The Degradation +12216

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Автор оригинала:
@angels_larry
Оригинал:
http://www.degradation.fr/

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Луи Томлинсон
Пэйринг:
Луи/Гарри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Психология, Философия, POV, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 526 страниц, 58 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Seira Royard
«Шикарный перевод, спасибо!» от Alexsa_Lada_Boss
«самый лучший! Пишите еще!!!» от Перчик.....
«Спасибо за этот шедевр)*» от Laura Lynch-Marano
«до конца Вселенной <з» от it is_what_it is
«Отличная работа!» от TusaM
«Ш И К А Р Н О!!!» от Холодное Тело666
«Отличная работа!» от Suzuni
«Спасибо за Ваш труд! » от Kurkovishna
«Отличная работа!» от Сaprice
... и еще 383 награды
Описание:
Я был самым настоящим стереотипом идеальной жизни.
Да, чертовым стереотипом.

А потом встретил его. С его зелеными глазами, с его странностями… И с его болезнью.

«Что бы ты делал, если бы тебе оставалось жить всего 100 дней?» - Аноним
«Я не знаю. Жил бы, наверное. Я бы попытался жить.» - Луи.

Ты всю жизнь был тем, чего я избегал.
Мне нравилось быть стереотипом. Ты все испортил.
Когда банальность встречает разрушение - начинается The Degradation

Посвящение:
Всем, кто верит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод очень известного французского фанфика.
Наверное, он один из лучших, на моей памяти. The Degradation стал буквально классикой для французских Ларри-Шипперов. Это невероятно тяжелая, необычная, но и красивая история. Я надеюсь, что вам она понравится.

№1 в жанре «Hurt/comfort»
№1 в жанре «Психология»
№1 в жанре «Философия»
№2 в жанре «AU»
№2 в жанре «Ангст»
№3 в жанре «Учебные заведения»
№4 в жанре «POV»
№9 в жанре «Слэш (яой)»
№12 в общем рейтинге всех жанров

Все арты и обложки к фанфику: http://vk.com/album88651370_184715604

Официальный русский трейлер:
http://www.youtube.com/watch?v=c81wZjuQerA

Все 20 французских трейлеров:
http://degradation.skyrock.com/3168425298-TRAILER.html
http://degradation.skyrock.com/3172998899-TRAILER-2.html
http://degradation.skyrock.com/3182635387-TRAILER-3.html

Оригинал в процессе написания.

На Wattpad: https://www.wattpad.com/myworks/52288024-the-degradation

Теперь оригинал фанфика можно приобрести в виде книги вот здесь: http://www.lulu.com/shop/camille-l/d%C3%A9gradation/paperback/product-21900363.html

Enjoy, xo xo.

Два Месяца (3)

30 августа 2014, 14:35
Моменты близости, выходящие за рамки обычного.

Фотография: https://pp.vk.me/c620426/v620426370/17ae8/7PBadFEDONU.jpg
Песня: Pink – Raise Your Glass

- Воооу, чёрт возьми…

Крик восхищения и свист. Не могу скрыть улыбку, краем глаза смотря на Этана, сидящего сзади. Он наклонился вперёд, чтобы лучше рассмотреть дом Гарри. Сегодня Англия играет с Италией на чемпионате мира. Гарри предложил мне посмотреть матч у него, и я спросил, может ли Лиам прийти со мной. Потому что, во-первых: экран Гарри просто огромен, и во-вторых: я хочу, чтобы они подружились. Лиам - мой лучший друг, практически брат, а Гарри - мой парень, так что хочу… Чтобы между ними всё было в порядке. Это важно для меня, и Гарри это понял, поэтому практически сразу согласился.
Этан был с Лиамом, когда я приехал за ним, так что у меня не было другого выбора, кроме как пригласить и его тоже. Я позвонил Гарри и, к моему большому удивлению, он не был против. Он так старается. Да и Этан помог мне в клубе, так что, думаю, он заслужил нормально посмотреть футбол. Вдруг мне удастся убедить Гарри, что не все парни из команды идиоты.

- Знаю, я тоже так отреагировал, когда пришёл сюда впервые.

Подъезжаю к концу длинной аллеи. Лиам тоже вздыхает.

