The Degradation +12212

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Автор оригинала:
@angels_larry
Оригинал:
http://www.degradation.fr/

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Луи Томлинсон
Пэйринг:
Луи/Гарри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Психология, Философия, POV, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 526 страниц, 58 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Seira Royard
«Шикарный перевод, спасибо!» от Alexsa_Lada_Boss
«самый лучший! Пишите еще!!!» от Перчик.....
«Спасибо за этот шедевр)*» от Laura Lynch-Marano
«до конца Вселенной <з» от it is_what_it is
«Отличная работа!» от TusaM
«Ш И К А Р Н О!!!» от Холодное Тело666
«Отличная работа!» от Suzuni
«Спасибо за Ваш труд! » от Kurkovishna
«Отличная работа!» от Сaprice
... и еще 383 награды
Описание:
Я был самым настоящим стереотипом идеальной жизни.
Да, чертовым стереотипом.

А потом встретил его. С его зелеными глазами, с его странностями… И с его болезнью.

«Что бы ты делал, если бы тебе оставалось жить всего 100 дней?» - Аноним
«Я не знаю. Жил бы, наверное. Я бы попытался жить.» - Луи.

Ты всю жизнь был тем, чего я избегал.
Мне нравилось быть стереотипом. Ты все испортил.
Когда банальность встречает разрушение - начинается The Degradation

Посвящение:
Всем, кто верит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Перевод очень известного французского фанфика.
Наверное, он один из лучших, на моей памяти. The Degradation стал буквально классикой для французских Ларри-Шипперов. Это невероятно тяжелая, необычная, но и красивая история. Я надеюсь, что вам она понравится.

№1 в жанре «Hurt/comfort»
№1 в жанре «Психология»
№1 в жанре «Философия»
№2 в жанре «AU»
№2 в жанре «Ангст»
№3 в жанре «Учебные заведения»
№4 в жанре «POV»
№9 в жанре «Слэш (яой)»
№12 в общем рейтинге всех жанров

Все арты и обложки к фанфику: http://vk.com/album88651370_184715604

Официальный русский трейлер:
http://www.youtube.com/watch?v=c81wZjuQerA

Все 20 французских трейлеров:
http://degradation.skyrock.com/3168425298-TRAILER.html
http://degradation.skyrock.com/3172998899-TRAILER-2.html
http://degradation.skyrock.com/3182635387-TRAILER-3.html

Оригинал в процессе написания.

На Wattpad: https://www.wattpad.com/myworks/52288024-the-degradation

Теперь оригинал фанфика можно приобрести в виде книги вот здесь: http://www.lulu.com/shop/camille-l/d%C3%A9gradation/paperback/product-21900363.html

Enjoy, xo xo.

Глава 15

3 ноября 2014, 22:40
Саманта и Гарри #4

Песня: RyanDan - Tears Of An Angel


Привет, Сэм, это я…

Знаю, меня уже давно не было, почти месяц, прости. Здесь новый букет цветов. Приходили твои родители? Он красивый, но я ведь всё равно могу положить рядом розу? Подожди.

Вот.

Мне правда жаль, что меня так долго не было, Сэм. Я был с Луи, но это не оправдание. Только не думай, что я забываю тебя, это не так, но… Иногда я почти не думаю о тебе, а когда думаю, мне не так больно. Я смотрю на твои фотографии, на те, которые висят в моей комнате, и просто улыбаюсь. Мне грустно, конечно же, я всю жизнь буду скучать по тебе, но… Уже не так грустно. Сегодня двадцать второе мая, через три месяца будет ровно два года со дня твоей смерти. Люди говорят, что время лечит. Это ложь, конечно же, оно не лечит, оно притупляет боль и мне кажется, что мою оно уже притупило.

Две недели назад я убирался в гардеробной и нашёл коробку с твоими вещами. Маленькими, неважными вещами. И ты наверное будешь смеяться до слёз, если узнаешь, что я до сих пор их храню. В этой коробке было несколько наших общих фотографий. Наших последних общих фотографий. И я никогда не решусь приклеить их на стену, потому что там нет места, а снимать старые я не хочу.

Мне было плохо, Сэм, реально плохо. Я держал эти фотографии в своих дрожащих руках и чувствовал, что сейчас у меня будет приступ паники, приступ злости. Знаешь, те приступы, которые ты никогда не могла контролировать. А потом в комнату вошёл Луи в своих глупых пижамных штанах, он увидел коробку, увидел меня и сразу всё понял. Он сел возле меня, обнял со спины и только тогда я понял, что дрожал. Он взял фотографии и знаешь что сделал? Сэм, он попросил меня говорить о тебе. Рассказать о каждом снимке. Ты в таких случаях всегда успокаивала, говорила мне, что все хорошо, чтобы я был спокоен. И это никогда не работало. А он даже не пытался. Я сидел там, рассказывал ему о месте, где были сделаны снимки, о том, как долго я уговаривал тебя перестать корчить рожицы. И в этот момент я почувствовал, как вся злость и паника испаряются.

Это было не впервые, Сэм. Он часто предотвращает мои приступы. Ни у тебя, ни у моего отца и его коллег никогда не получалось это делать. А он просто сидит рядом, не прося меня прийти в себя. И я прихожу.

Он спросил, почему я не приклеил эти фотографии в кадр, а я ответил, что там нет места. Он встал. Сэм, он встал и я так испугался, что он уйдет. Что я и мои призраки надоели ему. Но я ошибался. Он протянул мне руку и помог подняться, а потом Луи пошёл в спальню, вставил фотографии в нашу рамку. В нашу с ним рамку. Он сказал, что ты занимаешь огромное место в моём прошлом, а моё прошлое занимает огромное место в нём. Я не совсем его понял, не знал, как отреагировать. Луи знает, что я люблю философию, поэтому часто пытается удивить меня своими поступками. Я никогда их не понимаю, но да, удивляют они меня каждый раз.


Фотография: https://pp.vk.me/c617229/v617229370/214cb/yM_i3Gk5L6k.jpg

После того, как он ушёл на тренировку, я много времени стоял посреди комнаты и смотрел на две рамки, висящие на стене. И чем дольше я на них смотрел, тем понятнее для меня становился его поступок. Это были наши последние фотографии и они должны висеть здесь, чтобы напоминать мне, что новых больше никогда не будет. Но, как ни странно, мне не стало от этого грустно. Не сердись, Сэм, но если у меня больше не будет фотографий с тобой, это значит, что с Луи у меня их будет целая куча.

