Без обид, ладно?

Гет
R
Завершён
125
Размер:
73 страницы, 17 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
125 Нравится 74 Отзывы 19 В сборник Скачать

Часть 16. "Ром, с тобой всё нормально?", поцелуй и примирение.

Настройки текста
Примечания:

25.06.1990

С момента перемирия с Ромой прошла почти неделя. Сокольникова с уверенностью могла сказать (да, именно сказать), что это была одна из лучших недель за всё то время, что она живёт в посёлке. Голос начал возвращаться, но девушка до сих пор не могла долго и громко разговаривать. — Жень, — неожиданно раздалось из-за двери, отчего Евгения вздрогнула и уставилась на вошедшего Пятифана. Улыбка незамедлительно появилась на её лице. — Пошли гулять, там Бяшка пришёл. После этой фразы он удалился, а Сокольникова встала с дивана и начала собираться. Жёлтые клетчатые брюки, жёлтая футболка с небольшим подсолнухом и белые носки, слегка выбивающиеся из солнечного образа. Обув жёлтые кеды, девушка вышла к ребятам, которые уже ждали её на улице. — Здарова, Женьк, — улыбнулся Булгаков, заключая подругу в объятия. Они довольно быстро помирились, и Женя согласилась поговорить с Машей, когда голос вернётся. Обычные прогулки ребят заключались в том, чтобы обойти всё село, подурачиться и в итоге до поздней ночи сидеть на берегу реки, отмахиваться от комаров и придумывать жуткие истории. Сокольниковой было комфортно с Ромой и Сашей. Тем более, когда стало известно, что Кирилла посадили, причём надолго. Счастью не было предела, и в честь этого события они устроили на своём излюбленном месте пикник. ~~~ Внезапный взрыв хохота, раздавшийся над обычно тихой тайгой, согнал с веток недовольно рокочущих птиц. Небольшая группа подростков, состоящая из Жени, Бяши и Ромы, не спеша шагала по скрытым от любопытных солнечных лучей тропинкам, рассказывая шутки и дурачясь. Новость о том, что Кирилла посадили, вызвала большой ажиотаж во всех трёх семьях, и ребята решили устроить пикник. — Давайте тут, на, — кивнул Булгаков на небольшую поляну с цветами, отчего у Сокольниковой загорелись глаза, и губы растянулись в мечтательной улыбке. — Договорились же, что у реки, — хмыкнул Пятифан, после чего перевёл взгляд на вмиг помрачневшую подругу. — Но сюда мы можем прийти за цветами для венков, — как бы невзначай проговорил он. Девушка просияла, и компания дружно двинулась дальше. Расстеленное на земле покрывало оказалось довольно большим, отчего все трое свободно могли бы лечь на приличном расстоянии друг от друга. — Вы как хотите, а я купаться, — шепнула Сокольникова и, стянув с себя свободную футболку и шорты, откинула куда-то босоножки и рванула к реке, даже не задумываясь о её температуре. Всплеск воды, и вот девушка, блаженно прикрыв глаза, подставила лицо под солнечные лучи, находясь при этом по самую шею в воде. Приятная прохлада речного течения и жар от разгорячённого зверской температурой на улице тела при соприкосновении отбивали всякое желание выходить на сушу. — А нас не подождала, на, — воскликнул бурят, также как и подруга раздеваясь до нижнего белья. Он подождал Рому, и они вместе с разбега запрыгнули в воду и подплыли к подруге. Было довольно холодно, но это не помешало ребятам добрых тридцать минут плескаться и дурачиться. Подгоняемые Женей ребята, в шутку назвавшие подругу мамой, всё-таки вышли на берег и закутались в полотенца. Отросшие рыжие волосы Сокольниковой неприятно били по спине, отчего она довольно быстро вытерла их и накинула махровую ткань себе на плечи. — Женьк, ну тёплая ведь вода, пойдём купаться, на, — выдохнул Булгаков. — Сашк, хоть десять минут на солнце посиди. Заболеешь — прибью тебя, — шёпот придавал голосу девушки что-то устрашающее. Обречённо вздохнув, бурят лёг на тёплое покрывало. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь кроны деревьев, солнечными зайчиками прыгали по умиротворённому лицу, и Женя последовала примеру друга. Будто бы совсем не замечая пристальный взгляд Пятифана, она устроилась поудобнее и начала представлять, как заставит Бяшу и Рому надеть венки, которые сама им сплетёт. Яркая картинка всплыла в голове, и Сокольникова хихикнула. Губы Романа дрогнули в полуулыбке, которую было суждено заметить только Булгакову. — Чего смеёшься, на? — решив разбавить тишину, всё-таки спросил Саша. — Я представила, как вы будете ворчать, когда я надену вам на головы венки. Будете ворчать, но не снимите их, — улыбнулась в ответ девушка, так и не открыв глаза. Бяша фыркнул, посмеиваясь, а вот Пятифан выглядел до глубины души оскорблённым. — Это мы ещё посмотрим.

