Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 78 страниц, 15 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
54 Нравится 52 Отзывы 23 В сборник Скачать

Часть 15

Настройки текста
-Арс, я дома..ты где? Антон трёт глаза и шипит, когда ледяной метал колец касается тёплой кожи. -Звонил мой юрист, - Арсений выходит из кухни чуть растерянный, нервно прокручивает в руках телефон, тараторит, - кажется, у нас есть все шансы выиграть суд и, я если честно, даже боюсь произносить это вслух.. -Подожди, зачем юрист? - Антон скидывает обувь на пороге и вопросительно глядит на Попова, - ты про этот случай с лезвиями? -Нет, ты что, это все пустяки, - Арс увлекает за собой Антона, перенимая из его рук один пакет с продуктами, ранки неприятно саднят от тонких вытянувшихся ручек, - это по поводу моей дочери. -Что-то случилось с Кьярой? - Антон взволнованно свёл брови, внутренне ужасно переживая за девочку. Шаст уверен, ещё одно потрясение разрушит едва наладившееся равновесие в чернявой голове. -Давай поедим и я тебя все расскажу? На кухне пищит мультиварка, оповещая о готовности блюда, Арсений решил, что научиться готовить крем суп самостоятельно было бы очень полезно, чем он и занимался почти полдня. Перепсиховал знатно, когда обнаружил, что лук в холодильнике закончился. Пришлось срочно бежать, чтобы успеть все приготовить к приходу Антона. Сначала планировали готовить по очереди, но вскоре идею эту оставили и рукожопый Антон был официально окрещен капитаном ночных бутербродов. -Ты голодный? - Арсений разливает получившийся суп по тарелкам и чуть прыскает, когда видит как брови его избранника ползут за пределы лба. Совершенно дезориентироварный Шастун берет в руки ложку и с осторожностью пробует, сначала принюхиваясь и совсем как ребёнок, касаясь высунутым кончиком языка оранжевой жижи на ложке. -Ну как? -Вкуусноо, - говорит Антон и комично переигрывает Арсеньевское "очень хороший человееек" единственное что рукой у горла не маячит. Попов шутку выкупает сразу же, но для профилактики прописывает лёгкий шлепок по плечу шутника. Но суп Антон все равно съел. Нет, он действительно оказался очень вкусным. Антон точно помнил, что у Арса есть дочь и как никто другой, разве что ещё Димка Позов понимал в полной мере, знал, как сильно он любит свою принцессу, как ужасно тоскует в длительных турах и как корит себя за вечное отсутствие. Если бы любовь можно было увидеть глазами, Арсений бы лучился ею рядом с дочерью, как радиоактивная станция в Чернобыле. Отнимать у человека возможность видеть собственного ребёнка жестоко, но видимо, бывшая жена Попова и слышать не хочет ни о каких встречах, да так, что пришлось обратиться в суд. Арс долго рассказывает о процессе, длительностью в полгода. Пришлось сделать три теста на отцовство. Как будто абсолютно идентичные лица и причудливые повадки являются только совпадением. Рассказал, как приходилось караулить у стен школы собственную дочь, будто маньяк какой-то, как потом об этом узнала Алёна и стала забирать дочь раньше, чем Арс успевал поймать хотя-бы один её взгляд. Особенно ломало и срывало хлипкую Арсеньевскую психику с катушек отражение полнейшей растерянности в глазах его маленькой девочки. Как объяснить ребёнку, почему родители больше друг друга не любят? Мучительно. Так мучительно, что сердце от боли лопается. Арсений выныривает из омута воспоминаний только когда чувствует тёплые прикосновения рук по спине и табачный запах вперемешку с приятным парфюмом, окутавший, словно пушистый плед, со всех сторон. -Послушай меня,-Антон берет в руки худое лицо Арсения и смотрит в глаза уверенно-честно, - ты делаешь все, что можешь, мы справимся, вместе. Каждое слово отдаётся в голове чётким ритмом сердцебиения. Действительно справятся. Они пройдут через это вместе. Чего бы это ни стоило. Уже пройдено так много, что сомневаться нет смысла. -Веришь мне? -Верю. Арсений глядит во все глаза, так пристально, с надеждой, как бездомный у витрины с уютными декорациями чьей-то будущей кухни. Слезы наворачиваются, хотя скорее срываются как горный ручей из источников в покрасневшие веки, скатываются по щекам и разбиваются, оставляя мокрые кружочки на серой кофте. Антон прижимает крепче, стирает тёплыми пальцами градины слез, шепчет что-то бесконечно тёплое, пышушее жаром летнего костра. Большие ладони накрывают дрожащие от всхлипов плечи. Антон долго сомневается, долго смотрит в лицо напротив и все же решается, ужасно робко, приближается на расстояние теплого выдоха и касается влажных солёных губ своими горькими от сигарет, сцеловывает слезы с уголков губ и пушистых ресниц, самозабвенно впитывая затухающие всхлипы. Так проходит маленькая вечность, в которую успевают растаять ледники на полюсах, затопить, уничтожить