Особенный талант +37

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Клуб Винкс: Школа волшебниц

Основные персонажи:
Галатея, Мирта, Нова, Тресса
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, Повседневность
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Миди, 48 страниц, 12 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Частично АУшный постканон. Связь с основным моим фаноном слегка просматривается, но особенной сюжетной роли не играет.

Нашумевший Клуб Винкс покинул-таки Алфею и следующий учебный год Магикс должен был встретить в относительных тишине и покое. Но эхо продолжает греметь, а некоторым еще и не дает покоя слава незабвенной шестерки. Но - чем другие феи могут заявить о себе миру, так, чтобы не сплоховать на фоне "героев своего времени"?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложечка http://uploads.ru/gPeQf.jpg
Предупреждение: канонных главгероев НЕ БУДЕТ. Или мелькнут чисто мимокрокодильствованием.
Фан-предыстория (помимо трех сезонов сериала)
"Ледяная звезда" http://ficbook.net/readfic/3038001
"День Святого Валентина" http://ficbook.net/readfic/3096778
"Не укладываясь в рамки" http://ficbook.net/readfic/2270119

Принцесса Галатея

17 октября 2015, 16:16
Что же… Прошлая «невеста» Кая была сущим монстром. Любая другая была бы лучшей кандидатурой, а о третьекурснице Борее фея мелодии ничего плохого и сказать не могла. Хотя и хорошего тоже. Бора была не замкнутой, но при этом достаточно скрытной: ни с кем в Алфее не дружила, но ни с кем и не ссорилась.
       Пора бы уже в детстве было уяснить, что идеал Кая – безэмоциональная, как хрустальная скульптура, нордическая красавица. Та, что будет как можно сильнее напоминать его недостижимый идеал – воспитавшую Кая супругу Верховного Лорда Северных Земель, на которую Борея оказалась даже более похожа, чем родная ее дочка. Ведь, как пришлось узнать чуть более полугода назад, на родине ледяную ведьму все считали даже недостаточно хладнокровной…
       – Галатея, наш выход! – пихнула притихшую принцессу в бок Нова. – Что с тобой такое? Кто вообще этот тип?
       – Друг детства, – механически откликнулась Галатея. – хорошо, я готова, выходим…
       Настроения выступать не было. Даже заключенное с ведьмами пари сейчас стало казаться какой-то особенно уж глупой затеей. Еще недавно фея считала, что в таких нелепых условиях и за столь короткие сроки их «группа» сработалась достаточно неплохо если не для победы, то хотя бы для достойного выступления – Галатее приходилось слушать пение Бианан, проиграть такому противнику было вовсе не стыдно – но еще одна случайная встреча заставила все воодушевление, которым остальных невольно заражала Нова, осыпаться, как осевший инеем туман. На что они вообще могли рассчитывать?
       - А-а… – в глазах охочей до сплетен солярийки чертиками заплясали заинтригованные искорки, на что Галатея почти с испугом поспешила остудить этот пыл:
       - И его невеста. У них смо… свидание.
       Нова поскучнела, но тут же неодобрительно нахмурила бровки.
       - У Бореи есть жених? Никто в школе этого не знал! – почти с негодованием выпалила она. Мелодийка пожала плечами: Бора не заводила закадычных подруг, а уж просто с другими ученицами была тем более не склонна распространяться о своей личной жизни, что было вполне понятно с точки зрения самой Галатеи, но считалось чуть ли не преступлением у гиперобщительных солярийцев, кажется, ни для себя, ни для других не отделявших личное пространство от общественных отношений. Даже едва знакомый человек, не желающий афишировать свои чувства и отношения – от деловых до дружеских или романтических – вызывал у таких, как Нова, искреннюю обиду, а уж наскоро записанной в «подруги» однокурснице рыжеволосая фея и вовсе не простит желания не обсуждать что-то для нее важное! Что скоро может стать еще одной проблемой, поскольку болтать о Кае и их общем детстве Галатее по-прежнему было почти больно.
       От необходимости противостоять дальнейшим расспросам Новы мелодийку невольно спасла Амфирита, раздраженно поинтересовавшаяся, не передумали ли они вовсе выходить на сцену. У девушки-амфибии с голубоватой кожей и бирюзовым гребнем коротких волос оказался действительно отличный голос и вокальные способности, но вот характер не отличался дружелюбием, никто так и не понял, как Нове удалось втянуть Риту в свою затею с группой. Особенно напряженными оказались отношения Амфириты с Трессой, ее собственной соседке по комнате «полуаквариуму»… да, если в придачу к этому наряженными станут еще и отношения между Галатеей и Новой, слаженная работа уж точно рассыплется карточным домиком!..
       Впрочем, может быть, повезет и Нова забудет обо всем этом раньше – она же легко отвлекается на что-нибудь еще!
       Вот и сейчас рыжеволосая волшебница ахнула, легонько хлопнув себя по лбу ладошкой, и, схватив Галатею за руку, решительно потянула в сторону возведенной сцены. Минуты на полторы они все-таки опоздали с выходом, еще и создав легкую неразбериху, но, когда все уже оказались на своих местах, стоящие напротив сцены ученицы Алфеи в разнообразных пестрых костюмах, одобрительно закричали и захлопали. Интересно, считала ли хоть одна из них, что Галатея и впрямь лучше Бианан Ши, или же все просто поддерживали «своих» в соревновании с ведьмами, без оглядки на то, кто действительно был лучше?
       «Хватит! Музыкант не должен отвлекаться на глупое тщеславие и…»
       Взгляд невольно скользнул по толпе, пытаясь найти среди слушателей Кая и Бору, но – Галатея сама не знала, к разочарованию или к облегчению – не нашел. Девушка закрыла глаза: к счастью, ее руки помнили клавиши хоть бы и вовсе без зрения… К плавному проигрышу вступления присоединился, гладко вплетаясь в мелодию, чистый прохладный голос Амфириты – та была хороша в вокале, но не владела инструментами, так что, после недолгих колебаний и споров, Галатея предпочла остаться на клавишах и бек-вокале, оставив основную партию аквафее.
       Волноваться следовало раньше. Все, что можно было сделать, они сделали раньше. А значит, и «конкурс» теперь остается только пережить, пусть они все равно выглядят просто новичками на «разогреве» перед выступлением колдуний. Это не повод не постараться изо всех сил!
       Бианан Ши была безразлична победа. Примерно как блистательной леди Инее были, должно быть, безразличны чувства Кая – что за глупость «соревноваться» с теми, кому нет дела ни до тебя, ни до того, чего ты хотела бы добиться? Нет дела, и все равно им без всякого труда и стараний просто так достанется в жизни что-то, что важно и дорого другим. Если Нова чувствует себя из-за музыкального соревнования так же, Галатея не сожалеет, что все же решила поддержать ее в этой безумной затее. Безумной, но все же не совсем безнадежной.
       …Пусть, в отличие от Новы, фея мелодии и не считала всех своих алфейских приятельниц настоящими друзьями. Может, на Солярии и достаточно добрых отношений для уверений в дружбе, но у нее – еще у Галлены – была настоящая дружба с Каем в детстве, чтобы сравнить и понимать, насколько это больше. Когда они вместе бежали от захватчиков из-за восточных гор, когда мальчишка лишь немногим старше защищал ее в горах от снежных барсов с одной только палкой в руке, когда после долгих скитаний они вдвоем оказались в столичном приюте матушки Хольды… Они называли друг друга братом и сестрой, точно не помня, кем в действительности были в той прошлой жизни, до бегства.
       Не помня, пока однажды с прекрасных резных саней не спустилась эта женщина с пронзительными, как ледяные горные озера, синими глазами, похожая на хрустальную статую в облаке белоснежных, как горные шапки, мехов, пока не оказалось, что Кай – сын погибшего лорда с пограничья, пока сама восхитительная леди Севера не пожелала взять мальчишку в свои воспитанники… а сам Кай не был так ослеплен ее блеском, не был заворожен еще по-детски бескорыстной влюбленностью, что согласился, даже не поинтересовавшись судьбой оставшейся в приюте названной сестрички.
       У Галлены был еще год, чтобы понять и смириться. Чтобы осознать, что общая их судьба закончилась – и потому не противиться, когда Маэстро Мелоди, услышавший ее пение в приютском хоре, пожелал удочерить девочку с северных земель далекого Квадроса. И ее отчего-то вдруг стали называть «принцессой». Но ни своих товарищей в приюте, ни появившихся новых знакомых на Мелоди девочка не могла уже с полной искренностью назвать «друзьями». Просто приняла к сведению, что так другие называют простые добрые отношения с людьми, в которых у нее не было недостатка.
       Галатея хотела бы стать другом Музы, своего кумира еще до того, как сама приехала учиться в Алфею. Но… у той была своя компания и свои дела, а названная принцесса не желала быть навязчивой поклонницей. Ни в конце последнего года, на который выпало достаточно проблем и бед, ни после, когда Муза стала не просто Хранителем Мелоди, но и новым Верховным Маэстро, как-то не до дружбы с новичками, вот и осталась Галатея, наверное, просто разок спасенной первокурсницей в глазах фаты.
       Может быть, поэтому Галатея не могла полностью проникнуться тем, что так важно оказалось для Новы… да и для остальных? Может быть, поэтому сейчас, во время выступления, думает о чем угодно – кроме этого выступления, пользуясь тем, что привычные руки музыканта и отточенный слух, в общем-то, и не нуждаются в участии сознания, привычно выводя нужные ноты и присоединяясь к пению Риты в нужные моменты. Из них четверых у Галатеи был самый богатый опыт в качестве музыканта, исполнение легкой мелодии от нее не требовало сосредоточенности. Хотелось бы, конечно, исполнить балладу, сотканную из струн собственной души, захватившую бы души слушателей… но это точно не для праздничного выступления с неопытной группой, для которой единственный шанс неплохо показать себя на фоне соперниц – это развлечь публику бодрой и заразительной песенкой, как раз для праздника!
       И не дано ей, наверное, как Музе, раскрывать все сердце, всю душу перед слушателями в своей песне! Не дано…
       Последний клавишный проигрыш потонул в выкриках и аплодисментах, причем громче всего визжала и хлопала Нова, отпустившая гитару болтаться на весу. Мелодийка открыла, наконец, глаза, растерянно оглядев хлопающих и подпрыгивающих зрителей – довольно-таки внушительную толпу. По крайней мере, их приняли благосклонно, а желающих повеселиться на вечеринке наверняка даже больше тех, кто способен оценить качество музыки. Наверное, стремления Новы оказались не так уж самонадеянны…
       Хотя когда они уже спускались со сцены и рыжеволосая солярийка послала полный поспешного торжества взгляд флегматичной ведьме – сопровождавшие Банни Лианан и еще одна колдунья с бледно-фиолетовыми волосами тут же изобразили на лицах презрительность, но их вокалистка, кажется, ничего и не заметила, Галатею кольнул стыд.
       Что бы ни решили зрители, она знала, как оценит выступления сама.
       И как оценил бы его Кай, потрудись он вообще слушать что тех, что других… может, выступление колдуний привлечет больше внимания его и его спутницы?
       - Тебе стоит быть увереннее в нашей победе! – заметив не слишком веселое лицо Галатеи, Нова обняла ее за плечи. – Мы были великолепны, только взгляни, как все нас любят… Кого ты там опять так высматриваешь?
       - Ты же сама сказала посмотреть…
       Солярийка недовольно нахмурила бровки, снова явно намереваясь начать «приятельский», допрос, но Галатея почти в отчаянии вскинула руки.
       - Тише, они начинают, я тоже хочу послушать!
       С легкой обидой фыркнув, Нова все-таки замолчала, но, не выслушав до конца даже инструментальное вступление, разочарованно шагнула в сторону, чтобы о чем-то шушукаться уже с Трессой.

