ID работы: 12214217

Охота

Santiago Cabrera, Мушкетёры (кроссовер)
Джен
R
Завершён
24
Размер:
23 страницы, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
24 Нравится 7 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
      Шуршание веток за спиной заставило настороженно обернуться. Белка. И две женские фигуры вдали. Рамиро нахмурился. Тот самый дом, из-за которого он отверг предложение Санчеса устроить привал на поляне. Женщины шли к постройке, других домов на обозримом расстоянии не было, да и с высоты, на которую они только что забрались, Рамиро рассмотрел пасущихся у дома лошадей.       Тu puta madre! Свидетелей им только и не хватало! Не факт, что их видели, нет доказательств, что так случится, но Рамиро не должен был допустить и малейшей возможности, чтобы наместника королевы предупредили, что к ним пожаловали испанские гости…       Молча ударив коня шпорами, Рамиро развернул его и пустил в галоп. Прозвучал первый выстрел, крик женщин долетел до него эхом. Рамиро прикинул расстояние до дома — еще на пару выстрелов хватит. Он уже мог разглядеть цвет кружев на платье одной и неприлично дорогие камушки на шпильках в прическе второй, когда эти «двое из ларца» стали неприятной неожиданностью. Один тут же прикрыл собой женщин, уводя их в сторону дома, а второй что-то метнул. Вой раненого зверя раздался чуть позади. Обернувшись, Рамиро увидел, как один из его людей повалился на землю, благим матом поминая всех родственников метнувшего оружие. Кусок бедра стесало, кровь хлестала струей. Орудие валялось рядом — им оказался средних размеров топор. «Сдохнет…» — увидев размеры и характер раны, Рамиро дал знак добить и унести труп.       Тем временем шустрый метатель топоров рванул к поленнице и скрылся за ней. Рамиро дал знак рассредоточиться и окружить дом.       — Просто войти и всех их… — Санчес выразительно провел ладонью под горлом.       — Ты видел его бросок. — Рамиро присматривался к поленнице дров, за которыми затаился парень. — Он — не буржуа и не праздный вельможа, — продолжал Рамиро. — Движения отточенные. Военный. Один из пунктов нашего задания. Двое военных увеличивают шансы узнать нужные сведения. Синьоры ваши, а тех двоих брать живыми. И вообще, для начала хорошо бы понять, есть ли кто еще в доме.       Ход мыслей немного прервался, потому что «военный» метнулся к следующей поленнице, а запоздалая реакция его людей заставила Рамиро подумать о том, что, возможно, стоит поискать более расторопных помощников.       — Что он делает? — повернул голову Санчес.       — Путь к крыльцу ему отрезан, скорее всего, пробирается к боковой двери. — Рамиро жестами послал в названном направлении двоих.       В подтверждение его ранее озвученных подозрений один из людей подбежал с новостью, что с другой стороны дома видели двоих. Это значит, мужчин, как минимум, четверо.       «Бегун» преодолел очередной промежуток открытого пространства. Все-таки, либо придется пересмотреть своих людей, либо они пересеклись лесными тропинками с, как минимум, такими же талантами, как отошедшие от военной стези наместник и консорт — двое из знаменитой четверки проклятого Тревиля. Двое других остались служить капитаном мушкетеров в Париже и генералом армии и сейчас были далеко от уединенного лесного домика.       Все указывало на то, что именно к его боковому входу пробирается загадочный метатель топоров. Но там у самых ворот залегли его люди. Чудес не бывает.       Оказываются, бывают… Особенно когда твоя интуиция оказывается права. Со стороны дома раздался выстрел. Не какой-то там пугач или инкрустированная до потери боеспособности игрушка — самый настоящий пистолет.       Санчес ошалело повернулся.       Парень из-за поленницы под аккомпанемент выстрелов рванул к дому и скрылся в нем через боковую дверь.       — Итак, у нас аж четверо военных. — Рамиро сосредоточенно сжал губы. Но четверо даже с оружием не смогут продержатся долго против небольшой испанской армии. Второй четверки Тревиля не существует в природе.

