Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 78 страниц, 15 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
54 Нравится 52 Отзывы 23 В сборник Скачать

Часть 13

Настройки текста
Запах крепкого алкоголя в воздухе приятно щекочет в носу, Сережа не пьет, но никогда не отказывается посидеть с Позом в каком-нибудь хорошем баре. Не сказать, что Матвенко приходится подрабатывать нянькой у одного или нескольких взрослых мужиков и таскать после посиделок пьяные тела по улицам, скорее просто сесть за руль одной из своих ласточек и позволить друзьям расслабиться за стаканчиком чего-нибудь стоящего, хотя, с Арсом бывало по-разному. Сегодня выбор пал больше на ресторан, чем бар, потому что в планах хороший ужин и не самый лучший разговор. -Сереж, ты че звал то?-Дима отрезает ножом небольшой кусок стейка и жует, глядя вопрошающе на хмурого друга, потом хмыкает и выдает: -ну, хуль ты заказал так поздно, сиди теперь жди! -Ой, да иди нахер!-Сережа закрывает меню и демонстративно отбрасывает его подальше, потом вдруг в миг серьезнеет: -Переживаю, как бы в импровизации с актерским составом не начали импровизировать. -Ты это про Арса? Да брось, мы же уже легендарная четверка, заменить хоть одного и такой импровизации не будет больше,-Дима мрачнеет,-или Стас уже заговорил об этом? -Упаси Господь, уж я атеист, а это..-Матвиенко машет рукой,-дело в том, что я ездил в квартиру Антона и нашел перед дверью кое-что. Сережа замолкает и призывает Диму к тишине одним выразительным изгибом бровей. Поз прыскает, глядя как друг любезничает с очаровательной официанткой, умудряясь ей приглянуться. Вот так и не запоминает контакты в своей телефонной книге, идиот. Когда долгожданный. заказ оказывается на столе, а девушка пропадает из поля зрения Дима продолжает: -Кое-что? Сережа шуршит в кармане и вытаскивает маленький грязный листок, сложенный в четыре, судя по следу подошвы поверх аккуратных строк, записка пролежала на полу достаточно долго. Текст явно написан женской рукой, красивые ровненькие буквы в строчку. Дима внимательно вглядывается в находку, пожимает плечами, а потом выдает: -Ну, Ира пыталась извиниться? Они вроде серьезно скандалили перед его отъездом. Сережа качает головой и снова шуршит в кармане, извлекая наружу куда более интересный экземпляр, бросает его на стол. -А это я нашел в почтовом ящике. Адресовано Арсу,-Сережа недобро ухмыляется, - даже узнала, где находится эта квартира, следопыт хренов. Арс эту квартиру сдавал несколько лет подряд, а ближе к съёмкам выселил жильцов и заехал сам. -Значит она давно следила за ним. Они долго молчат, хмуро жуют, пробегаясь по строчкам уже сотый раз. Содержание нисколько не оригинальнее классических послание убийц своим жертвам в американских детективах. Когда Дима нарушает напряженную тишину, город за окном уже темнеет. -Антону показывал?-Сережа отрицательно мотает головой,-вот и не показывай пока, не порть отпуск. *** -Арс, не беги, я устал!-Антон закидывает назад взмокшую челку и тяжко вдыхает, потому что, как и ожидалось, получил в ответ на жалобу только веселый смешок и ни капли сострадания. -Курить меньше надо, - Арсений смешно закатывает глаза и наконец останавливается. Парни устроились в тени у стен дома, в котором планировали провести отпуск. Дом очень уютный на вид даже снаружи, светлые персиковые стены и темно-зелёная черепичная крыша, каких уже почти не делают, но самым интересным элементом конечно был разросшийся ковром на половину дома вьюнок, взлохмативший стены своими листьями. Антон косится на Попова, но все равно подкуривает кончик своей сигареты, делая вид, что не услышал последней фразы. -Дай сюда,-Арс со вздохом отбирает у Антона сигарету и затягивается под знакомое ворчание. -Мог бы просто сказать, что тоже