Фэндомы или ориджиналы? Узнай кто победил в нашем телеграм-канале!
Присоединяйся!

Когда взревёт дракон

Джен
PG-13
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Миди, написано 17 страниц, 4 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 16 Отзывы 5 В сборник Скачать

Сокровища драконьего гнезда.

Настройки текста
Примечания:
-Чёрт, моя голова. — Почему так болит голова? А вокруг… Темнота— и тут голову снова захватила волна боли — что же всё-таки произошло?! -Райм?! Райм это ты? — послышалось где-то в голове. Этот картавый голос названный парень узнал бы из тысячи. — Мёрфи! — радостно воскликнул Райм имя друга — Мёрфи, это ты. Ты тоже здесь? Но где ты, я тебя не вижу?! -Я лишь слышу твой голос в моей голове. А вокруг сплошная чернота. -Мёрфи, ты не помнишь что произошло? Опять голова! -У тебя тоже болит голова? Вот прямо сейчас так резко, да? — начал Мёрфи И тут откуда-то послышался ещё один голос. -Это вы! Наконец-то! Я думал, что провалился в вечную тьму и буду блуждающим огоньком до скончания дней. — весело засмеялся голос. -Ну, учитывая, что мы общаемся — мы ещё живы — как всегда картаво констатировал Мёрфи -Градус, и ты тут! — подивился Лёня — ты не помнишь что с нами произошло? -Смутно — отозвался Градус — помню лишь, что мы решили ограбить логово дракона -Судя по всему это была не лучшая идея — удивлённо протянул Мёрфи. -Да-да, я начинаю вспоминать… Ты ещё яйца там нашёл — бормотал Леонид, хватаясь за обрывки памяти -Я тоже начинаю что-то вспоминать… Илья ещё их себе забрать решил — тоже напряг свою память Мёрфи. -Да, я припоминаю что-то подобное от них веяло такой странной энергией, что мне хотелось к ним прикоснуться. Но когда я дотронулся до одного из них…. — задумался Градус. -Парни, это вы? — поинтересовался кто-то ещё — я же не один вижу только пустоту и слышу ваши голоса в голове? — он был взволнован. -Нет, Джек, все нормально. Мы пытаемся разобраться с тем, что произошло. — сразу узнал друга Райм. -Я помню только то, что ударила молния, яркий свет и сразу темно. — поразмыслив ответил Ярослав. -Точно! Молния! Вот, что случилось. Теперь то все складывается! — обрадовался Градус, чувствующий, что пустота в памяти наконец заполнена. -Да-да, я вспомнил! — подхватил его радость Леонид. -Похоже мы все всё вспомнили — Крякнул Ярик. Не успел Мёрфи подтвердить его догадки, как всё вокруг Градуса затряслось. Громко треснуло сверху и он тут же захрипел - на секунду все замерли, а затем посыпались вопросы. Они пытались понять что произошло, в панике перебивая друг друга. Спустя показавшуюся вечностью минуту, услышали глубокий вздох, затем ещё один. - Я дышу! Я чувствую ветер и что-то жёсткое и тёплое под ногами. Но по прежнему все темно. -Да где мы чёрт возьми?! Что за темнота такая — разозлился Райм. И тут подал голос Мёрфи: «Теперь у меня тоже слышен этот треск» — и не успел он закончить как тоже захлебнулся хрипом. Всё затаили дыхание. И с первым вздохом все тоже позволили себе вздрогнуть с облегчением. -Я тоже жив. — откашлявшись успокоил всех парень — тут пахнет гарью, но в тоже время воздух очень чистый. Странно. -Как я понимаю мы все через это пройдём — заметил Джек. -Похоже — вздохнул Леонид и тутже услышал треск. Он было подумал, что это над ним но Ярослав первый стал задыхаться. Тут же, оглушающий треск послышался прямо вокруг Лёни, все затряслось, медленно подкрадывалась паника, обволакивая своими липкими щупольцами, он почувствовал сжимающее голо чувство, пытался вздохнуть, но кажется внутри была только вода. Судорожно пытался парень схватить ртом хоть каплю кислорода, но это не помогало. Сердце гулко застучало в ушах. Ноги становились ватными. Наконец, собрав оставшиеся силы он резко втянул воздух носом. Густая жижа, вроде соплёй прошла по трахее и первый глоток воздуха с пощипыванием достиг лёгких. За ним последовал второй и третий. И вот, Райм уже чувствовал обдувающий его ветерок, несущий необычные запахи, которые было сложно описать словами. -Чтож, теперь все мы тут. Ощущаем все, но ничего не видим - в этот момент Мёрфи понял, что на самом деле первый раз заговорил, рот его открывался, из него вырвались звуки. -Я слышу! Слышу тебя Мёрфи, а не твой голос в своей голове! — обрадовал всех Градус. -Я думаю, сейчас отходить отсюда не стоит. А то мало ли, что может встретиться в этой тьме. — привыкал к новым ощущениям Леонид, переступая с ноги на ногу и не понимая что же не так он чувствует при этом. . -Согласен — поддержал его Ярослав пытаясь понять на чем он стоит и почему руки его ощупывают грубгватую, покрытуб мхом поверхность. . И тут Градус закричал: «Мои глаза! Свет! Много света! Больно!». Илья попытался закрыть лицо руками, но почувствовал, что у него это не выйдет. И тут глаза сами проявили всю картину. Сначала мутное, ну а потом и чёткое зрение вернулось, заставив что-то внутри похолодеть. Парень возвышался над сборищем веток и сухих трав, почему-то обугленных и мерцающих иногда розоватым светом. Слегка запинаясь протянул Градус что-то невнятное, осматриваясь. От высоты потолка, если его можно было так назвать, легко закружилась голова, он оступился с тихим ойком упав назад. -Что случилось? — одновременно напряглись все. -Я, глаза. Я вижу, но… — мялся Илья не зная как сказать то, что он видел перед собой. Довольно длинные слегка чешуйчатые тёмно-красные лапы, заканчивающиеся маленькими коготками. И на удивление они точь в точь повторяли движения, что совершал сам Илья. Он даже специально развел пальцы ног в стороны и в тот же момент пальцы на лапах разошлись в стороны. -Да говори уже — не выдержал Ярослав. -Не нравиться мне его тон. Обычно когда Градус так говорит… Ах! Что