***

Умильно глядя на друзей, Женя то и дело поправляла выбившиеся из композиции цветы. Видя счастливую улыбку на лице девушки, Рома так и не решился снять со своей головы венок. Пока Сокольникова собирала букетик для себя, Бяша придвинулся к Пятифану. — Посмотрел, на? — хмыкнул он, скрывая улыбку ладонью. — Заткнись, Бяшка, — беззлобно усмехнулся Роман и перевёл взгляд на дурачущуюся Женю. Она танцевала. Её движения были нелепыми и несуразными, но Пятифан смотрел на неё так, будто это самое прекрасное, что он видел в своей жизни. Резкие взмахи и плавные шаги, неожиданные прыжки и спокойные повороты вокруг своей оси. Всё казалось таким глупым, милым и прекрасным одновременно, что хотелось смотреть и смотреть на то, как она выписывает неожиданные трюки и оседает на землю, чтобы потом с новой силой взвиться вверх и потянуться обеими руками к небу. — Ромк, а, Ромк, чё лыбу давишь? — хохотнул Булгаков, лишь на мгновение оторвав взгляд от танца подруги. — Она сейчас максимально... Охуенная. То есть... — запнулся Роман, отворачиваясь в противоположную от друзей сторону. — Бля-я-я, — протянул он под приглушённый хохот Бяшки. — Это уже абзац. ~~~ Именно в тот день Пятифан второй раз понял и окончательно убедился, что влип по самые уши. Мозг отказывался это воспринимать, в то время как что-то, доселе неизвестное и теперь жутко пугающее, кричало о том, чтобы Роман признался.

***

Шагая по пыльной просёлочной дороге, Женя спорила с Бяшей о лучшей начинке для пирожков, стараясь не замечать сверлящий спину взгляд Пятифана. И, надо сказать, у неё неплохо получалось. До одного момента. — Картошка лучше, чем капуста, Сашк, признай это, — тихо проговорила девушка и хотела, было, продолжить, но наткнулась на хмурое лицо Романа. — Ромк, ты чего? — Ничего, — хмыкнул он, прекрасно понимая, что ревнует, но отказываясь это принимать. — Ром, я же вижу, что что-то не так. Тебе что, нравятся пирожки с вишней? Или с яйцом и луком? — лукаво улыбнувшись, спросила Сокольникова. Накатившее раздражение выбило из него слова быстрее, чем он успел подумать. — Я неясно сказал? Всё нормально, — довольно грубо процедил сквозь зубы Роман, сразу подмечая изменения в Жене. — "Блять, я кретин", — промелькнуло в голове Пятифана, который вдруг задумался над причиной своего грубого ответа. На лице Бяши читалась та же самая фраза. — Окей, — кинула Сокольникова, поворачиваясь к Саше и продолжая, как ни в чём не бывало, спорить с ним на тему начинок для пирожков. Пожалуй, эта прогулка была самой неудачной для Романа за последнее время.

