Жизнь

Гет
PG-13
В процессе
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 64 страницы, 8 частей
Описание:
Посвящение:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 2 Глава 2: Ждёшь или не ждёшь, вот в чём вопрос

Настройки текста
      12.11.2022       Встречай «блудную дочь», дорогой дневник.) Кажется, я становлюсь современнее, используя смайлики. А если по-серьёзному, то ничему прошлый перерыв меня не научил, и я всё равно отказываюсь следовать намеченному графику. Целых три недели ты лежал у меня совершенно заброшенный. Но это не из-за моей лени, не подумай. Просто я приняла предложение Константина Викторовича насчёт конференции, и уделяла ей много времени. Даже не представляешь, какое было лицо у Алекса, когда я ему сказала, что не могу с ним говорить, потому что занята! Что по поводу самой конференции, то я очень аккуратно говорила о принципе ненасилия, который применяли в том числе и политические лидеры прошлого. Кому-то очень нетерпелось, чтобы я поскорее закончила, но я также видела и поддержку среди людей. У нескольких из них мои слова откликались в самом сердце, это было заметно. Есть ли что-то действительно важнее в общении между людьми? Я думаю, что нет. В общем, от конференции у меня остались только хорошие впечатления.       Могу и рассказать кое-что забавное. С понедельника мне периодически становилось плохо, и поэтому бабуля решила всерьёз заняться моим питанием, то есть по сути воспитанием. Вчера вечером, после того, как я в очередной раз в спешке побежала в ванную, она сказала мне:       — Так, Евгеша, это не дело! Хватит так безалаберно относиться к тому, что ты ешь! Сегодня же мы пересматриваем твой рацион и всё делаем, как советуют врачи!       Я почти что молча согласилась, потому что деваться было некуда, но при этом также напряглась. Казалось, я никогда ещё не видела бабулю такой решительной. В вопросах питания и здоровья она всегда чувствовала себя экспертом, и смотрела каждую передачу об этом перед телевизором. Однако едва ли мне хотелось думать про здоровый образ жизни, когда у нас с Алексом такая неопределённая ситуация. А уж во время старательной научной работы я и вовсе была готова съесть что попало. Наверное, поэтому мой организм так старательно устроил мне взбучку. Что ж, не оставалось ничего, кроме как подчиниться.       — Так, давай рассказывай мне, что ты ела вчера и сегодня? — с глубочайшим интересом спросила бабуля.       — Ну… — я дала себе время подумать, прежде чем ответить. — Вчера на завтрак я ела бутерброды с колбасой, потом в университете съела картошку с котлетой и салатом. На ужин были макароны. Сегодня мы вместе ели, так что тут ты и так знаешь.       — Ну да, про картошку с макаронами я в курсе. Не уж то ты больше ничего не ела? Ни конфет, ни булочек, ни пирожков?       — Ладно, я в универе ела пирожок вчера. Но иначе до обеда я бы не дожила. Шоколадки тоже ела и вчера и сегодня. Особо за этим я точно не следила.       — Всё понятно, Евгеш, это всё твои перекусики. Завязывай с этими пирожками. Будем дома сами делать полезную еду. Мучное и сладкое исключим. Так, надо, чтобы было достаточно белков. Вместо колбасы будем есть яйца… — бабуля бы говорила и дальше, если бы я не задала встречный вопрос:       — А что мне тогда делать до обеда в универе?       — Будешь брать с собой салаты. Сами будем их делать.       — Ладно, — только и смогла ответить я. Обидно, когда что-то начинают активно решать за тебя, но ситуация, наверное, того требует.       