это? Свет! Глаза! — в смятении Мёрфи мотал головой, прыгал и щурился. Но попытки не обвенчивались успехом. Он снова сильно зажмурился до плывущих разноцветных кругов и смог открыть глаза — Я вижу! Потолок огромный, угли, птицу какую — то и копыта! Но почему они шевелятся тогда, когда я переступаю с ноги на ногу… И я почему-то стою на четвереньках, не могу подняться на ноги. Подождите! Я? Нет, не может быть! Вам лучше самим это увидеть. -Да как мы тебе увидим?! — взорвался Джек, нервно притопнув ногой. -Я уверен, что скоро и вы откроете глаза — произнёс Градус, после чего сразу услышал шипение Ярика и то, как он вздрагивает. -Чтож так больно то это все! Агрх! — чертыхался он. И когда зрение всё-таки пришло парень обомлел — Эм… Почему я могу управлять этими культяпками? И чего это я животом по земле чиркаю? Почему так неудобно ходить, хотя подождите. Я ползаю? Нееет! Нет! Не может быть! Нет! Я не хочу! Нет, не может такого быть! — парень обернулся и тут же отпрыгнул назад — а это что за общипанная курица?! -Да что там у вас? — встревожился единственный, находившийся до сих пор в неведенье Лёня. Неизвестность пугала парня и тогда он сделал шаг в неизвестность, но тут же упёрся лицом во что-то мягкое и пушистое, тут же отшатнувшись. -Сейчас поймёшь. — выдавил Градус. И Леонид уже смирился, как вдруг яркий белый свет ударил в глаза — чёрт! Больно! — жмурился парень — роговицу обжигало. Хотелось закрыть глаза руками, но что-то не давало это сделать. Всё попытки прекратить боль не давали результата. И только когда Райм это осознал, жжение само начало слабеть. Постепенно он стал чувствовать только тепло обдающее веки. Тогда парень осмелился и приоткрыл глаза, все ещё жмурясь. Пелена отступила и он наконец увидел то, что мозг не мог так быстро обработать. Вертящуюся вокруг своей оси и орущую желтоватую ящерицу. Она почему-то кричала голосом Джека, что сразу насторожило парня. -Нет! Не хочу! Этого не может быть! Это все сказки — метаалась ящерица, продолжая верещать — Точно! Это сон. Ущепнуть себя. — лапа потянулась к морде, но не удкржав равновесие существо провалилась на спину, перебирая лапами в воздухе — почему я все ещё не проснулся?! -Ярик, это ты? — изумленго продолжал смотреть он на брыкания ящера. -Конечно! Слепой что-ли?! Агрх! Как от этого избавиться? — метался он взад-вперёд по обугленным веточкам, с хрустом сминающимся под лапами. Это морок какой-то. Неужели эта опять та бабка из первого дома. Не зря её колдуньей кличут… -Ты о той, чьего кота однажды чуть твой конь под себя не подмял во время галопа? — с приглушенным смешком поинтересовался Градус. Услышав за своей спиной его голос Лёня обернулся и увидел ещё голого, бесперого птенца на длинных ножках и и со смешным желтоватым клювиком. -Илья, это ты птенец? — насторожился Леонид. -Птенец? Хотя этого следовало ожидать по лапкам и после возгласа Джека. — начал рассуждать Градус, пытаясь себя получше рассмотреть. Но его перебил Ярик. -Конечно о ней, старая карга, я когда домой вернулся, мне лицо так перекособочило. Мать с сестрой неделю или две меня всякими травяными примочками лечили. -Ах вот, ты, почему со мной тогда купаться не поехал? Я думал он коня своего лечит, который присмерти лежит, а он о репутации своей печётся.- обиженно негодовал Лёня. -Да какая там репутация, меня такого бы сам чёрт испугался. Да и мать бы не пустила — кипел Джек. -Жаль, что ты не поехал. Там ведьмина внучка была. Та, что кроликов разводит и во дворе им целый загон сколотила, кстати не без помощи нашего Ярика, кстати — с отлично слышимой иронией протянул Леонид, невинно хлопая глазками - травы на соседей поляне целебные собирала - уже открыто лукавил друг. -Ну была и была — буркнул Ярослав. -Да ладно тебе, я же знаю, что ты к ней не холоден— ехидно уставился на друга Леонид, пронзая его взглядом, пытаясь различить любые изменения. -Правда что-ли? А я видел как он с Руней под ручку по деревне нашей гулял, только ближе к местной роще. Наверное чтоб братец не увидел? — усмехнулся Градус. -С сестрой Серого нашего? Правда что-ли, а Джек? — хотнул Райм, видя, как начинает нервничать друг. Это было видно даже тогда, когда он стал ящеркой. Его глаза бегали из стороны в сторону а выглядел он так, будто готов броситься и разорвать в клочья того, кто хотя-бы намекнет, на то, что он умеет смущаться. -Правда, правда. Я сам видел — не без чувства собственного достоинства в голосе заявил Илья. Злить Ярослава было все равно, что играть с огнём, но ребята знали, что он их друг и сильно не обидится и ещё наверстает свою обиду едкими шуточками и замечаниями. -Да ты что, Ярик, влюбиться в сестру лучшего друга! Это ж как надо оплошаться. Он же тебя с самого детства как облупленного знает и уж точно не отдаст свою сестру за такого ухажера. -Ну благословление то все равно не он давать будет, а отец с матерью — тихо, но зло отозвался Джек сворачиваясь в клубок. -Значит всё-таки втюрится — уже в голос гоготнул Градус, задрав голову и открывая клюв. Парень ничего не ответил и даже не поднял головы. -Слушай, Илья. Ой, никак не привыкну к твоему виду. — вздрогнул Райм снова видя вместо своего друга комочек кожи и костей на длинных лапах, который сделал то-ли шаг, толь прыжок в его сторону. -Да я тоже знаешь ли, ни каждый день ты и твои друзья вдруг становятся животными рептилиями и птицами. -А где наш Мёрфи? — наконец задал свой вопрос Райм. -Я тут, ребят- всхлипнули откуда-то слева. По картавости Лёня сразу понял, что это Мёрфи и резко повернул голову в сторону звука. Перед ним на четырех изящных ножках, оканчивающихся сдвоенными копытцами, возвышалось пушистое существо, похожее на оленёнка. Оно жалость в стенку, а из черненьких глаз капали слезы. -Мёрфи! Мёрфи! Что случилось? — заволновался Лёня. -Что такое, что случилось? У тебя что-то болит? — испугался за друга Градус. -Легко спросить что случилось.