***

— Женьк, ты спишь? — раздался из темноты вопрос, отчего Сокольникова вздрогнула. — Чего тебе? — всё ещё обиженная на необоснованную грубость Пятифана, холодно кинула она. Со стороны прохода раздался тяжёлый вздох, и через несколько секунд диван прогнулся под весом тела Ромы. — Женьк, ты что, обиделась? — Нет, что ты, на что тут обижаться. Подумаешь, друг нагрубил с нихуя. Тоже мне повод, — зло прошептала Евгения и закатила глаза, чего из-за темноты было не видно. — Могла и привыкнуть, — хмыкнул Пятифан. — Что?! — взвилась девушка, тут же сжимая челюсти и резко садясь на диване. На языке вертелось много нецензурных оскорблений, но ни одному из них так и не суждено было прозвучать в этой нагнетающей тишине. — Рома, ты ведёшь себя как идиот и хочешь, чтобы я к этому привыкла? Да чёрта с два, — прошипела она. — Возможно я и идиот, но тогда ты ещё большая идиотка, если ничего дальше своего носа не видишь, — завёлся Роман, также переходя на яростный шёпот. — В каком это смысле? — недовольно буркнула девушка, сложив руки на груди. — Ты реально не замечаешь того, что происходит? — то ли удивлённо, то ли озлобленно осведомился Пятифан, встав с дивана. — Может хватит мне загадки загадывать? Скажи прямо, что за херня с тобой происходит, — вскочив на пол, Евгения решительно посмотрела в глаза парня. — Да я лю... — резко оборвавшись, Рома тяжело вздохнул и раздражённо зыркнул на Сокольникову. — Всё нормально. Просто ты преувеличиваешь. — "Тряпка. Слабак. Идиот", — крутилось в его голове. — Преувеличиваю?! — вновь чуть не сорвавшись на крик, выпалила девушка. — Ты... Ты... безмозглый и эгоистичный кретин! Ты вообще умеешь принимать заботу? Неблагодарный, заносчивый индюк с комплексом Бога, не умеющий признавать свои ошибки и извиняться и думающий, что весь мир вокруг тебя вертится. Спешу тебя разочаровать, ты не пуп земли, хоть иногда задумывайся, прежде чем... Резко оборвав свою тираду, Женя ошарашено хлопнула ресницами. Брови взметнулись вверх, а руки от неожиданности легли на крепкие плечи. Напористым поцелуем сминая податливые губы Сокольниковой, Пятифан прижимал её к себе, словно она вот-вот исчезнет. Девушка и сама не заметила, как её пальцы зарылись в мягкие волосы на затылке парня, как она встала на носочки, прикрывая глаза и ныряя с головой в эти волшебные ощущения. Всё закончилось также быстро, как и началось. Отстранившись от Жени, Роман ещё минуту смотрел ей в глаза, которые она с глубоким вздохом распахнула, а после просто развернулся и ушёл, оставляя Сокольникову наедине со своими чувствами и мыслями.

***

27.06.1990

Стук в дверь оторвал Машу от гипнотизирования кружки с остывшим чаем. Без особой надежды она встала со стула и поплелась в прихожую. Щелчок, скрип и вот перед ней на пороге стоит... — Евгеша..? — сорвалось с её губ, и в следующее мгновение младшая сестра налетает на неё с крепкими объятиями, которых обоим так долго не хватало. — Прости меня, милая, слышишь? Прости. Я очень перед тобой виновата. Если бы я тебе поверила, всё было бы по-другому, — шептала Мария, прижимая Женю к себе. Слёзы градом катились по лицам девушек, но им было всё равно. Это были самые долгожданные объятия за несколько месяцев.

***

— А потом мы с Женей бегали за этим цыплёнком по всему двору под громкий хохот дедушки, — смеясь, проговорила Маша. Решение устроить небольшой праздник в честь воссоединения сестёр всех обрадовало, поэтому Рома с мамой и Бяша уже через пару часов были в доме Сокольниковых. — И поймали в итоге, на? — вскинув брови, спросил Булгаков. — Конечно, — с явной гордостью в голосе проговорила Евгения. Счастье грело душу девушки, но одна мысль, словно назойливый комар, крутилась в голове. После того случая ночью Пятифан избегал всяческих контактов с Сокольниковой. Рано утром ушёл гулять один, и вернулся только поздней ночью. Закрылся в комнате и не открывал дверь до самого утра, а потом вновь ушёл. Теперь сидит за столом, как ни в чём не бывало. Разумеется, Жене было обидно. Но возвышалась над обидой тревога — с Ромой что-то происходит, а он молчит, как партизан. — Итак, у Геши скоро день рождения, — вдруг проговорила Маша, привлекая к себе внимание. — Надо думать, как праздновать. Со всех сторон посыпались предложения, но девушка не в силах была оторвать взгляд от склонившейся над столом фигуры Пятифана.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования