Жизнь

Гет
PG-13
В процессе
1
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 8 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1 Глава 1: Очередное начало

Настройки текста
      На дворе 2016 год, и я снова решила начать вести дневник. Мой старый сейчас наверняка уже нечитабелен, а, возможно, уже и сгнил. Конечно, это достаточно занятно вести дневник. В прошлые века люди активно описывали там и свою жизнь, и исторические события. Тогда это было более «взрослым» занятием, чем сейчас. В 21 веке ведением дневника занимаются обычно подростки. Это значит, что от нынешних дневников и их владельцев не ждут чего-то глобального. Впрочем, я сейчас тоже являюсь подростком, уже и не помню, в какой раз.       Хотя из-за моей особенной и нескончаемой жизни мне и не стоило вести дневник. На рубеже веков я всё время превращаюсь заново из старушки в младенца. Почти перерождаюсь, при этом не умирая и не забывая весь опыт прошлых столетий. Каждый раз в младенчестве у меня находятся приёмные родители, которые заново воспитывают меня. И всё же с трудом удаётся слушаться людей, которые знают меньше тебя. Я, конечно, понимаю, что дневник могут найти, причём это могут сделать вовсе не простые люди, но и у меня всё не так просто. Это ведь всего лишь мои подростковые фантазии. Допустим, решила поиграть в героиню фэнтези-романа. И всё. И больше ничего.       Завтра будет особенный день, я это чувствую. Наступит Первое Сентября — день, когда все дети и подростки России из самых разных областей вместе идут в школу. Уже давно я не попадала при почти перерождении в Россию. За несколько столетий я уже отвыкла быть частью такого большого государства. В прошлом веке я жила в Британии, и, надо сказать, время выдалось непростое. Этот век пока что непривычно спокойный для меня. Войны хотя и идут в некоторых местах, всё-таки масштаб уже не настолько большой, и это меня радует.       Я чувствую лёгкий трепет, потому что мне предстоит отправиться в новую школу из-за того, что мы переехали в другой район огромной Москвы. Только в этом веке мне довелось учиться вместе с мальчиками, да и в самой школе я оказалась всего в третий раз. До этого учёба и дом в моей голове были неразрывно связаны, теперь отделились. Беспокоиться всё же не о чем, так как мальчики от учёбы меня отвлекать не будут. Я совершенно ни на кого не обращаю внимания, кроме моего дорогого мужа, с которым надеюсь скоро встретиться. Жалко, что сейчас о браке принято думать позднее, чем сейчас. Я не привыкла быть так долго в разлуке с любимым.       А это, конечно, особенная тема. Мой муж проходит из раза в раз практически тот же путь, что и я, только постоянно умирает и вновь рождается. Меня огорчает, что почему-то всё распределено именно так. Ему каждый раз приходится знакомиться со мной заново. Момент, где мы впервые видим друг друга в новом столетии и тут же несёмся друг другу в объятия — это моя несбыточная мечта. Ну ничего, главное, что хотя бы я всё помню и узнаю его, ведь его внешность при каждом новом воплощении практически не меняется, да и первая буква имени одна и та же. И после очередного знакомства его из века в век всё так же тянет ко мне, как и изначально. Хотя в глубине души у меня иногда появляется беспокойство о том, что в какой-то раз система может дать сбой. Хорошо, что это невозможно. Здесь я поставила точку, но моя душа вопреки руке мысленно ставит знак вопроса. Последние столетия мне кажется, что мой избранник стал влюбляется в меня медленнее. Надеюсь, что только кажется.       