Дополню-ка я свои записи ещё и сегодняшним разговором с Алексом. Он хоть и заставил меня немного понервничать, всё же благодаря ему я стала замечать, как по кирпичикам формируется мой характер и новый образ жизни. Я всё ещё люблю Алекса, но моя вселенная уже не крутится вокруг него.       — Привет, Евгеш, как ты день провела? — то ли устало, то ли равнодушно спросил Алекс.       — Сегодня дома весь день была. Выходной тем более, — ответила я.       — Ну у тебя выходные чаще случаются.       — И что? — принялась я доказывать Алексу свою состоятельность. — Между прочим, благодаря тому, что у меня есть свободное время, я прекрасно подготовилась к конференции и выступила достойно. Преподаватель в восторге и пророчит мне большое будущее в науке. Так что не думай, что у меня всё так просто!       После этих слов я посмотрела на Алекса и увидела на себе такой его взгляд, с которым, казалось, никогда не сталкивалась. В нём не было ни нежности, ни радости, а какое-то сплошное холодное удивление. Может быть, это даже было восхищение, но почему-то мне казалось, что Алекс не рад за меня. Я подумала, что глупо выгляжу расхваливая себя так перед любимым. Ему ведь всё равно на мои заслуги. Он любит меня и без них. Так ведь?       — Мы с ребятами сегодня встречу устроили. Думаем, каким проектом заняться, — решил тоже похвалиться Алекс.       — А чем вы вообще занимаетесь? Ты мне, кажется, так и не рассказал.       — Там базы данных всякие, нейросети. Ты всё равно вряд ли поймёшь, — вид Алекса был таким раздражённым, что заразилась этим и я.       — Ай, знаешь что! Не хочешь рассказывать, ну и не надо. Только не думай, что я какая-нибудь дура, которая не в состоянии чего-то понять. Я вполне себе хороша, ясно!       — Особенно хороша в том, чтобы упрямиться! Я тебя зову к себе уже сколько, а ты там научную карьеру строишь. Могла бы и в Англии быть. У нас с ребятами всё схвачено. Да и английский у тебя свободный. Но нет, тебе дороже твой универ, цивилизация тебя не интересует.       Слово «цивилизация» покоробило меня сильно. Я ведь в отличие от Алекса прекрасно помню, что всегда происходило в истории, когда кто-то один считал себя цивилизацией, а остальных дикарями. «Цивилизованные» считали, что имеют право постучаться снизу, считая, что кто-то на дне. «Дикари» же всегда после этого только и могли, что доказывать своё новое «звание». И ничего хорошего в итоге. Именно поэтому после намёка Алекса я поняла, что не хочу с ним больше разговаривать сегодня. Да, возможно, я преувеличила, но я тоже имею право на свою позицию и, в конце-концов, когда-то же мне должно было повезти не только в любви.       — Знаешь что, «цивилизация на ножках», надоел ты уже мне сегодня. Мой универ лучший, и никуда я отсюда не дёрнусь. До завтра.       — Значит, завтра. Ладно, пока тогда. Уверена, что точно хочешь со мной созвониться?       — Ну конечно, — в конце нашего разговора я немного подобрела. — Прости, если обидела, просто не нравятся мне эти «цивилизационные замашки». Пока, дорогой!       Так мы и попрощались. Кажется, сейчас, когда я вновь прочувствовала наш диалог в письме, я поняла, какая я на самом деле эгоистка. Ведь объективно именно я должна была уступить и уехать вслед за Алексом. Но я не сделаю этого. Мне больно, я чувствую себя виноватой, но у меня, кажется, так и не получится изменить своё решение. Я не могу и не хочу.       Пожалуй, это на сегодня всё. Я хотела поделиться и радостной новостью по поводу завтрашнего дня, но сейчас мне слишком грустно, чтобы писать об этом. В общем, завтра тебя, мой дневник, ждёт сюрприз. Спокойной ночи!