- И почему самые странные всегда самые везучие…

Если бы он только знал, насколько иронична его фраза. Паркуюсь около центрального входа, потому что не хочу, чтобы они заходили в комнату Гарри. Торможу и открываю дверь.

- Вы ещё внутри не были.

Этан с Лиамом не были слишком рады тому, что я тащу их к Гарри домой. Не потому что они ненавидят его, просто они напоминают мне старого меня. Когда я не знал Гарри, его репутация не слишком внушала доверие. Он был просто жестоким и странным парнем, к которому не хотелось приближаться. Но, похоже, особняк только что в корне изменил их мнение о нём. Мы выходим из машины, и они рассматривают всё с открытыми ртами. Так странно стучать в дверь. Обычно я стараюсь этого не делать, чтобы не наткнуться на отца Гарри.
И если Лиам с Этаном были восхищены домом, то их выражение лица, когда они увидели дворецкого в форме, просто не передать словами.

- Привет, Мануэль!

- Здравствуйте, сэр.

Да, ладно, меня самого всё ещё поражают его манеры. Как-то раз я по-дружески похлопал его по плечу за то, что он приготовил мне чай, и он чуть не подавился. Гарри смеялся так сильно, что в уголках его глаз появились слёзы. Но я уверен, что Мануэль крутой, просто скрывает это. Иногда мне кажется, что он заботится о Гарри больше, чем его отец.

Лиам с Этаном растерянно здороваются с Мануэлем, на что он вежливо улыбается и закрывает за нами дверь. Закусываю губу, чтобы не засмеяться. Это мой звёздный час. Как только мы входим в холл, из кухни пулей выбегает Сволочь.

- Боже!

Этан отодвигается назад, а Сволочь радуется так, будто сегодня его день рождения. Он прыгает на меня и начинает крутиться около парней, виляя хвостом как ненормальный. Я ещё никогда не видел его таким активным. Наверное, он тоже не привык к гостям.

- Не бойтесь, он не кусается.

Да, всего лишь бегает, прыгает и вылизывает вас до потери пульса. Не волнуйтесь, вы привыкнете. Этан гладит его за ухом. Ну вот, конец. Сволочь переворачивается на спину, высовывает язык и даёт всем понять, что Этан – его новый лучший друг.

- Сволочь, - присвистывает Мануэль, открывая дверь в сад, и жестом показывая ему уйти. – Если тебя не затруднит покинуть помещение.

Он бегом вылетает в сад и начинает копаться в траве. Мы смеёмся, вытирая руки о джинсы, чтобы избавиться от шерсти.

- Теперь я понимаю, почему ты говорил, что он похож на монстра.

Замечание Лиама вызывает у меня улыбку.

- Его правда зовут Сволочь?

А выражение лица Этана делает её ещё шире.

- Очень долгая история, - поворачиваюсь к Мануэлю. – Гарри здесь?

- Эм... Он на... кухне.

В его голосе слышан неподдельный испуг, и я прекрасно понимаю почему. Когда я захожу на кухню, то вижу Гарри возле духовки. Возле включённой духовки. Возле включённой духовки, из которой идёт дым. Он пытается её открыть, но обжигает пальцы. Подбегаю к ящику и бросаю ему полотенце. Когда он открывает её, оттуда начинает сочиться густой чёрный дым. Он хватает противень и быстро бросает его в раковину. Подхожу к нему и встаю на носочки, чтобы посмотреть через плечо.

- Ты планировал сделать... что-то съедобное?

- Это должно было быть печенье.

- Чёрное?

- Ванильное.

- Закажем пиццу?

Я старался этого не показывать, но безумно волновался насчёт этого вечера. А зря, потому что всё прошло просто отлично. После эпизода с печеньем (над которым, нужно отметить, Лиам с Этаном громко посмеялись) мы показали им дом. Только первый этаж, конечно же. Я знал, что они мечтали об этом с того самого момента, как я рассказал им в машине об игровой комнате. Гарри было неуютно, но я не отпускал его руку. Для него этот дом – самое важное место в мире, так что ему не слишком нравилось, что здесь так много посторонних. Поэтому мы и не поднялись на второй этаж. Несмотря на то, что его комната в разы шикарнее всех комнат дома вместе взятых, туда нельзя никого впускать.

