Двое в доме, не считая ребёнка

Джен
G
Завершён
14
автор
Размер:
52 страницы, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 9 Отзывы 5 В сборник Скачать

IX. Миссия «еда»

Настройки текста
      Утро никогда не бывает добрым — все, кто так говорят, либо нагло врут, либо неисправимые мазохисты. Аберфорт уже давно убедился в этом. Он уже и не помнил, когда у него бывало добрым утро, и бывало ли оно таковым вообще? Сущая пытка, в самом деле...       В школе был ранний подъём из-за занятий, дома был ранний и часто непростой подъём из-за Арианы, требующей к себе внимания ничуть не меньше, чем маленький ребёнок. Однако когда сестры не стало, ситуация едва ли изменилась: теперь подъём был ранним и громким из-за его маленького сына, свалившегося на голову, словно снег посреди лета. Вот уж точно, удовольствие ходит рука об руку с ответственностью.       Впрочем, за девять месяцев, которые Аберфорт был знаком с Криденсом, он успел привыкнуть к тому, что о возможности высыпаться хотя бы на выходные стоит забыть на ближайшие много лет. Пусть малой и рос и уже гораздо реже тревожил их с Альбусом по ночам, это всё равно не отменяло ранние подъёмы. А вместе с ним самую тяжёлую часть воспитания и заботы о ребёнке.       О да, еда. Особенно завтрак. Впрочем, ладно, как будто обед и ужин были более лёгким и приятным заданием — кого Аберфорт пытался обмануть.       К своей чести он мог сказать, что готовил весьма неплохо. Да, выглядело это не слишком презентабельно, но как умел: пока мать была жива и заботилась об Ариане, Аберфорт наблюдал за ней и учился, желая помогать. Теперь вот, навыки пригодились для воспитания сына — именно поэтому в те дни, когда он был дома, Криденсу готовил именно он, а не Альбус, у которого, кстати, тоже получалось неплохо после подготовки, которую он прошёл у миссис Фердинандос.       Так вот, несмотря на то, что они оба были молодыми холостяками, готовить они умели. По крайней мере на таком уровне, чтобы удовлетворить потребности капризного ребёнка, по всей видимости считавшего, что превратить процесс приёма пищи в пытку для всех его фигурантов, очень весело. На самом же деле весело было едва ли, и завтраки, обеды и ужины растягивались во времени раза в два, если не в три, точно. Особенно завтраки, ненавистная часть дня, кажется, у всего семейства Дамблдоров. — Сегодня твоя очередь его кормить, — скосив глаза на что-то недовольно восклицающего сына, уже усаженного на своё место и ёрзающего на нём, произнёс Аберфорт, заканчивая возиться с кашей для ребёнка. — Ты серьёзно? — Альбус вздохнул, но тем не менее весело ухмыльнулся, глядя на брата. — Ты ведь понимаешь, что в итоге мы оба будем вовлечены в это, иначе Криденс не поест. — Не понимаю, — накладывая кашу в тарелку, проворчал Аберфорт, — когда он был младше, он почти всё время ел. Что произошло теперь?! — он поморщился от громкого звона, и выглянув из-за плеча старшего брата, смог лицезреть, как Криденс, громко недовольно лепеча, со всей силы стучал алюминиевой ложкой по деревянной поверхности стола — любимая игрушка и любимая забава во время любого приёма пищи. — Наелся, — Альбус криво усмехнулся, и забрав тарелку с завтраком племянника, повернулся к нему, приблизившись и остановившись напротив, поставив кашу перед ребёнком.       Криденс снова издал громкий возмущённый крик, понимая, к чему дядя пытается склонить его, и нахмурил бровки, очень недовольно посмотрев на него. Альбус терпеливо вздохнул: это будет как всегда не самое простое испытание. — Я тоже этому не рад, — зачерпнув первую ложку каши, признался он. — Но чтобы вырасти большим и сильным, тебе нужно кушать... и желательно лучше, чем ты делаешь это сейчас, — ребёнок снова громко возмущённо вскрикнул и отшатнулся назад, отворачиваясь от дяди, пытающегося отправить кашу ему в рот. Тот снова вздохнул.       С горем пополам, но первую ложку ему всё-таки удалось донести до Криденса. Тот в отместку насупился и посмотрел на дядю таким обиженным взглядом, что он почувствовал себя величайшим преступником столетия. Куда там Геллерту с его утопическими идеями и геноцидом недовольных!       Тем не менее это была всего лишь первая ложка, так что морально Альбус приготовился стать и самым великим преступником тысячелетия, и вообще всей истории, снова зачерпывая кашу. Криденс, проглотив первую порцию и явно не разделяя стремлений дяди, снова громко и недовольно закричал и задёргался на своём месте, дрыгая ручками и ножками. Он снова застучал своей любимой ложкой по столу, а после отбросил её и ударил ладошкой по краю, отчего та подскочила. Любимый трюк, понять который так до сих пор не смог ни Альбус, ни Аберфорт, отчего оба они сходились на мысли, что дело было во вредной детской магии.       