Мои опасения появились неспроста. За последний век уклад нашей жизни сильно изменился. Индустриализация, развитие техники — всё теперь совсем другое. Как женщина я почувствовала сильные изменения и в обществе. Наша жизнь теперь ничем не отличается от мужской, хотя раньше мы жили в своём отдельном женском мире. Это вроде бы звучит справедливо, но всё-таки тревожит меня. Раньше я и не могла подумать о том, чтобы выходить куда-то далеко от дома на работу и получать деньги за неё от совершенно чужого человека. Как правило, мы либо не работали вовсе, либо вели своё хозяйство, либо же работали на людей, которые становились нашей семьёй. Потом всё как-то очень быстро закрутилось: фабрики, машины, суфражистки, феминизм. Теперь мои родители, хотя и отличаются внешне, ведут совершенно одинаковый образ жизни. От этого кажется, что мужчины и женщины стали меньше друг в друге нуждаться. Это пугает, но я всё ещё надеюсь, что наши отношения не изменятся от каких-то внешних перемен. Хотя слишком часто в своей жизни я видела обратное.       Уже довольно поздно и пора на сегодня закругляться. Скоро мои родители придут напомнить мне, что пора идти спать, потому что завтра предстоит линейка. Посмотрев на текст, который я только что написала, я поняла, что явно соскучилась по писательству, тем более, учитывая, что авторучкой это делать стало ещё удобнее. Приятно вновь записывать свои размышления, но и перебарщивать тоже не стоит, а то мой дневник будет выглядеть как внук, которому я без конца пересказываю свой опыт. А их у меня хоть и много, но рассказывать я им, увы, ничего не могу…

***

      Первый день в новой школе прошёл, и я просто на седьмом небе от счастья. Сначала ничего особенного не было: довольно недолгая по московским меркам дорога, куча школьников в форме и с цветами и подсказки от других людей, к какой именно толпе подходить. Долгие речи учителей и выступление директора не произвели, честно говоря, на меня особого впечатления, хотя и звучали довольно мило. В толпе я услышала знакомый хохот, но решила, что это мне почудилось. Главным в этот день для меня было то, что произошло позднее. Уже после линейки, когда мы всем классом пошли в кабинет классного руководителя, меня познакомили со всем классом. Я оглядела всех, и ребята на первый взгляд показались мне достаточно милыми. Я решила, что новых друзей здесь определённо найду, и это будет для меня однозначно полезно, чтобы привыкнуть к очередным молодым ровесникам. И вдруг среди одноклассников я увидела его — мою судьбу. Мой муж, хотя на время лучше отвыкнуть его так называть, сидел на второй парте у окна в компании другого парня. Пока я садилась на своё место, я разглядывала любимого, надеясь, что делаю это не слишком заметно. Он практически всё тот же, разве что родинка на шее пропала. Сказать, что я в восторге от нашей встречи — это прикинуться немой.       Я слишком опрометчиво подумала, что некому будет отвлекать меня от учёбы. Наука в этом веке шагнула далеко вперёд, и что-то определённо придётся учить заново. Но, по крайней мере, по истории и по английскому языку у меня будут хорошие оценки. Интересно, а помню ли я до сих пор французский? Кажется, уже многое забыла. Прошлый век всё-таки вспомнить проще, чем позапрошлый.       Также у меня появились две новые подруги — Маша и Ангелина. Даже сейчас, когда я написала их имена, почувствовала, что меня будто завернули в тёплый плед. С ними было так приятно общаться на отвлечённые темы, и их юношеский задор, которого уже по определению в той же степени у меня не может быть, передался и мне. С такой компанией проводить перемены точно будет приятнее.       Не могу долго описывать всё остальное, потому что меня до сих пор переполняют эмоции от судьбоносной встречи. Новые подруги и весёлые разговоры — это, конечно, приятно, но диалог с любимым я просто обязана была начать именно сегодня, пока этому не помешали учебные хлопоты. Мы ведь уже старшеклассники, ЕГЭ уже не за горами. Да, очевидно, слова учителей не совсем прошли мимо меня.       Девочки заботливо показывали мне новую школу, но при всём моём расположении к ним, я думала, как бы от них улизнуть, чтобы встретиться с любовью всей моей долгой жизни. Мне очень хотелось узнать, какой он в этот раз. Какое у него имя? Интересы? Семья? К сожалению, встретиться нам удалось только на крыльце школы, когда Маша и Ангелина, будто решив мне помочь, на время меня покинули, попросив подождать их, чтобы вместе отправиться на автобусную остановку. Увидев заветное лицо, я, немного стесняясь в этих обстоятельствах, решила начать диалог.       — А в этой школе, кстати, какие учителя? — спросила я, ухватившись за подходящую тему.       — Ты же та новенькая, да?       — Да, Женя.       — Ну да, нас с тобой познакомили. Меня, кстати, зовут Александр, но лучше зови меня Алекс, а не Саша.       — Хорошо, — ответила я, про себя подумав, что это неспроста.       — Ну если ты про учителей, то у нас, в основновном, нормальные все, разве что учительницы математики и физики из тебя всю душу вынут. Да, ну и лучше возьми справку от спорта, если с ним не очень. А так всё в порядке.       — Да, тогда справку точно возьму, — ответила я. Для меня такое решение было очевидным. Физический труд в моей жизни, безусловно, был, но именно для спорта у меня веками не было подходящей одежды. За всё прошлое и часть этого столетия я так и не успела полюбить все эти трюки с вечной беготнёй.       — Ладно, пока тогда.       — Пока.       Я посмотрела на его удаляющийся силуэт всего пару секунд, чтобы теперь уже Алекс не подумал обо мне ничего и чтобы не выглядеть странно. Да и с каких пор мне приходится заводить с ним разговор? Обычно он сам первый подходил ко мне и обращал на меня внимание, так как я выглядела достаточно красиво для него. Хотя да, сейчас я, видимо, слишком старомодно выгляжу, одеваясь в стиле пятидесятых — последнего десятилетия, от моды которого мне не хотелось плеваться. Современная мода слишком быстрая, и я не успеваю за ней, да и не хочу успевать.       Я старалась держаться спокойно, чтобы вести диалог с подругами, будучи погружённой в беседу, а не в себя. Однако из головы всё не выходили мысли о том, что сейчас было совершенно непонятно, заинтересовался Алекс мной или же нет. Неужели эта гнетущая тревога внутри меня — это больше чем просто тревога? Что ж, будет мудро мне не думать об этом, так же, как и о том, что наша первая встреча в новом веке ещё никогда не длилась так мало.       Что ж, пожалуй, больше сегодня писать мне не о чем. С Машей и Ангелиной до остановки мы дошли, общаясь достаточно весело. Родителям же вечером я рассказала о новых подругах и на вопрос о симпатичном мальчике из класса ответила, что пока ещё толком никого не заметила и что не об этом в ближайшее время мне стоит думать. Об Алексе говорить им не следовало. Далее я погладила себе одежду на завтра, благо сейчас это легко сделать, и отправилась читать, а точнее перечитывать свою любимую классическую литературу. Современные книги мне пока что так же сильно не понравились, вместо них лучше приступить к Вальтеру Скотту. Кстати, заметила, что в прошлом веке русская литература меня интересовала гораздо больше, чем сейчас. Тогда это было нечто интересное, умное и даже слегка экзотичное для британки, но теперь после огромного списка литературы, которую мы здесь, в российских школах, читаем, мне хочется вернуться к английским авторам.       Надеюсь, новый день принесёт мне нечто благое.

***

      Сегодня суббота, и это послужило для меня поводом не забрасывать дневник. В целом, неделя прошла достаточно размеренно: мы с одноклассниками плавно входили в учебный ритм, и я потихоньку привыкала к новому месту учёбы. Здесь я сразу обратила внимание на то, что на математике здесь делается особый уклон. Это определённо будет создавать мне некоторые трудности, поскольку математику, как и другие точные науки, в настоящее время стало гораздо сложнее изучать. К примеру, пару веков назад мне было достаточно знать арифметику, а теперь от меня в этом плане требуют гораздо больше. Математика ведь вторая по древности наука после философии — прошла долгий путь, практически как и я.       