Но начать песню колдуньи не успели. Притихшая поначалу – кто в предвкушении, кто придирчиво – толпа вдруг беспокойно заволновалась, словно по горному озеру неожиданно где-то вдалеке заколотили камни обвала, которых было невидно, но по бурлению еще недавно спокойной поверхности и расходящимся волнам произошедшее без труда угадывалось. Суета и вопли приближались, зрители прыснули в стороны – кто-то в попытке сбежать подальше, кто-то стараясь спрятаться за помостом, пока перед выступающими не оказались во всей красе источники «камнепада» – не меньше полдюжины здоровенных горных троллей. Ведьмы, растерянно остававшиеся в общей суете на сцене, как на скалистом островке посреди ревущего потопа, замерли напротив. Потом Бианан, прижав к груди руку с микрофоном, истошно завизжала.
       Это несколько расходилось с привычным образом флегматичной до полусонности колдуньи – все, о чем успела подумать Галатея, прежде чем тролли, сжав ручищами головы, с ревом бросились в разные стороны, уже никакого внимания не обращая на разбегающихся подростков. Только тогда до волшебницы, так и простоявшей неподвижно за углом помоста, дошло, что лицо Банни и не выглядело испуганным… Ну, разумеется, тролли же чувствительнее людей ко многим звукам!
       Смолкнув, колдунья деловито прокашлялась.
       - Ну вот, разбежались от нас все слушатели! – иронично заметила она.
       Куда более взволнованные Леа и Шилли огляделись.
       - Ну, тролли вряд ли вернутся! – попыталась поддержать тон красноволосая. – Но остальные-то далеко не сбегут, теперь все в порядке?
       - Не думаю…
       - Лучше бы подумать о том, что троллей так неожиданно согнало с гор! – пессимистично добавила Шилли, откладывая гитару.
       Галатея, сбросив, наконец, оцепенение, поднялась на сцену и задала, наверное, самый заторможенный и неуместный сейчас вопрос:
       - Вы в порядке?
       Ответом были более чем красноречивые взгляды всех трех колдуний.
       А ведь и правда. На небольшие группы людей тролли, бывало, и нападали без явной причины, хотя чаще все же оказывались нанятыми громилами или охотниками – чутье вполне перевешивало недостаток социальной культуры по человеческим меркам. Но вот так: вломиться на праздник с таким количеством людей, пусть и ограниченных сейчас в магии… Вряд ли им кто-то додумался предложить плату за дурацкую праздничную «пугалку», как это на земном Хэллоуине принято! Или за срыв выступления… то есть, если бы это ведьмы попытались сорвать выступление группы из Алфеи – это было бы бессмысленно, но вполне в традициях студенческой жизни Магикса, наоборот же – вообще ерунда какая-то!
       - Что-то напугало их сильнее, – закончила думавшая о чем-то явно подобном же ведьма. Галатея оглянулась, но синие громилы уже скрылись.
       - Несколько троллей? И что, интересно, могло бы их напугать?
       - Кроме моего, м-м, выступления только что? – Банни лениво поморщилась. – Давайте-ка подумаем…
       Но думать почти не пришлось. Вечернее небо над горами озарилось зарницами, словно от запоздавшего заката… ага, нескольких солнц сразу! – и из-за почерневших скал взмыли несколько драконов пустоши.