Наученный горьким опытом (эта злосчастная ложка прилетала и по лбу, и в глаз), Альбус уклонился, отчего ложка полетела дальше (а вот это уже точно было делом магии) и врезалась в Аберфорта. Тот как раз пил чай и получил ложкой по руке в тот самый миг, когда подносил к губам чашку. Он стоял за спиной брата, опираясь свободной рукой и поясницей о столешницу, наблюдая за потугами Альбуса со стороны, поэтому когда ложка прилетела и подбила его, он благополучно пролил чай, щедро облив себя горячей жидкостью. — Мордред! — Аберфорт выругался, прошипев от боли — чай был ещё достаточно горячим — и неловко дёрнувшись. Криденс, наблюдая за этим, заливисто рассмеялся. — Маленький садист! — возмущённо воскликнул он, с осуждением посмотрев на сына. — Кого я ращу и воспитываю!       Впрочем, за брата поспешил отомстить Альбус: заметив, что племянник отвлёкся, он не преминул возможностью воспользоваться этим и ловко отправил ему в рот вторую ложку злосчастной каши. Ребёнок в ответ на такую подставу посмотрел на дядю взглядом «как ты мог, я не ожидал от тебя такого предательства»... и разразился громким плачем. Мерлин и Моргана, а ведь это была только вторая ложка!       Слёзы были неотъемлемой частью пытки под названием «еда» — к этому взрослые были готовы. Так что не обращая внимания на плач Криденса (хотя сердце в груди кровью всё равно обливалось), Альбус стойко продолжил нести своё нелёгкое бремя, умудрившись накормить ребёнка ещё двумя ложками. Аберфорт тем временем, шипя и возмущаясь себе под нос, очистил себя от чая.       Криденс, плача, но глотая злосчастную кашу, продолжал смотреть на дядю взглядом мученика, от которого тому самому хотелось плакать вторым голосом рядом. Но вместо этого, извиняясь глазами и мимикой, он лишь прошептал: — Прости, милый, но надо, — и очередная ложка каши перекочевала в рот ребёнка. Криденс же больше не был намерен терпеть такое надругательство над собственной, пусть ещё маленькой, но уже личностью.       Обиженно нахмурившись и засопев, глядя на дядю всё ещё влажными заплаканными глазами, он сделал самую логичную, с детской точки зрения, вещь: просто выплюнул кашу обратно... умудрившись при этом метко попасть дяде в лицо. — Знаешь, у Криденса твой темперамент, Аберфорт, — потянувшись за салфеткой, которую ему заботливо подал тщетно пытающийся скрыть улыбку брат, скорбно констатировал факт Альбус. — Знаю, — тот ухмыльнулся в ответ, скосив глаза на недовольно хмурящегося и лепечущего ребёнка. — Как будто этот маленький вредитель меня жалеет больше, когда я кормлю его.       Альбус осуждающе посмотрел на племянника; тот заголосил ещё громче, сильнее задёргавшись на месте, стуча ладошками по столу и потянувшись к тарелке с остатками противной каши, явно желая перевернуть её. Однако дядя среагировал быстрее — тоже наученный горьким опытом: он умыкнул тарелку прямо из-под носа ребёнка, забирая её из пределов его досягаемости. Тот в ответ издал возмущённый громкий вопль. Что ж, похоже, взрослым пришла пора переходить к крайним мерам.       Аберфорт вздохнул, на мгновение возведя глаза к потолку, словно испрашивая у него себе терпения. Сделав широкий шаг вперёд, он остановился позади и в стороне от Альбуса, и достав из петли на поясе палочку, легко провёл ею по воздуху, колдуя простенькое заклинание, так кстати выученное в начале учебного года: — Авис!       Из кончика палочки вырвалось несколько жёлтых чирикающих птичек, и внимание Криденса предсказуемо переключилось с вредного дяди на них. Не мигая, глядя на подлетевших ближе птичек широко открытыми любопытными глазищами, Криденс восторженно высоко пискнул и потянулся к ближайшей птичке, пытаясь её схватить. Всё его внимание оказалось приковано к чародейству, и о противной каше ребёнок и думать забыл. — Отличный ход! — признавая находчивость брата, Альбус с гордостью посмотрел на него, параллельно отправляя в рот племянника новую ложку каши. — Сомневаюсь, что ему этого хватит надолго, — Аберфорт хмыкнул, не теряя концентрацию, посылая птичек подлететь к ребёнку ближе и оставляя их кружить вокруг него. — Но надеюсь, хотя бы сегодня он будет хорошо вести себя за обедом и ужином.       Альбус негромко посмеялся, прикрыв глаза. Да, вопрос еды и попытки накормить строптивого капризного ребёнка были отдельной сложностью и проблемой, с которой, впрочем, они худо-бедно всё-таки справлялись.       Меж тем увлечённый птичками Криденс, ещё не умеющий концентрироваться на нескольких вещах одновременно, послушно доел остаток каши и даже позволил дяде потом забрать себя на руки (хотя, конечно, он был очень на него обижен). Но новое неизведанное колдунство было в разы интереснее всяких обид, так что мальчик быстро забыл о ней, довольно пища, когда одна из птичек опустилась ему на плечо. Неприятный инцидент таким образом был улажен, и утро наконец-то стало добрым. Для всех членов этого необычного семейства.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования