Особенный талант +36

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Клуб Винкс: Школа волшебниц

Основные персонажи:
Галатея, Мирта, Нова, Тресса
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, Повседневность
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Миди, 48 страниц, 12 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Частично АУшный постканон. Связь с основным моим фаноном слегка просматривается, но особенной сюжетной роли не играет.

Нашумевший Клуб Винкс покинул-таки Алфею и следующий учебный год Магикс должен был встретить в относительных тишине и покое. Но эхо продолжает греметь, а некоторым еще и не дает покоя слава незабвенной шестерки. Но - чем другие феи могут заявить о себе миру, так, чтобы не сплоховать на фоне "героев своего времени"?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложечка http://uploads.ru/gPeQf.jpg
Предупреждение: канонных главгероев НЕ БУДЕТ. Или мелькнут чисто мимокрокодильствованием.
Фан-предыстория (помимо трех сезонов сериала)
"Ледяная звезда" http://ficbook.net/readfic/3038001
"День Святого Валентина" http://ficbook.net/readfic/3096778
"Не укладываясь в рамки" http://ficbook.net/readfic/2270119

Леди Борея

20 июля 2014, 12:12
В очередной раз перечитав письмо, Бора, почему-то почувствовала странный порыв непременно чем-нибудь занять руки, поэтому принялась неторопливо и аккуратно его складывать, надеясь, что это поможет успокоиться и собраться с мыслями. Новости, которые она получила, были важными. Вероятно даже, очень важными. Именно поэтому отнестись к ним следовало с максимальным спокойствием, чтобы ничто не мешало хорошенько все обдумать. Северная фея, как и полагалось девушке ее происхождения и воспитания, всю жизнь являла собой если не образец, то достойный пример того, что называют «холодной красавицей», но не была при этом совсем уж бесчувственной. Порой приходилось прилагать изрядные усилия для того, чтобы ни в коей мере не показать окружающим, какой смерч, подобно заплутавшей и закольцевавшейся среди гор вьюге, бешено вращается в этот момент у Боры внутри.
       Надо было… наверное, следовало просто отправиться сейчас полетать над долиной. Проветриться, сбросить напряжение и привести мысли в порядок: там, в небесной прохладе, устремляясь куда-то на пределе своих сил, словно в попытке обогнать ветер, там думалось и ощущалось все совсем иначе, нежели в удушливой жаре долины. Осень перевалила за середину, наступил уже последний – по местному исчислению – месяц Саламандры, но настоящей зимы в Магиксе можно было дождаться максимум – на недельку вокруг Солнцеворота. Деревья и не думали сбрасывать листву, трава продолжала жизнерадостно зеленеть, о заморозках здесь и мечтать не стоило, а снег можно было увидеть, лишь поднявшись высоко в горы. Первый год обучения в Алфее Борею это немного угнетало, но, учитывая, какой жизненный путь девушка избрала для себя, умение не бояться трудностей следовало выработать чем раньше, тем лучше. Теперь ей оставался только последний, завершающий курс. Фея северного ветра успела, насколько было возможно, привыкнуть к жаркому климату долины, но бывали моменты, когда глоток свежего прохладного воздуха бывал ей просто необходим. Воздуха, который только и найдешь, что в горах или в небе!
       Положив на прикроватный столик тщательно сложенный в несколько раз листок письма, Борея уже распахнула окно, собираясь сменить обличье и стрелой взмыть вверх, когда…
       - Добрый вечер!
       Дверь слабо скрипнула, а девушка с вишнево-красными волосами, едва показавшись на пороге комнаты, приглушенно чихнула, прижав ладонь к лицу.
       - Добрый вечер, фата Мирелла.
       - Добрый… чхи! Прошу прощения.
       Как ее новая соседка ухитрялась с такой регулярностью простужаться в местном теплом климате, Борея совершенно не понимала. Впрочем, многие ученицы Алфеи, особенно на первых курсах, здорово напоминали тепличные растения и не отличались крепостью здоровья, даже при том, что все мелкие болячки излечивались фейской пыльцой, стоило лишь сменить форму. Если бы не это, расхаживать бы волшебницам постоянно в ссадинах и царапинах, особенно после групповых тренировок.
       Впрочем, фата Мирелла была ее подругой. Вернее, подругой в представлении Боры, что означало, в основном, относительную частоту общения (а как иначе после того, как их поселили в одной комнате) даже во внеучебное время и отсутствие каких-либо явных антипатий. Пусть даже и разговаривали они не так уж много и, что называется, о погоде.
       - Я же просила Вас, зовите меня просто Мирта.
       Да, многие не то, что под дружбой, но даже под обыкновенным знакомством подразумевали какое-то дополнительное сближение, но в этом Бора не чувствовала потребности. Никто не мог бы обвинить ее в высокомерии: все свое время учебы в Алфее девушка старалась быть любезной и доброжелательной со всеми. Просто с некоторой дистанции. Обычно она чувствовала себя слишком самодостаточной, чтобы понимать, что еще может быть нужно от других людей, помимо взаимной вежливости и умении не мешать друг другу. Обычно…
       - Мирта, возможно, моя просьба Вам покажется странной…
       Борея отвернулась от окна и встретилась с соседкой по комнате взглядом. Судя по недоумению на сердцевидном курносом личике, той уже показался странным поворот разговора. Северная фея усилием воли не позволила волнению проявиться на лице – откровенничать с другими ей приходилось нечасто.
       - Мой отец написал мне, что лорд Кай с приграничья попросил моей руки и что сам отец не имеет ничего против. Хоть те земли и не назвать спокойными, лорд, судя по всему, пользуется протекцией самой Верховной Леди Севера и долгое время жил при дворе. Кроме того, он подающий большие надежды ученый… это не так престижно, как воинская карьера, но я считаю устаревшим заблуждением, будто мужчина благородных кровей может состояться лишь на поле боя. В конце концов, я поступила в Алфею именно за тем, чтобы стать воином самой. Быть готовой защищать свои земли. А наука – это ведь тоже серьезная сила, не считаться с которой в наше время нельзя. Я не считаю это недостатком.
       - Н-ну, так и в чем же проблема? – немного напряженно спросила Мирта.
       - Я хочу с ним увидеться, прежде чем давать свой ответ. Я, конечно, доверяю собранным сведениям, но для такого решения хотела бы собственными глазами увидеть, что лорд Кай за человек.
       - Постой… те, так он, как Вы сказали, попросил руки – и вы ни разу в жизни не видели друг друга?
       - Да. Не лучший вариант сватовства, но он долгие годы рассчитывал на другой альянс. Впрочем, как раз это и не важно. Я написала, что хотела бы повременить с решением, пока не закончу Алфею и не вернусь в родительские земли, чтобы нас могли, как полагается, представить друг другу.
       - Весьма разумное… решение.
       - Я знаю! – ровно кивнула Бора. Ни приязни, ни смущенных возражений у нее признания собственных качеств никогда не вызывали. – Но сегодня я получила письмо от самого лорда Кая. Он предлагает познакомиться здесь, в Магиксе… Возможно, я излишне любопытна, но мне и самой хотелось бы узнать его сейчас, чтобы до выпуска успеть все обдумать. Понимаете?
       - Нет. То есть… я понимаю, о чем Вы говорите, фата Бора, но я-то тут при чем?
       - Я еще не ответила официальным согласием и не могу встречаться с ним наедине, это против всех приличий! А просить кого-то из родных приехать по такому поводу было бы бестактно с моей стороны, ведь необходимости в подобной встрече нет, это не более чем мое желание. Фата Мирелла… то есть, Мирта, прошу Вас, может быть, Вы смогли бы составить мне компанию на концерте… ну, на этом фестивале на Пустоши? Больше никаких официальных мероприятий в ближайшее время не запланировано…
       - Вы о концерте, – девушка с красными волосами зябко передернула плечами. – в честь Хэллоуина?
       - В этом есть какая-то проблема?
       - Проблема? Да… проблема… Я терпеть не могу Хэллоуин! Даже этот Валентинов день – и то меньшая глупость. Я…
       - Речь о Вашей… м-м… тенденции насчет тыкв?
       Мирту передернуло, словно от чувствительного удара током.
       - Пожалуйста, не надо ничего говорить… об… об ов-вощах!
       - Прошу меня простить, – прикрыв глаза, Борея чуть склонила голову. – это было некорректно с моей стороны. Я забыла… о том, что это может стать для Вас неудобством. Забудем этот разговор.
       Соседка с немного подавленным видом села на свою кровать, уткнувшись взглядом куда-то под ноги.
       - А Ваше свидание… э-э, то есть – смотрины?
