СОБОР. КНИГА I. ☨ ПОСТУЛАТ ЯДОВИТОГО ЯЗЫКА ☨

Смешанная
NC-21
Завершён
37
автор
Размер:
318 страниц, 87 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 14 Отзывы 12 В сборник Скачать

78| Альфред

Настройки текста
Она ни разу не была у меня в мастерской, но оставила частичку себя на память. Одной вещью она создала уют, которого никогда не было в моём доме. Каждая связанная петелька напоминает её руки. Я не мастер в стирке, поэтому, чтобы не испортить подарок, памятную мне вещь стирает Присцилла. Я доверяю жене лучшего друга. А лучший друг хранит мой секрет уже пятнадцать лет. Да, мы ссоримся и спорим с Калебом, но наши печали нас объединяют. Руки Самира ложатся мне на плечи. Я сижу за рабочим столом, а сын стоит позади. — Ты как? — Нормально. — Я наговорил тебе глупостей. Прости. Это самогон. — Ты прав. Я старый и одинокий. Это не глупости. — Ты не одинок, пап. Я всегда буду с тобой. Я тебя не брошу. Его руки сильнее сжали мои плечи. Я знаю, он не оставит старика. — Я ведь и без самогона не слежу за языком. Это восточная кровь бурлит в теле. Пресекай меня, пап. Я не обижусь. Я не имею права разговаривать с тобой на высоких тонах. — У тебя есть мнение на любой счёт. Ты взрослый человек. Ты можешь отстаивать свою позицию. — Нет, пап. Я должен слушаться и уважать тебя. Это превыше всего. Самир поцеловал меня в щёку и ушёл к себе в комнату. Он всегда со мной. Только однажды мне пришлось отдалиться от него из-за того, что сотворили с дураком Альфредом. Я просто не мог ухаживать за маленьким ребёнком, потому что не мог самостоятельно передвигаться. Снова заболели низ живота и промежность. Снова захотелось в туалет. Я перестал ездить в город. Не могу. Мне стыдно, но приходится не показывать это чувство. Все в общине знают, что у меня проблемы с мочевым пузырём. Все входят в моё положение. Я посещаю туалет каждые десять минут. Мне стыдно носить памперсы. Вот и сейчас мочевой пузырь снова надулся и заболел, а в области паха появилась жгучая боль. На ночь я ставлю ведро у кровати. Я сплю в подвале, сыну отдал свою старую комнату. Каждые десять минут просыпаюсь. Множество раз я просыпал боль, а потом просыпался на мокрой простыне. Об этом никто не знает. О таком не говорят. Только Калеб знает. Тогда он предложил памперсы. Я отказался. Это стыдно. В моём состоянии можно испражняться и сидя, но я привык стоя. Первое время была тупая боль, и ошмётки висели между ног. Боль прошла, но куски плоти остались болтаться. С разорванной стопой я смирился. Помогла скоба. С раздробленными кистями я смирился. Помогли железные перчатки. С порванным мочевым пузырём я не смирился. Ничего не помогло. Да я и не пробовал, ведь спасения нет. После похода в туалет я прошёлся вдоль Сада Прокажённых. Пятеро слоняются на улице. Остальные - в домах. Я кинул им кости и рыбьи головы час назад. Достаточно. Энтони вообще сказал их не кормить. Вонь, конечно, стоит отвратная, но что поделать? В четвёртом домике какое-то шебуршание. Ничего не видно, а света с собой нет. В тишине просыпается слух. Какие-то странные звуки, похожие на лопание пузырей. Четвёртая избушка… Кто там живёт? Ах, да! Точно! Нет, это не пузыри лопаются, а хлопки в ладоши. Прокажённый совсем с ума сошёл. Я отвернулся от Сада и посмотрел в сторону церкви: праздничный стол собирают, праздник подошёл к концу. Хороший вечер, несмотря ни на что. Хлопки прекратились, и послышался оборвавшийся женский стон. Четвёртый домик. Нет… В свете луны я увидел промелькнувшие в окошке светлые волосы. Женщина со светлыми волосами. Дайане нечего делать в Саду. Она не навещает своих старых друзей. Четвёртый домик. Нет… — Что же ты наделала, девочка…
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.