Парни оценивающе свистели в каждой комнате, в особенности Этан. Потому что он не такой как я, Лиам или Гарри. Его родители не богаты, он поступил в университет только благодаря футбольной стипендии и должен подрабатывать в кофейне, чтобы покупать себе продукты. Он хороший парень, но дом Гарри просто поверг его в шок.

И если у них ещё были какие-то сомнения, то после комнаты игр их как рукой сняло. Они превратились в настоящих истеричных детей и переиграли во всё, во что только можно. А я в это время провёл рукой по спине Гарри, прошептав ему, что он молодец.

Парни как раз начали новую партию настольного футбола, когда я обнял его за талию и прижался к его лбу своим.

- Как ты?

- Не знаю, - он повернул голову в их сторону. – Кажется, мне хорошо.

Я улыбнулся.
Он способен на многое, если его подтолкнуть. А подталкивать я точно умею.

После этого мы прошли в главную гостиную. Где супер-мега-ультра большой экран окончательно убедил Лиама с Этаном, которые и так уже были супер-мега-ультра убеждены. Мануэль приготовил нам чипсы, пирожные и напитки. Да, думаю, вечера лучше и придумать нельзя. Матч начался десять минут назад. Мы с парнями сидим на диване напротив телевизора, а Гарри устроился на том, что рядом. Сволочь лежит на его ногах, а компьютер – на Сволочи. И это его, похоже, не беспокоит. Протягиваю руку и начинаю гладить предплечье Гарри. Замечаю, что делаю, только когда Лиам прочищает горло и с усмешкой на меня смотрит. Показываю ему средний палец и вытягиваю язык. Это сильнее меня.

На двадцать третьей минуте входная дверь открывается. В гостиную врывается отец Гарри. Я замираю, будто меня кто-то поставил на паузу. Буквально. Едва успеваю осознать, что сегодня суббота, а значит, я умру в субботу, в самый прекрасный день недели, что все вокруг, скорее всего, скажут, что я был бестолковым человеком, раз умудрился умереть в такой прекрасный день, как отец Гарри вдруг снимает свой пиджак и бросает его на кресло.

- Матч давно начался?

Я настолько шокирован, что Этан отвечает вместо меня.

- Двадцать минут назад.

- Спасибо, подвиньтесь.

Он садится между мной и Лиамом, оттягивает свой галстук и берёт себе кусок пиццы. ТАК. СТОП. МИНУТКУ. ПАУЗА. Может ли кто-то на этой планете объяснить мне, что, чёрт возьми, происходит? Лиам и Этан смотрят матч, а Гарри печатает что-то на компьютере, будто ничего не произошло. Хэй, люди! Они начинают выкрикивать оскорбления, и до меня доходит, что Италия только что забила гол. В экран летят чипсы. Нет, только не Англия! Боже, мы не можем вылететь из чемпионата мира. Я протестую. Нет, нет и ещё раз НЕТ. Даже Мануэль смотрит с нами матч и все резко замолкают, когда из его рта вырывается громкое «блять!».
Официально объявляю этот вечер вечером сверхъестественных событий.
Матч продолжается и мне становится как-то плевать на присутствие отца Гарри рядом. Это ведь футбол. А футбол – это жизнь.

Перерыв. 1-1. Мы все откидываемся на спинку дивана, тяжело дыша. Да, ладно, этот мир видел болельщиков поадекватнее. Плевать. Это ведь Англия!

- Мануэль, у нас есть пиво?

Голос отца Гарри сваливается на меня, как снег на голову. Напрягаюсь и поворачиваюсь к нему, но он не обращает на меня никакого внимания.

- Я принесу.

Гарри откладывает свой ноутбук и идёт на кухню. Конечно же, Сволочь идёт следом, но не только он. Его папа пристально наблюдает за ним, как будто что-то может случиться, пока он пересекает комнату. Черты его лица не так напряжены, и сегодня он выглядит довольно дружелюбно. Практически другой человек. Он начинает болтать с Этаном и Лиамом, и мне просто хочется, чтобы кто-то долбанул меня головой о стенку, чтобы я наконец-то проснулся.

- Вы не часто смотрите матчи с Гарри?

Этот вопрос был от Этана. Смелый мальчик. Я буду молиться за тебя.

- Нет, - он мотает головой, кладя в рот ещё один кусок пиццы. – Гарольд не любит футбол.

Но это не претензия. Будь на его месте мой отец, то он бы плевался слюной, если
бы мне не нравился футбол. Но папу Гарри это не беспокоит. Наоборот. Это правда звучало как: «Гарольд не любит футбол, поэтому мы не смотрим матчи вместе, но в этом нет ничего плохого».

Насколько же они всё-таки похожи. Я никогда не видел его мать, но могу с уверенностью сказать, что манеру разговаривать он унаследовал от отца. Они оба играют с пальцами, одинаково шутят. У него на пальце такой же браслет, что и у Гарри. Только вместо H.E.S. там написано B.A.S. А ещё я замечаю, что он носит обручальное кольцо, хотя Гарри сказал, что их родители расстались много лет назад.

Даже я присоединяюсь к беседе. Пару минут спустя, Гарри возвращается в комнату, вручая своему отцу упаковку пива, и открывает диетическую колу для себя.

Матч продолжается, и это просто... катастрофа. Взрыв. На пятидесятой минуте Италия забивает второй гол. Мы повставали со своих мест и непрерывно смотрели на экран, задержав дыхание.

- Давай, давай, ДАВАЙ!

- Хэй, нет, он симулирует!

- Да кто так падает.

- Хватит притворяться!

- БЛЯТЬ, ВСТАВАЙ И ИГРАЙ, СИМУЛЯНТ ЧЁРТОВ!

Мануэль сегодня в ударе. Гарри истерически смеётся.

Фотография: https://pp.vk.me/c620426/v620426370/17aef/HswupB5wMtU.jpg
Песня: Every Avenue - Someday Somehow


- Не могу поверить, это невозможно. Нет, ну нет. Мы не могли… Прекрати ржать!

Мы только что завезли парней по домам. Я приехал на своей машине, но, учитывая моё состояние, со стороны Гарри было очень разумно предложить взять его 4х4. По сути, сейчас у нас должен быть глубокий патриотический траур, а вместо этого он... издевается надо мной.

- Прости.

Но он всё равно продолжает улыбаться.

- Ты что, не понял? Гарри, мы проиграли!

- Я понял.

- Проиграли. ПРОИГРАЛИ. Мы, чёрт возьми, проиграли!

Он снова смеётся.

- Луи, я понял, ты повторяешь это уже двадцать минут. И твои друзья делали то же самое, пока я не высадил их у кампуса.

Полностью поворачиваюсь к нему, запутываясь в ремне безопасности.

- Ты самый чёрствый человек в этом мире. Мы вылетели. С кубка мира!

Он пытается сконцентрироваться на дороге и сдержать смех. Кладёт руку на моё бедро. Плохая идея.

- Сейчас же убери руку. Иначе я выброшу её через окно.

- Луи, даже если бы ты захотел, ты не смог бы этого сделать, потому что…

- ГАРРИ! Чёрт возьми, что с тобой не так? Мы проиграли! Да ладно, издеваешься? Почему ты опять смеёшься?

- Я считаю тебя таким очаровательным сейчас.

Скрещиваю руки на груди.

- Ты всегда считаешь меня очаровательным, даже когда я ничего не делаю.

- Это правда.

- Стайлс!

Прекращаю дуться на десять секунд и просто смотрю на него. Он всё ещё улыбается. Так, что я вижу ямочку на его щеке. Когда Этан с Лиамом были сзади, он не сказал ничего кроме «пока, не за что, хорошего вечера». Он был слишком скрытным, но, как только они ушли, он снова стал собой. Открытым, приятным собой. И я просто сижу, смотря на него, и даже забываю о том, что я на него обижаюсь. Забываю, что мы вылетели с кубка мира. Он начинает чувствовать мой взгляд и хмурит брови.

- Почему ты так смотришь на меня?

Слова сами вылетают.

- Люблю, когда ты улыбаешься.

Обстановка резко меняется, и я начинаю сожалеть о том, что сказал. Он перестаёт улыбаться, и я практически слышу его мысли в данный момент. Моя фраза звучала как претензия, и он злится на себя за то, что редко улыбается. Он не понимает, зачем мне нужен парень, улыбкам которого я радуюсь как новогодним подаркам. А ещё я знаю, что не должен стараться переубедить его. Потому что тогда он подумает, что я делаю это только потому, что должен. Беру его за руку и переплетаю наши пальцы.

