Единственный в своём роде

Слэш
Перевод
G
Завершён
45
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
67 страниц, 12 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 8 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 11

Настройки текста
Ни Карлос, ни ТК ничего не сказали своим родителям или кому-либо ещё о том, что произошло. Не потому, что они не были уверены в том, что делают, а потому, что хотели избежать комментариев. Они хотели идти медленно, чтобы восстановить «магию, которая была у них в начале», как говорят в фильмах. Они хотели чего-то такого, что позволило бы им узнать и полюбить друг друга, ещё больше, а не волнение Нэнси или проповеди Джадда о том, чтоб на этот раз он будет смотреть за ними, как за детьми. Прежде всего, они не хотели слушать, как кто-либо из их родителей спрашивает, уверены ли они, была ли это хорошая идея после всего. Это было что-то для них двоих, что-то, что касалось только Карлоса и ТК. В каком-то смысле было захватывающе прятаться, целоваться в коридоре, когда никто не смотрел, или обмениваться теми взглядами, которые заставляли их краснеть. У них никогда не было такого рода ухаживаний, и, если подумать, ни один из них на самом деле не знал, что такое настоящее ухаживание. Когда они впервые переспали, они оба были в совершенно разных ситуациях. Карлос был влюблен в ТК с первого момента, как увидел его, в то время как ТК всё ещё оправлялся от множества различных ран, некоторые из которых были слишком глубокими, чтобы их можно было залечить хорошим сексом. Затем Карлосу пришлось смириться с тем, что любовь всей его жизни может умереть, только для того, чтобы снова увидеть, как он рискует своей жизнью в автобусе. Раз за разом ему приходилось наблюдать, как он подвергает себя риску, у них было слишком мало времени, чтобы просто любить друг друга. Когда опасности не было, они спорили из-за родителей Карлоса, а затем поджигателя. Мир не лежал в основе их отношений, и это стало причиной их проблем. Они не заложили крепкий фундамент. Теперь они хотели делать всё правильно, понемногу, без давления и спешки. Кроме того, у ТК были и другие дела, которые ему ещё предстояло решить. Оуэн буквально сбежал, когда увидел, что не сможет вернуть 126, по крайней мере, не своим путем. Он бросил ТК, когда его сын нуждался в нём больше всего. -Тебе следует поговорить с ним, - сказал Карлос в тот день, когда они поцеловались, пока Тедди спал и они могли спокойно посидеть на диване. -Я знаю, что ты не любишь говорить о своих чувствах, но... -Что ты имеешь в виду, говоря «что я не люблю говорить о своих чувствах»? -Мне потребовалось время, чтобы понять это, и не сердись, но ты и твой отец действительно похожи в этом. Ты не любишь проявлять чувства. Ты становишься вихрем, когда злишься, как извергающийся вулкан, и тебя трудно успокоить. Карлос был прав, и ТК знал это, поэтому он просто улыбнулся. -Ты срываешься и говоришь, всё что чувствуешь, а после снова закрываешься. И когда ты снова закрываешься, тебе кажется, что ты единственный, кто должен извиниться, даже если тебе всё ещё больно. Мне потребовалось много времени, чтобы понять это, и из-за этого я чуть не потерял тебя навсегда. Карлос притянул его немного ближе к себе. Он скучал по этому, когда ТК прижимался к нему, не потому, что ему было плохо, а потому, что они были в порядке. Они были и хотели быть вместе. Он поцеловал ТК в голову, как делал это раньше, но на этот раз чувствовал себя как-то по-особенному. -Вы с отцом, предпочитаете сдерживать свои чувства, правы