Бог нам уже не поможет

Слэш
R
Завершён
10
Пэйринг и персонажи:
Размер:
33 страницы, 11 частей
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
      Прошло три дня. Три долгих и не отличающихся друг о друга дня. Антону постепенно становилось лучше. Жар уже больше не возвращался и Шаст уже мог ненадолго вставать с кровати и прохаживаться по комнате. Но он еще был слаб. Голова быстро начинала кружиться и приходилось прекращать прогулки. Да ему и не давали долго ходить, Арсений распорядился, чтобы все слуги загоняли Антона в кровать. Потому что Антон так уже один раз «погулял» неудачно. Он хотел сходить в гостиную и поиграть на фортепиано, но прям возле входа в зал у него закружилась голова и он бы упал, если бы в это самое мгновение Арсений не выходил и не успел его поймать и отвести учителя обратно в комнату. Не ну честное слово, как принцессу держит в замке. Страшный дракон — Арсений Попов.       Через некоторое время стало понятно, что беда прошла и никаких страшный осложнений не последовало. Была только сильная слабость. А, и еще у Антона сел голос после того как он кричал в бреду. Сейчас все его попытки заговорить оканчивались каким-то хрипом и скрежетом. Доктор, настоял на том, что даже пытаться разговаривать строго запрещено, а то такими темпами голос можно сорвать окончательно. А если дать время, то голос сам постепенно вернется через несколько недель.       Арсений решил перед сном зайти и проведать Антона. Зашёл без стука и тихо, боясь, что юноша может уже спать. Но Антон не спал. Он полусидел в кровати и что-то держал в руках. Арсений не сразу понял, что учитель делает. Присмотрелся. Ба, он рисует. Что-то аккуратно выводит карандашом на бумаге. Интересно.       — Антон, что рисуешь?       От звука его голоса Антон вздрогнул и резко закрыл альбом прижав его к груди, как самое большое сокровище.       — Покажешь? Антон сильно-сильно замотал головой. Почему-то сейчас он похож на загнанного в угол зверька.       — Антоша, ну пожалуйста. Мне же интересно. Я не знал, что ты рисуешь.       Антон продолжает мотать головой и ему страшно. В этих прекрасных зеленых глазах сейчас столько страха, что Арсений даже на секунду сдаётся. Но только на секунду. Интерес берет верх над воспитанием. Он присаживается на кровать и кладёт ладонь на сжимающую альбом кисть Антона. Заглядывает в глаза юноше и тихо произносит.       — Пожалуйста.       И Антон сдается. Поддается графу. Он просто не выдерживает этого взгляда. Он под ним плавится. Как кусочек масла от лучей солнца. Пальцы, что сжимали альбом до побелевших костяшек, расслабляются. Арсений аккуратно берет альбом, а Антон следит за каждым его движением. За каждой эмоцией графа. И Арсений аккуратно и неспеша открывает альбом. Тут наброски карандашом. Легкие. Не сильно детализированные. Но отражающие момент. На первом изображено поместье. И Арсений сразу узнает этот вид. Это тот вид с холма. На следующем рисунке беседка с розами. От следующего рисунка у Арсения замерло сердце. Это был он. За фортепиано в гостиной. Но он ни разу не видел, чтобы Антон рисовал при нем, значит все это он рисует по памяти. И тут еще были вложены несколько маленьких эскизов Арсения. А на последнем улыбающийся Арсений. Хоть эскиз и небольшой, но этот самый детализированный. Особенно глаза. Они прям как живые. Арсений невольно залюбовался работой. Он никогда не видел себя улыбающийся и даже не знал, что у него такая красивая улыбка.       Он пытается подобрать хоть какие-то слова, чтобы похвалить Антона. Но все они кажутся недостойными.       — Это очень красиво… — сказал на выдохе граф — Это невероятно красиво.       Арсений наклонился и невесомо поцеловал Антона.       — А вот эту красоту я оставлю себе.       С довольной улыбкой и забрав последний рисунок граф удалился из покоев Антона, оставив того в состоянии полнейшего шока и обеспечив бессонную ночь.       Мысли Антона никак не могли остановиться и дать ему подумать. На губах все еще ощущалось прикосновение мягких губ. Его губ. Господи, спаси и сохрани. Щеки горели. Казалось, что все тело горит. Он даже подумал, что у него опять начался жар. И да, это жар. Но это явно не болезнь тела. Это другое. Это болезнь души. Это этот чертов граф. Чертов сексуальный и мега-соблазнительный граф. Что он с ним делает? А главное зачем? Неприятная мысль болью отдалась в сердце. А может для графа это всего лишь игра? Как кошки мышки? Просто как средств от аристократической скуки. Чёрт, Антон. Ты попался… Попался в эту ловушку. И выхода нет. Внутри уже живет это чувство. Оно растет с каждым днем, нет, с каждой минутой рядом с ним и скоро разорвет тебя. Уничтожит тебя. Либо ты уничтожишь его. Другого не дано. Нужно что-то делать. Что-то решать…
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования