All or nothing

Слэш
NC-17
В процессе
25
автор
Justfish бета
Размер:
планируется Макси, написано 119 страниц, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
25 Нравится 8 Отзывы 12 В сборник Скачать

4. Все только начинается.

Настройки текста
Примечания:
Жизнь странная штука. Кто — то сейчас только родился, кто — то умер, кто — то сейчас безмерно счастлив, кто — то находится в глубокой депрессии, кто — то скорбит, а кто- то в эту самую секунду идёт на самый ответственный шаг в своей жизни. Для кого — то этот шаг будет летальным исходом, для кого — то самым верным и правильным, но пока не попробуешь не узнаешь, верно? Человек не выбирает себе родителей, братьев, сестер и в целом свою семью, он не выбирает кем и когда родится, в каком городе, стране, как он будет выглядеть, цвет кожи, расу, свое имя, фамилию, он ничего из этого не выбирает. Но он делает выбор, как поступить со своей жизнью: переехать ли в другой город или остаться в своем родном, бросить человека или продолжать любить, не смотря ни на что, умереть или пытаться жить и бороться дальше. Выборов в жизни очень много, а правильный он или нет, время покажет. Для кого — то это было правильное решение, а кто — то из — за него изнывает от боли, лёжа на холодном кафеле, задыхаясь в собственных слезах. Вот и Чимин решил, что дальше идти и бороться он больше не хочет и не будет, он будет плыть по течению, не стараясь плыть против него и идти в лучшее будущее. И никто не в праве его за это осуждать. Если Чимину было суждено умереть вчера, то он бы умер, но видимо судьба решила, что его время ещё не пришло. И сейчас лёжа все на той же широкой кровати, омега повторно открывает глаза. Голова уже болит меньше, а зрение уже может фокусироваться на отдельных предметах интерьера. Пак немного приподнимается на локтях и осматривает комнату, в которой по всей видимости все это время находился. В комнате стоит полумрак, стены окрашены в темные тона, плотные шторы закрывают полностью окно, не давая ни одному лучику просочиться сквозь них. На противоположной стороне от омеги висят полочки, на которых стоят какие — то коробки и несколько рамок со снимками, что конкретно изображено на них — Пак не может разглядеть, но отчётливо видит там людей. В углу комнаты стоит небольшое кресло — качалка с пуфиком для ног, по бокам огромной кровати на которой сидит Чимин стоят две небольшие тумбочки, ну и собственно все- больше в этой комнате ничего нет, она пустая и не уютная, как будто здесь никто не живёт, но по тому, что на тумбочках нет пыли, можно легко догадаться, что тут все-таки кто — то живёт. Неожиданно дверь в комнату открывается и маленький лучик света просачивается в комнату, а вместе с ним заходит и человек. Дыхание омеги учащается, он не понимает- стоит ли ему боятся или же наоборот. Он не знает, что тут делает и как вообще сюда попал, но его размышления прерывает немного грубоватый голос незнакомца, который всё ещё стоит в проходе. — Проснулся? — Где я? — хриплым голосом спрашивает омега. — У меня дома. — альфа подходит ближе присаживаясь рядом на кровать, и включает светильник. — Помнишь меня? Мы встречались в клубе. Конечно же омега помнит. Как он может забыть? Как он может забыть того, кто спас его, отвезя в больницу и даже на руках донеся до врача, но после грубо оставив одного и даже не дав и шанса на повторную встречу. У Пака слишком противоречивые чувства об этом альфе, но на это он только слегка качает головой, подтверждая, что помнит его. — Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? Голова как? — Н…Нормально. Можно мне воды? — Конечно, я сейчас принесу. — Мин поспешно скрывается за дверью, а когда возвращается, то в руках у него уже стакан воды и упаковка каких -то таблеток. — Вот, держи. — передавая стакан Чимину, говорит альфа, одновременно кивая на пачку таблеток — Это от головы, я знаю, что она у тебя сейчас сильно болит. — после того, как омега принял стакан воды и выпил таблетки, Мин продолжает. — Мы так и не представились, я Мин Юнги, как тебя зовут? — протягивая руку для рукопожатия, проговаривает Юнги. — Пак Чимин. — с опаской, но все же протягивает свою руку в ответ. — Приятно познакомиться. — тепло улыбаясь, пожимает протянутую руку. — Взаимно. — Может ты хочешь что- нибудь ещё? — Нет. Сколько сейчас времени и сколько я тут пробыл? — Сейчас… — подняв руку с часами перед собой, задумчиво протягивает Мин — 22:00. Здесь ты уже примерно 10 часов. — Понятно… Где мой телефон? Мне надо позвонить. — хотя кому он собирается звонить? Ему некому звонить и омега сам это прекрасно понимает и осознает, если за то время, что он был в больнице его никто не потерял, то с чего он взял, что кому — то понадобился сейчас? — Я не нашел твой телефон, ты же упал в воду, возможно его унесло течением. — задумчиво выстраивает логическую цепочку альфа и через небольшую паузу предлагает решение — Ты можешь позвонить с моего, если конечно, помнишь номер. — Юнги достает из кармана своих домашних штанов телефон и протягивает его Паку. — Нет, спасибо, я передумал. Можешь вызвать мне такси, мне надо домой. — опять ложь и наивные ожидания, что его все — таки потеряли и ищут, ждут, беспокоятся, но это лишь больное воображение и человеческое нутро быть любимым, кричит и нуждается в этом. — Мне кажется, тебе лучше остаться на ночь у меня, а утром уже уехать, — у альфы немного бегают глаза. Вроде бы он ничего сверхъестественного не предложил — простая забота, но взгляд омеги не даёт расслабиться, альфа не знает, как аргументировать свой позыв оставить Чимина у себя, и он ничего больше не придумывает, опуская глаза вниз произносит первое, что пришло в голову — Мало ли что может случиться. Уже достаточно поздно, а такси не самое безопасное место для омеги. Пак на него недоверчиво поглядывает, но возразить ему нечем, да и идти ему собственно, тоже некуда, поэтому он коротко кивает, давая понять, что все- таки останется. — Отлично, тогда не буду тебе мешать, спи здесь. Я буду в другой комнате. — выходя из комнаты, говорит альфа. Как только дверь закрывается за Мином, Пак облегчённо выдыхает и падает на мягкую прохладную подушку, и блаженно закрывает глаза. Что ему делать дальше? Попытаться ещё раз умереть? Хороший вариант, но глупый. Чимин только нашел человека, который о нем вроде — как заботится, а теперь взять и все бросить? Нет, он будет держаться за него всеми силами. И хоть это звучит очень наивно и глупо, что омега повелся на первого встречного, кто оказался к нему добр, но он больше так не может. Чим не может быть постоянным изгоем. Он тоже человек, тоже омега и он тоже хочет быть любим и что бы о нем заботились. И пока это делают, он никогда не сдастся. Он будет всеми силами держаться за этого человека, даже если он будет делать ему больно. Он переживет. Главное что сейчас о нем заботятся. С этой мыслью Пак спокойно погружается в мир Морфея.

Как только такси останавливается, омега сразу же выскакивает из автомобиля и устремляет свой взгляд наверх, туда, где находится окна Мина и не замечая там света, хмурится. Что- то не так. Так обычно не происходит. Альфа всегда включает приглушённый свет на кухне и работает там всю ночь за чашкой кофе, а не горит ни одной лампочки. Ким обеспокоенно достает телефон из своего кармана брюк и набирает выученный наизусть номер. Гудки кажется идут вечно, и омега хочет уже было сбросить вызов и направится в саму квартиру, как на том конце провода слышится до боли знакомый и родной, немного грубоватый и местами хриплый голос, который хочется слушаться вечно. — Да? — Юнги, все в порядке? — настороженно интересуется Тэ, не выдавая, что он сейчас, в эту самую минуту, стоит буквально под окнами его дома. — Да, а в чем собственно дело? Тэ, ты вообще время видел? — на заднем фоне раздается чье то недовольное мычание и причмокивание. Тэхен сразу же теряется, он только хотел обрадоваться, что альфа перешёл в нормальный образ жизни, что он наконец- то будет ночью спать, а днём работать, как обычно делают все и наконец перестанет заниматься самобичеванием, но не тут то было. По звукам можно отчётливо сказать, что Мин не один и что сейчас, в этот самый момент, он находится с кем- то и это не какой — нибудь друг или знакомый, которых у него нет, не сложно догадаться, что это тот самый омега, которого альфа унес на руках из клуба. И как Тэ не догадался, что все это время по нему никто не скучал, что это только он изматывал себя и свои нервы, погружаясь полностью в работу, убивал себя морально и физически и днём и ночью, без перерыва и передышки, и это только он такой ненормальный, грезил об альфе и одновременно с этим пытался забыть, но все его попытки оказались тщетны. Слышите этот хруст? Это хрустят осколки маленького сердечка омеги, которое и до этого было уже наполовину разбито, а сейчас его не только добили, но и прошлись ногами по осколкам раздавив и полностью их уничтожив. Его разбитое вдребезги сердце уже не выдержало этой адской боли. Ким глупый. Он добровольно отдал свое маленькое хрупкое сердечко альфе на хранение и был уверен, что Мин никогда и ни за что не разбил бы его, не сделал больно, но именно он разбил и растоптал драгоценное сердце омеги, которое тот без раздумий его отдал и отдал бы его ещё раз, но к сожалению больше отдавать нечего.

После странного звонка от Тэ, Мин присаживается на корточки рядом со спящим омегой и наблюдает, как он сладко посапывая, немного причмокивает во сне. Наблюдать за таким беззащитным, милым и невероятно красивым Паком выше его сил. Альфа бы хотел нарушить спокойствие и личное пространство омеги, забравшись к нему в кровать под одеяло и поглаживать не только руку, которая немного свисает с кровати, но и все тело омеги. Он очень хочет прикоснуться к нему. Запачкать невинное тело своими укусами и засосами, пометить все его тело, чтобы каждый знал, чей этот омега. У Мина потихоньку едет крыша, и вот он уже двигает свою руку дальше, по предплечью сладко спящего Чимина, но как только юноша пошевелился, то альфа сразу же отдергивает руку и уходит. «Нет, это не правильно. Я не должен этого чувствовать и думать о нем в таком ключе». — с этими мыслями Мин в спешке покидает комнату, тихо прикрыв дверь. После того, что произошло в комнате, альфа долго ворочался и не мог заснуть, мысли не давали ему покоя. Как только он закрывал глаза внутренний зверь внутри него кричал о том, что Мин обязан пометить омегу, сделать его своим, навсегда, навеки, этот крик рвал душу, терзал сердце и никак не мог успокоиться. Ему было мало прикосновения к руке, слишком мало, чертовски мало, это сравнимо с тем, что дать собаке понюхать косточку и уже протянуть, что бы отдать ее, но в последний момент забрать. Мину самому страшно от этих мыслей. его пугает монстр, который живёт в нем, который гложит его изнутри и когда- нибудь Юнги не сможет его сдержать и когда он вырвется, Чимину лучше быть очень далеко. Настолько, что бы Юнги не смог его найти.