хочешь,-он замолкает, когда поворачивается к Попову и видит на впалых щеках розовые блики заката. Арсений на фоне стремительно темнеющего неба вдруг кажется таким же, каким встретил его Антон несколько лет назад. Молодым, странным даже для века, в котором каждый чудит на столько, что удивляться, казалось бы, нечему. С шальными искрами в насыщенных голубых глазах, прищуром лукавого сказочника- жителя Изумрудного города. Вечно молодой, такой улыбчивый, что сердце ликует от одного вида. Антону удалось увидеть влагу на ярком лице лишь раз, но и тот он запомнил в мельчайших подробностях.        Спустя пару лет после начала выхода шоу на ТВ ребята достаточно сблизились, чтобы делиться друг с другом действительно важным. Дима даже познакомил ребят со своей женой и маленькой дочуркой. Арс скрывался до последнего, не потому что не доверял друзьям, скорее просто из вредности и параноидального желания оставить многомиллионную аудиторию с носом. Поэтому, когда Попов в один прекрасный день вылетел из гримерки, не касаясь ступнями земли, с бисеринами слез на длинных ресницах, никто не ожидал услышать от него счастливых восклицаний: "У меня родилась дочь!" Это был первый раз, когда Антон видел слезы друга.        -Арс, ты прекрасен. Арсений поворачивается на голос, удивленный и чуточку смущенный внезапным комплиментом. Наваждение сумерек спадает и Арс снова Арс. Антон любит его прошлого и его настоящего. С депрессией, с ранами, синяками под глазами, ужасно похудевшим и печальным. -На солнце перегрелся?-Попов улыбается своими морщинками-лучиками у глаз и зовет Антона домой. Дом, снятый ребятами на время отпуска расположен вдали от центра и больших дорог, у самого синего моря. Задний двор поросший травой и высокими фикусами, подсвеченная теплым светом лампочек беседка, которую заранее облюбовал Антон. Шастун принес и поставил на столик красивую оранжевую пепельницу, найденую в шкафу на кухне, пару высоких бокалов и бутылку легкого шампанского. Арс нарезал фрукты на тарелку и вынес с собой. -С тобой вот всегда какой-то романтик получается,-Арсений хмыкает и сам разливает шампанское, звонко стрельнув пробкой в потолок. Прав был Серёжа, Арс все таки ужасно любит накидываться, а Антон-прекрасная компания. -За отпуск!-Шаст улыбается своим зелёным лесом на радужках и это щекочет изнутри почти так же, как озорные пузырьки в шампанском. -За отпуск! *** "Ваше заявление будет рассмотрено в течение месяца..." Зал с высокими светлыми потолками шуршит бумажками, отдаётся в голове неясными, будто чужими, картинками с пышной свадьбы, а уже после разводом. Алёна брезгливо передергивает плечами, отпугивая рисунок кружева со своего свадебного платья, застрявший под коркой ещё десять лет назад, когда ни о какой свадьбе и речи не шло. Стряхивает, словно пепел с волос, ощущение рельефной вышивки на своей длинной фате. Как давно это было, как болезненно живы воспоминания. Отвратительно. Алёна цепляет под руку своего нового мужчину и вылетает за пределы своего личного разочарования с гордо поднятой головой, навстречу свежему ветру и парковке, где ждёт их машина, на которой сбежать будет легче и приятнее. -Ты не думаешь, что это слишком?-мужчина открывает дверь авто перед Алёной, с опаской поглядывая на заднее сидение, где спит маленькая Кьяра. Не хотелось бы причинять ребенку психологических травм, которые спустя двадцать лет она будет рассказывать своему психотерапевту, лежа на кушетке в уютном офисе где-то в центре Питера. Женщина кривит губы и морщит нос, поправляя макияж в зеркальце салона: -Я не хочу, чтобы он появлялся в моей жизни больше и в жизни Кьяры тоже. Мы достаточно натерпелись. На заднем сидении зашевелилась заспанная девочка, её волосы, завязанные в два очаровательных кудрявых хвостика, распушились