- всхлипнул Мёрфи — А вот если я и сам не знаю, что произошло?! — с истерическими смешками отвечал друг. -Да что с тобой? — лишь сильнее заволновался Илья. В таком состоянии он ещё ни разу друга не видел. -Да ничего. Совершенно ничего не произошло. Просто мы ушли в пещеру дракона и вдруг вылупились из яиц, став какими-то тварями и не можем вернуться в свое тело. И не понимаем как это получилось — оленёнок весь трясся — Хах! Все как обычно. Каждый день такое вижу — слезы градом катились по его морде, капая вниз и разбиваясь на мелкие капельки, что иногда долетали и до ребят. Пока Райм пытался сообразить и вспомнить, что делать в подобных ситуациях Илья нашёлся первым. -Эй, эй ей! Мёрфи, просто вспомни сколько приключений мы уже прошли. Ты чего. Помнишь, как нас чуть не сослали в алмазные рудники, помнишь как на прошлой неделе нас спутали с оруженосцами нашего сира и нам пришлось убивать огромного дракона? Мы же выкрутились? Выкрутились. Даже дракона убили, хоть это была и не наша работа. Мы теперь герои. Мы столько уже пережили и сейчас найдём выход. Мы придумаем как и в этот раз спастись. Все будет хорошо. -Да ничего не будет хорошего! Тогда, когда ты говоришь нас чуть не сослали, нас спасли Лёнины родственники десятого колена, которые просто чудом знали его и оказались не просто пешками. А с драконом нам просто повезло, что он был либо болен, либо просто не заметил нас и мы смогли вонзить ему свои мечи под рёбра. А в этот раз! Что в этот раз нам поможет?! — всхлипывал парень. -А что в этот раз не так? — спокойно говорил Градус — обратимся к этой колдунье. И она нас расколдует. -Да кто тебя такого общипанного слушать то будет? — почти кричал Мёрфи, не прекращая слез. В этот момент Райм суматошно метался между тем, чтобы помириться с Джеком или успокоить Мёрфи. Он не знал, что сейчас лучше и потому не мог определиться. -Ну раз она и правда колдунья, то обращенных за версту чует. И уж точно нас поймёт. — продолжал стоять на своём Илья. -Поймёт говоришь? А если это она нас колдонула? — хмыкнул внимательно слушающий все Ярик. -Не думаю, мне кажется это драконья магия. Мы же в её логове, да и Градус говорил, что от яиц энергия какая-то шла.- присоединился к разговору Лёня. Он окончательно запутался в ситуации — Ведь его же прямо как потянуло к ним. — Да, он конечно у нас знатный коллекционер, но чтоб настолько. — подтвердил Джек, все ещё думая, что во всем виновата колдунья. -О, как единодушно. Вообще прекрасно. Мы, под действием неизвестной маги стали неизвестными существами и не можем вернуть себе свою форму. — картавил Мёрфи, мотая головой. — Все прекрасно, да! ДА?! — он не выдержал и сорвался на крик. -Ну почему же неизвестными? Ты вот очень даже милый оленёночек. — пытался поддержать его Райм. -Оленёночек, да?! А это тогда что! — не прекращал криков Мёрфи — что это такое?! — он смешно задрал верхнюю губу, обнажая два крупных клыка — оленёнок, да! Что теперь скажите, умники? — не переставал всхлипывать и притопывать ногами олень — Что я за тварь то такая?! Почему именно я. Вот не хотел я с вами идти, но попёрся же. — весь трясся и заливался слезами парень, чувствуя нарастающее чувство страха и несправедливости. Почему именно он? Чем он так провинился перед вселенной, что она сыграла такую злую шутку. И в тот момент, когда Мёрфи был готов броситься прочь из этой пещеры, чтобы больше не вспоминать о произошедшем, Лёня наконец определился. В панике он не мог сообразить, но собрав в кучу мозги наконец вспомнил уроки местной травницы. Он побежал к другу как можно ближе и громко сказал: «Так, Мёрфи, наклони мордочку и посмотри мне в глаза». Увидев, что Райм занялся состоянием Мёрфи, Илья сложил с себя эту обязанность и отошёл. Всё же в этой сфере он был не силён. -Что? Зачем? — фыркнул друг. -Просто делай все, что я попрошу, не думая! Все. Хорошо? Кивни, если понял меня. Мёрфи ничего не оставалось, как кивнуть, ловя пристальный взгляд снизу. -Тааак, молодец. Теперь дышим. Вдооох. — увидя протест на морде друга Леонид засуетился — Давай, давай я с тобой буду делать. Глубокий вдох — задержал он дыхание. Отсчитав три счета головой парень выпустил воздух из лёгких — выдох. Теперь опять глубокий вдох. Держим, выыыыдох. — проделывал он то, что говорил и волей или неволей Мёрфи стал делать тоже самое. Он стал сам следить за ритмом и уже не нуждался в счёте. Спустя ещё пару вдохов и выдохов Райм продолжил: " а теперь все тоже самое, только на выдохе скажи букву а». Мёрфи уже устал удивляться и потому просто выполнил всё в точности. Звук который издал оленёнок был настолько смешным, что заставил прыснуть всех и даже сам Мёрфи слегка хмыкнул. -Отлично — подметил Лёня, — но это ещё не все. Теперь попробуй быстро сказать эти три слова: «Пароль, король орёл» — эти слова Райм специально произнес очень медленно и с расстановкой, чтобы не раскрывать секрет. И подумав, что друг просто подшучивает над ним, ведь эти слова такие лёгкие, Мёрфи проговорил: " Пароль, кароль, арёль» -Что?! Как?! Это же легко! Что за арёль. Можно ещё раз? — не понимал, что происходит Мёрфи. -Конечно, конечно. Пробуй. — наклонил голову Райм, наблюдая как кривит морду оленёнок, пытаясь улучшить свою дикцию. -Пархоль, карёль арёл. Да что же такое? Пароль, корл, арол! — наблюдать за этими безуспешными попытками было очень весело. Мало того, что из этих трех одно слово обязательно оказывались неправильным, он ещё и мило картавил — Я сдаюсь. — вздохнул Мёрфи. Но это обрадовало Райма, ведь