Альфа не спеша размеренно едет по ночному Сеулу, утопая в своих мыслях. К какому другу поехал Тэ? Почему так поздно? Почему это было так срочно, что он сразу же после работы помчался к нему? Может быть это не просто друг? Все эти мысли мучают альфу, не давая расслабиться после тяжёлого дня. Хоть он и понимает, что его это не должно касаться, и что лезть в личную жизнь другого человека это не правильно, но Чон ничего не может поделать со своими мыслями. Сегодня столько всего произошло и столько всего накопилось. Болезнь отца, о которой никто не должен знать, приезд брата с которым у него не самые теплые отношения, совершенно глупая перепалка, о которой сейчас все шепчутся и сплетничают, да ещё и омега с которым вроде бы наладились отношения, но он снова начал отдаляться и строить невидимые стены вокруг себя. Останавливаясь на светофоре, альфа мимолётно бросает взгляд на тротуар, где на лавочке сидит одинокий парень, свесив голову, и видимо, немного всхлипывая. Чон не знает, почему его заинтересовал странный юноша, может, потому что он был таким же одиноким и несчастным, как и сам альфа? Возможно. Чонгук не мог точно сказать, но он точно чувствовал, что они были с ним чем то похожи, что то на подобие родственных душ, звучит сопливо, как в дурацкой дораме, но альфа правда это чувствует, он тоже всегда был один как и этот парень сейчас. Он тоже так же сидел на лавочке в одиночестве, поздним вечером, и до глубокой ночи смотря на звёзды и думая о своей жизни, пока окончательно не замерзал. Замерзал так, что не мог шевелить конечностями, тогда он возвращался домой, вернее в место где он жил, но никогда не был там счастлив, а если и был, то очень — очень давно, такое чувство, что в другой жизни, в той жизни, где он был маленьким ребенком с счастливыми родителями и таким же счастливым старшим братом, но ничего не вечно, и всему однажды приходит конец. Как только светофор оповещает, что движение разрешено, он переключает все внимание на дорогу и паркуется на первой попавшей парковке, подходя к юноше, который все ещё сидит в том же положении, что и несколько минут назад, и тихо, почти бесшумно всхлипывает. Чем ближе альфа подходит к парню, тем лучше можно разглядеть его силуэт. Он немного худоват, одет в дорогой и стильный черный костюм, в общем выглядит ухожено, его обувь чистая и даже блестит при определенном свете фар машин с дороги. У него достаточно длинные светло-голубые волосы, что спадают на глаза, не позволяя разглядеть его лицо, и на этой детали сразу же в голове всплывает образ его омеги, который совсем не похож на того, кто сейчас сидит на лавочке. Чон подходит к скамейке и только сейчас понимает, кто перед ним сидит. Это его омега. Чон не верит своим глазам. Неужели это тот самый Ким Тэхен, который всегда на всех смотрит свысока, который всегда выглядит на все 100%, который всегда недоволен своим внешним видом и не важно, что другие мечтают выглядеть так же, как он, неужели это тот, кто никогда не покажет, что ему больно или плохо, тот кто всегда идёт на работу с улыбкой и всегда улыбается другим людям, даже если эта улыбка фальшивая, сквозь слезы. Таким омегу знали все, но никто и никогда не видел, как Ким плачет. И сейчас альфа делает вывод для себя, что Тэ совсем не такой каких хочет казаться, он ранимый и добрый, он тоже хочет заботы, но видимо никто не в силах дать ее омеге. Сегодня Тэхен для Чона открывается совершенно с другой стороны. Сейчас он не выглядит высокомерно или надменно, сейчас он больше похож на потерянную звёздочку в этом бескрайнем мире, одинокую, которая почти потеряла смысл светится, ведь она сама не знает, насколько прекрасна для других, не зря в первую встречу альфа назвал его именно так, это прозвище полностью описывает его владельца. Этот омега очень разносторонний и каждый раз он поражает и восхищает одновременно, открываясь с разных сторон и обнажая свою искалеченную душу. Почувствовав, что рядом кто — то присел Ким поднимает заплаканное лицо и смотрит жалобным взглядом на альфу, который удобно разместился рядом с ним. — Не хочешь поделится? — первое, что произносит альфа, устремляя взгляд в бездомные глаза омеги. В них можно утонуть. У Тэхена ярко — карие глаза. И пусть на планете много людей с похожими глазами, но Чонгук знает точно, таких глаз нет ни у одного человека на земле. Альфа видит в них намного больше. Он пропускает через себя всю боль, которую хранит омега в глубине своей души, чувствует как пронизывающий взгляд Тэ завораживает и проникает дальше, в самое сердце, окончательно забирая его себе. Пусть заберёт, оно будет биться за место старого, жестоко разбитого. Первым отводит взгляд сам омега, спрашивая — Что бы вы чувствовал, и если бы узнали, что любимый человек не любит вас и строит жизнь с другим? Иронично, ведь это именно то, что сейчас чувствует альфа, именно его не любит омега и именно Ким сейчас страдает по кому- то другому и любит он тоже кого — то другого, неосознанно причиняя ещё бо́льшую боль самому альфе. Сердце разрывается на части и хочет кричать, а ещё сильнее хочется найти и убить того, кто заставил Тэ сидеть здесь, на холоде, и лить слезы. Он не заслуживает этого. Как и сам альфа. — Боль и одновременно с этим пустоту? — Да, это именно то, что я чувствую сейчас, жгучую боль и одновременно с этим удушающую пустоту. — Тэхен горько усмехается и начинает заливисто смеяться. — Вы ведь даже не представляете что я сейчас чувствую, как тогда угадали? — продолжая смеяться спрашивает омега у альфы. — Потому что я чувствую сейчас тоже самое, что и ты, звёздочка.

Положив омегу на постель, Чон тяжело выдохнул и сел рядом с кроватью на пол, он не посмеет посягнуть на личное пространство омеги до тех пор пока тот сам этого не захочет. Чонгук устало снимает дурацкий пиджак и удушающий его галстук. Смотря на мирно сопящего Тэхена, который уже во всю пускает слюни на подушку. Сон невольно улыбается этой картине. Но долго это не продолжается — альфа отрывает взгляд и пересиливает себя, чтобы встать и принести воду омеге, которого на утро явно замучает жажда и похмелье. Хоть Ким и выпил немного, но все равно напился и сразу же вырубился, из- за чего пришлось нести его на руках до дома. Чон помнил адрес Тэ ещё с того момента, когда первый раз увидел омегу в кабинете своего отца. Он в тот же день не удержал свое любопытство и навёл о нем справки, как зовут, сколько лет, как долго работает, замужем или нет, адрес и тд. Но почему — то из всего этого отчётливо в память въелся именно адрес и номер телефона, который был прикреплен к его биографии. Выходя из комнаты он еще раз бросает взгляд на спящего, в очередной раз умиляясь с этой картины и окончательно покидает комнату, направляясь на кухню за стаканом воды. Возвращался Чонгук уже со стаканом воды и таблетками от головной боли, которые нашел в маленькой аптечке на кухне, поставив все на тумбочку, он укрывает пледом спящее чудо, которое откровенно развалилось на всю кровать, аккуратно снимает с него обувь и носки, аккуратно ставя ее рядом с кроватью. Всё, его миссия на этом закончена. Но альфа не может уйти понаблюдав за Тэхеном хоть чуть — чуть, он слишком прекрасен, чтобы им не любоваться. Садясь опять же рядом на пол, альфа смотрит на спокойное и умиротворенное лицо его омеги. И под ровное чужое дыхание Чон погружается в крепкий сон. Он даже не заметил как веки начали тяжелеть и тяжелеть, как тело переставало его слушаться, и как он медленно, но верно проваливался в сон.

Просыпается альфа из — за того, что его рука просто онемела, шея и спина нещадно болят из — за неудобной позы в которой он спал, а в горле сухо, как в пустыне Сахара. Чон сначала было не смог вспомнить где находится, но оглядевшись понял, что так и не ушел из квартиры омеги. А сам Тэ все же сладко спал и обнимал правую руку альфы, как коала. Вот почему у Чонгука ужасно болела рука, потому что кто — то на ней всю ночь спал, приняв ее за подушку. Но альфа совсем не против, ему наоборот, даже приятно, что Ким обнял во сне его руку, для него это значило, что омега доверяет альфе, и что его запах его успокаивал, раз не тычется своим маленьким курносым носиком в изгиб руки, все ещё мирно посапывая. Наблюдать за этой до тошноты милой картиной невероятно увлекательно, но все же сидеть так крайне не удобно. Поэтому Чон аккуратно освобождает свою руку от плена маленьких загребущих ручонок, которые все не хотели отдавать альфе его собственность, он уже было смирился и хотел попрощаться с своей рукой, как хватка потихоньку начинала ослаблять, позволяя все- таки освободить руку. Вздохнув с облегчением, что руку освободили, Чонгук со стоном великого мученика встаёт с пола и идёт наливать себе стакан воды, а после этого направляясь сразу же к выходу, стараясь как можно тише закрыть дверь, при этом не разбудить спящего Тэхена.

После не особо приятного пробуждения, омега тихо выходит из комнаты и осматривает квартиру, которую вчера ему не удалось осмотреть. Она достаточно просторная. Большая кухня с большим подоконником, длинный коридор, который ведёт в зал, в котором и спал альфа. Рядом находится ещё одна дверь, которая по каким- то причинам была закрыта. Вчера вечером, когда альфа уговаривал его остаться, была какая- то недосказанность и это показалось омеге очень странным и даже немного пугающим. В любом случае омеге не особо комфортно здесь оставаться, поэтому он быстро переодевается в свою уже чистую и сухую одежду, которую нашел в ванной и, стараясь быть бесшумным, выходит из квартиры. Когда Чимин покидает дом, в котором ночевал, ему становится гораздо легче. Вчера ночью, когда он уже было уснул, Пак чувствовал как его откровенно трогают. Он не помнит, был ли это сон или же явь, но от одной этой мысли уже становится противно. Он хотел его просто использовать? С самого начала хотел затащить его в постель и воспользоваться? Ему просто нужна была подстилка? И сейчас как раз подвернулась такая удобная возможность. Вот он, лежит такой беззащитный, открытый, протяни руку и возьми? Все эти мысли просто пожирали омегу изнутри, он не мог успокоиться и забыть. До этого момента Паку казался альфа очень заботливым, добрым, как в сказках про принца и принцессу, где всегда появляется принц на белом коне и спасает принцессу от злой мачехи или дракона, увозя в свое королевство, где они живут долго и счастливо, но видимо это не их случай. Принц оказался последним мерзавцем и мудаком, а принцесса предстала нам в виде бесплатной шлюхи на час. Возможно ему показалась, почудилось или просто приснилось, он понял все неправильно, ошибся, сделал поспешные выводы. Омега всеми способами пытается оправдывать альфу, выгородить его, но он не может никак выбросить этот случай из головы. Этот случай он долго ещё не сможет забыть.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.