       - Если для лорда Кая наш альянс хоть немного важен и ценен, он согласится подождать окончания моего обучения. Я отправлю письмо, что…
       - Знаете, фата, – прерывать собеседника на полуслове Борея считала признаком не самого лучшего воспитания, но смолкла, вопросительно посмотрев на Мирту. – Мне все же кажется, что в действительности Вы испытываете куда больше чувств, чем демонстрируете.
       И еще более странная манера – прямо говорить в разговоре о подобных вещах!
       - Фата Мирелла, в школе для ведьм Вы, как я слышала, сталкивались с леди Айсольдой.
       Экс-колдунью передернуло еще явственнее. Впрочем, тут Бора уже вполне могла ее понять. Пусть Айсольда и дочь Верховного лорда Севера, но это лишь подчеркивало недостойность и неприемлемость ее поведения!
       - Это одна из причин, по которым в школе для ведьм я больше не учусь! – немного деревянным голосом после долгой паузы ответила Мирта. – Первая причина… на всю Торрентуволлу, можно так сказать.
       - Так вот, она – типичный образец северной аристократки, не желающей контролировать и сдерживать свои эмоции. Надеюсь, Вы хорошо понимаете, почему я считаю подобное недопустимым?
       Еще какое-то время обе девушки молчали.
       - Я… я не против пойти с Вами на концерт, фата Борея. Думаю, все же эта встреча для Вас важнее, чем Вы стараетесь показать и заставляете себя думать.
       - Вы вовсе не обязаны…
       - А я – ученица третьего курса Алфеи, без пяти минут дипломированная фея и, плюс к этому, природная ведьма! Я не собираюсь отсиживаться, прячась за семью замками, из-за какого-то Хэллоуина, и не хочу так всю жизнь и впадать в прострацию из-за каких-то там т… т-т… всяких овощей! Оно и к лучшему, что представился мотив перестать малодушничать.
       - Я благодарна Вам, фата Мирелла, – снова склонила голову, теперь сопроводив слова приветливой улыбкой, фея северного ветра.
       Делиться переживаниями с другом… и даже попросить помощи просто так, неофициально… не так-то это сложно, как казалось с непривычки.

Студенческие праздники в Магиксе не слишком нравились Борее, девушка посещала их ровно так часто, чтобы только однокурсники не могли счесть это пренебрежением с ее стороны. Вечеринки совсем не были похожи на приемы в замках северных феодалов: никакого четкого церемониала, никакой безупречной светской вежливости… если танцы на балах в родовом замке ее семьи можно было сравнить с работой огромного отлаженного механизма: каждая пара в большом прохладном зале двигалась тщательно продуманным образом, а все вместе образовывали сложный движущийся узор, наверное, сверху похожий на огромный калейдоскоп, особенно в залах со стеклянными стенами – то здешние танцевальные вечера были какими-то бестолковыми и суматошными, напоминая скорее огромный котелок с разноцветным бурлящим и активно перемешивающимся супом. Бесцеремонность других студентов, особенно юношей из рыцарской школы, немного шокировала Бору. Пару раз… об этом она не любила вспоминать – на одном из балов в Алфее к ней подходили с предложением познакомиться, не будучи представленными, а то и вовсе приглашали на танец – вернее, ту безумную круговерть, что здесь считалась танцем, вообще не спрашивая имени и не называя своего. На Севере за подобное отказали бы от домов во всех приличных семьях, а здесь все словно бы считали это поведение естественным.
       Приготовления к фестивалю стоили организаторам трудов, учитывая, что обходиться приходилось без помощи магии – здесь, близ гор, уже начиналась зона «разрыва» в магическом поле – намеренный выбор для проведения конкурса любительских музыкальных групп, чтобы никто из участников не вздумал придать своему выступлению дополнительного очарования соответствующими чарами. Но и проблем прибавилось. Сейчас поляна была уже полностью украшена в соответствии с этим странным праздником, по слухом, перенятым командой Винкс у землян. Маловероятно, что все эти бутафорские куклы и скульптуры в действительности могли хоть кого-нибудь напугать… Хотя нет, кое-кого все же могли! В полном соответствии с опасениями фаты Мирты особенно популярным элементом «интерьера» поляны оказались разного оттенка, размера и формы тыквы, украшенные кое-как выструганными кривыми рожицами.