от статического электричества так сильно, что стали напоминать одуванчик: -Папа? - Кьяра трёт глазки маленьким кулачком и спешит поправить пышный сарафанчик на себе и почти такой же, только совсем крошечный, на кукле. Девочка знает, что мама куклу не любит, потому что её подарил папа, и даже догадывается почему. Кьяра девочка умная и все понимает. Ну почти всё. И если папа не приезжает её навестить, значит он приедет чуть позже. Но приедет. Правда ведь? -Да, милая? - мужчина глядит на девочку с улыбкой, но она стремительно тает, стоит только услышать "где Мой папа?" Совершенно неудивительно, что Кьяра не воспринимает пришедшего из ниоткуда дяденьку, хоть и хорошего, за отца. -Милая, забудь, теперь он официально твой папа. Кьяра морщит носик, совсем как Арс и хмурит бровки, но не позволяет себе проронить ни одной слезинки. Папа говорил, принцессы не плачут. *** Арс просыпается от собственных задушенных слез и панического ужаса, сдавившего грудь стальными цепями, подскакивает на мокрой от пола постели и полностью теряет ориентир, стоит распахнуть воспаленные веки. Психиатр говорит, что сны-лишь побочный эффект от новых транквилизаторов и колёс, назначенных после того, как прошлые препараты перестали усваиваться организмом в следствии передозировки даже в самых малых дозах. Теперь каждая ночь становится похожа на кинотеатр под веками, где крутят только самые страшные фильмы-воспоминания вперемешку с больными игрищами психики. Попов остервенело, на сколько хватает координации в трясущихся руках, трёт лицо, пытаясь соскрести с внутренних тканей век образ его маленькой девочки, как в сюрреалистичной картине, перетекающий в фигуру взрослой женщины с прекрасными глазами цвета неба, рыдающей кровавыми слезами над его собственным телом, раздираемым сотнями насекомых и у каждого из тварей-её тонкий детский голос, голос Антона и мамы, протягивающей руки в гнилую яму, куда Арса со страшной силой тянет камень, что он сам привязал себе на тонкую шею. Шея его под тяжестью камня ломается надвое, и тело со страшным грохотом рушится на тысячи деталей конструктора лего, оставив несчастную молчаливую голову смотреть, как кровавые слезы его близких топят шахматный пол и вот уже не получится узнать, на какой позиции находилось его бренное тело и как стоило бы сделать ход. Всё без толку. Шах и мат. Арс смотрит на свои худые руки, на пустой провал двери, и бежит, бежит в непроглядной тьме по холодному полу, шлепая босыми ногами, на веранду, скорее, там лунный свет заливает пустующий двор и его голые ступни, испачканные метафизической кровью из плохого сна. Мысли не успокаиваются ещё долго, если у времени есть хоть какой-то чёткий эквивалент, в Китае вот мерили время палочками благовоний, Арсений считает его выкуренной сигаретой, а после ещё тремя за раз. Не сказать, что помогает, но хотя бы отвлекает. Ночи холодные, не смотря на тепличный Сочинский климат и коленки заметно подгибаются, то ли действительно от холода, то ли от тяжести навалившегося сна. Но спать Арсений точно не пойдёт. Возвращаться в западню из которой на силу сбежал-самоубийство, он занимается этим каждый вечер, когда позволяет себе наконец отпустить деланный оптимизм. Стало ли ему вообще хоть чуточку лучше? Определённо да. В момент, когда Антон, разбуженный шумом вышел на трассу в твоём нагретом одеяле и накрыл замерзшего друга руками-крыльями. -Ты чего не спишь так поздно? - Шастун ласково тянет руку Арса за запястье, делая длинный затяг и смотрит сонным взором на светлеющее с востока небо над морем, - или скорее рано? -Не спалось, - Арсений вдруг понимает, что нужно было сделать так сразу, а не бежать и всасывать пачку никотина в одного. -Не стой раздетым. Арсений думает, что Антон повзрослел. Странно говорить