Зато с историей всё донельзя просто. У нас уже было два урока на этой неделе, и преподавательница ясно дала понять, что вовсе не является строгой, в отличие от той, что была в моей предыдущей школе. Учитывая, что с этого года мы уже будем проходить двадцатый век, о котором я могу рассказать даже больше учительницы, ситуация становится ещё более приятной. Что касается английского — ещё одного моего преимущества, то даже учитывая серьёзное отношение учительницы, программа всё равно для меня достаточно лёгкая. Было, конечно, приятно услышать похвалу насчёт произношения и словарного запаса, хотя при получении подобных комплиментов я всегда думаю о том, что меня никогда бы так не хвалили, если бы обо всём знали.       На этом моменте я поняла, что уже написала два абзаца об одной только учёбе. Но что тут поделать, ведь всё это образование буквально зарождалось на моих глазах. Сначала мы не знали совершенно ничего о мире и наблюдали только за природой, потом философы стали находить некие закономерности, стали появляться науки и учёные, потом в средневековье, которое является самой запоминающейся для меня эпохой, мы совершили некий шаг назад или даже в другую сторону — стали говорить о магии и драконах. Даже сейчас я не могу писать об этом без ностальгической улыбки. В итоге после эпохи возрождения мы вернулись к изучению мира и теперь все открытия, которые я встречала как сенсации, теперь мы изучаем постоянно. Но теперь это уже никого так не волнует. Годы старят не только живых, но и то, что живым никогда не было: старое событие тускнеет подобно старой вазе, тем более на фоне нового происшествия, а новое открытие или предмет со временем становится частью нашей повседневной жизни, а то и вовсе уходит из неё. Среди живых это правило не работает со мной и моим мужем. Среди неживых — с наличием самого времени и любовью. И как удивительно живое и неживое сочетается в нашей истории.       Как раз я начала говорить о любви. Я была так рада, когда в первый школьный день встретила своего любимого. Обычно это всегда был главный этап в моей жизни, ведь, по большому счёту, я нужна за тем, чтобы любить его, а он — явно для большего. Увы, это грустная правда нашей с ним жизни. Я ждала момента, когда мы будем вместе любить друг друга и исполнять наш долг, но, очевидно, мне придётся подождать ещё немного. Мы практически не разговаривали на этой неделе. Я всё время находилась в компании подруг, и у меня уже складывается странное ощущение того, что они удерживают меня от моей судьбы. А Алекс тем временем находился в компании своих друзей, что было довольно логично. Я старалась не показывать ему своё внимание, потому что первые шаги всегда должен был делать он, но на этот раз это не срабатывало. Сейчас, сидя в субботний вечер за столом, я приняла отчаянное для себя решение. Если Алекс не проявит ко мне интерес в ближайшее время, то уже на следующей неделе мне придётся действовать самостоятельно. Но как? Я ведь совершенно к этому не привыкла. В прошлый раз мне удалось поговорить с ним всего где-то полминуты. Может, в следующий раз попросить о более существенной помощи? Попросить объяснить какую-ту тему?       Что ж, пожалуй, писать больше не о чем. Разве что о сегодняшнем дне, но это был обычный выходной. С утра я за десять минут сделала уроки — всё-таки первая неделя учёбы. Потом я вынесла мусор, по пути встретив бабушку Нину из соседней квартиры. Она была рада, что кто-то из молодёжи приветлив с ней, что меня всегда особенно забавляло. Затем я немного прибралась в квартире и помогла маме с готовкой. Потом же у меня наступило свободное время, которое я провела за компьютером. Для себя отметила интересную закономерность: то время, что я раньше тратила на уборку и готовку, я теперь трачу на интернет. Замена однозначно приятная и даже полезная для души, если обходить определённые места в интернете стороной. Разве что новый уклад жизни плохо повлиял на мою осанку. Она уже не та, что была у меня ранее, впрочем сейчас на неё уже не обращают такое внимание. Да, забавно, почти в рифму получилось. Ладно, в любом случае, завтра Маша и Ангелина зовут меня гулять, а это отличный способ поработать над своей формой. А сейчас мне самое время принять ванну.

***

      Сегодняшнее воскресенье выдалось довольно противоречивым. С утра я встала довольно рано, но потом мы слишком долго смотрели вместе с мамой телевизор. Я, в свою очередь, совмещала это с листанием новостной ленты в телефоне. Мне попался пост, в котором обсуждалось, почему современные хозяйки стали такими ленивыми. Там начали говорить о том, что от современной женщины все просто ждут слишком многого. Я с этим однозначно согласна, потому что без существования сословий мы будто должны выполнять долг каждого из них — быть и хозяйственными, и образованными, и одухотворёнными, и ухоженными. Разве что мне пока не понятно, к чему это? Но у меня были и другие мысли по этому поводу, поэтому пользуясь тем, что на том сайте никто не знает мой возраст и внешность, я тоже решила написать комментарий. Он был примерно таким: «Смысла сравнивать разные поколения между собой нет, потому что у каждого из них есть свои сильные и слабые стороны. Современный мир заставляет нас делать всё и сразу, но в этом теряется вся суть и глубина того, что мы делаем. Главное — это выполнить главные обязанности перед собой и близкими, а не быть идеальной картинкой. А что касаемо домашнего хозяйства, то раньше с этим было гораздо проще, потому что у тех, кому приходилось им заниматься, не было ни компьютеров, ни телефонов, ни порой даже книг. Не было того, чтобы их отвлекало. А теперь есть свобода выбора и возможность потратить время вникуда как другая сторона этой свободы». Под моим комментарием поставили лайк. Этот современный вид комплиментов льстил мне, но главным было всё же донести суть. Порой у меня получается сделать это на бумаге, то есть на экране. Мама спросила у меня, что я там пишу, но я отшутилась и сменила тему. Просто если ещё и мама начала бы меня хвалить, то это окончательно смутило бы меня. Ничего ведь такого и нет в моих словах. Должна же я была сделать хоть какие-то выводы с моим опытом и поделиться ими с другими. Хотя, перечитав комментарий, я всё же поняла, что написала его прежде всего для себя, прямо как эти записи в дневнике.       Вдруг, делая очередное движение пальцем, я посмотрела на время в углу экрана телефона. Увидев там неожиданно большие для себя числа, я судорожно побежала собираться: погладила чистое платье, расчесалась и сделала хвост — любимую причёску современных девушек, надела новые серьги и накрасила лишь слегка глаза и губы. Я никогда не любила наносить много косметики — она всегда будто мешала мне.       С подругами мы договорились встретиться в парке, который находился неподалёку от нашей школы. Выходя из подъезда, я встретила Марию — соседку, которая вместе с мужем и маленькой дочкой жила этажом выше. Я не просто так решила упомянуть нашу встречу. Меня насторожил тот отрешённый вид, которым она сегодня обладала. Тем не менее я пошла дальше не останавливаясь, потому что, во-первых, у меня не было времени на разговоры и, во-вторых, в этом веке уже не принято тесно общаться с соседями. Хоть моя мама и дружила с Марией, я оставалась для неё чужим человеком, который просто сидел в соседней комнате во время их разговоров.       Прогулка прошла довольно спокойно. Ангелина и Маша спрашивали обо мне, а я пыталась выяснить что-нибудь о них и, разумеется, немного напрягалась во время некоторых их вопросов. Это уже вошло в привычку, ведь мою тайну нельзя было раскрывать даже в приступе глупости. От этого иногда возникали недопонимания на тему того, почему я такая молчаливая. На деле же я просто тщательно продумывала ответы.       — Нет, я, конечно, рада, что у меня есть брат, но меня так иногда бесит, когда он садится за компьютер и включает свой рэп! А Лана ему, видите ли, не нравится, — сказала мне Ангелина, когда мы обсуждали свои семьи. — А ты что любишь слушать? Надеюсь, не рэп, а то я тебя тогда, наверное, обидела.       — Да нет, я рэп не слушаю, — отвечала я медленнее, думая, что лучше ответить. Сейчас я слушаю современную музыку, но не всегда запоминаю её. Всё-таки большую часть жизни я слушала только живое исполнение безо всякой электроники. Порой это бывает трудно, но я до сих пор иногда нахожу на «Ютубе» какие-нибудь средневековые баллады и симфоническую музыку, которая сейчас уже стала классикой. Немного подумав, я поняла, что надо продолжать диалог. — Но я разное слушаю: и старое, и современное. Лана мне тоже нравится.       — А я недавно скачала музыку из своего любимого сериала. Она очень классная, — сменила безвозвратно тему Маша.       Пожалуй, после вопроса про музыку беседа пошла так же легко и непринуждённо, как и раньше. На другие темы было говорить уже проще, потому что, к примеру, в вопросах кино я не отставала от времени, хотя и следила за ним практически с момента его создания. Самым забавным моментом нашей прогулки лично для меня был разговор о питомцах. У Маши был мопс, который, судя по всему, был ей почти как ребёнок. Она говорила о нём даже охотнее, чем о любимом сериале. У Ангелины же всю жизнь были только рыбки, причём рыбки были мамины, поэтому весь рассказ о них уместился в одном предложении. Я же решила поведать девочкам о том, что раньше у меня был белый персидский кот, а сейчас у меня нет питомца и пока не хочется. Упоминание о том, что жил этот кот примерно сто лет назад, осталось, конечно же, лишь у меня в голове.       Ещё, пока мы ели мороженое, Ангелина рассказала мне, что поёт в школьном хоре, и её это вроде как это устраивает, но хочется петь что-то более современное и интересное. Я решила, что обязательно её хор послушаю, чтобы понастольгировать. Маша же ни на какие кружки не ходила, потому что ей вполне хватало учёбы. У меня была та же ситуация, потому что большинство моих интересов — это то, чем можно заниматься дома. Посидеть, повязать, почитать — прямо как в старые добрые времена. Ну и интернет, конечно, куда же теперь без него.

