Ещё одна смешная история

Гет
R
Завершён
146
Пэйринг и персонажи:
Размер:
323 страницы, 47 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
146 Нравится 144 Отзывы 59 В сборник Скачать

Глава 20. О том, что у всех свои слабости.

Настройки текста
Примечания:
— Даже не знаю, стоит ли, — доносится до меня знакомый голос, и я морщусь. — У неё же кровь к голове прильётся, если не перетащим. С трудом поднимаю руку, чтобы отмахнуться от назойливых голосов. — А мне кажется, им вполне удобно. Заткнись, ради Роджера… — О, огрызается. Я это вслух сказала? — Ещё загрызть могу, — слышу собственный голос. — Отвалите, дайте поспать. Спина жутко затекла и шея болит, поэтому пытаюсь перевернуться, но быстро бросаю это бесполезное занятие. — Вот же алкоголики на нашу команду. — Ши-ши-ши, может водой обольём? — Пить, — со стоном отзываюсь я. — Ребят, оставьте их, пусть выспятся. Да, спать хочется больше, чем пить. Но земля подо мной начинает шевелиться, и вдоль позвоночника проходит колющая боль. С трудом открываю глаза и вижу перед собой облака на голубом небе. — Убью, — доносится до меня свирепый голос Ророноа-сана. — Я помогу, — поддакиваю, описывая пальцем какой-то непонятный даже для меня узор. — Живая? — возникает передо мной голова Усоппа. И мне становится так обидно от его довольного вида, что набираю в грудь побольше воздуха и выдыхаю прямо его ехидное лицо. Представляю, какие ароматы от меня исходят и потому удовлетворённо скалюсь, когда парень зажимает рот и нос и уходит с поля зрения. — Сколько ж вы выпили? — доносится недоумение Санджи. — Ничего особенного, — траурным голосом отвечает Ророноа-сан, и земля подо мной снова приходит в движение. — Пару бутылок. — Ты хотел сказать пару бутылок на каждого? — слышу неприятное звяканье стекла. — Пять бутылок, вы видите? Пять! — У меня был стресс, — заплетающимся языком оправдываюсь я, всё ещё не в силах повернуть голову. — Да они до сих пор пьяные! Да, есть немного, признаю, только перестаньте орать. — Да уж, идеальная пара. — Эй, — окликаю с возмущением. — Я бы попросила! Чувствую, что сознание всё-таки возвращается ко мне, и осторожно приподнимаюсь на локтях. С удивлением смотрю на чуть опухшее лицо Ророноа-сана, который не менее удивлён, и пытаюсь понять своё местоположение. Копчик нещадно болит, как и спина в целом. А всё потому, что эти части тела лежат поперёк жёстких ног Ророноа-сана, который спал, прислонившись к фальшборту. Поворачиваюсь к толпе зевак, намереваясь высказать им всё, что я думаю, но Ророноа-сан меня опережает. — Минами устала, — рявкает он. — Чтобы в ближайшие два часа никого не было слышно. Даже меня впечатлило. Его руки осторожно прижимают меня к себе, поудобнее усаживая. И откуда только силы берутся? С удовольствием обнимаю его за талию и с наслаждением чувствую, как отпускает боль в спине. — Спи. Как же я люблю вас, Ророноа-сан. Но в следующую секунду чувствую, как меня окатывают тёплой водой. — Эй! — возмущаюсь я, тут же озираясь по сторонам. Но в пределах видимости никого нет. На удивление, у меня нет желания убивать, нежели пару секунд назад, но стоит посмотреть на солнце, как я понимаю, что проспала до вечера. Нет, пить с Ророноа-саном я больше не хочу. И вообще пить не хочу. Чувствую себя лучше, чем могло бы быть, но всё равно мало приятного. — Кажется тут постарался один Шичибукай, — ворчит Ророноа-сан, прижимая меня обратно к мокрой груди. — Я почти ему благодарна, — траурным тоном говорю я. — Я бы сейчас слона съела. — А я бы на это посмотрел, — смеётся парень. Мне кажется или он чувствует себя лучше, чем я? Что за несправедливость… Со вздохом порываюсь встать, но меня не пускают, как совсем недавно в лазарете. Только сейчас это вызывает у меня румянец, а не раздражение. — Ещё одну минуту, — говорит он так, словно это может что-то объяснить. — Потерпи. Но я не терплю. Никогда не терпела. Мне нравится чувствовать то, что я чувствую, но… боюсь, что мне захочется большего, как и говорил Санджи. — Странный вы, Ророноа-сан, — улыбаюсь в его шею. — У всех свои слабости, — неопределённо отвечает он. — Лукавите, — довольно вздыхаю. — У вас нет слабостей. — Ну, я же главный герой. У всех героев есть слабости.