вы или нет, потому что вы боитесь потерять нас, - продолжил Карлос. Именно это и произошло между ними. ТК не мог забыть тот ужасный день—когда поссорился с Карлосом, тогда все знали, что Карлос вёл себя неправильно, а Джадд, защищая ТК собирался выгнать его. Но потом ТК извинился перед Карлосом, тогда он был первым, кто это сделал. И Карлос сделал то, что делал всегда, он сказал, что никому не нужно извиняться и что всё в порядке, хотя ничего не было. Это не могло повториться снова. -Нам нужно кое о чем поговорить. ТК немного сдвинулся, но в итоге прижал Карлоса ещё ближе. -Часть меня беспокоится, что я останусь один, если... если ты увидишь человека, которым я являюсь внутри. Если я позволю тебе увидеть, как я каждый день боюсь рецидива, если я позволю тебе увидеть, что я боюсь совершить те же ошибки, что и с Алексом... Карлос крепко обнял его и погладил по тыльной стороне ладони. -Я никогда не думал, что чьё-то имя может быть такой занозой в моём боку. ТК усмехнулся, иногда он использовал Алекса, чтобы увидеть защитную реакцию Карлоса, но теперь Стрэнд просто пытался показать свои самые уязвимые стороны. -Я надеюсь, что никогда не встречусь с ним, серьезно. Мне невыносимо думать о том, что кто-то заставляет тебя чувствовать себя винновым в том, что ты ушёл к кому-то другому. -Я всегда был таким. Психотерапевт, к которому я ходил во время развода моих родителей, сказал, что я ухватываюсь за идею, что это моя вина, что я был недостаточно хорош, чтобы отец был рядом. Потом моя мама ушла и... Карлос почувствовал, как задрожали руки ТК. Он всегда задавался вопросом, как ТК справился с разводом своих родителей. Он был так счастлив, когда думал, что они снова вместе и что его семья, наконец, воссоединилась. ТК продолжал улыбаться, даже когда Гвин ушла, казалось, что он не сильно расстроился, но похищение произошло в разгар всего этого, и всё остальное исчезло. Включая пепел последнего шанса ТК создать единую семью, и никто этого даже не заметил. -Ты боялся, что то же самое произойдет и с нами. Ты не хотел быть причиной, по которой я ушёл. ТК кивнул. -И ты чувствуешь то же самое по отношению к своему отцу, в каком-то смысле ты чувствуешь, что это твоя вина, что он ушёл после всего, что случилось с 126. В этот момент они едва обращали внимание на фильм, хотя, к счастью, уже знали, что Эми Адамс в конечном итоге окажется с парнем, чьё имя они не могли вспомнить. Когда они услышали поворот ключей в замке, они отскочили друг от друга, глядя в глаза другого и улыбаясь. Они чувствовали себя подростками, оставшимися наедине в доме со своим первым парнем, не желающими, чтобы их родители знали, что происходит. Вошел Оуэн, и Карлос нежно погладил ТК по руке, чтобы дать ему силы сделать то, что он должен был. ТК посмотрел на него, поэтому Рейес кивнул и жестом указал на Оуэна. ТК встал и пошёл на кухню, где его отец готовил смузи. -ТК! Как ты себя чувствуешь, сынок? Извини, что не увидел тебя сегодня утром, но мне нужно было доделать кое-какие документы в части. -Я в порядке, я думаю, что мое тело наконец-то приходит в норму. Как только мигрень пройдет, мне станет ещё лучше. -Это здорово! Ты хочешь один? Оуэн поднял блендер, в который бросал фрукты. -Нет, спасибо. Но, на самом деле, папа... Мне нужно с тобой поговорить. -Конечно, просто позволь мне сделать пару вещей и... -Нет, папа. Мне нужно поговорить с тобой сейчас. -О, хорошо. Оуэн прекратил делать смузи с озабоченным выражением лица, которое, однако, не помогло, когда он направился прямо в гостиную. Карлос уже вышел из комнаты, он бы всё отдал, чтобы быть там, но он знал, что это должно было быть между отцом и сыном. -Всё в порядке? Доктор тебе что-то сказал? -Нет, я в порядке, правда. Просто...