- Но я не перестану дуться на тебя из-за того, что ты улыбаешься как кинозвезда. Ты настоящая невежда, Стайлс.

И я продолжаю ворчать из-за матча. Критикую игру, футболистов, этого чёртового Балотелли и его гол. Не просто же так меня называют словарной мельницей. Я с лёгкостью могу рассказывать всякую чушь часами. А ведь ему именно это и нужно. Я глажу его ладонь большим пальцем и вижу, как он расслабляется. Продолжаю ругать всё вокруг. Да, нужно признать, что сильно стараться мне не приходится, мы ведь и ПРАВДА проиграли.
И это работает. Он снова начинает улыбаться.
Никогда не думал, что скажу это, но...этот парень как открытая книга.

Фотография: https://pp.vk.me/c620426/v620426370/17af6/K4tif2zLojM.jpg

Когда мы приезжаем к нему домой, десять минут спустя, я всё ещё ворчу. Когда мы открываем дверь и заходим в комнату, я всё ещё ворчу. Когда он идёт переодеваться в ванную, а я остаюсь в комнате, я всё ещё ворчу сквозь дверь. Когда он смотрит, как Сволочь играет в саду, а я сижу в социальных сетях, для того чтобы поворчать, и всё ещё ворчу. Когда он проверяет, закрыты ли все двери, а я лежу в кровати, я всё ещё ворчу. Когда он ложится рядом и просит меня перестать ворчать – я ворчу ещё громче.

- Закончил?

Скрещиваю руки на груди.

- Нет.

Он ложится рядом, гладит рукой моё бедро.

- А сейчас?

- За кого ты меня принимаешь?

Он переворачивается и нависает надо мной. Начинает целовать мою шею.

- Даже так?

Не могу сдержаться и закрываю глаза, пока по телу пробегают мурашки.

- Нет… - но мой голос меня выдаёт. Чувствую, как он улыбается мне в кожу. – Мы проиграли…

- Ага.

Ему глубоко плевать на то, что я говорю. Он слишком занят тем, что щекочет своим носом кожу моей шеи. Невесомо касается губами мочки уха и кладёт руку мне на талию. Он всегда так делает, когда хочет чего-то большего. ТАК, стоп, мы вылетели из чемпионата мира.

- Ты хоть понимаешь, что я переживаю самую драматически драматическую драм... Ох.

Он толкается бёдрами, и я раздражённо цокаю языком, решая, что смогу закончить свою тираду и завтра. Это ведь чистой воды манипуляция. Когда он снимает мою футболку и проводит рукой линию от ключиц до пупка – я даже забываю о том, что сегодня был матч. И я заранее знаю, что если через десять минут кто-то начнёт об этом разговор – я не смогу вспомнить, что такое футбол.

Мы лежим посреди кровати и пытаемся восстановить дыхание, простыни укрывают нас до талии и мы смотрим в потолок. Наши ноги переплетены и моя рука зарывается в его волосы. Обожаю этот момент. Тот, что после. Всё на мгновенье кажется не таким хрупким.

Биение сердца приходит в норму, мы уже десять минут молчим, так что я решаю спросить.

- Можно задать вопрос?

- Конечно.

Он едва прошептал, его глаза сонно прикрыты. Моя вторая рука гладит его ключицы, и я чувствую, как по его телу пробегают мурашки.

- Откуда у вас столько денег?

Мой голос ничуть не громче его.

- Мои дедушка с бабушкой были очень богаты.

Его дедушка с бабушкой? Он никогда о них не говорил, и я только сейчас пониманию, что ничего о нём не знаю. Есть ли у него дяди и тёти, какой его любимый цвет, во сколько лет он перестал верить в Санту Клауса?

- Были?

- Они умерли до моего рождения.

- Мне жаль.