***

Стою под струями ненавистного душа и повторяю слова, что мне сказал Ророноа-сан. Понять бы, что они значат. Главный герой. Если подумать, то в своих мыслях я всегда выделяла его. И дело даже не в имени или в чём-то ещё. Просто этот самоотверженный человек вызывал и вызывает у меня восхищение. Может ли быть так, что все эти годы я любила его, сама того не подозревая? Похоже на то. Костяшки пальцев всё ещё болят после нашего спарринга, и мне остаётся только поражаться силе этого человека. Даже металлический корпус не навредил его Воле, когда я со всей силы ударила в живот. Если честно, я думала, что он увернётся, но, к моему ужасу, кулак настиг цель. А потом я долго извинялась под его заливистый смех и уверения, что всё в порядке. «А ты сильная», — сказал он тогда, но мне сложно поверить, ведь на его теле не осталось ни царапины. Не то, чтобы я хотела его задеть, но от самобичевания это не спасает. И если быть совсем уж откровенной, то этот спарринг вымотал меня сильнее, чем всё, что я делала до этого. А ещё полностью вытеснил воспоминания о кошмаре. Выключаю горячую воду и прохожу к огромному зеркалу. Мои волосы снова кипенно белые, даже в мокром состоянии. Одеваюсь в более открытую одежду, решив, что ребята не будут так сильно переживать из-за моего вида, и выхожу из ванной. Чувство дежавю тут же поглощает меня при виде Ророноа-сана. Правда аура у него на этот раз ещё более угнетённая. — Я думал, ты утонула, — задумчиво тянет он, осматривая меня с ног до головы. — Вот ещё, — говорю раздражённо. — От меня так просто не избавиться. — Ну, хоть одета, — кивает он. Вздыхаю, смотря на расчёску. — Я похоронил Клавиуса. Что за привычка так внезапно менять тему? И, вообще, что? — То есть, похоронили? — всё ещё сиплым голосом переспрашиваю, подходя к парню. — Зачем? — Это была моя обязанность, как человека, лишившего его жизни, — спокойно поясняет Ророноа-сан, но мне совсем не нравится его тон. Опускаюсь перед ним на корточки и заглядываю в лицо. — Спасибо, — произношу тихо. — Значит, он действительно… — Да, — кивает мечник. — Тебе не стоит о нём беспокоиться. — Я и не думала, — искренне удивляюсь. — Но я беспокоюсь о вас, Ророноа-сан. Вы вообще как? Парень на секунду задумывается. — Отвратительно, — признаётся он. — Чувствую себя так отвратительно, словно выпил две бутылки рома. — Почти три, — напоминаю я, смеясь. — Ванная свободна, идите, а я подожду. Пойдём на ужин вместе. — Что б я без тебя делал, Минами, — говорит он так легко, будто это действительно так. А я позволяю себе в это поверить и насладиться щемящим душу чувством, что особенная для него. Здоровый эгоизм ещё никому не вредил. Сушу волосы долго и упорно, в который раз угрожая, что обстригу под Луффи-сана. Ророноа-сан прав, ничего хорошего нет в том, что они чуть ли не по земле волочатся. — С лёгким паром, — без особого энтузиазма говорю я, видя в отражении, как выходит мечник. — Чёртовы волосы, что б их Робин-сан обстригла. — Только не сильно, — словно по инерции комментирует Ророноа-сан, заразительно зевая. — Ты ещё долго? Несколько секунд пытаюсь испепелить взглядом расчёску. — А, плевать, сами высохнут, вперёд в камбуз, а то я сейчас столешницу съем. — Ради такого я готов задержаться, — хохочет Ророноа-сан, но, вопреки словам, мягко толкает меня за плечо. До камбуза мы добираемся, споря, кто сильнее голоден, и появляемся перед накама, чуть ли не пышущие гневом. Последнее слово