Шёпот

Слэш
NC-17
В процессе
166
автор
Bonnie18 бета
Lover_HP бета
Размер:
планируется Миди, написано 34 страницы, 7 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
166 Нравится 126 Отзывы 56 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
– Я вынуждена сообщить, – директор обвела зал строгим взглядом, при этом голос ее слегка дрогнул, – что сегодня ночью произошел ужасный инцидент, вследствие которого пострадал один из учеников. Я напоминаю, что мы не приемлем насилие ни в каком виде! Мне искренне жаль, что некоторые из вас, вернувшись в стены родной школы, не способны мирно сосуществовать, не в состоянии извлечь уроки из прошлого и примешивают к процессу обучения деструктивные намерения. К большому сожалению, виновники происшествия еще не найдены. Как только мы выясним их личности, они будут отстранены от занятий до выяснения всех обстоятельств, а после отчислены из школы. Дальнейшим расследованием займутся сотрудники Министерства. Возникшая на миг тишина казалась оглушительной, но как только МакГонагалл удалилась в свой кабинет, Большой зал загудел, как огромный улей. – Кто пострадал? – спросил Рон едва слышно. – Малфоя не было сегодня, ты заметил? – так же тихо сказала Гермиона. Гарри вскинул голову и уставился на слизеринский стол. Он не заметил, что Драко не появился. Сегодня он просидел с картой почти всю ночь и, уснув только под утро, просто свалился с ног от усталости. Но сейчас его накрыло тревогой. Сорвавшись с места под окрики друзей, Поттер со всех ног несся в Больничное крыло. Всю дорогу в голове крутились воспоминания о том подслушанном ночном разговоре. «Неужели, и правда, эти уроды сделали то, о чем говорили?» - перекрывала все мысли ужасная догадка. Распахнув дверь и влетев в до боли знакомое помещение, Гарри на секунду замер, а потом подошел чуть ближе. На больничной кровати за ширмой действительно лежал Малфой. Его челка сбилась, открывая высокий лоб. Бледная от природы кожа казалась еще белее, чем обычно, и от этого несколько ссадин на лице и огромная гематома на челюсти выглядели ужасно яркими. На шее красные полосы и синяки, похожие на три темные кляксы, а оба запястья словно обвиты тонкими змейками пугающих кровоподтеков. Будто одной змеи на предплечье было недостаточно. Гарри неосознанно потер свое запястье и, сглотнув тугой ком, шумно выдохнул. Сделал еще шаг к постели. Собственное тело вдруг сделалось тяжелым и неповоротливым, а грудь сдавило так, что не удавалось вздохнуть. На прикроватной тумбочке стояли несколько десятков баночек и фиалов. Рядом с постелью пищал какой-то аппарат, от которого тянулись несколько проводков к запястью Малфоя. Поттер успел разглядеть едва заметную сетку из чар, что опутывала тело Драко с ног до головы, прежде чем мадам Помфри вышла из своего кабинета вместе с мужчиной в лимонном халате и эмблемой больницы Св.Мунго на груди. – Доброе утро. Чем могу помочь, мистер Поттер? – Звеня бутылочками с зельем, она направилась к пациенту. – Он сильно пострадал? Его забирают в Мунго? – кивнув в сторону кровати, взволнованно спросил Гарри. – Молодой человек, во-первых, принято здороваться, а во-вторых, я не имею права рассказывать вам о состоянии пациента. Эта информация доступна только близким родственникам. – Женщина поставила поднос с фиалами на прикроватный столик и сделала несколько взмахов палочкой над пациентом. Поттер расстроенно вцепился обеими руками в волосы и сделал пару резких шагов взад-вперед по палате, а затем взмахнул руками и, обернувшись к мадам Помфри, как последний аргумент, выпалил с непонятным для самого себя отчаянием: – Пожалуйста! Мне нужно знать! – Ох… Мистер Поттер... – Она, наблюдавшая за его метаниями, как-то по-особенному глянула на него и вдруг смягчилась: – Мистер Малфой в крайне тяжелом состоянии, и пока опасно подвергать его перемещениям. Все вопросы вы можете задать директору, если она посчитает нужным это обсуждать. А теперь покиньте помещение, у нас много работы. Идите, Поттер… – Помфри мягко указала на дверь и проводила его задумчивым взглядом. – Прошу прощения. Спасибо, мадам! Еще раз взглянув на Малфоя, Гарри покинул Больничное крыло и направился в кабинет директора. Добравшись до директорской башни и произнеся пароль, он уже поднимался по лестнице, когда услышал голоса. В кабинете помимо директора был кто-то еще. Гарри не хотел подслушивать чужой разговор, поэтому спустился ниже на несколько ступенек и присел, решая, ждать ли окончания беседы или все же прийти позже. Неожиданно наверху открылась дверь и послышались шаги. – Поднимайтесь, мистер Поттер! – Вы знали, что