в голосе парня больше не было того ужаса и паники. -Вот и молодец — добро смотрел он вверх на подсыхающие чёрные как бусинки глаза. Что? Ты о чём? — удивился Мёрфи — я же не смог их выговорить. -Зато ты сам с этим справился. — усмехнулся Райм. -С чем? — оленёнок нервно переступил с ноги на ногу. -А ты ещё не понял? Со своими страхами — прижался парень к пушистой и тонкой ножке. Мёрфи просиял и это отразилось на его глазах. -Но все же. Олень с клыками? Не может такого быть. — вопросительно уставился Леонид на Градуса. Тот много знал и любил блеснуть своими познаниями. Поэтому он подошёл ближе. -Может —добродушно отозвался птенец — Сейчас прямо перед собой ты видишь маленькую кабаргу — подвид семейства оленевых, особи мужского пола у которых имеют длинные изогнутые клыки, выступающие из-под верхней губы на 7 или 9 сантиметров и выполняют роль турнирного оружия. — в этот момент мёрфи провёл языком по клыкам, чтобы снова убедиться в их подлинности — Но в отличает от оленей кабарги не имеют рогов и достигают в холке лишь 50 сантиметров. Зато у них невероятно длинные задние ноги — оленёнок осматривая себя — и как ты видишь сам, когда это существо стоит, кресец сильно возвышается над холкой. А ещё кабарга — великолепный прыгун, по манёвренности почти не имеющий себе равных. Она способна на скаку, не сбавляя скорости, изменять направление на 90°. Спасаясь от преследователя, кабарга, подобно зайцу, запутывает следы -Ого, вот это да. Ты не просто оленёнок с клыкам ты супер зверь какой-то. Вот это чудо матушки природы — подбадривающе восхищался Лёня. -А кто я? — он наконец посмотрел вниз и увидел розовенькие четырёхпалые лапки а повернувголову, заметил хвост, сверху и снизу которого было нечто похожее на один большой плавник, судя по ощущениям начинавшийся где-то на шее. -Пхах, у тебя такие смешные ушки с красненькой махрушкой — усмехнулся оленёнок. Райм прислушался к своим ощущениям, а затем напряг мышцы и легко пошевелил сразу тремя отростками, почувствовав как волоски действительно касаются чувствительной кожи. -Пхах, Райм, овощь — захихикала ящерка. Это оказался Джек со своими шутками уже забывший про обиду. -Ты тоже на него похож — вступился за друга мёрфи. -Да ты вобще олень, молчал бы! — едко бросил Джек. -А ты, Ярослав — саламандра. — продолжил Илья -Кто прости? Я же ящерица. — непонимающе уставился Джек на друга. -Не простая ящерка. А представитель вымирающего вида саламандр — огненная. Во взрослом образе будешь чёрным с жёлтыми пятнами. И как я помню можешь вырасти до 30 сантиметров в длину. А ещё ты необычайно ядовит. И хвост, длиннее тела будет. За головой у саламандр есть железы выбрасывающие яд, который вызывает паралич, аритмию и судороги. Всего двадцати грамм этого яда хватит, чтобы убить. А в стрессовых ситуациях саламандры могу распрыскивать его на большое расстояние. -Вот как оказывается. Я ядовит. Значит ты не проглотишь меня, клыкастая хрень! — осклабилась саламандра. Леониду захотелось конкретно врезать другу. Видел же, что он Мёрфи еле вытащил. Но все равно смеётся. Знает ведь, что друг - чувствительная личность. — А вот тут ты ошибаешься. Несмотря на клыки кабарга питается лишайниками, ягодами и травой. Поэтому наш Мёрфи совершенно безобиден. — констатировал Градус перебирая ногами — А я судя по всему птица, только вот пока оперение не появилось я с точностью не могу сказать какая. Хм. Может попробуете меня описать. А то зеркал я тут что-то не наблюдаю. — Илья и с иронией огляделся. -У тебя вместо ног палки — снова не удержался от колкости Ярик. -С тобой, Джек все ясно а что-то нормальное? — проигнорировал шутку Градус -У тебя длинный жёлтый клювик — заметил Мёрфи. -И белие точечки по телу. — перебил его Райм. — Хм. Говорите длинный клюв и лапы. И белые пробивающиеся перья… — копался в своей памяти Илья, закатив зрачки. Он вспоминал энциклопедию по зоологии, что он в детстве листал у знакомого профессора. О да, это однозначно была одна из лучших книг. Чистая рукопись и яркие картинки, что так трогали детский взгляд. Воспоминания проносились словно яркие карточки. В носу будто снова стоял этот лёгкий запах старых книг, гарри свечей и каких-то цветов. Пальцы снова ощутили тепло шершавых страниц. А ведь этот профессор подарил ему не только свои знания, но и любовь отца, который погиб в зубах волков, когда мальчик только родился. Как же ему было больно, когда профессор сказал, что обучил Илью всему, что тот должен знать сейчас и уходит в другое село доживать остатки своих дней. Но на прощание он подарил мальчику медное перо и чернила, чтобы он сам мог что-то писать. При воспоминании этого Градус невольно тепло улыбнулся, почувствовав холод металлического пера под крылом. Все-же эти дни обучения были для него лучшими. Он снова перелистал всю книгу в своей памяти и наконец увидел то, что было похоже на описание его самого — Чтож, давно мечтал стать цаплей, — наконец оживился он — посмотреть на этот мир сверху, ощутить холодный ветер, хлещущий в лицо при полёте, только вот опять же без оперения я никуда не улечу. — смешно покачал парень головой. -А откуда ты столько знаешь? — поинтересовался Мёрфи. -В свое время увлекался зоологией. Читал книжки, и с путешественниками болтал. -Надо осмотреться тут — предложил Ярослав. -Подожд те, а кто я то тогда? — неловко снова оглядел себя Райм. -Аксалотль ты. — спокойно начал Градус, но увидев непонимающий взгляд друга принялся рассказывать. Он рассказал и о смене вида при обстоятельствах и супер регенерации, позволяющей отращивать даже конечности. И о мошках с мальками, которых так любят аксолотли. Лёня внимательно выслушивал всё и запоминал. Надо же ему знать, что кушать. Да