Он пожимает плечами, переворачивается на живот и кладёт подбородок на мою грудь. Обвожу его талию руками, и мы начинаем говорить. Его дедушка по отцовской линии был очень богатым, и после его смерти всё досталось его отцу. Он рассказывает, что его отец и его дед ненавидели друг друга, потому что его папа наотрез отказывался продолжать семейное дело, он хотел стать врачом. Они не общались годами. А ещё, что его бабушка была против свадьбы его родителей, потому что считала его мать простушкой. И когда он говорит о своём отце, о том, как тот сознательно отказался от простой жизни и поехал в Азию по программе «врачи без границ», я вижу в его взгляде долю восхищения. Наверное, потому что именно там он познакомился с его матерью. Она приехала туда для реставрации старинной картины. Он такой красивый, когда говорит об этом.
А потом наступает моя очередь. Только история моих родителей точно не пример страстных отношений. Я практически уверен, что это был брак по расчёту, пусть они этого никогда не признают. Мой отец, дед и прадед были адвокатами. Это семейное. Словно какая-то болячка. Говорю ему, что мой папа ожидает от меня того же. Ну, то есть, от меня и Лиама, потому что нашим родителям пришла в голову идеальная идея объединить две фирмы.

- Это то, чем ты хочешь заниматься?

Его вопрос долго висит в воздухе. Потому что я уж точно не привык, чтобы у меня такое спрашивали.

- Наверное.

Меняю тему, потому что не люблю разговаривать о своём будущем. Всё уже решено. Говорю ему, что жизнь моей матери просто какой-то мелодраматический-ультра-театральный спектакль и что это всегда меня бесило. Он улыбается. И мне настолько это нравится, что я не могу перестать целовать его после каждого слова.

Он уснул, зная, что мой любимый цвет – красный, и что именно поэтому я перекрасил свою машину. А я уснул, зная, что он любит чёрный, пусть это не совсем цвет. А ещё он любит пастельные тона, потому что они нежные, успокаивающие. Прямо как он. Что он никогда не верил в Санту Клауса, потому что летающих саней не существует. Что он мог поверить в человека, разносящего детям подарки, но не в то, что есть какой-то неизвестный науке вид оленей, которые могут летать. Ведь тогда они были бы птицами. А в книге, которую ему читал отец, было ясно сказано, что олени – парнокопытные млекопитающие, а не птицы.

***

Моменты, которые я ждал с самого начала.

Фотография: https://pp.vk.me/c620426/v620426370/17afd/rWRB4Nq8SH0.jpg
Песня: Harry Styles – Don't Let Me Go

Сегодня пятница, и он знает, что я приду позже обычного. Родители организовали праздничный ужин в честь дня рождения моей тёти, и в этом не было ничего весёлого. Улицу освещает свет гирлянд из его комнаты, в то время как я открываю багажник, чтобы взять то, что ему принёс. Не знаю, понравится ли ему, но, только увидев это на витрине, я сразу подумал о нём. Поднимаюсь по лестнице и сразу открываю дверь. Он сидит на кровати со Сволочью рядом и пишет что-то в своём дневнике. Он много туда пишет в последнее время. А ещё он красивый. Когда я возвращаюсь от родителей, я всегда в плохом настроении, но стоит мне только посмотреть на него, как вся злость будто испаряется.

- Хэй.

- Привет.

- Как всё прошло?

- Неплохо.

Он наконец-то замечает, что я держу что-то за спиной. Пусть это и бессмысленно, потому что такой большой предмет спрятать невозможно.

- Это мне?

- Да.

Протягиваю ему гитару и его глаза начинают блестеть, когда он берёт её в руки.

- Она прекрасна.

- Тебе нравится?

Он не сводит с неё взгляд. С того дня, как он разрушил свою комнату, у него не было гитары. Он сломал все три.

- Я её обожаю.

- Когда я увидел её на витрине сегодня днём, я сразу подумал о тебе… Я ничего в этом не смыслю, не знаю, подходит ли тебе эта модель, или…

- Она идеальна. Спасибо.

Он говорит настолько искренне, что я просто улыбаюсь в ответ. Снимаю пальто, свитер и штаны с ботинками, после чего присоединяюсь к нему. Глажу Сволочь по голове и укрываю нас одеялом. Ложусь между его ног, опираясь о его торс, и кладу голову ему на плечо. Он обводит меня руками и кладёт гитару мне на живот. Он невесомо прикасается к струнам, чтобы настроить гитару. Целую его подбородок.

- Всё в порядке?

Он просто кивает, не сводя глаз с инструмента. Мы долго молчим, я смотрю, как его пальцы скользят по струнам. Обожаю его руки. Он целует меня в висок. И тут я понимаю, что хочу… Я уже так долго этого хочу, что нервно закусываю губу и говорю не раздумывая.

- Слушай…

- Да?

Глубоко вздыхаю.