я здесь? – Поднявшись по лестнице, Гарри вошел в кабинет. – Я почему-то ожидала, что вы придете. Спрашивайте. Ведь вряд ли вы заскочили ко мне на чашечку чая, верно? – МакГонагалл вернулась за свой стол и, взяв чашку в руки, сделала глоток. В воздухе улавливался тонкий запах успокаивающего зелья. Глотая его пузырек за пузырьком в первые месяцы после окончания войны, он мог не только безошибочно учуять его в любом напитке, но и сварить с закрытыми глазами. – Вы правы. Что произошло? Я был в Больничном крыле. Он выглядит… плохо… – Гарри прикрыл глаза на секунду, в памяти тут же вспыхнули жуткие картинки: тонкие изломанные пальцы с разбитыми костяшками, изящные почти девичьи запястья уродливого сизого цвета и бледные губы с запекшейся кровью в уголках. – Да, Драко сильно пострадал. – МакГонагалл вздохнула и поставила чашку на стол. – Нападавших спугнул мистер Филч. Он делал утренний обход, когда заметил драку. – Их было двое, верно? – спросил Гарри. Директор посмотрела на него поверх очков и жестом пригласила присесть в кресло напротив. – Мистер Филч упоминал троих. Ты что-то знаешь, Гарри? – Нет, то же, что и все. Он ни с кем не общается, всегда один. Многие желали ему зла, но лишь на словах. – Он закусил губу и коротко взглянул на камин. – Уверена, вы слышали, что у меня был посетитель, – проследила МакГонагалл за его взглядом. – Я говорила с Нарциссой Малфой. Миссис Малфой настаивает на лечении вне стен школы. Сейчас Драко погружен в магический сон. Как только ему станет лучше, он будет отправлен в Мунго. И скорее всего, после случившегося он будет переведен на домашнее обучение. С минуты на минуту должны прибыть люди из Министерства, так что ступайте, Гарри. И вернитесь к занятиям. – Конечно, профессор... До свидания. – Поднявшись из кресла, он кивнул и направился к выходу. Поттер едва отсидел все занятия. Гермиона поумерила пыл, видя, что друг засел за книги. Она не стала расспрашивать, куда он так внезапно сорвался, все и так было понятно. Но ее беспокоило его молчание и странное спокойствие после столь бурного ухода с завтрака. Весь день Гарри никак не удавалось выкинуть из головы бескровное лицо Малфоя и этот противный писк медицинской аппаратуры. Он был таким пронзительным, что казалось, Поттер слышал его сквозь стены и десятки метров коридоров. Как только последний из товарищей зашелся храпом в своей кровати, Гарри осторожно достал мантию и, накинув ее привычным движением, начал спускаться в гостиную. Он почти добрался до выхода, когда за спиной раздался полный возмущения голос подруги. – Гарри Поттер, куда ты собрался? – Девушка привстала в кресле и, нахмурившись, смотрела в пустоту. – Как ты узнала? – Гарри скинул капюшон мантии. – Я тебя не заметил… Гермиона вздохнула и, захлопнув книгу, подошла к другу. – Ты топаешь, как стадо гиппогрифов, неужели думаешь, я не пойму, что это ты? – Теплая улыбка тронула ее губы. – Я хочу навестить его. – Я слышала, он сильно пострадал. Мы видели, как профессор МакГонагалл шла с двумя аврорами и колдомедиком в сторону Больничного крыла. Ему сильно досталось, да? Гарри кивнул. – Просто пройдусь до Больничного крыла и обратно, обещаю. Доброй ночи, Гермиона. – Гарри, давай без поиска виноватых и прочих глупостей, пусть этим займутся авроры… Девушка покусывала нижнюю губу и с беспокойством, чуть нахмурив брови, смотрела на друга. – Без глупостей... – тихо отозвался в ответ Гарри и вновь накинул капюшон. — Тебе стоит отдохнуть, Гермиона, иди спать. Ты выглядишь уставшей. – Да, я, пожалуй, пойду. А ты не задерживайся. У тебя завтра эссе и…и... Что-то еще… – девушка постукивала указательным пальцем по корешку книги, прижатой к груди, пытаясь вспомнить расписание друга, – Мне, и правда, стоит немного отдохнуть. Доброй ночи, Гарри, – сдавшись во власть усталости, в конце концов выдохнула Гермиона. Раскрыв карту, гриффиндорец долго всматривался, пытаясь найти хоть какие-нибудь признаки жизни в коридорах школы, но замок спал. Даже Филч сейчас бродил из одного угла своего кабинета в другой. Медленно двигаясь в сторону Больничного крыла, Гарри не мог оторвать глаз от имени «Драко Малфой», будто боясь, что надпись может исчезнуть. Но точка все так же не двигалась с места, застыв почти в самом центре огромной больничной палаты. Дверь слегка скрипнула, и он, протиснувшись, замер на секунду, прислушиваясь к монотонному писку приборов. Диагностический купол мерцал голубыми нитями чар. Малфой, чья кожа сейчас не уступала по цвету больничным простыням, все так же неподвижно лежал на кровати. В этом голубом свечении он казался каким-то