и просто интересно выяснить кем ты являешься. -Так, что насчёт осмотреться? — снова напомнил Ярик. -А смысл, мы же в той же самой пещере. — спокойно изучал Мёрфи чешуйку лежащую рядом, постукивая по ней попытцем — Она была матово чёрной и казалась очень прочной. К тому же она была больше копыта оленёнка, что заставляло задуматься о размере существа, что его потеряло. -Ты уверен? По мне она гораздо больше. — уставился Ярослав на высокие, почти недосягаемые своды, испищрёные мхами и корнями каких-то растений, но и не исключено, что и мёртвыми ползущими растениями, смешно задрав голову. Величие и могущество веяло от мощных стен. -Это не пещера стала больше, а мы уменьшились, умник — заметил Градус — если ты ещё не понял, мы только вылупились. -А ведь правда. Мы же ещё только родились, получается! — обернулся Райм на скорлупки, как которых он сидел. Это явно когда-то были крупные яйца, намного больше куриных и страусиных, ведь иначе как бы оттуда появился целый оленёнок. Они все были перемазаны пеплом, но даже сейчас приковывали взгляд своими розово-фиолетово пятнышками и излучали непонятную энергию. -Если мы в драконьем гнезде, то где наша мать? Вернее хозяйка гнезда? — вдруг обернулся Мёрфи на ребят. -Если честно, я бы не хотел бы с ней встретиться — поёжился Леонид, смотря на вход в пещеру. -Я если честно тоже. Может свалим отсюда, пока не поздно? — мотнула саламандра головой в сторону света. Всё поддержали Ярослава и ребята направились вперёд. Они пробрались вдоль груды золота и драгоценных камней, на верхушке которой лежал меч, инкрустированный алмазами. -Ух, мне бы такой. Цены б мне небыло с таким мечом — мечтательно вздохнул Джек, остановив свой взор на оружии — Двуручкик… С алмазным напылением, это же не шуточная штуковина. Жаль, что я не могу его взять — вздохнул наконец парень. -У тебя же лапки — хихикнул Илья. Пока друзья разглядывали меч, Мёрфи, как заворожённый наблюдал, как поблёскивает золото, как отражается в обработанном куске горного хрусталя. Он он вдруг увидел как отражается в этом куске, или даже в ещё более крупном, гигантский драконий глаз, светящийся изумрудной зеленью. Как вертикальный зрачок плавно поворачивается в его сторону, заметив смотрящего и замирает, глядя прямо в душу, заставляя остолбенеть, во взгляде читалось величие и мощь. Из мыслей его вывел Гладус, дотронувшийся клювом до его ноги, от чего оленёнок даже слегка подпрыгнул. -Нам пора — указал он на выход. — Пошли. — Мёрфи обернулся на прощание, взглянув в прозрачную неизведанность камня и нехотя побрёл следом за птенцом. На площадке перед пещерой, где красовались огромные порезы прямо в камне и целые обугленные деревья, глазам ребят предстал вид от которого захватывало дух. Внизу открывался обширный лиственный лес озаряемый закатным солнцем, что окрашивало его верхушки в оранжевый. За ним простиралась равнина с деревнями, в которых виднелись крохотные домики с обработанными полями, замками с садами. Где-то там раньше был их дом. Был… А почти на горизонте синело море. К которому выходила великая река, бурно несущая свои воды с горных родников сквозь всю страну. Именно её увидел Райм в первую очередь. -Ух, как высоко — осторожно отошёл от края оленёнок. -Ну не зря мы сюда полдня ползли и это только подъём в гору, а до это мы же ещё и весь лес прошли. — рассматривал Ярик замки, дивясь какими жалкими они смотрятся отсюда. Слово детские игрушки. Те, что построены из камушков на побережье и готовы обвалиться от малейшего ветерка. -Какая красота — почти шептал Илья боясь нарушить тишину с которой порозовевшие облака странствовали по плавно меняющему цвет небу. Лёня тоже смотрел вдаль. Он чувствовал, как дух приключений захватывает его, готовя множество тайн и загадок. И он был прав. Уже смеркалось, когда ребята все ещё спускались по узким горным тропкам. Мёрфи обнаружил, что ему действительно стало легче передвигаться по ним, даже когда маленькие неустойчивые камушки выскакивали из-под ног. Они шли в каком-то уставшем молчании. Самым коротколапым из всех оказался Райм. Он постоянно оскальзывался, а камни царапали ему брюшко. И кожа его уже начинала сдохнуть без воды. Конечно Джеку тоже доставалось, но когда Мёрфи снова поймал Лёню чуть не соскользнувшего вниз в пропасть, он сжалился и предложил свою спину милому аксолотлю. Он принял предложение, чувствуя как саднят царапины. И забравшись на высокий камень он сполз на покатую шерстяную спину, вытянувшись по хребту. Его уставшие цепляться за все лапки повисли вниз. -А чем это Райм так выделился, что его везут?! — за возмущался Джек — я может тоже себе лапы сбиваю, но не жалуюсь же. -Не кипятись, Ярик. У аксолотлей более нежная кожа и они сами по себе больше приспособлены для плавания, чем для долгих перемещений по пересечённой местности. — тяжело вздохнув ответил Илья. Джек так и продолжал дуться, но шёл молча. Спустя пару поворотов изнуряющий спуск наконец перешёл в тропинку уводящую в лес. Пройдя ещё немного, они остановились возле реки, но не заходя под деревья. -Как же я устал — простонал Мёрфи, опускаясь на колени, поджимая ноги. Темнеющее небо отражалось в бегущем потоке и уже начавшие зажигаться звёзды мерцали в глубине тёмной воды. Райм успевший слегка задремать соскользнул с него и туже очнулся, оказавшись в густой траве. -А почему именно возле реки, тут же прохладнее? — оглядевшись спросил он. -Дак для тебя же. Иди окунись. Ты же амфибия. Тебе пересыхать нельзя. Вон и кожа уже сохнет- мотнул Илья головой к пологому спуску к воде. -Нет, только не сейчас. Я ног своих, вернее лап еле чувствую. — развалился Леонид, превращаясь в лепёшку. -Надо, Лёня, надо. Я бы тоже с удовольствием