       Спутница Боры, одевшаяся в черное платье с похожим на мягкий корсет верхом, дутой юбочкой-фонариком и пышным бантом сзади, черные же сапоги-чулки до колен, эластичные перчатки чуть выше локтей и широкополую шляпку с надломленным остроконечным верхом, побледнела до прозелени, что особенно ярко смотрелось на фоне гладких темно-красных волос, и покрепче сжала руку северной феи. Хоть это было и не вполне по этикету, Борея не стала возражать. В конце концов, Мирта именно из-за нее вынуждена переживать столкновение с живой иллюстрацией своих фобий, некрасиво будет теперь ей в элементарной поддержке отказывать. К тому же – хотя в этом трудно было даже себе признаваться – северянке тоже было слегка не по себе. И уж точно не из-за тыкв! Зона безмагии так влияет?
       Украдкой девушка коснулась проявившего на миг украшения, похожего на брошь из хрусталя и белого золота, изящно исполненную в форме снежинки. Нет, дело было не в магическом поле – с чармиксом фея могла продержаться достаточно, даже не имея к нему доступа. Неужели ее нервирует предстоящая встреча? Это было бы глупо… И не менее глупо было поймать себя на том, что и сама сжимает руку Мирты отнюдь не только в стремлении приободрить спутницу.
       Сумерки еще не сгустились, да и постепенно собирающаяся толпа перед помостом на склоне не была такой уж плотной, поэтому лорда Кая девушка различила без труда. Строгий серебристо-синий костюм молодого мужчины со светло-русыми почти до грани с белокуростью волосами достаточно четко выделялся среди разряженных к празднику в полукарнавальные костюмы студентов. Правда, взгляд Боры тут же соскользнул чуть в сторону, на девушку, сливочную блондинку в легкой бледно-бледно-зеленой тунике с перекинутой через плечо косой, стоявшую рядом с лордом. На миг подумав, что та тоже приехала с ним (внешность девушки вполне соответствовала типажу северной аристократии), фея ветра почти сразу поняла, что ошиблась. Это была второкурсница Галатея, дочка бывшего Маэстро, отставного правителя мира Мелоди. Лорд Кай казался чуточку раздраженным, хотя и вежливо старался этого не показывать, а музыкальная фея – чем-то явно расстроенной. Ни единого слова из их невнятного разговора до слуха не долетело, впрочем, уж Борея ни за что не стала бы подслушивать.
       - Добрый вечер, лорд Кай. Ваше Высочество, добрый вечер, – немного повысив голос, чтобы привлечь внимание, заговорила северянка. Эх, не потрудилась уточнить, уместно ли обращаться к второкурснице «ваше высочество», если правитель Мелоди сменился – но Бора и не ждала встречи с Галатеей сегодня. То есть, встречи и беседы, конечно: о том, что та с подругами участвует в конкурсе музыкантов, фея ветра знала.
       - Здравствуйте! – окончательно стушевавшись, выпалила блондинка. – М-м… Мирта, привет.
       Кай, встретившись взглядом с Бореей, отвесил почтительный полупоклон. Повисла немного неловкая пауза.
       - Лорд, позвольте вам представить моего нового друга, фату Мирту.
       - Я очень рад, – молодой мужчина еще раз поклонился, вернее, на сей раз скорее слегка склонил голову. – Я… неожиданно для себя встретился здесь со своим… старым другом.
       Галатея смущенно потеребила кончик косы и, неразборчиво пробурчав что-то о том, что их группе надо готовиться к выходу на сцену, буквально улизнула за помост.
       - Мне не сообщали, что у Вас есть знакомства в высших кругах мира Мелоди, лорд, – позволила себе проявить немного удивления Борея. Это действительно было странным. Хоть и не самый влиятельный мир без толковой династии, но все же королевство.
       - Галатея… вернее, Галлена – наша с Вами одномирянка, фата. Ей было семь или восемь, когда один мелодиец, услышав ее пение в приютском хоре, донельзя восхитился и счел, что такому самородку место в мире искусств и гармонии. И решил удочерить.
       А Борея-то все гадала, почему у девушки с Мелоди, где народ в большинстве был черноволосым и темноглазым, молочно-белые, не хуже, чем у многих благородных северянок, волосы и бледно-серые глаза, да и черты лица куда более правильные…
       - Впрочем, фата, написав, что хотели бы поговорить со мной, Вы вряд ли имели в виду разговор о Галлене… то есть, принцессе.
       - Отчего же. Я хочу узнать о Вас побольше, лорд – кто знает, что тут может оказаться интересным.
       - О, поверьте! Ничего не значащие дела далекого прошлого!