есть кое-что... ТК тяжело вздохнул и сел на диван. Ему действительно не хватало Карлоса рядом, он всегда мог рассчитывать на то, что тот придаст ему сил, в которых он нуждался. -За все эти месяцы ты когда-нибудь задумывался о том, что я чувствовал, когда ты просто...оставил меня здесь? Оуэн с минуту ничего не говорил. Он не ожидал этого, не сейчас, и не знал, как реагировать. -Эм, ТК, сынок... -Я знаю, знаю, что это было плохое время для всех, но... -ТК. -Я знаю, что ты собираешься сказать. ТК поднял дрожащую руку, чтобы остановить Оуэна. -Но мне нужно, чтобы ты знал, что твои действия имели последствия для команды, для меня как части этой команды, но также и для меня как для твоего сына. -ТК. -Дай мне закончить, папа! Мне нужно сказать тебе это, потому что до сих пор я не понимал, как сильно мне это нужно. Оуэн молча кивнул. -Я не собираюсь винить тебя в том, что случилось с Карлосом. Я бы с удовольствием, но это была моя вина. Но это правда, что ты бросил меня, когда ушёл. Тебе нужно было уйти, тебе нужно было... Я даже не знаю, что тебе было нужно, потому что ты был подавлен больше, чем кто-либо другой. Больше, чем те из нас, кто потерял свои дома, и больше, чем я, когда всё разваливалось на части. Ты тонул, и это нормально... Ну, это не нормально, что ты тонул, потому что это было ужасно, но для тебя нормально всё оставить как есть. Ты просто сбежал, папа. Голос ТК был дрожащим из-за слёз, которые он не хотел проливать—по крайней мере, пока. -Все остальные продолжали жить своей жизнью, и я понимаю, что они были просто друзьями по работе. Но ты, мой папа, который столько раз спасал мне жизнь, ты оставил меня здесь, когда не только твой мир, но и мой тоже разваливался на части. У меня остались только ты и Карлос... Я знаю, что с моей стороны эгоистично говорить это, и мне очень жаль. Но моя жизнь просто...исчезла, ты исчез, и я... я заставил Карлоса исчезнуть, потому что ты знаешь, какой я. Ты знаешь... Ты же знаешь, что... ТК посмотрел на свои трясущиеся руки. Он ненавидел так обнажаться перед кем бы то ни было, потому что это означало делать это и перед самим собой тоже. Но на этот раз он должен был это сделать. Если он хотел двигаться вперед в своей жизни, и, прежде всего, если он хотел получить шанс исправить отношения с Карлосом, сначала он должен был исправить себя. -Ты знаешь, что я уничтожаю всё, что у меня есть, как чёртова атомная бомба. Когда я чувствую себя одиноким, я убеждаюсь, что я один, хотя я не хочу причинять боль людям, которых люблю. Ты, папа, заставил меня почувствовать себя очень...очень одиноким... Карлос не мог подойти слишком близко. Если одна часть его не хотела подслушивать, то вторая должна была быть там, чтобы собрать осколки, если дела пойдут плохо. Но он улыбнулся. Было неприятно слушать, как ТК говорит о том, насколько он был сломлен или как плохо он себя чувствовал в течение этих месяцев. Было неприятно наконец услышать обо всем, что сгорало у ТК внутри, и Реяс чувствовал себя виноватым за то, что не видел этого раньше. Он прислонился головой к стене холла наверху лестницы и поблагодарил свою счастливую звезду за то, что в доме больше никого не было, кто мог бы его поймать. Он был так напуган, когда решил поцеловать ТК, хотя у него действительно не было времени обдумать это. Поцелуи с ним были инстинктивными, что-то, что