освежился — пойдём. — птенец первым попрыгал вперёд. Аксолотль поплёлся следом. Вот высокая трава, закрывающая обзор сменилась на влажный, песок и вскоре он стал совсем мокрым и клокочущим. Ещё потоптавшись на месте, Райм, задержав дыхание, соскользнул в воду. По коже пробежал приятный холод, а плавник перестал походить на тряпку, стал развиваться, словно парус. Тяжесть тела тут же спала, а напряжение в конечностях стало не таким ярким. И тут что-то скользкое коснулось ноги парня, от страха он распахнул вдруг глаза, обнаружив, что вообще не ощущает пощипывания от воды и прекрасно все видит. Аксолотль решил, что это просто самая чистая часть реки и потому все так видно. Этим чем-то скользким оказался маленький росток, парень успокоился. И только сейчас осознал, что раньше не мог так на долго уходить под воду. Но не успел он об этом подумать, как понял что дышит. Да, именно дышит под водой. Это открытие его настолько поразило, что он секунд пять просто висел у поверхности, не выныривая, делая вдох за вздохом, осознавая, что вода не попадает при этом в горло и он не начинает кашлять. Голову сразу захлестнула столько идей, что можно теперь с этим делать. Но тут Градус стоящий и мочащий ноги и крылья ехидно спросил: « Ты вылезать собираешься, русалочка? То тебя не затащишь в воду, то силком не выволочешь.» Это все Лёня идеально услышал и тут же всплыл. -Представляешь, я теперь дышу! Дышу под водой! — он никак не мог отойти от этой новости. Он то нырял, то снова всплывало, описывал круги и делал перевороты, все больше осваиваясь. Парень был в самом что ни на есть приподнятом состоянии. -Представляю — хмыкнул Илья — вижу, что не выныриваешь. Ну так что, идём? — он шагнул обратную и встряхнулся. Вместо ответа аксолотль нехотя выполз на песок. И к своему очередному удивлению обнаружил, что все царапины затянулись — нереальная эта штука вода — пробормотал он себе под нос и пошёл за Ильёй. Когда они пришли к месту стоянки Мёрфи уже сопел, вытянув натруженные ноги, а Ярослав выглядел давольно удручённым. -Что с тобой? — поинтересовался Градус, усаживаясь на свое место, поближе к кабаре. -Я решил развести огонь и понял, что у меня лапки. А потом почувствовал, что проголодался. Но мы же так спешили, что не взяли свои вещи. -А как мы по твоему пёрли бы эти заплечные мешки? Сами ели спустились. — хмыкнул Лёня. -Райм прав. И к тому же ты теперь зверь. — уже с трудом держал веки открытыми, Илья. -Это ты к чему это клонишь?! — попытался изогнуть одну бровь Ярик, но желтоватой морде мимика была недоступна и парню пришлось с этим мириться. -А к тому, что теперь твоя еда летает прямо вокруг тебя. Вон смотри жжжжж- хмыкнул, а затем широко зевнул Градус. Он уже почти спал. -Ну уж нет, я у лучше голодать буду, чем всю эту мерзость жрать — с отвращением свернулся в клубок саламандр. Но его уже никто не слышал. Лёня улегся между передним копытами кабарги и тут же мозг частично отключился. Последней каплей стала вода. Она вытянула из него все силы. Разговор друзей слышался как из бочки, но Райм уже не вникал в суть. Недалеко от него Градус уже похрапывал, удобно угнездившись на земле. Ещё немного посидев в тишине Джек просто провалился в темноту сновидений. Спустя несколько часов небо начало окрашиваться в розовый, а звёзды гаснуть. Месяц остался единственным, что можно было разглядеть на уже желтеющем небосклоне, но вскоре тёплое светило затмило его своим светом, выглянув из-за кромки леса. Вставая ещё выше с каждой секундой, солнце щекотало своими лучами глаза маленького кабарги и это его и разбудило. Зевая парень промогался и сначала подивился почему он лежит в густой траве, но увидев аксолотля, спящего между копыт, он все вспомнил. Горькая мысль осела внутри: «Всё же это был не сон». Тогда Мёрфи поднял мордочку к небу и по каким-то внутренним часам, ясно понял, что уже около четырёх утра. Туман над рекой начал рассеиваться, унося с собой ночную прохладу, воздух был влажный и сладко пах нежными цветами. Стояла приятная тишина, изредка пролетала летучая мышь, бесшумно хлопая крыльями и резко меняя траекторию. Ноги больше не гудели, но когда кабарга аккуратно поднялся, то понял, что его мышцы все же болят после долгой дороги. За ночь в горле пересохло. Потому Мёрфи спустился к реке и подогнув передние ноги, с жадностью припал к холодной и кристальной глади. От наслаждения глаза сами прикрылись, но уши тут же навострились, ловя каждый шорох. Ни один звук не потревожил парня и он спокойно выпрямился. Капля упала с шерстяной морды на входную гладь и это звук в предрассветной тишине стал вдвое или втрое громче. Пить больше не хотелось, но появилась новая неприятность: желудок заурчал, напоминая о своём существовании. К глубокому разочарованию кабарга обнаружил, что рюкзак с провизией остался в драконьем гнезде. Ну оно и верно. Когда они убегали мысли были заняты совсем другим. Им было не до этого. Тогда парень было думал снова прилечь, но ноги будто сами повели его в лес. Стоило Мёрфи зайти под раскидистые кроны, как беспокойство отступило. Его звал только голод. Стараясь не сильно отдаляться от друзей он бродил в роще, что медленно перерастала в густые трущобы. И вот, глазами паренёк наткнулся на мягкий, голубоватый лишайник на земле. Как только он его увидел, то на языке появился сладковато-травянистый вкус, который показался довольно приятным. И сам не понимая зачем, думая, что это бред, но где-то внутри, уверенный что это еда, кабарга медленно наклонился и готов был уже укусить но тут же себя одёрнул. -Что же это я. Совсем уже озверел?! Свихнулся. Но есть все также хочется… Ох, чтож, живём один раз, надо попробовать все — с такими мыслями он