***

      Домой с прогулки я вернулась уже вечером и чувствовала себя довольно весело. Зайдя на кухню, я увидела, что мама пила чай вместе с нашей соседкой Мариной. Вид у них обеих был какой-то странный, поэтому я решила выяснить, что не так.       — Мама, что-то случилось? — спросила я.       — У Машиной дочки рак, — без лишних колебаний ответила мама. Меня эта новость ошарашила. Было ощущение, будто меня облили холодной водой, как было однажды в средневековье. Я решила тоже сесть за стол и задала ещё один вопрос:       — Когда вы это узнали?       — Сонечка стала себя плохо чувствовать, — сказала мама. Соседка, очевидно, рассказывать была не в состоянии. — Маша отвела её на обследование недавно и вот…       — Вам ведь нужна помощь, — утверждала я, обращаясь напрямую к Марии. — Сколько денег надо собрать? Говорите, не стесняйтесь.       — Ой, ну что же, я нахлебница какая-то?! — воскликнула Мария.       — Не говорите про себя так, — сказала я, поглаживая её руку. Я вела себя нежно, хотя это и было тяжело и становится со временем всё тяжелее и тяжелее. — Мы ведь все всё понимаем и правда хотим помочь. Так сколько вам сейчас надо?       — Пока 6000 рублей, а всего где-то миллион нужен будет.       — Не бойтесь, вместе мы всё соберём, — продолжала я успокаивать Марию. — Я завтра днём позвоню в фонд.       Пообещав Марии помощь и выслушав от неё искренние слова благодарности, я не выдержала и вышла на улицу ещё раз прогуляться перед сном. Сейчас Марии нужно было как следует поныть, и я это понимала. Но от этого мне самой уже поплохело, и я решила полечиться свежим воздухом. Да, такого поворота событий я никак не ожидала. Двадцать первый век не перестаёт меня удивлять. Впрочем, как говорится, за что боролась… Я ведь всё время скучала и надеялась, что мне удастся хоть чуть-чуть побыть героиней. Порой это выходило, но, в основном, я жила самой обычной жизнью с серыми буднями, которые, по моему мнению, не подходили моему особому предназначению. Нашему особому предназначению.       Вдруг я почувствовала резкое желание повернуть голову направо, хотя собиралась идти вперёд. Было достаточно темно даже с фонарями, но всё же в сумраке осеннего вечера находился кто-то в белой кофте с капюшоном. Этот силуэт дал мне очевидный знак, а, значит, и надежду. Я примерно представляла, кто это, хотя точного имени мне знать и не нужно было. Это не главное. Важно то, что сейчас мне предстоит проявить себя и помочь другим. Такую подсказку мне только что бессловесно дали. «Современно» — лишь это подумала я про себя, взглянув на незнакомца в последний раз, поворачиваясь в другую сторону.       — Доченька, пора домой! — окликнула меня мама, выйдя на улицу и недоверчиво глядя на человека в капюшоне. — Пойдём, сейчас небезопасно гулять на улице.       После того, как мама увела меня домой, ничего необычного более не происходило. Я ещё немного посидела в интернете, приготовила одежду на завтра и подготовилась ко сну. Последним штрихом, который завершает картину моего дня, является дневник. Теперь я описала этот воскресный день и могу с чистой совестью идти спать. Всё-таки впереди меня явно ждут большие хлопоты. Это ведь так тревожно осознавать, что у кого-то неподалёку жизнь буквально висит на волоске. Да и мысли об Алексе не покидают и уже не могут покинуть меня. Прямо сейчас меня посещает предчувствие, что скоро придётся взять что-то в свои руки. Да, я хотела этого, но как же теперь тяжело будет уснуть! В любом случае человек в капюшоне подал знак, что означает, что пути назад уже нет.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования