выстрелы в молоко

Смешанная
NC-17
Завершён
925
автор
Размер:
257 страниц, 47 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
925 Нравится 372 Отзывы 104 В сборник Скачать

фест калейдоскоп-громверс: тетя Лена, Игорь, гп!ау, собака

Настройки текста
Примечания:
Лена открыла окно. Тайком закурила, выдохнула дым в слякотную осень, а ветер, словно назло, вернул табачный сизый морок обратно в квартиру. Она взмахнула ладонью, отгоняя его. Ничего. В секретере, доставшемся Феде от матери, под коробочкой с ее украшениями в алой бархатной сумке лежит вещь более ценная — палочка. Федя и не представляет, как часто она ее достает. Когда она ему открылась, говорил смущенно: не надо этого, Лена. Мы люди советские, нам это… И морщился. Да. Нам это противно. Мы в это даже не верим, Федь. Наукой не объяснишь. А застукают за колдовством — сгнобят в застенках, лишь бы она передала им секретные знания. Ее курс, кажется, стал последним выпуском Дурмстранга. Потом, когда гэбэшники подошли к его стенам, школа — хлоп — исчезла, будто растворилась в воздухе. И нет ее. Так рассказывали немногие из тех, с кем она поддерживала связь. Потом переехала из деревни в город — проще затеряться. И будто вместе со школой пропали все знания Лены: и защита от темных искусств, и филигранное владение трансфигурацией… Нет, это просто оправдания; она забывала, чему ее учили, медленно. Год за годом из памяти стирались навыки, рука, раньше ловкая, легкая, теперь наклоняла палочку под одними и теми же углами: приготовить суп, вымыть посуду, а перед приемом гостей — протереть пол. Догадывался ли Федя?.. Наверное. Но ничего не говорил. Приятно было после выматывающей службы вернуться домой, застать жену улыбающейся, благоухающей и сесть за стол — вот ужин из трех блюд, Федюнь, и компот, все как ты любишь, и так и быть, стопочка, но только одна, милый… Лена затянулась так глубоко, что на миг потемнело в глазах. С непривычки. Редко она себе позволяет сигарету. Еще один секрет от мужа. Выдохнула дым, потом услышала собачий визг и тут же — крик мальчишки. Резко газанул “москвич” и скрылся из вида, а на дороге, проходившей возле дома, выла собака — овчарка, кажется, но не чистокровная, помесь с дворнягой; рядом с ней — мальчишка. Лена, забыв потушить сигарету, бросилась к двери, накинула только пальто. В домашних тапочках, с тлеющим окурком в зубах — вот же дрянь, соседи увидят — она выскочила на улицу и побежала к мальчишке. Рядом собирались люди. Она украдкой бросила бычок. Узнала: это сын Фединого коллеги из угрозыска. Школьник еще, лет восемь ему вроде бы. Из окна третьего этажа она подумала, что пострадал мальчик с голубыми глазами и черными бровями вразлет, а оказывается — собака. Пес лежал, тихо подвывая, и лапа у него была в крови. Лена коснулась плеча мальчишки, но имени его не вспомнила. — Хватай его за передние лапы, а я за задние. Не укусит? Мальчишка взглянул на нее. В глазах его мелькнуло непонимание. — Я тетя Лена, — нетерпеливо сказала она. — Прокопенко. Папы твоего знакомая. Помнишь? Я собак умею лечить. Даже если он не помнил — ему достаточно было надежды, которую она мимолетно подарила. Он кивнул, так и не проронив ни слова, и подхватил пса, как взял бы человека за подмышки. Лена кое-как обхватила дрожащее тело поперек. Пахло мокрой шерстью и кровью. Послышалось сбоку — гражданочка, помочь?.. Она мотнула головой. Только ступив на лестницу, подумала: и зачем рванула?.. Нашлись бы другие неравнодушные. Собаке лапу ампутировали бы. Или, пожалев, усыпили. Опустив глаза, она поняла, что не ошиблась: кости размозжило. Ты же не помнишь уже ничего, стряпуха, разозлилась она на себя. А мальчика обнадежила… Бедром она толкнула незапертую дверь, сбросила тапки. Мальчишка замялся. Она коротко сказала: — Не разувайся. Несем в ванную. Собака вдруг рванулась из рук Лены, словно почуяв в ней что-то чужое — умница, все правильно, тетенька — не то же самое, что твой хозяин… Но силы покидали овчарку, и Лена ее удержала. Положила на кафельный пол перед ванной. Небрежно скинула пальто — все равно в осенней грязи и собачьей шерсти, поздно беречь. — Принеси… Игорь, — вспомнила она наконец. — Игорь, беги в аптеку. Бинт и перекись. Мальчик, смотревший лишь на пса, встрепенулся. — Я не уйду, — выпалил он. — Не оставлю… — Игорь, — повторила Лена. — В аптеку. В прихожей у зеркала деньги лежат. Бегом. Мальчик сомневался лишь секунду. Лена склонилась над собакой, делая вид, будто что-то понимает. Провела ладонью по трепещущему от частого дыхания боку. Как же тебя угораздило, дружок?.. Надо было держаться рядом с хозяином. Будь у нее такая собака, она бы обязательно научила ее команде “к ноге”. Мальчишка наконец заторопился, хлопнула входная дверь, а Лена прошла к секретеру, вытащила палочку… Была же отличницей, с мукой подумала она. Лечила всяких зверюшек… волшебных… не то что таких. И влюбленному в нее однокурснику убирала синяки и ссадины после драк. Рука сама взмахнула так, как нужно, а губы выдохнули правильные слова. Скулеж, тихий, надсадный, бивший в самое сердце, прекратился. Лена, преодолевая страх, дотронулась до лапы собаки. По спине тек холодный пот, словно колдовство из нее все силы вытянуло. Боялась, что сделала хуже. Пес, вывалив розовый язык, шумно дышал. Под свалявшейся от крови и грязи шерстью была кость. Может, криво сросшаяся, и пес будет хромать всю оставшуюся жизнь. Но у нее получилось. Человека бы не смогла вылечить, а вот собаку… Лена сунула палочку в таз с грязным бельем. Не забыть бы спрятать обратно. Впрочем, разве Федя хоть раз этот таз трогал?.. Вновь хлопнула входная дверь, на пороге появился мальчик — глаза горят, щеки — розовые. Бежал. — Принес? Давай. Лена взяла из его рук — надо же, не дрожат, а ведь такой маленький — бинт и перекись, зачем-то полила на лапу собаки. Перемотала бинтом и, оторвав лоскут, завязала накрепко бантик. Подняла лицо к мальчику и сказала: — Снимешь через три дня. Повезло. Царапина. Мальчик опустился на колени. Измученный пес тут же потянулся к нему, ткнулся ему в ноги лобастой головой, и мальчишка взял его морду в ладони. Прошептал: — Полкаш, ну и напугал ты меня… — И лишь после этого посмотрел на Лену: — Спасибо, тетя… — запнулся. — Тетя Лена, — весело подсказала она. — Ты заходи, Игорь. Вот как снимешь бинт — заходи, я домой в четыре возвращаюсь. Проверю лапу твоего Полкана. И мальчишка наконец расплылся в улыбке. …Игорь в порыве откровенности все рассказывал Ире о своем первом псе, после которого так и не решился завести новую собаку. Как однажды в детстве подумал, что потерял его — слишком уж жалобно скулил Полкан, будто ему лапу переехал автомобиль, а оказалось — царапина… И жил долго. Очень долго. Собаки так не живут. Вот только когда отца командировали в Сургут, и они все вместе переехали, Полкан зачах и быстро умер от старости. — Он был совсем как Мухтар, — сказал Игорь. — Тоже с белыми бровями… Хромал, тети Лены боялся, все хвост поджимал. А она его любила, выходила частенько, когда я с ним гулял. Секретничала с ним, — улыбнулся он воспоминаниям. Ира, спустив ладонь, погладила Мухтара, дремавшего у их ног. И вот удивительно: Мухтар тоже жил не по-собачьи долго.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.