- Ты можешь... Можешь спеть мне свою песню?

Не двигаюсь, почти не дышу. Даже не решаюсь посмотреть на него, боясь его реакции. Но, в очередной раз удивляя меня, он нежно целует мой затылок, прежде чем прошептать:

- Конечно.

Наконец-то решаюсь посмотреть на него и вижу на его устах неуверенную улыбку. Он ещё несколько раз скользит по струнам, после чего берёт первый аккорд и… начинает играть.

Узнаю песню с первых нот. Я слушал её столько раз, что у меня такое чувство, будто я знаю её лучше него. Наизусть знаю каждое слово, каждый его вздох. Но эти две версии совершенно разные. Ритм намного медленнее, и когда он начинает петь - моё сердце останавливается. Вживую эта песня ни капли не похожа на ту, что я слышал на записи. Она не обработана, его голос не настолько чист и идеален. Но он такой настоящий. Такой глубокий, низкий, хриплый. Но такой нежный. Прекрасный. У меня мурашки. Настоящие. Он практически шепчет, будто боясь, что мир услышит песню, которую он поёт только для меня. Его глаза закрыты, а мои отказываются оторваться от него хотя бы на мгновенье. Я думал, что уже давно понял, что люблю его, что я это признал, и на этом всё закончилось. Ничего подобного. Сейчас, в данный момент я будто впервые влюбляюсь в него. Когда песня заканчивается, я всё ещё молча смотрю на него, приоткрыв рот. Уверен, в моих глазах сейчас больше звёзд, чем в ночном небе. Есть большая вероятность того, что я похож на идиота, но мне плевать. Наверное, я молчу слишком долго, потому что он заговаривает первым.

- Это было настолько ужасно..?

- Я говорил, как сильно люблю тебя?

Это единственное, что интересует меня в данный момент. Он лишь качает головой. Он прав, я никогда не говорил этого. А зря. Потому что знать, что вас любят, – важно, но знать, насколько сильно, – ещё важнее.

- До неба, до звёзд, до конца вселенной.

И мне плевать, для кого он написал эту песню. Пусть глубоко внутри я и знаю, что она посвящена Саманте. У неё есть песня и его прошлое, а у меня есть он, его настоящее, его будущее и его сердце.

- До бесконечности?

- До бесконечности.

Фотография: https://pp.vk.me/c620426/v620426370/17b04/9fk0lFTSAc4.jpg

***

Неподвижно стоя посреди комнаты, я рассматриваю рамку с нашими фотографиями. Сегодня 15 мая, и я вспоминаю мейл, который отправил ему этим утром - «152». 152 дня. Так трудно поверить, что прошло столько времени. 152 дня назад он стоял на мосту. Это сильнее меня, я всё ещё думаю об этом. Такое чувство, что это было вчера. Он стоял над пропастью, разведя руки. С того времени столько всего изменилось.
Я смотрю на эти фотографии. Он отправил мне мейл девять месяцев назад. И за это время мы столько построили.

- Ты идёшь?

Его голос отвлекает меня. Поворачиваюсь к нему.

- У меня есть кое-что для тебя.

Роюсь в сумке и ложусь рядом с ним.

Он смотрит на белый IPod, который я положил на подушку и хмурит брови.

- Что это?

- Новый плейлист.

Но больше всего в этой рамке мне нравятся пробелы. Эта пустота, которую нужно заполнить. Я где-то читал, что жизнь человека можно описать тем, какую музыку он слушает. А он слушает только грустную. Пришло время это изменить. Ведь он заслужил право улыбаться.

***



Если бы он только знал, что это был их последний счастливый момент вместе

.

Потому что разрушенный человек не может пасть ещё ниже.

Всё это время деградация касалась не Гарри…

Я никогда не думал, что всё разрушится.

Никогда не думал, что всё так резко распадётся.

Что все деградирует до такой степени.

Я видел, как мой мир начал исчезать.



А Луи.

Примечания:
Конец второго тома.
Нас ожидает еще один - заключительный.

p.s. Конец этой главы, по сути, должен быть отдельной частью, но мистеру-фикбуку не понравился размер, так что мне пришлось их совместить.

Видео: https://www.youtube.com/watch?v=P37Ev2ECYsw&list=UUyniwylW9WwH3R7_pm0q4wg