снова наклонился, одними губами отрывая срочную часть растения. На языке усилился тот сладкий вкус, вперемешку с частичками земли. Было мерзко, но в тоже время на удивление вкусно. Тщательно пережевав одну порцию, он оторвал второй кусочек. Надо привыкать. Теперь он кабарга. Да и вроде легче даже. Не надо с собой еду таскать. Она сама растёт. -кажется я начинаю видеть прелести в таком существовании — пронеслось у парня в голове, как вдруг он подпрыгнул, услышав голос позади себя. -А, Илья, это ты — с облегчением вздохнул Мёрфи, видя того же птенца, что и вчера — только у тебя пух появился! — восхитился кабарга. -Да и ты подрос — хмыкнул Градус, смотря на друга снизу вверх. А ведь раньше. Раньше все было наоборот. Мёрфи не отличался высоким ростом. Был просто среднестатистическим деревенским парнишей с россыпью веснушек на лице и вечно спадающими на глаза рыжими волосами. А сейчас… Оленёнок стоял время от времени перебирая изящными ножками и вслушивался в звуки утра. Он явно сейчас чувствовал то же единение с природой что и Илья в этот миг. Он вдруг понял, что теперь тоже является частью этого мира. Не просто эволюционно преображённым приматом, что только и может эгоистично делать, то сто ему надо не задумываясь об остальных. Конечно характеры у всех разные. Кто-то даёт волю своему эго, а кто-то пытается хоть как то сохранить то, что есть вокруг. Но все равно, человек сам по себе почти единственное существо, что склонно к масштабным изменениям окружающей среды. А теперь они часть этого мира, что создала природа. Они будут пользоваться тем, что услужливо дала им жизнь и мать природа и участвовать в этом вечном круге жизни, стараясь как можно дороже отдать свою шкуру небу. Начинается эра нелёгких испытаний для всех нас. Понять о чем думает Мёрфи было сложно. Его морда не могла передавать эмоции. А чёрные глаза он возвёл к светлеющему небу, где уже тускло смотрел на землю, уже почти не видный, месяц, пропадая до следующей ночи, чтобы снова освещать дорогу путникам во тьме. В них застыли печаль и скрытое чувство благодарности этой земле. Похоже он тоже теперь ощущал, будто то, что с ними случилось было предрешено судьбой. Будто так и надо. Но при этом казалось этого все же можно было как-то избежать, выбрав другой путь. Градус уже пытался понять где же и что же они сделали не так. Пытался найти ту точку не возврата. Он уже думал, что причина кроется в расхищении гнезда, но внутреннее чувство твердило, что все не так просто как кажется и это событие было раньше. Больше он ничего не мог понять. -Ты уже завтракал? -наконец кабарга оторвал взгляд от свода небосклона и перевёл его на своего друга. -Нет конечно. Наша провизия покоится в драконьем логове. — помотал Илья клювом — А ты что, да? — в недоумении воззрился он на кабаргу. -Ну, да. Вот видишь тот мох — мордой указал Мёрфи в направлении поляки — теперь нас едой сама земля обеспечивает. -А что, разве наш желудок тоже перестроился и мы можем это переварить? — ещё больше поразился Градус. -Похоже, что да. И к тому же главное перебороть свою ещё человеческую брезгливость. А дальше все пойдёт, как будто так и надо. Мне даже вкусной эта еда показалась. — вздохнул Мёрфи. Тут желудок Градуса многозначительно подал знак — Черт, подумал о еде, называется. -Ну так может поищешь себе еду? — склонил голову кабарга. -Насекомые… Насекомые, насекомые, насекомые. Их ещё вчера было полно над водой. И головастики возможно там же… Фух, как говориться голод не тётка, нужно пробовать все варианты и если это действительно насытит меня — неуверенно протянул Илья — то я хотя-бы не умру от голода. В этом есть свои плюсы — и птенец, ещё недавно бывший пареньком шестнадцати лет, отважно двинулся в сторону бережка, перебирая все ещё короткими для цапли лапками, как был остановлен Ярославом. -Куда прыгаешь, пташка? — его охрипший со сна голос звучал довольно грубо. -О, ты уже проснулся. Я за насекомыми, есть то хочется. — продолжил свой маршрут Илья — присоединяйся. -Ну нет, мерзость какая, насекомых жрать. Докатились. — ящер был уже готов развернуться и уковылять в лагерь, как его сзади легко подтолкнули сухим носом. Но этого толчка хватило, чтобы его тельце подлетают до на несколько сантиметров от земли и немного пролетело вперёд — Тебя тут не хватало, олень клыкастый. — огрызнулся Ярик, смотря кабарге прямо в глаза — уж лучше сожри ты меня, чем я буду эту мерзость в рот брать! На это Мёрфи лишь улыбнулся, обнажая клычки — Спасибо, уже завтракал. А вот ты ещё со вчерашнего дня голодный. Тебе надо, хоть чем-то наполнить свой желудок, а то будет сложно дальше путешествовать, давай — он ещё раз попытался подтолкнуть парня, но тот ловко извернулся и чуть не тяпнул Мёрфи за нос- а носить на спине я никого не буду — слегка ущемленно выпрямился кабарга. -Пх, не будет он, я тоже не собираюсь такое есть, я вам не Райм! Это ему, что не дай, кроме пандятины конечно, все за милую душу сметёт — обиженно махнул хвостом маленький ящер. Тут в ближайших зарослях что от зашуршало и ребята машинально повернулись на звук, -О, ребят, вы тут что-то про панд говорите, а что без меня? — сонно разлеплял глаза аксолотль, подползая к кружку друзей. -Нет, просто я есть собираюсь, а Ярик выкусывается и не хочет идти. — Илья демонстративно зашагал в сторону камыша. А саламандр ничего не ответив, мотнул головой и убежал в высокую траву. Райм вскоре нагнал цаплю и присоединился к нему. У парня чесалась пересохшая кожа, его тянуло к воде и только оказавшись на начинающему клокотать песке, Райм окунулся в морозную свежесть. Он чувствовал как приятно растворяется тяжесть тела, распрямляется слипшийся плавник, как на душе становиться