имело смысл в данный момент. Что его ужаснуло, так это то, что мог означать этот поцелуй. Карлос не хотел, чтобы кто-то из них снова пострадал, совершив те же ошибки. Они любили друг друга и умерли бы друг без друга, но, если бы их отношения вернулись к тому, что было раньше, всё бы никогда не сложилось. Но услышав, как ТК говорит о своих чувствах, вместо того чтобы сдерживать их из-за страха потерять кого-то, Карлос улыбнулся. Может быть, у них действительно был шанс начать всё с начала. -Могу я теперь кое-что сказать?” - спросил Оуэн, его голос был чуть громче шёпота. ТК кивнул, выплеснув всё это, он был измотан во всех смыслах этого слова. Оуэн придвинулся немного ближе к сыну. -Мы оба знаем, что я не идеальный отец, и я совершил много ошибок, когда дело касалось тебя. Но, знаешь, что? Когда я уходил... Было бы проще сказать, что я ни о чём не думал, и беспокоился только о себе. Но я был убеждён, что было бы намного лучше, если бы ты просто остался с Карлосом, я думал, что нет никого лучше, кто мог бы позаботиться о тебе, и что для него не было никого лучше, чем ты. Я оставил вас, ребята, одних, я бросил вас, и...черт. Мне очень жаль. -У нас и до этого были проблемы, папа. То, что произошло в те месяцы, просто заставило всё это взорваться. -Не смей преуменьшать то, что я сделал, потому что ты прав. Я всё испортил. Я был ужасным отцом, я бросил тебя, и я почти потерял тебя, потому что... Оуэн долго смотрел в пространство, и ТК увидел, что он побледнел. -Папа? Папа, ты в порядке? Внезапно Оуэн крепко обнял его, почти отчаянно прижимая к себе. Несколькими днями раньше объятия причинила бы боль, но ТК ничего не сказал. -Я худший отец в мире. Боже, ТК, огонь чуть не убил вас двоих из-за меня, а теперь это... Если бы я был здесь... -Ничего бы не изменилось, папа. Спасать людей и подвергать себя риску-моя работа. Этого нельзя было избежать. -Но я был бы здесь и...и Карлос рисковал своей жизнью, чтобы спасти твою. Я твой отец, это должен был быть я. Оуэн прижал его ещё крепче, затем отстранился. -Кстати, что происходит между тобой и Карлосом? -О чем ты говоришь? Оуэн посмотрел на него, оскорбленный тем, что его приняли за идиота. -Мы больше не вместе. -Я не ожидал, что ты скажешь мне, что завтра выходишь замуж, не после всего. Но видеть вас вместе достаточно, чтобы знать, что вы должны быть вместе. Карлос снова улыбнулся, и, если бы он мог видеть ТК, он бы заметил ту же усмешку на его губах. -Значит, что-то случилось. -Папа, пусть всё идет своим чередом. Мы уже один раз всё испортили, я не хочу, чтобы это повторилось. *** Всё обстояло не совсем так, как представлял себе ТК. В выходные после того, как Карлос вернулся на работу, полностью выздоровев, он собрал свои вещи, чтобы вернуться домой. Он пригласил ТК на ужин в качестве своего рода неофициального свидания, неожиданные ужины никогда не шли им на пользу. Это не было романтическим романом, поэтому он выбрал бургерное заведение, которое было ближе к Макдональдсу, чем к модному ресторану. -Я решил вернуться домой. Ты чувствуешь себя намного лучше, а я взял несколько свободных дней. -Милый, ты же знаешь, что можешь оставаться в доме столько, сколько захочешь. Я не ожидал, что ты будешь рядом со мной только для того, чтобы не дать мне упасть в душе. -Я знаю, и я уже сказал, что был там с тобой, потому что я люблю тебя. Забота о тебе-часть этого. ТК взяла Карлоса за руку и погладила её с улыбкой, которая быстро стала грустной. -Не делай такое лицо, детка. Я должен вернуться домой, в свой дом. -И быть подальше от меня? -Нет, конечно, нет. Я хочу провести с тобой остаток своей жизни, ты уже знаешь это. Появление официанта с их едой оставило долгое, неловкое молчание, повисшее между ними, когда он поставил тарелки на стол. -Я хочу всё сделать правильно, Тай, - в конце концов продолжил Карлос. -Я хочу, чтобы мы оба сделали всё правильно. Помнишь, как ты переехал ко мне? Это было идеально—это было наше пространство, и мы были собой, но мы всё ещё не общались. Мы вернемся к этому теперь, когда научились извиняться и говорить о разных вещах. -И как ты предлагаешь нам это сделать? -Переезжай ко мне, - сказал Карлос, беря ТК за руку, как только тот начал напрягаться. -Успокойся, тигр, я не прошу тебя собирать чемоданы сегодня вечером. Я хочу, чтобы ты снова жила со мной и чтобы у нас был дом—дом—вместе, но я хочу, чтобы ты сделал это, тогда, когда почувствуешь себя готовым. -Я готов жить с тобой, милый. Карлос сжал руку ТК и выдержал его взгляд, улыбаясь так, что ТК всегда таял. -Я не ожидаю, что дом снова сгорит дотла, и нам снова придется жить с твоим отцом. Но, детка, на этот раз я хочу, чтобы мы все сделали правильно, чтобы ты переехал, когда будешь полностью уверен в этом. -Но это так. -Я имею в виду уверенность в себе, ТК, и в своих чувствах к себе. Я люблю тебя, и ты это знаешь, и именно поэтому я хочу, чтобы ты была лучшей версией самого себя. Я всегда буду рядом, чтобы подхватить тебя, когда ты упадешь, но если ты переедешь только потому, что я ухожу... -Я понимаю, ты прав. Я пока не хочу уезжать... -Тебе хорошо дома с родителями, и я думаю, что это здорово. Я не собираюсь заставлять тебя делать шаг, к которому ты не готов. ТК продолжал улыбаться, слушая, и Карлос с удивлением понял, что это не была улыбка человека, который был расстроен. Это была искренняя улыбка. -Tu casa es mi casa(Твой дом-мой дом)? - спросил ТК, используя испанский, которому его научил Карлос, хотя он не был лучшим в языках. Они засмеялись, и Карлос кивнул. -Всегда, детка. И, когда ты будешь готов, я помогу тебе переехать снова. Они не планировали устраивать романтический ужин, но в итоге это был лучший совместный ужин за долгое время, как только они преодолели трудную часть, они снова начали шутить, разговаривать и смеяться. Они провели дорогу домой рука об руку, пользуясь остановками на светофорах—или любой возможностью, на самом деле, чтобы поцеловаться. Когда они вернулись домой, ТК обнял Карлоса, прежде чем они смогли войти в дом, и остался в таком положении, уткнувшись лицом в плечо Карлоса, тяжело дыша. -ТК, ты в порядке? -Я в порядке. Лучше, чем я был за долгое время. Карлос обнял его и снова поцеловал. -Я знаю, что странно это говорить, но я думаю, что... Я думаю, что нам это было нужно... не лёд, не пересадка, не мигрени, а всё остальное...чтобы мы поняли так много вещей. -Дай мне несколько недель, хорошо? - прошептал ТК. -Нет. ТК поднял глаза, удивленный и почти испуганный. -Я не собираюсь тебе ничего давать. Я люблю тебя и буду любить так же, даже если мы будем жить в разных домах. Моя кровать по—прежнему будет твоей кроватью, у тебя по—прежнему будут твои ключи, и, когда ты будешь готов-действительно готов-мы совершим прыжок, и на этот раз я тебя не отпущу. Улыбнувшись и слегка покраснев, ТК принял ещё один поцелуй и объятия, купаясь в тепле Карлоса. Он не хотел потерять это снова. Он не собирался терять его снова, потому что теперь больше, чем когда-либо, он знал, что значит иметь Карлоса рядом с собой.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.