Ты моё прошлое, Сэм. Луи – моё будущее. Понимаешь? Прости, если ты ожидала услышать совсем другое. Просто две недели назад, когда я смотрел на эти фотографии, я понял, что будущее с ним для меня намного важнее прошлого с тобой. Что с этого момента ты просто воспоминание. И я принимаю это. Саманта, сейчас, стоя здесь, я отпускаю тебя. Я принимаю твой уход. Я скучаю, я люблю тебя, но ты можешь уйти, можешь перестать думать обо мне, потому что я уже начинаю это делать.

Знаешь, иногда я начинаю понимать, почему ты любила Зейна. Я был одинок так долго, что практически забыл, каково это, быть счастливым. Но Луи напомнил мне. Прости, что говорю тебе это, но это правда. Я понимаю тебя. Мне понадобилось два чёртовых года, чтобы понять и отпустить тебя. Я понимаю с чем тебе приходилось бороться каждый день. Возможно, если бы я понял это раньше, то смог бы тебя спасти. Нет… Что я несу. Я бы никогда не смог причинить тебе ту боль, в которой ты нуждалась, я слишком любил тебя. Моя любовь не смогла спасти тебя, но любовь Луи может спасти меня. Уже спасает.

Кстати, он познакомит меня со своими родителями в воскресенье. У них дома будет благотворительный приём и Луи пригласил меня. Он безумно волнуется, но больше не хочет прятать меня. Между нами всё настолько серьёзно, что от этого кружится голова. Даже моему отцу он начинает нравиться. Когда Луи не приходил к нам три дня подряд, он спросил, всё ли с ним хорошо и как у него дела. Он даже назвал его по имени. Знаешь, когда Луи пригласил меня на приём, он впервые рассказал мне о своём отце, о том, какой он строгий. Мне было больно осознавать, что всю жизнь у него вместо отца был начальник. И я понял, что мне в какой-то степени повезло с моим. Так странно, когда я был с тобой мне всегда казалось, что мой отец Дьявол во плоти, но когда я с Луи всё...по-другому. Он всё так же много времени проводит в разъездах, но теперь я даже немного скучаю. Он принимает меня таким, какой я есть. Надеюсь, отец Луи сделает то же.

Я говорил со своей мамой на прошлой неделе. Она в Египте. Я рассказал ей о Луи, и она очень хочет с ним познакомиться. Она пообещала приехать. Когда мы разговаривали в последний раз, полгода назад, она говорила то же самое, но теперь мне почему-то хочется ей верить. Надеюсь, она полюбит Луи. Хотя как его можно не любить?

Чёрт, я здесь уже два часа. Мне не хватало наших разговоров, Сэм. Я хочу, чтобы ты знала, что я всё ещё помню о тебе. Но я должен идти, у Мануэля сегодня выходной, а отец на работе, так что Сволочь один дома. А я слишком люблю свою мебель.

И я хотел попросить... Ты можешь отказаться, конечно, но… Я знаю, что ты присматриваешь за мной оттуда, и не могла бы ты присматривать и за Луи тоже? Он принял тебя, и мне нужно, чтобы ты приняла его. Мне нужно, чтобы ты защищала его. Будь его ангелом, пожалуйста.

Я слишком сильно любил тебя, чтобы позволить твоему воспоминанию приносить мне боль. Отныне я хочу, чтобы ты была хорошим, приятным воспоминанием.

Скоро вернусь, обещаю.


Видео: http://www.youtube.com/watch?v=iLh6KosF2rM

Глава 15



«Я всегда считал, что жизнь напрямую связана с математикой. Счастье всегда равно нулю, что бы мы не делали. После 1 всегда идёт -1, а после -1 всегда идёт 1. Когда один человек умирает, рождается другой. Мёртвый равняется -1, живой +1, а мы все знаем, что -1+1=0 и что 1-1=0. Для меня счастье всегда было цепочкой уравнений. Если один человек счастлив, другой должен быть несчастен. Это что-то вроде галактического равновесия, правила, придуманного для того, чтобы людям не жилось так просто. Я был -1, а Луи +1. И я даже представить не мог, что однажды Луи станет -1.» (с) Гарри

Фотография: https://pp.vk.me/c617229/v617229370/214d2/-f6ODXTcipI.jpg
Песня: The Cab – Lovesick Fool

- Кстати, Стайлс согласился?

- Что?

Час дня. У нас с Лиамом впервые за долгое время совпали расписания, так что мы решили пойти в парк, что напротив университета. Он опирается о дерево, а я лежу на животе, читая конспекты и жуя кукурузные хлопья.

- Стайлс, насчёт…

- Гарри.

Мне не нравится, когда он называет его Стайлсом. Такое чувство, что мы вернулись на несколько месяцев назад, и Гарри снова стал тем странным парнем, который ничего для нас не значит. Знаю, Лиам не специально, но мне всё равно кажется, что это отдаляет их. Он улыбается, потому что мы уже обсуждали это.

- Гарри. Насчёт приёма у твоих родителей, ты с ним поговорил?

- Да, вчера. Он согласился.

- И как, он не волнуется?

Он?

- Понятия не имею, Лиам, это у меня скоро случится приступ.

Лиам кривит рот и пожимает плечами, а я высыпаю горсть хлопьев себе в руку. Он прекрасно знает моих родителей, прекрасно знает их менталитет. Всё пройдёт ужасно. Особенно с моим отцом. Он один из тех людей, которые не имеют ничего против гомосексуализма, если он не стучится им в дверь. Из тех людей, которые говорят, что они за равенство любви, но только если оно не касается их семьи. Такие люди еще хуже гомофобов. Гомофобы хотя бы признаются в том, что козлы, а такие как мой отец делают вид, что любовь едина, хотя на самом деле готовы убить родного сына за его желания. Надеюсь, этим сыном стану не я.

Каждый год мои родители организовывают благотворительный приём в поддержку какой-то организации. В этом году они выбрали компанию, занимающуюся постройкой колодцев в бедных городах Африки, или что-то в этом роде. Честно, не знаю, и сомневаюсь, что они сами смогут ответить на этот вопрос. Это просто очередной способ показать всем своё социальное положение, накормить всех дорогими закусками, а в конце выписать ассоциации жирный чек, даже не зная, кому точно он предназначен. Это не вопрос помощи – это вопрос имиджа. А имидж в моей семье ценится больше золота. Поэтому я долго не мог решить, приглашать ли мне Гарри или нет. Но я больше не хочу его прятать, больше не хочу слышать, как моя мама рассказывает мне обо всех холостых девушках города, пока я до потери пульса люблю одного единого человека, который даже в темноте и издалека на девушку не похож. Я могу ещё долго скрывать наши отношения, но это выглядит так, будто я стыжусь Гарри, а это далеко не так.