легко и свободно, будто парень всегда лавировал между водорослей, рассекая воду лапами с кожаными перепонками. Так привычно ему было чувствовать, как отталкивается он от воды, как напягаются перепонки, помогая дать разгон. Хвост беспрекословно слушался хозяина, выполняя рулевую функцию. Своими выпуклыми глазками с радужкой цвета зазеленелого ила, он выискивал что-то съедобное. Желудок требовал пищи, а Райм никак не мог найти то, что ему нужно и к тому же не совсем представлял то, что ищет. Илья рассказывал ему вчера о каких-то насекомых и мальках, но с утра это как-то вылетело у парня из головы. Он корил себя за невнимательность к таким важным моментам. Но вчера же это все казалось глупой шуткой. Навернув очередной круг он на столько отчаялся, что даже попробовал откусить кусочек водоросли, но тут же с омерзением выплюнул его. Листок оказался до ужаса горьким и жёстким. Ужасный травянистый вкус остался на языке и аксолотль всеми своими силами пытался его хотя-бы уменьшить и для этого опустился к самому дну, как вдруг рядом что-то мелькнуло и тут тело само среагировало, Райм ещё подумать не успел, как жирный и склизкий червь уже извивался в маленьких, но острых зубках аксолотля. Существо продолжало извиваться, когда парень стиснул зубы ещё сильнее, лишая его остатков жизни. Как только тельце червя обмякло, зубы тут же измельчили и отправили его в пищевод. Отвращения, как ни странно небыло, только где-то на подсознании ещё человеческого мозга металась брезгливая мысль, но банальное звериное чувство голода взяло верх. Тогда Райм по наитью метнулся к поверхности, хватая, бьющеюся на поверхности бабочку и утаскивая её на дно. Это действие показалось таким обыденным, но и в тоже время парень не понимал, как так быстро научился охотиться. Откуда у него все эти навыки, привычки. Как он понимает, что съедобное, а что нет? Эти вопросы всё ещё крутилось у его в голове, когда аксолотль поймал ещё пару насекомых и почувствовал приятную наполненность желудка. На парня напала приятная усталость и лёгкая сонливость, когда он выполз на бережок к Илье, который с усердием чистил каждое своё пёрышко ярким клювом. -Как поохотился? — на секунду оторвался от своего увлекательного занятия птенец. Он поднял голову, заметив мокрого друга — я же не один на инстинктах поймал тех дюже резвых головастиков? — снова продолжил наводить марафет Градус. Он захватывал каждое перо в клюв и проводил по всей его длине, скрупулёзно укладывая на уже очищенные и принимаясь за второе. К счастью оперение было ещё хилое ещё и больше походило на пушок и потому прихорашивание заняло не так много времени, как изначально показалось Райму. И когда он уже разнежился на прохладном и важном песочке, птенец вдруг задрал голову вверх, оставаясь только на одной ноге и громко защёлкал клювом. От неожиданности аксолотль даже вздрогнул, но увидев картину просто замер в недоумении. Илья и сам не понимал, что творит, ему просто захотелось это сделать и воспользовавшись полной свободой, он исполнил странное желание своего птичьего я. И тогда столкнулся с непонимающим взглядом Лёни, который даже склонил голову набок, чтобы поменять свою точку зрения и наконец разобраться в том, что происходит. -Просто захотелось — единственное, что мог сказать в свое оправдание сконфуженный птенец. Он так ушёл в свои мысли, что и думать забыл о стоящем рядом друге. — Пойдём ко всем, пожалуй — попытался замять эту ситуацию парень. Леонид медленно кивнул, безмолвно соглашаясь и последовал за Ильёй. Тот аккуратно прокладывать себе путь среди густой травы, а более маленький по размеру аксолотль, ковылял за ним, скоро перебирая короткими лапками по влажной от тумана земле и окроплённым росой травинкам. На поляне, где ребята остановились на ночлег, рыболовы застали довольно нестандартную картину, которую в дикой природе вы точно не увидите. Ещё молодой каборга, поблескивая клыками холоднокровно возвышался над неловко прыгающей вверх ящерицей, которая каждый раз пыталась тяпнуть Мёрфи своими мельчайшими зубками за нос, а тот лишь с полу ухмылкой, больше похожей на оскал, смотрел на происходящее. -Ну вот сейчас тебе не поздоровится, саблезуб проклятый! Сейчас Как тяпну тебя своим ядом, как скукожишься ты у меня на глазах! — снова смешно растопырив все лапы в стороны ярко жёлтый ящер полетел вниз. -Ты сначала допрыгни, малыш. — снова ухмыльнулся каборга — о, ребята вернулись. Ну как, удачно? — и оленёнок одним скачком перешагнул ящерку и оказался рядом с подошедшими ребятами. -Более чем — хихикнул Леонид — я вижу вы тут тоже не скучаете — он снова вопросительно взглянул на Ярослава, валяющегося в глубоком мху, но тот лишь закрыл глаза и перевернулся на спину. -Да, Джек меня развлекает — хмыкнул Мёрфи, наблюдая за саламандром, корчащим из себя дохлого ящера. -Ярик, как я вижу ты ещё более токсичным стал? — усмехнувшись подметил Илья, обходя друга со всех сторон. -Чего? — изумился Джек, ради чего на время даже ожил, с трудом поднимая голову, смешно дергая лапками в воздухе. -Окрас у тебя ярче стал говорю — поднял одну чешуйчатую лапу, начавший оперяться птенец, и принялся активно изучать остренькие коготки — ты тоже подрос. Как и все мы. -Кстати это странно как-то, тебя ничего не смущает в этой ситуации? — Приблизился к ним Мёрфи — Животные так быстро не растут — каборга вопросительно уставился на Илью. -Люди тоже так вдруг в зверей не превращаются вроде — поднял наконец голову птенец — Ну лично я не видел. — На это Мерфи вынужден был согласиться. Болтая о всякой ерунде ребята продвигались вглубь рощи. Вставшее солнце ласкало морды, клювы, копыта и хвосты.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.