***

      13.11.2022       Привет, дневник! Настало время рассказать ту единственную вещь, которая порадовала меня за последнее время. С тех пор, как я нашла тебя и вспомнила свою школьную жизнь, во мне поселилась мысль о том, что надо как-нибудь встретиться с Машей и Ангелиной. Я нашла их через «ВК» неделю назад, и мы договорились встретиться сегодня, потому что в этот день все свободны. Да, в наше время у многих насыщенная жизнь и суровый график (кроме меня), поэтому собраться компанией в относительно взрослой жизни — это уже даже не «звёзды сошлись», а «звёзды спелись». Я понемногу предвкушала встречу с ними всю неделю, ведь мы не виделись уже несколько лет. По фотографиям было заметно, что мои подруги немного изменились, кажется, чуть повзрослели. Думаю, и я для них уже не прежняя. Единственное, что меня напрягало рядом с ними — это то, что мне, возможно, придётся рассказать про отъезд Алекса и объяснить, почему я не поехала с ним, когда у меня такой прекрасный английский.       Пока у меня было время, я решила немного отдохнуть и полистать ленту в соцсетях. Порой я действительно думаю, что нынешняя жизнь из-за этих вездесущих телефонов ужасна. Раньше было достаточно проще. Именно жить своей жизнью, а не видеть чужую ежедневно у себя дома. Ничто не отвлекало, ничто не крало время. Да и твою жизнь никогда не видел никто из незнакомцев. Теперь всё настолько на виду, что, наверное, даже детективы и работники спецслужб потихоньку обленились. Вспоминая Оруэлла и его произведения, могу сказать, что в чём-то он смог предугадать будущее. Повсюду экраны, причём добровольно, да и думает каждый только о себе.       Ещё во время отдыха перед сборами мне на глаза попалась статья про смерть. Да, люди будут бесконечно толковать на эту тему, думать и бояться, пока сами с этим не столкнуться. А я вовсе и не принадлежу ни к какой из двух сторон баррикад. Я много раз уже переживала ту больную и страшную часть смерти, но вместо того, чтобы пройти весь процесс полностью, я попадала в чью-то утробу всё ещё находясь с своём уже миллион раз взрослом состоянии. И это ужасно, скажу я тебе. Эти девять месяцев и мучительное рождение, а потом возможность говорить только через крик… Хорошо, что это длится совсем короткий период времени в масштабе жизни.       А ведь нынешние люди и учёные всё делают для того, чтобы продлить жизнь или отсрочить смерть. Кому как. Но всё-таки без смерти понять, что такое жизнь, невозможно никому, кроме меня. Даже Алекс, мой всё ещё любимый Алекс, каждый раз перерождается, умирая перед этим полностью. Я примерно понимаю, что обычно происходит с людьми тогда. Они возвращаются в исходную точку. Там, откуда всё началось. Узнают, в конце-концов, Создателя. А у меня же другой путь и иное предназначение в механизме нашего мира. Да и с Создателем я и так хорошо знакома. Что ж, не имеет смысла больше умалчивать о себе всю правду. Ты всё же под замком и никому из сильных мира сего не интересен. Впрочем, как и другие дневники обычных, пускай и подающих надежды, двадцатидвухлетних студенток. Но хотя ты и не живой, я оставлю пока для тебя интригу. Тем более, что пора собираться.       Да, что-то явно разошлась я сегодня с высказываниями похлеще, чем на научной конференции. Тем не менее стало легче от того, что хотя бы неживому предмету можно всё рассказать. Но ладно, дневник, надо выбрать, в чём пойти сегодня. Надеть старое платье, чтобы напомнить о школьных годах, или что-то новое и чуть более современное, чтобы лучше выглядеть? Пожалуй, лучше второй вариант, тем более, учитывая то, что я вспомнила о том, что наряды школьной поры я выбросила, как только смогла себе это позволить. Что ж, с этими мыслями пора переходить от тебя к шкафу. Увидимся вечером!       Что ж, дневник, как я и обещала, я решила сделать ещё запись, хотя уже вечер, и меня почему-то потихоньку клонит в сон. И при этом снова что-то с желудком… Но, ладно, давай не об этом.       С Машей и Ангелиной мы договорились встретиться в пять. Я пришла позже всех, из-за чего мне было достаточно неловко. Я же всё-таки самая свободная из всех. Правда, не во всех смыслах. Так, что-то я отдаляюсь вновь от темы. В общем, я опоздала на пять минут, но это было не критично. Тем более, учитывая радость в глазах моих некогда подруг при моём появлении. Мы сначала сели и стали проводить сеанс по нахваливанию красоты друг друга. Больше всего комплиментов по поводу сияющей кожи и блестящих глазок получила я. Что ж, именно этим и хороша жизнь в своё удовольствие. Далее мы обсуждали заказы, рассматривая сверкающие и зазывающие страницы меню. Я собиралась съесть только мой любимый яблочный пирог, потому что почувствовала, что к полноценному приёму пищи вне дома, живя с бабулей, я не готова. Маша тоже не думала о том, чтобы много набирать: только суп и десерт. А вот Ангелина, судя по всему, решила оторваться в компании мучного, жареного, солёного, острого… Ну и ещё того блюда, чьё название я не поняла.       