Вчера я проснулся первым, Гарри мирно спал около меня, пока его голова лежала на моём торсе, а рука обхватывала талию. Он всегда так делает. Наверное, чтобы не дать мне уйти, пусть я и не собираюсь. Я долго смотрел, как он спит, гладил его волосы и в ту же секунду принял решение. Как только он открыл глаза, я пригласил его на приём. Он самое прекрасное существо на всём белом свете, прятать его - преступление. Его нужно показывать, о нём нужно говорить, им нужно восхищаться. Я хочу, чтобы люди гордились мной, потому что у меня такой красивый парень, хочу, чтобы они поняли, как мне повезло, хочу, чтобы мои родители приняли его. Я же их сын, в конце концов, тем более единственный. Так что да, Гарри парень, но какая к чёрту разница? Я счастлив, а если им это не нравится, то это их проблема.

- Перестань.

Голос Лиама отвлекает меня. Непонимающе смотрю на него, пока не чувствую жжение в нижней губе. Я снова грыз её до крови, да? Всегда так делаю, когда нервничаю. А ещё я грызу ногти. А ещё я собираюсь познакомить своего парня с моими гомофобными родителями. А ещё я, возможно, умру на этой неделе и… Стоп. У меня болит голова. Лиам ничего не говорит. Вдруг из ниоткуда доносится тихий, неуверенных голос.

- Л-Лиам, можно поговорить?

Вижу, как разлагается лицо Лиама, перевожу взгляд и замечаю Даниэль. Ну конечно же. Она стоит перед нами, заламывая пальцы. Похоже, не у одного меня нервный тик.

- Я оставлю вас.

Закрываю учебник и начинаю вставать.

- Ты никуда не идёшь, - голос Лиама жёсткий, настолько жёсткий, что я резко падаю на траву, больно ударяясь задницей. – Чего тебе?

Какая дружеская и приятная обстановка. Именно то, что мне было нужно. Не знаю, куда себя деть, смотрю то на Лиама, то на Даниэль и будто нахожусь на поле битвы между двумя воюющими странами, не зная, что делать и что говорить. Я чёртова Швейцария.

- Я…

- Чего ты хочешь?

- Ты не отвечал на мои звонки…

- Мне нечего тебе сказать.

Даниэль вздыхает. Я определяю это по слуху, конечно же, я не смотрю на неё, и на Лиама не смотрю, я смотрю на траву. Я - Швейцария.

- Лиам, пожалуйста…

- Иди отсюда, я не хочу с тобой говорить.

Жёстко. Но мне плевать, Гарри сказал не лезть в их дела. Я не лезу. Я смотрю на муравьёв. Слышу шаги Дани и наконец-то поворачиваю голову в её сторону. Она больше не смотрит на Лиама и я вижу, как его маска медленно падает. Он трёт глаза руками. Меня не должно здесь быть. Вот что бывает, когда хочешь посидеть в парке и поучиться. Стоп. Вдруг вспоминаю вечеринку, что была пару недель назад. День рождения Этана, когда Гарри подрался. Лиам танцевал с Даниэль. Как я мог забыть. Знаю, я - Швейцария, все дела, но…

- Я думал, что после вечеринки Этана между вами всё наладилось.

- Хреново думал.

Эй! Поднимаю руки, и он вздыхает, проводя рукой по волосам.

- Прости, просто той ночью я налажал.

- Ты провёл с ней ночь?

Он кивает, закусывая губу.

- Я был пьян, она была пьяна, я скучал по ней, она скучала по мне и… Вот.

- Ты когда-нибудь её простишь?

- Нет.

Отлично. Он всё ещё её любит, это даже слепой увидит. Я много раз пытался сказать ему, что она сожалеет о содеянном и хочет вернуться, но ему плевать. Он слишком горд. Вздыхаю и меняю тему, чтобы он перестал думать о ней. Но что бы я ни говорил, он всё равно продолжает смотреть ей вслед.

***

Воскресенье. Я искренне надеялся, что оно никогда не наступит, даже впервые в жизни молился, чтобы выходные никогда не наступали. Но они наступили. Сегодня воскресенье, сегодня приём у моих родителей, и сегодня я познакомлю их с Гарри.

В десять часов утра подъезжаю к его дому. Всё будет хорошо. Не нужно волноваться. Ничего плохого не случится. Моя мама просто упадёт в обморок, а мой отец отречётся от меня, но всё бу…

- Твою мать!

Мануэль стоит прямо посреди дороги. Откуда он взялся?! Резко жму на тормоз и едва не сбиваю его.

- Святой Иисус!

- Я не знал, что сэр верует.

Ха-ха, саркастичный Мануэль, это что-то новенькое.

- Ты меня напугал.

Выхожу из машины и смотрю вокруг. Погода отличная, мои родители меня не убьют. Спокойно, Луи, всё будет отлично…

- Мистер Стайлс хочет поговорить с вами наедине, прежде чем вы уедете с Гарри.

Лучше бы я его сбил.

Отец Гарри, я, закрытое помещение. Он никогда не хотел поговорить со мной наедине. Он вообще никогда не хотел говорить со мной. Последний раз мы общались, когда смотрели матч. Иду за Мануэлем, бледный как смерть, пока тот показывает мне дорогу. Он ведёт меня коридорами и говорит, что Мистер Стайлс ждёт меня в своём кабинете. Плохой знак. Когда мой отец ждёт меня в кабинете, это значит, что я что-то натворил. Эй, нет, я протестую. Я подготовился к тому, что меня убьёт мой отец, а не отец Гарри. Что же у меня за проклятье с отцами. Мы подходим к двери, и я разворачиваюсь, желая уйти, только вот сзади меня стоит непоколебимый Мануэль. И поскольку я ничего не делаю, он сам протягивает руку и стучит в дверь.

Да, я определённо должен был его сбить.

- Входите.

Закрываю глаза, вздыхаю и закрываю за собой дверь. Он сидит за столом.

- Вы хотели меня видеть?

- Да, присаживайтесь, Луи.

Он жестом указывает мне на большое кожаное кресло. Не знаю, что беспокоит меня больше, эта ситуация или то, что он назвал меня по имени. Сажусь, скрещивая руки на коленях и кусаю губу. Я будто вернулся в старшую школу и сижу в кабинете директора после того, как натворил какую-то глупость.

- Гарольд рассказал мне об этом приёме. Он сказал, что вы планируете познакомить его со своей семьёй.

К чему он ведёт?

- Эм…

- Вы уверены в своём решении?

- Прошу прощения?

Вопрос вырвался сам. Не хочу грубить отцу Гарри, но эта ситуация мне не нравится. Совсем.

- Не злитесь, я ничего против вас не имею. Дело в том, что я не знаю ваших родителей и их реакция вполне может быть не слишком хорошей. Так что, вы уверены? Вы учли все возможные последствия?

Не знаю, то ли он меня так разозлил, то ли я просто нервный, но я всё воспринимаю в штыки.

- Что вы имеете в виду?

- Ничего.

- Нет, вы имеете в виду, что знакомить Гарри с моими родителями будет ошибкой.

- Я этого не говорил.

- Так скажите мне, чего вы хотите!

- Вы молоды, Луи, вы не знаете, что будет завтра. И если ваши родители плохо отреагируют, я не хочу, чтобы из-за этого страдал мой сын.

Ну вот. Я прекрасно понимаю, к чему он ведёт. Наша история с Гарри недостаточно серьёзна, чтобы быть открытой. Он думает, что это влюблённость, которая не стоит ссоры с моей семьёй.

- Дайте угадаю, вы знаете, что будет завтра, да?

- Нет.

- А знаете что? Вы правы, я не знаю, что случится завтра. Ни вы. Никто не знает. Но зато я знаю, что будет сегодня. Сегодня я люблю вашего сына и хочу, чтобы мои родители знали об этом. И если им это не понравится, что же, мне их жаль, потому что они много потеряют.

Меня бесит этот разговор. Настолько, что я встаю и направляюсь к двери. Достаточно. Не хочу говорить о таких вещах. Не сегодня, в особенности не сегодня, у меня и так был плохой день. Как он может думать, что между нами с Гарри всё не серьёзно. Это сводит меня с ума. Кладу руку на дверную ручку, но не могу не добавить.

- Ой, да мне нет дела до того, что вы думаете. Я верю в Гарри и верю в нас. Не имею ни малейшего понятия, что случится потом. Может быть, мы расстанемся завтра, через месяц, через год, а может быть никогда. Откуда вы можете знать, что мы не будем вместе всю жизнь? Я познакомлю его с родителями. А сейчас, вместо того, чтобы недооценивать наши отношения, лучше пожелайте нам удачи. Гарри сильнее, чем вы думаете.

Знаю, мне нужно успокоиться. Знаю, я веду себя как вспыльчивая малолетка, но ничего не могу поделать. Будто я наконец-то избавляюсь от напряжения, которое чувствовал всю неделю. Он спокойно на меня смотрит.

- Я волнуюсь не только за Гарри, но и за вас. Не понаслышке знаю, каково это, ругаться с отцом. И, поверьте мне, Луи, это тяжело.

- Не волнуйтесь, за двадцать один год у меня практически не было отца, так что если он уйдёт, это мало что изменит.

И я выхожу, хлопая дверью. Так, заметка: никогда не недооценивайте наши с Гарри отношения. Таких идиотов слишком много. Все в университете, люди, вроде Джоша, Элеанор, мои родители (скорее всего), а теперь ещё и папа Гарри. Да чёрт возьми… Неужели так трудно в нас поверить?

***

Песня: Justincase feat. Michelle Branch – Without You

- Луи?

- Да?

Гарри что-то говорит, но я едва слышу. Мы едем в машине. В моей, потому что вождение меня успокаивает, то есть, должно успокаивать. Я не рассказал ему о разговоре с его отцом, не хочу его волновать.

- Луи, ты точно в порядке?

Поворачиваюсь к нему, хмуря брови.

- Да, почему ты спрашиваешь?

- Мы уже пять минут стоим на стопе.

Он прикусывает губу и головой указывает на... знак «стоп», перед которым мы и правда стоим минут пять. Закрываю глаза и продолжаю ехать.

- Прости, мне просто…

- Страшно.

Киваю, потому что не хочу ему врать. Чем ближе мы к моим родителям, тем сильнее я волнуюсь.

- Немного.

В ответ он кладёт руку на моё бедро, а голову на плечо. Его пальцы гладят мою ногу, и я немного успокаиваюсь.

- Знаешь, мы не обязаны это делать.

- Знаю, но я хочу.

Потому что он только что сказал «мы», а не «ты». И все мои сомнения сразу же улетучились. Мы, я с ним. И все должны об этом знать. Просто я волнуюсь. Несмотря на то, что я сказал отцу Гарри, их реакция важна и… По телу резко пробегают мурашки.

- Эй!

Он передвигает свою руку с моего бедра… немножко выше.

- Перестань, я за рулём!

Чувствую, как он улыбается мне в шею. Не знаю, во что он играет, но если пытается меня расслабить, то получается превосходно.

- Ты занимался с Элеанор любовью в машине?

Ох...Так вот в чём дело. Он что, до сих пор не может принять мою «историю» с ней? Да боже мой, я принял его бывшую подружку самоубийцу, неужели так сложно забыть об Элеанор?

- Я никогда не занимался любовью с Элеанор.

- Но вы переспали в этой машине.

- Да.

Он молчит. Но только снаружи, я знаю, что в голове у него сейчас полный бардак. Впрочем, как и у меня. Не знаю, о чём он думает, но если Элеанор его самая крупная проблема – ему повезло. Чувствую его губы на своей шее, а его рука снова медленно поднимается по моему бедру. Его дыхание щекочет, и я не могу сдержать улыбки, ёрзая на месте.

- Перестань. Что ты делаешь?

- Ничего.

Он невинно на меня смотрит пока его пальцы… расстегивают мои джинсы. Что?!

- Эй, хватит, мы на дороге, это небезопасно!

- Тогда не своди с неё глаз.

Его губы невесомо прикасаются к моей шее, ключицам, груди. Одной рукой он отстёгивает ремень безопасности, а другой – ремень моих штанов.

- Гарри, перестань.

Только мой голос уже точно не командующий. Совсем. Он не останавливается, конечно же, покрывает поцелуями низ моего живота. Он ведь не осмелится спуститься ниже, нет? Да! Вашу мать. Машина резко дёргается, потому что мои руки подрагивают. Я сейчас взорвусь. Как же приятно. Прикусываю губу, когда он шепчет мне не отвлекаться от дороги. Еле сдерживаюсь, чтобы не спросить «Какой ещё дороги?». Он никогда не делал этого вне дома, так что я взрываюсь вдвойне. Я даже думать не могу, что уж тут говорить о вождении. Останавливаю машину на обочине, около леса. Он отрывается и поднимает на меня взгляд, улыбаясь.