и возродить заново новый мир. Мир расцветает под ласковыми лучами, заявляя, что будет жить. У Антона замирает внутри что-то больше и важнее, чем сердце, когда он ощущает на своих губах поцелуй, не твёрдый, но очень искренний, именно такой, каким должен быть поцелуй взаимности. *** -Во сколько у тебя встреча? - Антон готовит себе уже вторую кружку кофе за утро, стараясь не подавать виду и не слишком показывать свое беспокойство, чтобы лишний раз не нервировать и без того нервного Арсения. -Сегодня в 13:15 в офисе компании, - Арсений уже десятый раз перебирает документы, список которых ему предоставил юрист, если хоть что-то упустит, потом ни за что себе этого не простит. Страшно, что от какой-то пустой бумажки может зависеть результат суда, назначенного уже через неделю. Очередная попытка что-то кому-то доказать, Арсений уже обжигался, но надежда ещё живёт внутри, надежда на хороший исход. -Давай я отвезу тебя? Добираться даже на метро не близко,-Шастун смотрит на часы, мысленно высчитывая время на дорогу. Арсений глубоко вдыхает и выдыхает медленно, спокойно на столько, на сколько может под всеми транквилизаторами и антидепрессантами. Это тоже ужасно волнует. Никто не доверит ребёнка психически нездоровому человеку, будь то родной отец или господь всемогущий. -Поехали. *** В назначенное время Арсения и Антона встретил молодой человек, на вид лет 28, не больше. В какой-то момент Антон даже засомневался, действительно ли это юрист, а не гангстер, нанятый Арсением по рассеяности? Короткостриженные волосы, чёрные очки, из-под рукава белой рубашки точит узор татуировки. Эдуард представился как самый-лучший-юрист-которого-вы-могли-нанять-Арсений. Ох уж это ~Арсений~, слетевшее с губ в такой интонации, какую даже самые знаменитые порно актёры не смогли бы повторить. Шастуна явно напрягает лёгкость с которой этот Эдуард нарушает физические границы нарочито небрежными прикосновениями к Попову, но Арс, кажется, этого совершенно не замечает. Ревность глупое чувство, но девать его абсолютно некуда. Единственный останавливающий фактор-приближающийся суд, на котором явно не место для обсуждений таких вопросов, поэтому Антон делает в своей голове пометку и стиснув зубы, приобнимает своего парня за плечи, хотя бы так отгораживая от бесконечных нервных скачков и замашек Эда. Арсений нервно вышагивал по кабинету, ловя на себе напряжённые взгляды Антона и уверенные, даже наглые-Выграновского. -Итак, вот все, что было возможно на собирать по вашему делу, с нашей прошлой встречи прошла неделя и я успешно систематизировал всю информацию с которой мы выступим на сегодняшнем случае, - Эд на удивление оказывается очень ответственным и дипломированным специалистом, хотя внешний вид и создаёт некоторые ошибочные выводы,-у вас есть что ещё добавить? -Нет, не думаю, - Попов внимательно, на сколько мог, вникал в ход рассуждений, но бессонная ночь явно повлияла на концентрацию не лучшим образом. -Думаю, этого должно быть достаточно для суда, - документы укладываются обратно в черную папку, шелест бесконечных страниц действует на нервы всем троим, так что кольца на антоновых пальцах звенят громче в гробовой тишине, кроссовки Выграновского поскрипывают о плиточный пол с шумом детской игрушки-пищалки, нечего говорить о каблуках на строгих туфлях Арсения, которыми он бесконечно стучит, вытаптывая себе углубление в полу по траектории пути. -Я выйду ненадолго, - Попов выхватывает из кармана кофты зажигалку, - покурить и тут же вернусь. -Я тоже, - Антон поднимается с места, едва не наступая на белый кроссовок Эда, может быть, даже хотелось бы не едва. Тот только хмыкает и залипает в телефон, думает про себя, что выйти и сам не против, но не хочется любоваться на двух взрослых обжимающихся мужиков. Самому бы с каким-нибудь пообжиматься. Эх. Когда дверь за спинами двоих закрылась, Антон нежно взял за руку своего человека, невесомо поглаживая, стягивая пелену беспокойства с кожи: -Всё будет хорошо, я с тобой. Арс щёлкает зажигалкой, но не подкуривает. Вдруг впервые за много месяцев вдыхать никотин не хочется, он выбрасывает сигарету в мусорку одним резким движением, под обеспокоенным взглядом Антона и прижимается всем телом в объятиях. В провонявшей тревогой и смесью табака с чьим-то смердящим парфюмом курилке при здании, исчерченной маркерами и покрытым слоем пыли полом, вдруг становится тепло. Тепло в районе солнечного сплетения. -Спасибо. Особых слов не нужно. Нужно только обнимать, ощущая ответные объятия и тогда все горести отступают на шаг, позволяют подготовиться к тому, к чему нельзя быть готовым. Антон обнимает, целует чернявую макушку и улыбается, глядя в глаза с лучиками морщинок. -Вперёд.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.