ненастоящим, будто кто-то слепил его из воска и шутки ради раскрасил темными узорами руки и шею. Поттер присел рядом с кроватью прямо на пол. Придвинулся чуть ближе, так, чтобы можно было рассмотреть светлые ресницы, что в синем мерцании чар еще больше напоминали серебро. Стараясь шуршать картой как можно тише, он убедился, что Помфри у себя, и скинул мантию с головы. – Кто это сделал, Малфой? – В звенящей тишине больничного помещения его собственный голос показался таким громким… Опершись локтями на край кровати, Гарри подпер подбородок руками и долго смотрел, как медленно поднимается и опускается грудь Драко. Дыхание его было едва заметным, и на первый взгляд казалось, что он и вовсе не дышит. Гарри поежился и снова перевел взгляд на светлые ресницы. – Что с тобой произошло? – слова сами вырвались наружу… Он вздохнул. Тишина и писк приборов были ему ответом. – Конечно... Даже будь ты в сознании, вряд ли стал бы обсуждать это со мной… Вредный хорь. Ты не изменился, только похудел. Совсем ничего не ешь, да? Гермиона говорит, ты тоже почти не появляешься в Большом зале. Меня-то домовики подкармливают, а ты, видимо, библиотечной пылью питаешься. Серый стал, как моль, смотреть страшно. – Невесело хмыкнув, Поттер чуть отстранился и уставился на тонкое запястье. Рука, лежавшая поверх одеяла, казалась такой холодной, что Гарри едва сдержал порыв коснуться и убедиться в этом лично. Мысли, бродившие в голове, вязли и путались. Гарри отпустил их в свободное плавание, не желая анализировать события прошедшего дня. Это всё потом, позже. А пока тишина огромного зала, свечение диагностических чар и мерный писк прибора словно уговаривали довериться и обещали, что всё наладится, всё будет в порядке... всё... и Малфой... Почему-то последнее было... важно. Ушел Поттер, когда за окном стало светать. Он бегом преодолел коридоры и лестницу башни Гриффиндора и скрылся за портретом Полной дамы. Взобравшись на постель, прикрыл полог и провалился в глубокий сон.

***

Замок стоял на ушах. Сразу после завтрака директор представила двух сотрудников Министерства и объявила, что с сегодняшнего дня эти бравые ребята будут проводить опрос учащихся после занятий. Мистер Гейлор Бэбкок, коренастый мужчина с темной вихрастой челкой и словно по-детски румяными щеками, больше напоминал торговца аптечной лавки или магазина сладостей в Хогсмиде, чем опытного аврора. Но его живой и цепкий взгляд внушал Гарри доверие. Вторым был Фабер Килиан. Он был почти на голову выше Бэбкока, да и вообще полной его противоположностью. Статный, высокий, с поджарой фигурой, затянутой в бордово-черную полевую форму. Острый подбородок, орлиный нос и губы, сжатые в тонкую линию. Гарри рассматривал этого высокого мужчину в форменном костюме Аврората и мысленно прикидывал, как бы на нем самом смотрелась такая форма. Пока Бэбкок вводил всех в курс дела и объяснял, как и в какой последовательности будут вызваны ученики на «беседу», Килиан своим тяжелым взглядом почти черных глаз словно сканировал каждого присутствующего. – Первыми на беседу мы пригласим учащихся дополнительного восьмого курса! – вещал приветливым голосом Гейлор. «Беседа». Именно так он обозначил это, повторяя раз за разом и делая акцент. Слово «допрос», и правда, пугало. Ведь многим присутствующим в этом зале оно знакомо не понаслышке. И не только само слово. Кому-то на собственной шкуре пришлось прочувствовать неприветливость министерских кабинетов и допросных комнат. После такого напряженного завтрака все разбрелись на занятия. Шуму в коридорах поубавилось, и только несмелые перешептывания шелестели в воздухе. Гарри изнывал от скуки на Травологии. Потом чуть не уснул на Трансфигурации и, получив выговор от МакГонагалл, которая лично решила вести занятия у всего восьмого курса, плелся, еле переставляя ноги, в сторону библиотеки вслед за Гермионой. – Гарри, ты совершенно безответственно относишься к занятиям! – отчитывала его подруга. — Как ты собираешься сдавать экзамены в конце года? Гриффиндорец лишь закатывал глаза за спиной подруги, но стоило ей развернуться, он моментально делал задумчивое лицо, вздыхал и виновато поглядывал на Гермиону из-под густой челки. Сидя над очередным пыльным фолиантом, Поттер все время сбивался на мысли о том, что он ни на йоту не приблизился к разгадке, кто были те двое в ночном коридоре второго этажа. Гермиона, снова пихнув локтем улетевшего в свои размышления Гарри, недовольно цыкнула и ткнула пером в пустой пергамент у него под носом. Парень устало застонал, уронив голову на желтые страницы. Вечер снова казался мучительно долгим.

***

Осторожно переступая порог Больничного крыла, Поттер огляделся. Едва шелестя полами мантии, он прошел между кроватей и устроился рядом с единственным пациентом. Гарри привалился спиной к прикроватному столику. Устроившись поудобнее, он долго всматривался в темное и тяжелое осеннее небо сквозь оконное стекло. Почему-то именно здесь отлично думалось. Даже тихий писк приборов уже не казался раздражающим. Поттер откинул голову и вдохнул такой знакомый с детства запах больничной палаты. Повернувшись в сторону Малфоя, чуть нахмурился. – Привет, Малфой. В школе авроры, – тихо шепнул он. – Сегодня начались допросы. Младшие курсы обещали не трогать, лишь проведут общую беседу в присутствии попечительского совета и преподавателей. Гарри снова вздохнул и, чуть поерзав на месте, стал рассматривать, как синее сияние вокруг Драко слегка подрагивает. Это успокаивало. – Находиться в школе и до этого было тяжело, а теперь еще хуже. Ты бы видел, как они смотрят друг на друга. Каждый кого-то подозревает. Только ленивый сейчас не обсуждает то, что с тобой случилось. Шушукаются по углам… Так что ты, Малфой, сейчас новость номер один. Знаменитость. Я, конечно, не против отдать тебе первенство, но точно не такой ценой. – Гриффиндорец и сам не знал, почему вторую ночь сидит у постели Малфоя и ведет эти задушевные беседы. Почему-то это казалось единственно правильным решением. – Гермиона как с цепи сорвалась, совсем загоняла нас с Роном. Последний год. Не думал, что вообще окажусь снова за партой, да и ты, я думаю, тоже. Никто из нас… Ты извини, что тогда в коридоре так вышло. Я не знал, как с тобой заговорить. Мне действительно нужна помощь с зельями... Гермиона сейчас настолько загружена, а Рон без нее не справится. Мне просто не хочется просить ее о помощи, понимаешь? – устроив голову на краю кровати и прикрыв глаза, продолжил Гарри. – Сам я, конечно, стал лучше понимать, что и как с этими зельями, но помощь мне точно не помешает. А ты всегда был в этом хорош. – Приоткрыв один глаз, Поттер взглянул на своего безмолвного собеседника, будто ожидая реакции на свои слова. – Хм... Уверен, что если бы сказал тебе сейчас это прямо, то точно получил бы немалое удовольствие от вида твоей удивленно вытянутой физиономии! – Слегка наклонившись, он прислушался к тихому дыханию у себя возле уха и снова отстранился. – В общем... Я подумал, что нам с тобой давно уже пора вырасти из детских обид. Может, стоит попробовать если не подружиться, то хотя бы общаться как обычные однокурсники? А, Малфой?.. Что скажешь?.. Тишина дарила иллюзию согласия. И Гарри слабо улыбнулся. Ну, не проклятие в ответ – и то хорошо. Все вокруг как будто замерло в этой мирной темноте на двоих. Гриффиндорец сидел у кровати, едва подсвеченной слабым синим свечением, и ему как никогда прежде захотелось получить ответы на свои вопросы. – Я видел твою маму сегодня. Мельком в коридоре. Она выглядела взволнованной, очень за тебя переживает. Ей сейчас, наверное, нелегко. Ты просто обязан поправиться. Снова поерзав на месте, Гарри положил одну руку на край постели и опустил на нее вдруг потяжелевшую голову. Взгляд притянула чернильная темнота за окном. Лишь на несколько секунд он прикрыл глаза и незаметно для себя провалился в сон. – Ох, наконец-то… Потти, ты редкостный зануда! – едва слышно прошелестел голос у самого уха.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.