- Я сказал тебе смотреть на дорогу.

- Я не против умереть от оргазма во время сногсшибательного минета, но умереть в автокатастрофе от оргазма во время сногсшибательного минета – это уже не так круто.

Он улыбается ещё шире и на мгновенье закрывает глаза. И когда он их открывает, я вижу желание в чистом виде. Он откидывает спинку кресла так, что я практически лежу и садится мне на бёдра.

- Гарри, у нас нет времени. Мы опоздаем и…

- Плевать.

- Но…

- Я люблю тебя.

- Я…

- А ещё я хочу тебя. Сейчас же.

[…]

Мы оба лежим на моём кресле, в полном беспорядке, он положил голову на моё плечо и зарылся лицом в шею. Медленно восстанавливаем дыхание, пока я глажу его волосы. Сердце всё ещё безумно быстро бьётся.

- Вау.

И ничего больше сказать не могу, он улыбается.

- Элеанор никогда не сможет любить тебя так, как я.

Это я понял, спасибо. Опускаю глаза и чуть оттягиваю его волосы, чтобы встретиться с его.

- А я никогда не смогу любить её так, как люблю тебя, - кривлюсь при одной мысли об этом. – Боже мой, да я вообще никогда не смогу её любить.

Целую его лоб и чувствую себя так хорошо, что могу уснуть.

- БЛЯТЬ, МОИ РОДИТЕЛИ!

Да начнётся веселье.

***

Фотография: https://pp.vk.me/c617229/v617229370/214d9/0iSQfz4kXho.jpg
Песня: Pink – Just Give Me a Reason

Конечно же, мы опоздали на два часа. Паркуюсь как можно дальше, между чёрным мерседесом и кабриолетом отвратного жёлтого цвета. Даже замечаю белый лимузин у входа. Ну что же, моя машина впервые не выделяется из толпы. Самое сложное впереди: попасть в дом, не наткнувшись на моих родителей. Моя мама, как всегда, на высоте в плане декораций. Сотни маленьких круглых столов, укрытых белыми скатертями и ещё больше букетов, расставленных куда ни глянь. В бассейне плавает так много лепестков роз, что воду практически не видно. Несколько десятков навесов, под которыми стоят буфеты с закусками. Официанты в костюмах разносят всем шампанское и канапе. Чёрт, да здесь даже оркестр есть. Моя мать во всей красе. На деньги, которые она отвалила за всё это, дети Африки могли бы жить годами. Как иронично. Все одеты по высшему классу, а мы… Не хочу говорить, что по нам за километр видно, что мы только что переспали в машине но… По нам за километр видно, что мы только что переспали в машине. Поэтому нам нужно добраться в ванную комнату и привести себя в порядок, пока мама не заметила мятые рубашки, растрёпанные волосы и лёгкий аромат секса.

Беру Гарри за руку и мы сливаемся с толпой. Мы как секретные агенты. Или как дети, натворившие какую-то глупость. Не можем перестать хихикать. Мы уже почти входим в дом, когда я замечаю свою маму. Она стоит спиной к нам, совсем рядом и о чём-то разговаривает с Лиамом. Останавливаюсь так резко, что Гарри чуть не врезается в меня. Взгляд Лиама перебегает на нас и тут же замирает. Машу рукой на уровне горла и беззвучно говорю ему перестать на нас смотреть. Но слишком поздно, мама начинает медленно разворачиваться. Он быстро кладёт руку ей на плечо и поворачивает обратно.

- Ох, Джей! Я забыл рассказать…

И он отводит её как можно дальше, смотря на меня, прищурив глаза. Облегчённо вздыхаю и мы с Гарри снова смеёмся. Не отпуская его руку вхожу в дом и направляюсь в ванную комнату. Закрываю за нами дверь и опираюсь о стену, не прекращая смеяться.

- Феерично.

- Это была твоя мама?

- Да.

- Она красивая.

Пожимаю плечами, и он подходит ближе, чтобы поцеловать меня. Провожу рукой по его волосам, пытаясь их уложить.

- Ты невозможен, знаешь?

- Мне это уже говорили.

Он щекочет мою шею своим носом. Отталкиваю его, но через мгновенье снова притягиваю к себе. Да что с нами сегодня такое? Полчаса укладываем волосы и разглаживаем рубашки, после чего решаем, что лучше всего просто застегнуть пиджаки и сделать вид, что хаотичный беспорядок – это модно. Умываю лицо водой. Мы похожи на чёрт знает что, но это неважно. Смотрю на нас в зеркало. Он красивый. Впервые вижу его в костюме и он просто прекрасен. Говорю ему это и мы наконец-то выходим.

Переплетаю наши пальцы и делаю глубокий вдох. Я и забыл смысл нашего визита. У меня больше не болит живот, но я всё равно волнуюсь. Открываю дверь, ведущую в сад и он резко останавливается. Мой взгляд перебегает от него к наполненной людьми трассе. Чёрт, он ведь тоже волнуется. Здесь много людей. Много незнакомых людей. А если быть точным, здесь три сотни незнакомцев. Отхожу в сторону и кладу руку на его щеку. Он не сводит взгляд с толпы.

- Хэй… Солнце, всё будет хорошо. Если ты не хочешь, то можешь пойти в мою комнату, - указываю ему на лестницу, сзади меня. – Последняя дверь справа, на ней написано моё имя, - провожу рукой по его шее. – Ты в порядке?

Он несколько раз закрывает глаза.

- Да, всё отлично.

Целую его руку и толкаю дверь.

- Поехали.

Не успеваю сделать и пару шагов, как перед нами из ниоткуда появляется моя мама в коротком чёрном платье и большой белой шляпе. И правда красивая.

- Ради всего святого, Луи, где ты был? Ты опоздал почти на три часа!

Не знаю почему, честно, не знаю, но я тут же отпускаю руку Гарри и отхожу от него на шаг. Сразу же сожалею об этом. Просто она подошла к нам так неожиданно, что я запаниковал.

- Мам, успокойся. Я хотел познакомить те…

- Боже, что у тебя на голове!

Она приглаживает мои волосы ладонью. Думаю, безуспешно.

- Мам.

- Ты хочешь довести меня до сердечного приступа!

- Мама, перестань.

Убираю её руку, ненавижу когда она так делает. Поворачиваюсь к Гарри.