оказывается за мечником, заявившим, что готов съесть целого Морского Короля, и я, знающая о своих скромных способностях, но, не желающая сдаваться, хочу сказать что-то о китах, когда меня благополучно отвлекает Усопп. — Запомни, Минами, никогда не соревнуйся с Зоро в выпивке и с Луффи в еде, — назидательно говорит он. — Я и не думала! — шиплю возмущённо. — Поэтому я соревнуюсь с Ророноа-саном в еде! — Делать нечего что ли? — ворчливо спрашивает он, улыбаясь. — Брось ты это дурное дело. Да знаю я, что не выиграю, но этот глупый спор успокоил моё сердце… А ещё чуть-чуть задел мою гордость. — Когда-нибудь я превзойду его, — недовольно бурчу. — Во всём. — Да-да, — кивает Усопп. — И тогда он поймёт, что лучшего соперника ему не найти, — продолжаю, поглощая восхитительную лазанью. — Конечно, Минами, — поддакивает друг, косясь на довольное лицо Ророноа-сана. — Я должна стать сильнее, — продолжаю, переходя к десерту, правда с меньшим энтузиазмом. — Санджи-кун, ты опять подсунул порцию больше, чем я могу съесть? — Минами-тян, но ты кушаешь раз в сутки, а обязанность кока — беспокоиться о своих накама. — Тогда убери замок с холодильника, — тут же предлагает Луффи-сан. Не пытаюсь уследить за перепалкой капитана и кока, потому кисло смотрю на вкуснейший десерт, что встал у меня поперёк горла. Не доесть его — кощунство, а если засуну в себя ещё хоть ложку, то точно лопну. На самодовольное лицо Ророноа-сана хочется ответить высунутым языком, но не решаюсь. В конце концов, я знала, что в этой битве мне не победить. Выхожу на палубу в поисках солёного воздуха и духа свободы. Желудок, отравленный алкоголем, а теперь наполненный восхитительной едой, никак не желает начать работать, но я игнорирую слабые потуги вывалить содержимое наружу. Сейчас бы запить всё это чем-нибудь лёгким, типа эля, но рыться в сундуке Санджи ещё унизительнее, чем в холодильнике. Иду в женскую каюту, чтобы освободить место, что занимают всё ещё не распакованные пакеты. Мой уголок выглядит так, словно я здесь не живу и не являюсь обитателем комнаты. Но осознание этого меня нисколько не расстраивает. Если честно, мне хотелось бы всю свою жизнь быть в разных местах, не ограниченных такими условностями, как периметр каюты. Мольберт одиноко стоит, прислонившись к стене. Кто-то прикрепил чистый лист, а картину куда-то убрал, но я не переживаю. Дальше корабля картина точно никуда не денется. В голове всплывают слова Трафальгара о потерянном Этернал Посе, и я тихо смеюсь. Одежды так много, что я с сомнением смотрю на несколько полок шкафа, прикидывая, влезет ли в него такое количество вещей. Нами-сан скупила мне половину магазина, не меньше, чему я, конечно, рада, но всё равно чувствую себя неуютно. В каюту забегает Момо-тян и тут же прыгает на мою кровать. — Минами, ты как? — заботливо интересуется он, с интересом смотря на мои попытки впихнуть одежду в шкаф. — Нормально, — пыхчу я. — Вот сейчас разберусь с этим сокровищем, и будет всё прекрасно. А если ты про мои ночные визги, то прости, Момо-тян, мне приснился страшный сон. — Мне тоже снятся кошмары, — тихо говорит он. — Но я никогда не думал, что они могут быть настолько страшными, чтобы кричать. Со вздохом перестаю бороться со шкафом и присаживаюсь рядом с ребёнком. — Расскажешь о своих, Момо-тян? — А ты о своих? — тут же спрашивает он. Качаю головой. Такие ужасы могут повлиять на психику взрослого человека, не то, что ребёнка. — Вот и я не хочу, — говорит Момо-тян, забираясь на мои колени. Такого чистого ребенка невозможно запятнать никакой грязью. Прижимаю его к себе, наслаждаясь теплом и ничем не значащим разговором. — Луффи ведь очень сильный, да? — спрашивает Момо-тян. — Да, — улыбаюсь. — Он самый сильный человек в этом мире. И дело вовсе не в его физических способностях. Его сила намного страшнее. — Разве может быть что-то страшнее, — тихо говорит он. — Я думал, что Кайдо — сильнейшее существо. — Нет, Момо-тян, нет. У Ёнко нет и десятой части того, что есть у Луффи-сан. — И что же это? — не унимается мальчик. — Способность вести за собой людей и вставать на ноги, даже если это равносильно смерти. И выживать назло всем, вопреки всему, — говорю негромко. — Луффи-сан — будущий Король Пиратов, а значит самый сильный из всех. И плевать, что он ведёт себя как ребёнок и почти никогда не бывает серьёзным. Мало кого слушает, часто не понимает очевидных вещей и постоянно попадает в разные передряги. Вот только не каждый поймёт, что эти очевидные минусы — лучшее, что есть в Луффи-сане. — М-м-м, — неопределённо мычит Момо-тян. — А можно мне снова разукрасить твои волосы? — Почему бы и нет, — соглашаюсь я, тут же его отпуская. — Снова радуга? — Не, — отмахивается Момо-тян, залезая в один из пакетов. — Я придумал кое-что покруче! В каюту заходит Нами-сан, с улыбкой смотря на Момо-тяна, пыхтящего у меня за спиной. — Вот ты где, Минами! — говорит она, подходя ближе. — А то тебя уже обыскались. — А что случилось? — спрашиваю я, смущаясь под довольным взглядом. — Я так и не поняла, но Зоро что-то говорил про картины и тебя. Вспоминаю, как просилась нарисовать его. Значит можно? — Момо-тян, ты ещё долго? — нетерпеливо спрашиваю я. От мысли, что скоро буду рисовать Ророноа-сана, чешутся руки. — Почти закончил, — говорит он, слегка дёргая волосы. — Ты сегодня опять дежуришь? — Да. И теперь я постоянно буду на палубе ночевать, — отвечаю и поворачиваюсь к Нами-сан. — Простите меня за сегодня. Сама не знаю, почему так испугалась ночью. — Да мы даже не поняли, что случилось, — хмурится девушка, присаживаясь на свою кровать. — Мы переживали. Опять от меня одни проблемы. — Этого больше не повторится, — заверяю я. — Просто мне впервые за всю жизнь приснился кошмар. Не знала, что такая впечатлительная. — Вот как, — тянет Нами-сан с таким загадочным лицом, что я снова краснею. — Готово! — радостно говорит Момо-тян. — Теперь один твой вид будет греть. А то сама ты вечно холодная. С нескрываемым любопытством подхожу к зеркалу. Основная часть волос осталась нетронутой, а вот кончики — угольно чёрные. Смоль переходит в коричнево-красный цвет, а после — в оранжевый и жёлтый. — Огонь, — догадываюсь я и поворачиваюсь к Момо-тяну. — У тебя талант, очень красиво. Мальчик покрывается румянцем, и мне приятно, что я могу вызвать у него смущение. Игнорирую мольберт и беру альбом для скетчей. Раз уж Ророноа-сан согласен, нужно сделать как можно больше набросков. На выходе из каюты я сталкиваюсь с Робин-сан. — Извините, — мямлю я, смотря в смеющиеся глаза. — Мне надо, туда… — Конечно, — кивает археолог, отходя и слегка подталкивая. — Но я жду, когда мы сможем поговорить. Моя сестра, с которой мне страшно оставаться наедине. А я ведь говорила, что ничего не боюсь… простите, я соврала, почему-то разговор с сестрой пугает меня сильнее, чем что-либо ещё.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.