Пока мы говорили о еде в кафе, я решила немного тщательнее осмотреть то, как они изменились. И сейчас мне кажется, что я никогда подробно и не описывала их внешность. Что ж, сделаю это сейчас. У Маши было немного вытянутое лицо, большие голубые глаза и тёмные волосы, которые у неё были также длинными и густыми, но, тем не менее, обычно собранными. Я, собственно, тоже больше привыкла к пучкам. Сейчас Маша осталась почти такой же, как и раньше, разве что заметно повзрослела. Она и до этого казалась достаточно заботливой, ответственной и зрелой. Не настолько зрелой, как я, но тем не менее. И теперь мои глаза видели её ещё более прекрасную версию, которая крепко стоит на ногах, но при этом излучает свет.       У Ангелины же в противовес Маше внешние изменения по первому впечатлению, да и по последующим в этот день тоже, были заметнее внутренних. Она осталась такой же задорной и лёгкой, только теперь из обычной девочки с русыми волосами превратилась в платиновую блондинку. Цвет волос повлиял и на черты лица. Даже без пластических операций в глаза, которые у Ангелины, к слову, были и остались голубыми, перестали бросаться круглые черты лица. И всё же по разговору с Ангелиной было понятно, что она по-большому счёту вовсе не превратилась в Снежную королеву.       Через некоторое время к нам подошла официантка, и мы стали озвучивать ей свои заказы. Я удивила подруг своей, как им казалось, скромностью. Заказ я сделала последней:       — Мне, пожалуйста, только яблочный пирог и чёрный чай с сахаром.       — И, что, это всё? — удивилась Ангелина. — Хоть бы суп ещё взяла, как Маша.       — Нет, не беспокойся. Моим питанием и так усиленно занимается бабушка, у которой мы квартиру снимаем, так что всё в порядке. К тому же мне в последние дни было немного плохо. Ну, видно, от еды в столовой.       — Ладно, давайте уже поговорим о чём-нибудь, кроме еды, — смеясь предложила Ангелина. — Евгеш, ты до сих пор на историческом?       — Да, — ответила я безразличным тоном, будучи запутавшейся в своей жизни, — я в магистратуре сейчас начала учиться.       — Ясно, молодец, — ответила Маша, после чего, сама того не ведая, напомнила о больном. — Мы просто с Ангелиной всё ещё общаемся, а с тобой уже давно не виделись, поэтому хотим всё разузнать. Как у вас с Алексом? Вы всё ещё вместе?       На слова Маши мне не сразу нашлось, что ответить, и по ходу продолжения молчаливой паузы я понимала, что шансы изобразить безоблачное счастье ускользают вместе с моим желанием оставить в своей жизни и Алекса, и университет. Когда я поняла, что придётся говорить всё, как есть, я стала думать, как мне рассказать подругам о своих дальнейших планах. Я ведь не знала, какое мнение сложится у них о нашем с Алексом теперь уже гостевом браке. Некоторые мои знакомые считали меня умницей, потому что я выбрала родину и учёбу вместо любимого. А вот моя семья и бабуля впридачу, как я уже и говорила, считали, что брак важнее всего. И в последние дни мой ум стал понимать, что принятие единственно верного решения во имя Любви будет неизбежным. Но как вбить эту мысль в моё нутро и в меня саму, как подчинить и отдать все свои новые мечты ради любимой, но бесконечной истории, ум не знал и знать не хотел.       Что ж, в ответ на обычный и уместный от подруг вопрос я слишком долго молчала, и они уже начали беспокоиться.       — Что-то случилось? Вы расстались? — с обескураженным видом спросила Маша.       — Нет, мы всё ещё вместе, просто, понимаете, Алекс в начале октября уехал в Лондон к родне. Ну, сами понимаете, какая ситуация, он просто хотел быть спокоен за себя.       — Конечно, — сочувствующе откликнулись мои подруги, — и, выходит, ты с ним не поехала?       — Да, я осталась здесь, потому что не захотела бросать университет, — чем больше я говорила, тем больше осознавала, как мне было важно выплеснуть хотя бы часть того, о чём у меня болела душа. — Хотя Алекс там и познакомился с кем-то крутым, и много зарабатывает, но я не была уверена, что у меня получится там поступить и так далее. Родственники мне уже всё на эту тему высказали. Сказали, скоро другую найдёт. Я в Алексе не сомневаюсь, конечно, но вижу, что ему тяжело. Видно, надо бросать универ и ехать, но не знаю, как решиться.       — Да, не очень ситуация.       — Кстати, я в «Вк» недавно нашла Лилю. Она теперь тоже в Лондоне живёт, — проболталась Ангелина, встретившись при этом с суровым взглядом Маши.       — Ну нет, она-то мне уж точно не соперница! — довольно воскликнула я. — Ладно, не хочу вас сильно грузить своими проблемами. Расскажите лучше, как вы.       И Маша с Ангелиной начали говорить о себе. Каюсь, что-то я прослушала, потому что было тяжело вынырнуть из своей непростой ситуации, чтобы увидеть, что находилось у моих подруг на берегу. И всё же я узнала, что Маша бросила педагогический и работает няней. Она сказала, что, видимо, будет потрясающей мамой в будущем, но с папой будут проблемы. Вроде как с парнями у Маши не клеилось. У Ангелины были аналогичные трудности, но зато успешная карьера визажистки и первые шаги в работе со звёздами. И я не понимала, почему у них всё так, ведь более приятных собеседниц за последние, скажем, лет пятьдесят у меня не было. Они ведь даже сегодня переживали за меня, хотя могли бы и позлорадствовать, учитывая их ситуацию. Но они этого не сделали даже тайно. Я бы распознала. И я бы могла дать им советы в личной жизни, если бы добилась своего счастья сама, но вместо этого у меня была нечеловеческая поддержка. Я могла сказать Маше и Ангелине только почаще знакомиться с культурными людьми и всё. Впрочем, и у них есть та же поддержка, что была у меня.       Что же до Лили, то я едва ли допускала возможность, что они с Алексом встретятся. Но даже если и так, то мне нечего бояться. Алекс уже выбрал меня один раз, значит выберет и второй. Тем не менее новость от Ангелины повысила немного мою тревожность. Но вместо глупых домыслов мне лучше самой позвонить Алексу и помириться. А пока надо заняться здоровым ужином от бабули. До скорой встречи, дневник! Надеюсь, что всё же смогу принять верное решение.

***

15.11.2022       И снова здравствуй, дневник! Я так понимаю, что последняя моя запись была сделана до разговора с Алексом в понедельник. Что ж, тогда вечером я позвонила ему и извинилась за то, что совершенно не думала о его чувствах всё это время. Вроде бы благодаря этому Алекс оттаял, и наши отношения вернулись на круги своя. Правда, где-то в Марианской душевной впадине осело ощущение какого-то унижения. Почему-то именно мне надо было заслужить прощение за то, что была глуха к просьбам Алекса. А сам любимый ведь даже и не сказал, в какой ВУЗ может меня устроить. Эх, хорошо, что есть кому пожаловаться на мужа, но жалко, что Алекс ничего не знает о нашем особом предназначении. Тогда бы он никуда не уезжал, зная, что в любом случае проживёт долго. Странно, что в этот раз мысли о нашем прошлом так и не посетили Алекса.       Что ж, по большей части это всё, что сейчас беспокоит меня в семейном плане. На учёбе всё идёт своим чередом, но в последние дни мне становится всё тяжелее туда идти, потому что я понимаю, что скоро для своего универа я перестану существовать. Ещё моё здоровье продолжило меня подводить, и, таким образом, тошнота уже потихоньку превращается в спутника моей жизни. Бабуля же, естественно, подняла тревогу и собирается отправить меня в тур по врачам. Я пытаюсь убедить её, что это не всерьёз, но без рассказов о моём практически бессмертии схема всё-таки не срабатывает.       Возвращаясь к теме моей главной проблемы, хочу сказать, что сегодня на учёбе во время обеденного перерыва вновь общалась с Катей и поделилась с ней опасениями в связи с, очевидно, надвигающимся переездом. Она мне посочувствовала и сказала, что тоже переживает сейчас трудный период из-за проблем на работе. Мы, хотя и немного поддержали друг друга, всё равно до конца не понимали происходящего. У меня не было работы, а у Кати — возлюбленного. Но, несмотря на это, у меня есть осознание, что каждый на этой земле может понять страдания другого. У людей бывают трудности, ссоры и трагедии совершенно разного масштаба и характера. А то самое ощущение, будто сердце сдавлено, ранено и кровоточит, оно одно на всех. И мы бы жили совершенно по-другому, если бы представляли в голове полную картину: раненые сердца вокруг, а не только внутри нас.       