- Познакомься, это…

И я замолкаю. Полная тишина. Не могу сказать больше ни слова. Даже его имя. Блять, Луи, ты репетировал это сто раз. Мама, папа, познакомьтесь, это Гарри, мой парень. Нет. Скажи же что-то. Моя мать смотрит то на меня, то на Гарри. И он, слава Богу, говорит вместо меня.

- Гарри Стайлс.

Она пожимает ему руку, широко улыбаясь.

- Стайлс из банковского филера? Ваш отец работает там?

- Нет, он хирург-кардиолог в больнице Святого Томаса.

Больница Святого Томаса самая престижная больница Лондона. Улыбка моей мамы только растёт. Сын хирурга-кардиолога на её приёме, какая честь.

- Рада познакомиться, Гарри.

- Взаимно.

И он тоже улыбается. Его окружает три сотни незнакомцев, он говорит о своем отце с женщиной, с которой познакомился минуту назад и улыбается. Луи, сделай же что-нибудь! Они начинают говорить о делах в медицинской области, и моя мама сейчас упадёт в обморок от экстаза.

- Луи, почему ты не предупредил, что приведёшь друга? – она поворачивается к Гарри и кладёт руку ему на плечо. – Я бы пригласила его родителей!

Она говорит это таким драматичным тоном, будто отсутствие его отца заберёт уже существующие колодцы у африканских детей.

- Его отцу не нужно ходить на пышные приёмы, чтобы помогать людям, он и так делает это каждый день. И перечисляет деньги ассоциациям не в зависимости от того, сколько чёрной икры они ему подарили.

Она готовится что-то ответить, как к ней подходит одна из её подруг.

- Ох, Джей, приём прекрасен!

- Спасибо, Лилан, рада, что тебе нравится.

Они целуются в обе щёчки, а я в это время отвожу Гарри как можно дальше.

- Прости меня... Я запаниковал. Она… Она появилась из ниоткуда и…

Но он перебивает меня.

- Всё в порядке, Луи, успокойся.

И если бы мы не были на публике, он бы поцеловал меня. Но вместо этого он просто говорит, что я могу не говорить им, а я снова повторяю, что хочу. Мне просто нужно время. Сейчас только два часа дня, у нас впереди весь вечер. Киваю и беру два бокала шампанского, после чего направляюсь к Лиаму.

Он сидит за столом, играя во что-то в телефоне. Типичный Лиам. Садимся рядом.

- Я мог бы спросить, почему вы опоздали, но слишком дорожу своей психикой.

И он смеётся. Беру драже из хрустального бокала, стоящего на столе, и бросаю в него.

- Заткнись. Когда ты пришёл?

- В десять утра. Моя мама силой заставила меня присутствовать на последних приготовлениях.

Какой ужас. Последние приготовления моей матери самая ужасная пытка, которая только может быть. Она всем недовольна и на всех орёт. Хотя, если подумать, она такая всегда.

- Ну вот видишь, в мире есть вещи которые вредят твоей психике намного больше, чем моя сексуальная жизнь с Гарри.

Подмигиваю и он, в свою очередь, тоже бросает в меня драже. Мы почти час сидим, болтая ни о чём. Гарри практически всё время молчит, но под столом я положил руку на его колено и это его успокаивает. Замечаю в толпе папу. Вздыхаю, и Гарри тут же спрашивает, что не так.

- Это мой отец.

Лиам поворачивается и кривит рот.

- Иди поговорим с ним, он тебя с самого утра ищет.

Сильнее сжимаю колено Гарри, обращаясь к нему.

- Я могу оставить тебя с Лиамом? Скоро вернусь.

Он кивает и мне приходится приложить все усилия мира, чтобы не поцеловать его.

Подходя к отцу, быстро поправляю рубашку и хватаю еще один бокал шампанского. Во-первых, это меня успокоит, а во-вторых, я не буду нервно заламывать пальцы. Он стоит в окружении старых мужчин в костюмах и о чём-то разговаривает, активно жестикулируя. Подхожу ближе и хлопаю его по плечу.

- Папа.

Он поворачивается, улыбаясь.

- Ах, Луи, ну наконец-то. Помнишь Била, Джека и Лермана?

Нет.

- Конечно.

Пожимаю им руки, стараясь на ходу запомнить имена.

- Луи учится на юридическом, - он гордо хлопает меня по спине. - Семейное дело, правда, сын?

В ответ я лишь делаю ещё один глоток шампанского. Здесь все такое фальшивое. С каких пор он гордо хлопает меня по спине? Мне хочется убежать как можно дальше, но ноги не двигаются. Слушаю их разговоры об экономике и делаю вид, что это безумно интересно. Даже сам что-то говорю. Вот что меня ждёт в будущем. Скучные разговоры с такими же поверхностными мужчинами, как я. Время от времени смотрю на Гарри. Они с Лиамом о чём-то увлечённо говорят. Несколько раз пытаюсь привлечь внимание отца, но все тщетно.

- Папа, я бы хотел тебе кое-кого представить.

Он отмахивается.

- Не сейчас, Луи, я занят.

Полчаса спустя мне это надоедает. Возвращаюсь за свой столик.

- И ты не можешь простить её?

- Нет.

Они действительно увлечены беседой. Похоже, проблемы только у меня. Сажусь на место, вздыхая. Лиам даже ухом не ведёт, потому что он всё прекрасно понимает, а Гарри растерянно смотрит.

- Мой отец слишком занят.

Как всегда, впрочем.

- Хорошо.

- О чём разговариваете?

- О Даниэль.

И Гарри всё ещё жив? Поднимаю взгляд на Лиама, но он не выглядит так, будто это запрещённая тема, за которую он готов заживо убить любого. Нет, совсем.

- Ты любишь её?

Вопрос Гарри зависает в воздухе. Уже готовлюсь сказать Лиаму успокоиться и не орать на моего парня, но он отвечает чуть раздражённым, но все же спокойным тоном.

- Да.

- Тогда почему ты не дашь ей ещё один шанс?

Сильнее сжимаю пальцы Гарри под столом, смотря на него широко раскрытыми глазами.

- Слушай, я…

- Это просто вопрос, - он снова поворачивается к Лиаму. – Ты любишь её, ты несчастен без неё, а она сожалеет о содеянном. Так дай ей шанс всё исправить.

- Вдруг она снова сделает мне больно?

- Тебе и так больно.

Тоже верно.

- Ты простил бы Луи, если бы он изменил тебе?

Бросаю на Лиама злобный взгляд, толкая его ногой под столом.

- ЭЙ!

Только вот они меня игнорируют. Так что я замолкаю, потому что хочу услышать ответ.

- Я бы всё ему простил.

- Правда?

- Да. Если бы я был на твоем месте, а Луи был бы Даниэль, то я бы простил его уже давно. Слушай, она, похоже, и правда влюблена в тебя. Она ошиблась, да, ты страдаешь, да. Но мне кажется, что её отсутствие приносит тебе больше боли, чем то, что она сделала, - Гарри не сводит с него взгляд. – Глупо портить такую красивую историю из-за одной ошибки.

- Она мне изменила, здесь нет ничего красивого.

- Никто никогда не говорил, что красивые истории должны быть идеальными.

- Но вдруг она снова сделает это?

Если Лиам надеется переспорить Гарри, то… надежды ему не отнимать.

- А вдруг не сделает.

Он откидывается на спинку кресла и раздраженно вздыхает.

- Я не знаю!

- Знаешь, ты просто не хочешь признать.

Перестаю следить за разговором. Я всё ещё шокирован тем, что Лиам говорит о Даниэль и не пытается вырвать кому-то глотку. Если бы я сказал что-то в этом роде, я бы уже лежал мёртвый на какой-то обочине. Но я не ревную, ни капли, я рад, что он наконец-то решил поговорить с кем-то. Разница между мной и Гарри в том, что он не ходит вокруг да около, а я только так и умею. Думаю, Лиаму это было нужно. И манеру подачи Гарри никто не сможет сымитировать. Если он говорит, что видит чёрный, значит, это чёрный. Никто даже не подумает спорить. Мои глаза перебегают к отцу, который всё ещё стоит посреди сада со своими партнёрами. Интересно, мечтает ли он повеситься от скуки?


Не знаю, как это случилось, но я потерял Гарри. Пока они с Лиамом болтали, ко мне подошла мама и увела меня. Пью третий бокал шампанского. За этот час она успела перезнакомить меня с минимум десятью девушками. И когда я вспомнил о Гарри – его уже не было за столом.

- Правда, милый?

- Что?

Мама невесомо бьёт меня по плечу.

- Будь внимательнее! – она глупо хихикает и у меня начинает болеть голова. – Я говорила Сицилии, что ты капитан университетской команды.

А, опять свадебные штучки. Смотрю на рыжую девушку со слишком глубокими скулами, которая, если верить моей матери, идеально мне подходит. Не хочу грубить, потому что она ничего плохого мне не сделала. В конце концов, она ведёт себя так, как её учили. Ищет богатого мужа, который будет содержать её и её трёх собак до конца жизни. Но меня это достало. Мне нужен Гарри. Не могу больше смотреть на то, как моя мама играет в сваху в то время, как единственный человек с которым я хочу быть, находится в соседней комнате.

- Я должен идти.

Мама ахает, но мне плевать. Разворачиваюсь и иду искать Гарри.

Песня: Walls- The Rocket Summer *

"Искать" - слишком громкое слово, потому что я знаю, где он. Поднимаюсь по лестнице и захожу в свою комнату. Он здесь. Улыбаюсь. Стоит посреди моей детской в шикарном костюме и рассматривает витрину с трофеями.

- Мне очень нравится твоя комната.

Закрываю за собой дверь и подхожу к нему. Кладу руки ему на талию и он притягивает меня к себе, гладя спину.

- Как ты?

Он опускает на меня взгляд.

- Это я должен у тебя спросить.

Пожимаю плечами.

- Всё нормально.

А что ещё я могу сказать? Я пришёл сюда, чтобы познакомить моих родителей с моим любимым человеком. Результат: папа разговаривает о делах, а мама пытается меня сосватать. Я пытался вставить хоть слово, но они не дали мне такой возможности.

- Можешь меня поцеловать? Пожалуйста?

Он закрывает глаза и на мгновенье улыбается, шепча мне в губы.

- Всегда.

Мы полчаса провели в моей комнате. Рассматривали каждую мелочь, обнимались на кровати и мне стало лучше.

Так что сейчас я стою на сцене перед сотней человек рядом со своими родителями. Почти девять вечера, ужин закончен, настало время речей и пожертвований. Мама говорит об ассоциации, держа в руке микрофон, отец стоит около неё, гордо держа бокал, а я… А меня здесь будто нет. Я не успел рассказать им о Гарри. Они не дали мне, да и я сам весь день откладывал этот момент. Так что теперь я стою здесь, слушая речь, на которую мне плевать, стоя перед людьми, которые меня бесят. Я чувствую себя таким пустым. Ненавижу это чувство. Прохожу взглядом по толпе и замечаю Гарри. Он стоит в двадцати метрах от меня, ближе к выходу. Наши взгляды встречаются, он улыбается мне, и сердце снова начинает биться. Вижу как грубый, кудрявый незнакомец толкает меня в коридоре, его зелёные глаза в аудитории, вижу его чёрную маску, его губы на моих. Вижу его тело над пропастью, его комнату, свет, звёзды, наш первый раз. Я вижу его, вижу нас. Не могу отвести от него глаз. Больше ничего нет. Ни тонкого голоса моей мамы, ни строгой осанки отца, ни людей, которые ждут окончания вечера, чтобы выписать жирный чек. Смотрю на Гарри и существует только он. За такое короткое время он дал мне куда больше, нежели мои родители и друзья за всю жизнь. Он не должен стоять так далеко, он не должен прятаться. Он должен стоять на сцене рядом со мной. Он стоит куда больше, нежели все они вместе взятые.

В этот момент всё исчезает.

И либо я окончательно схожу с ума, либо наоборот, впервые за всю свою жизнь поступаю правильно.

Толкаю свою маму и спускаюсь со сцены. Иду, смотря прямо перед собой. Смотря на него. Он хмурит брови, все вокруг ничего не понимают, но мне плевать. Расталкиваю их всех. Они ничто, они ничего не значат. Только он.

- Луи?

Его взгляд растерян, но он такой красивый. Обхватываю его лицо руками и целую. Сердце бьётся так быстро, что его, наверное, слышат все вокруг. И мне впервые кажется, что я делаю что-то так, как надо, что всё именно так, как должно быть. Мои глаза закрыты, но я чувствую, как всё вертится, будто мы в центре мира. Будто всё прекрасно, будто мы прекрасны, будто все вокруг исчезли и мы остались одни.

Но реальность немного отличается.

Меня резко оттягивают. Едва успеваю поймать взгляд Гарри, как мой отец толкает меня как можно дальше.

- Что ты творишь?!

Мама стоит около него, бледная как смерть.

- Что я творю?!

Кричу так же громко, как мой отец. Я тоже зол. Всю неделю думал о реакции моих родителей и ни секунды не подумал о своей собственной. Я, блять, тоже умею злиться. Я тоже умею отстаивать то, во что верю. Я тоже умею взрываться. Откидываю его руку и кричу так сильно, что могу сорвать голос.

- Ничего, боже мой, я ничего не творю! Я целую самого важного человека в моей жизни и если бы ты уделил мне ПЯТЬ ГРЁБАНЫХ МИНУТ, то ты бы об этом знал!

Лицо отца разлагается на глазах, мама прикрывает рот рукой, все вокруг смотрят на нас и только на нас. Подхожу к Гарри и беру его за руку. Что же, этот приём всем запомнится надолго. Они любят шоу? Пусть радуются. Они хотели увидеть, как я похож на своего отца и каким могу быть упёртым и высокомерным? Пожалуйста. Я тоже Томлинсон, чёрт возьми.

- Папа, мама, познакомьтесь, это Гарри Стайлс, мой парень.

Из маминых уст вырывается что-то, похожее то ли на крик, то ли на всхлип. Отец не двигается. Вижу, как меняется его выражение лица. Он не понимает, он удивлен, он зол, он даёт мне пощёчину. Бьёт так сильно, что я едва ли не падаю на Гарри. Голова кружится. Прикладываю руку к щеке и едва держу равновесие. Он никогда меня раньше не бил. Чувствую, как Гарри моментально встает между мной и им.

- Никогда. Больше. Так. Не. Делайте.

Он дрожит от злости. Похоже, мы все злы. Гарри хочет ударить его в ответ, очень. И, если быть честным, я не особо против. Они смотрят друг на друга, будто меряются силой.

- Убирайся из моего дома.

Он обращается к Гарри с такой ненавистью, что я наконец-то могу отреагировать. Дергаю Гарри за руку и отталкиваю его назад, чтобы самому встать перед отцом.

- Мы уходим.

Четко произношу «мы» и мои слова звучат как прощание. Хватаю ладонь Гарри и ухожу, ни разу не посмотрев на маму.

Да пошли они все.

***

- Не могу поверить! – я так злюсь, что с трудом веду машину, сигналю без особой на то причины. – Как он мог так с тобой разговаривать! – проезжаю на красный. – Убирайся из моего дома. Моего. МОЕГО! Это, блять, и мой дом тоже!

- Луи, успоко…

- НЕТ, Я НЕ УСПОКОЮСЬ! Ты не понимаешь!

Моя щека ужасно жжёт, смотрю в зеркало дальнего вида и замечаю, как на ней начинает появляться фиолетовый оттенок.

- Это неважно. Луи, пожалуйста.

Он придерживается за кресло, потому что я еду слишком быстро и резко.

- Нет, это важно, он не имел права выгонять тебя из МОЕГО дома! За кого он себя принимает!

И я ломаюсь. Разворачиваю машину, выезжаю на встречную полосу. Красный кабриолет сигналит нам и мы едва в него не врезаемся. Останавливаюсь на обочине и выхожу на улицу, громко хлопая дверцей. Гарри идёт за мной.

- Куда ты?

Никуда. Куда-то. Не знаю.

Хожу кругами, копая землю и бросая в сторону леса камешки. Скрещиваю руки на затылке.

- Луи…

- ЧТО?! - поворачиваюсь к Гарри и ору на него. Развожу руки в строну. Как же я зол. – Ты опять скажешь, что это не страшно? Что мне нужно успокоиться?!

Он молчит. Поворачиваюсь к нему спиной и сжимаю кулаки до боли в ладонях.

- Это важно, чёрт возьми! – снова встаю к нему лицом. – Это такое преступление, любить тебя?! Почему он так говорил с тобой? Он даже не знает тебя!

Я дрожу, дрожу так сильно, что сейчас упаду. Гарри всё ещё стоит передо мной, не двигаясь. И я вижу по его взгляду, что он чувствует себя беспомощным. Правильно, чувствуй себя беспомощным. Теперь понимаешь, каково это? Я так чувствую себя каждый день. Что ты можешь сделать? Что можешь исправить? Ничего.

- Он ударил меня! А моя грёбаная мать стояла рядом и ничего не сделала!

И после этих слов я понимаю, как же мне больно. Мой отец ударил меня, а мама даже не попыталась защитить. Гарри попытался, а она нет. Она не пыталась остановить меня, когда я сказал, что ухожу. Злость уходит, и я начинаю плакать. Опускаю голову и громко всхлипываю. Тут же чувствую, как меня обхватывают руки Гарри. Он целует меня в затылок.

- Мне так жаль.

И я киваю, даже не зная, за что ему жаль.

- Мне тоже.

За то, что мой отец сволочь, что моя мама всегда была против меня. За то, что я три недели буду ходить с фингалом от родного папы. Не знаю. Но мне так жаль.

Гарри не отпускает меня, он положил свою щеку мне на голову и зарылся носом в волосы. Я так долго плачу, что даже забываю почему. Я устал, я зол, я разочарован.

- Вафли.

Поднимаю на него взгляд и вытираю глаза тыльной стороной ладони.

- Вафли?

Какие к чёрту вафли? У меня течёт из носа и это бесит. Мой нос всегда становится похож на картофелину, когда я плачу. Он вытирает моё лицо своим рукавом.

- Вафли. Большие вафли с шоколадом, взбитыми сливками, карамелью и разноцветными крошками.

Хочу послать его куда подальше. Это не смешно. Какого чёрта он говорит сейчас о еде. Я только что порвал все связи с родителями, а он…

Я хочу вафлей. С шоколадом, взбитыми сливками, карамелью и разноцветной крошкой. Хочу съесть их с ним. Потому что он знает, чего я хочу даже до того, как я сам понимаю это. Он знает, какие вафли я люблю, а мой отец даже не может запомнить день моего рождения, если не запишет его в ежедневник. Так что да, пусть идут к чёрту. Моя мама может остаться пассивной сукой, мой отец жёстким ублюдком, мне нет никакого дела. Когда они начнут заботиться обо мне так, как Гарри, тогда я и буду волноваться из-за них. А пока что я даже слышать о них не хочу.

Но у меня всё равно такое чувство, будто всё катится вниз по наклонной.

Фотография: https://pp.vk.me/c617229/v617229370/214f8/lPkp9vglFTM.jpg

«Я не дам Луи стать -1» (с) Гарри
Примечания:
Напоминаю, что продолжение пишет автор, а не я. Так что нет смысла спрашивать у меня, когда будет следующая глава. Я не имею ни малейшего понятия.