает где, а значит никто не будет здесь искать. — Сейчас принесу наших красавчиков. — Наших? — Ну, мы ведь теперь в деле. Вместе. — Да. В деле.       Кивнул Саюки, однако он так и не сводил своих глаз с мужчины. А Тейлор, будто все так, как и должно быть, вел себя спокойно и даже, казалось, был навеселе.       Трупы были захоронены, а Саюки, с Тейлором, который сел на водительское место, в то время как подросток уместился на место пассажира рядом, тронулись с места. — Могу попросить сделать крюк? — Для чего? — Чтобы навести на ложный след. — Хех, конспирация. Ну, окей. Куда заехать нужно? — До ближайшего маленького городка, в противоположной стороне от направления к Нью-Йорку. Мне нужна будет местная стоянка, которую не жалко будет сжечь с автомобилями. — Ммм… типа, ты пришел туда, выбрал нужную тачку и сжег все остальное? — Да. Ты понял. — Конечно понял, это избитый трюк. — А поэтому самый действенный. — Ты понимаешь, что как только я разберусь с наркодиллером, наши пути разойдутся? — Прекрасно понимаю. Поэтому, мы вместе будем только до того момента, как вся история подойдет к концу. — Тогда, посмотрим же, что будет в конце.       Тейлор усмехнулся, а Саюки перевел взгляд в окно, на быстро сменяющийся пейзаж.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.