Сейчас почему-то пришло в голову, что вокруг меня как-то много одиночек. Это и бабуля, и мои школьные подруги, и Катя. Но отчего-то у меня нет до конца ощущения, что мне в чём-то повезло больше, чем им. Я ведь по сути сейчас тоже не живу с любимым… Ладно, не будем о грустном, дневник. Лучше я пойду спать, потому что уже очень-очень поздно. Бабуля начинает ругаться, а меня, в свою очередь, начинает потихоньку подбешивать её стремление к тому, чтобы подправить моё здоровье. Что ж, ко врачу я схожу, но, кажется, что, кроме смертельной болезни возможна другая причина моих проблем. Но обо всём завтра. Спокойной ночи, дневник!       16.11.2022 Здравствуй, дорогой дневник! Сегодня я проснулась в десять утра и как следует выспалась. День прошёл довольно лениво. Я долго лежала на диване и смотрела с бабулей очередную слезливую мелодраму, которую надо непременно досмотреть до конца и параллельно смеялась над историческими мемами, вспоминая былые времена. Наш разговор с Алексом был довольно обыденным и ничего из ряда вон не происходило. Моим планам вернуть всё на круги своя в кои-то веки ничто не угрожало.       Именно такую запись я и хотела сделать, но моим планам не суждено было сбыться. Главной новостью, пожалуй, не только дня, но и года стал мой положительный тест на беременность. Да, я не писала раньше о своих подозрениях об этом, потому что хотела оставить интригу. До сих пор не понимаю, почему не подумала об этом сразу, ведь это я даже не буду говорить, какая по счёту моя беременность. Да и бабуля свято была уверена, что это всё плохое питания. Однако сегодня с утра я ходила к доктору, который открыл мне глаза на то, что с желудком всё в порядке, а вот на УЗИ малого таза можно и сходить. Открывшая для себя заново Америку я помчалась на всех парах за тестом в аптеку. Результат оказался положительным, а мои мысли об этом противоречивыми. Не радовало то, что придётся бросить учёбу, потому что с моим беременным состоянием это вряд ли будет сочетаться. Та тошнота, которую я имею сейчас — лишь верхушка айсберга. Между тем Алекса эта новость явно порадует, ведь без моей учёбы нас ничего не будет разделять. Именно так я и думала, когда решила позвонить любимому. До этого я написала, что у меня важные новости, и Алекс согласился созвониться во время его обеденного перерыва.       — Привет, дорогая! — внезапно на английском поздоровался со мной Алекс, показывая рядом своих коллег. Это были двое мужчин, одетые в деловые костюмы и улыбки. — Что ты хотела мне сообщить? Кстати, это мои коллеги — Стив и Гарри. Я им немного рассказал про тебя. Они думают, что, возможно, ты бы пригодилась нашей компании.       — Я? Чем? — удивлённо спросила я, глядя на одновременную доброжелательность и, к сожалению, безразличие. Хотя, может быть, это лишь мой воспалённый беременный разум. Недолго думая, я продолжила задавать вопросы. — Вы же вроде IT-компания? Чем вы вообще занимаетесь?       — Ладно, это обсудим, когда встретимся на каникулах, — отчего-то нервно заговорил Алекс. — Так что ты хотела мне сказать?       — Можешь куда-нибудь отойти? Это личное, — попросила я.       — Ладно, только ненадолго. Я всё-таки ещё хочу поесть, — ответил Алекс, после чего с неизменной деловой улыбкой попрощался ненадолго с коллегами и стал искать укромное местечко для нас двоих. Или четверых, если считать и наши телефоны.       Я невольно поймала себя на мысли, что эти натянутые улыбки меня сильно раздражают. Неужели я так же делала, когда жила в Европе? Что-то не думаю. Ведь даже не понятно, скрывалась ли за этим жестом приличия искренняя радость от встречи со мной. Так и хотелось спросить у Алекса: «Ждёшь ты моего приезда или нет?».       — Можешь говорить, — спокойно обьявил мне Алекс.       — Что ж, мне сейчас нужно собраться с мыслями. Наши с тобой отношения переживают не лучший период. Ты боишься вернуться, но и я не хочу бросать учёбу. Мне очень сложно, потому что все считают, что я должна уступить. Мне же всё это время сильно не хотелось наступать себе на горло… Но теперь всё будет по-другому, не бойся. Сегодняшний день поставит точку в этом вопросе.       — Ты хочешь сделать перерыв в наших отношениях? — спросил Алекс, к моей ярости не сменивший безэмоциональную интонацию даже при таком предположении.       — Ну вообще-то я хотела сказать, что у меня положительный тест на беременность, — сказала я, наблюдая, как выпучиваются глаза Алекса. Я рада, что хотя бы так смогла вывести его на эмоции. Пока что на этом можно закончить.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.