это о двухметровом мужике с бородой, но что есть, то есть. Повзрослел и теперь видит и замечает больше, слушает тише и не спрашивает тогда, когда спрашивать не надо. И обнимает крепко. Утром они завтракают в кофейне рядом с домом, там готовят отменные завтраки и самый вкусный зеленый чай в жестяных заварничках. Официанты накрывают на летней веранде столики белоснежными скатертями, раскладывают по плетеным креслам подушки ручной работы и мягкие пледы на вечер. После завтрака Арсений собирает в пляжную сумку полотенца и бутылку воды, соскребает Антона с лежака на заднем дворе и они идут на пляж, греться в утренних лучах солнца, подставляя под теплые касания загорелые плечи и покрасневшие носы. Антон очень полюбил эти утренние ритуалы, сложившиеся буквально за пару дней отпуска. Он и не знал, что море у Арса не только в глазах, весь этот голубоглазый смерч на самом деле море, иначе чем объяснить эти бесконечные, спокойные как волны взгляды и жесты, походящие больше на дыхание бескрайней бездны. Каждый день здесь как день сурка, хорошая погода, вкусный утренний чай, часовые заплывы и чтение перед сном, просмотр отложенных сто лет назад фильмов и мультфильмов. Как бы Попов не клялся и не божился, что аниме не его формат и в таком возрасте уже негоже смотреть такое, но после просмотра нескольких полнометражек обнаружилось, что Хаяо Миядзаки обзавёлся новым фанатом. Ни Антон, ни Арсений не смеют рушить хрупкую идилию этого места серьезными разговорами, только изредка замечают краем глаза напряженные изгибы губ и сведенные к переносице брови, и те мимолетны, оставлены в пределах телефонов и мессенжеров. Отпуск близится к концу. Антон просыпается от ужасного шума, сонно моргает, смутно пытаясь представить, что может так греметь в три часа ночи. По коже бегут мурашки и торчащие из-под одеяла пятки знатно подмерзли, Шастун поворачивается на бок, поплотнее кутаясь в белоснежное одеяло и видит потрясающую картину. Ливень. Почти шторм, абсолютно чёрное небо, покрытое слоем пепельных кучевых туч. Море, что улыбчиво ласкалось к берегу взбеленилось, вспенилось яростными волнами, норовящими смыть все живое на своём пути. Лёгкие занавески вздымаются под натиском ветра, прорывающегося через приоткрытую форточку, словно фата роковой невесты, призрак, белеющий в ночи. Комната вдруг показалась Антону самым надёжным убежище на земле. Ноев ковчег в котором сумели спастись лишь два человека и теперь их совершенно одиноких мотает по бескрайнему морю. Мир за окном больше не существует, они двое больше не люди этого мира, а всего лишь два спутника, кружащих на орбите дома в пустоте, как sputnik с собакой, запущенный на орбиту и вскоре потерянный. Антон тряхнул головой, разгоняя пространные мысли и закрыл окно. -Да уж, у природы нет плохой погоды,-голые пятки мёрзнут только сильнее, от соприкосновения с плиткой на полу и он идёт в соседнюю комнату к Арсу. Где логика? Спросите у Мусагалиева, а не у Шастуна. Арсений спит, безмятежно растянувшись на постели. Антон улыбается и аккуратно достаёт одеяло, подмятое под арсеньевский бок, расправляет и накрывает загорелые плечи, стараясь не потревожить чужой сон, закрывает окно в комнате и усаживается в кресло у окна, прихватив телефон. Странная тревога не даёт покоя уже пару дней, неизвестно с чем связанная, быть может, Шастун почувствовал грозу заранее. Перманентное ощущение неминуемого конца отпуска. Скоро им предстоит вернуться и вступить в бой с реальностью. Из омута мыслей Антона выдергивает резкая музыка рингтона, он матерится шёпотом и подскочив на кресле уносится в гостиную. "Арс точно проснётся", думает Шаст, а ещё, что придушит абонента на той стороне. -Алло, когда мне ждать тебя дома, милый?
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.