***

      — Интересно… — Арамис поднял глаза на друзей, едва Анна и Алекс закончили рассказ.       Портос чертыхнулся, д’Артаньян мрачно поздоровался затылком со стеной. Атос, которому Алекс осторожно обрабатывала рану, молчал.       Арамиса они отбили, даже пистолеты уже перезарядили, следовало разработать дальнейший план действий.       Сам Арамис, как только появился в гостиной, не отходил от Анны, успокаивая ее. С первыми выстрелами она вжалась в кресло и, едва Арамис коснулся ее, вцепилась в его плечи, так до сих пор не отпустив.       — Серьезные ребята. — Атос сдержанно поцеловал Алекс в висок. Его благодарность жене, находящейся на последнем сроке бремени, и тревога за нее по той же причине были очевидны для всех. Только не знавшему Атоса тот показался бы сейчас равнодушным. На самом деле наместник был просто предельно сосредоточен.       — Интересно, сколько же их? — рассуждал д’Артаньян, осторожно пытаясь найти ответ за окном.       — На поляне мы видели примерно дюжину всадников, но по словам главаря были еще люди, и сколько их там — неизвестно, — посмотрела на мужа Алекс.       — Двое у калитки, еще двое залегли у ворот, — вспоминал Арамис. — Несколько человек рассредоточились вокруг дома. Я уверен, что они взяли нас в плотную блокаду.       — В том, что мы окружены, я не сомневаюсь, — буркнул Портос, на мгновение оторвавшись от окна. — И они, как и мы, пытаются сейчас понять расстановку сил.       — К тому же, в разгар дня лишнее внимание им ни к чему. — Арамис, поцеловав Анну, мягко высвободился, передавая ее Констанции. Королева неохотно, но отпустила его, немного успокоившись и понимая, где он нужнее сейчас.       — Нахрапом брать не будут, — согласился Атос, мягким жестом направляя Алекс на тот же диван, к слову, удачно закрытый перегородкой от нежелательных свинцовых «гостей», могущих влететь в любое из окон.       — Смотри, как умело залегли, — хмыкнул Портос.       — Похоже, действительно не простые лазутчики, — покачал головой д’Артаньян. Его не пугала вероятность встретиться лицом к лицу с врагом, его тревожило присутствие в доме женщин.       — Итак, что мы имеем. — Атос прислонился к стене. — Не меньше двадцати вооруженных до зубов отморозков. Две беременные женщины.       Атос переглянулся с Арамисом. Прикусив губы, переглянулись и Алекс с Анной.       — Один раненый… — продолжал Портос, игнорируя короткое фырканье, — и на восемь пистолетов, — засунул он руку в холщовый мешочек, — один комплект запасных пуль.       — Не густо… — покачал головой д’Артаньян.       — В сарае спрятаны мои охотничьи ружья и пули. — Атос, однако, берег раненую руку, пока затишье опираясь здоровым плечом на стену у одного из окон.       Арамис подошел к нему и проследил за сумрачным взглядом.       — От дома до сарая прилично открытого пространства. Если только отвлечь их внимание на другую сторону дома… — задумчиво произнес он.       Почувствовав на себе взгляд, Арамис обернулся и увидел, что Портос и д’Артаньян смотрят на него, синхронно мотая головами. Но все понимали, что ситуация серьёзна и не позволит отсидеться, что испанцы настроены не дать им уйти. Этот вызов придется принять и ответить, действуя привычно «один за всех и все за одного».       — Есть у меня одна мысль, — продолжал Арамис.       — Что ты задумал?       Арамис обернулся на очень спокойный голос Атоса.       — При всем нашем опыте боя, мы ограничены в свободе действий и вынуждены, кроме соперника, думать о наших дамах. Судя по тишине, испанцы либо перегруппируются, либо просто решили дождаться темноты, чтобы усложнить нам оборону. А значит, до того, как солнце сядет, мы должны подать весточку во дворец.       — И как ты предлагаешь это сделать? — серьезно сдвинул брови Портос.       — Как-то отвлечь, чтобы один из нас мог попробовать выбраться из окружения? — развел руками д’Артаньян.       — И проредить и без того слабую оборону? — Арамис отрицательно мотнул головой.       — Арамиц, — вдруг тихо произнесла Анна. Повернувшись в ее сторону, Арамис улыбнулся, гордясь, какая же его королева умная…       — Помолиться, конечно, можно… — с сомнением протянул Портос.       — Арамицем я назвал молодого жеребца, которого взял после смерти своего Аракса, — грустно улыбнулся Арамис. — Я приехал верхом на нем, а в седельной сумке — порох и пули. Привычка осталась… — словно оправдываясь, смущенно улыбнулся Арамис.       — Наше ты несносное Высочество… — вдруг заулыбался Атос.       — Ты хочешь добраться до конюшни и взорвать свой порох? — понял д’Артаньян. Арамис кивнул.       — Через основную дверь до конюшни ближе, — стал объяснять он дальше, — но там каждый дюйм под прицелом. Я попробую подойти сзади. Арамиц стоит крайним. Я возьму сумку с порохом, отойду от конюшни на безопасное расстояние и взорву его.       — Взрыв должны будут услышать во дворце, — поддержал Атос. — Воланд поймет, что что-то случилось.       — Но мы должны понимать, что после такого демарша наши испанские друзья активизируются, — д’Артаньян посмотрел в окно, там было подозрительно тихо.       — Им не нужны новые знакомства, — согласился Арамис, — а потому надо четко расписать все роли и действия. На Атосе прогулка в сарай. Портос и д’Артаньян остаются в доме.       Все молчали, понимая, что Арамис прав. Если испанцы после взрыва решат атаковать дом, до момента возвращения Атоса трем женщинам потребуется защита.       — Не идеальный вариант, риск большой, но вынужден согласиться с Арамисом — другого выхода у нас нет.       Подойдя к Алекс, которая сидела подле королевы вместе с Констанцией, Атос присел на корточки и взял в ладони пальцы жены, целуя. Алекс вздрогнула, уткнувшись ему в плечо. Атос погладил ее по руке, мягко отстранился и поднялся.       — Будь наготове. — Арамис перехватил его посередине гостиной. — Как только услышишь фейерверк, беги к сараю.       Выйдя на улицу, Арамис прислушался к тишине, внимательно высматривая залегших между деревьев испанцев. Парочка, что все так же загорала у ворот в свете лениво заходящего солнца, навела на мысль, вызвавшую на губах лукавую улыбку.       Когда багровый луч ударил в глаза часовых у ворот, Арамис метнулся от двери к соснам. Такими же мелкими перебежками он достиг угла сарая. Молодой Арамиц лишь понятливо посмотрел сквозь вороную челку, увидев, как хозяин коснулся пальцем своих губ. Он продолжал, как делал до этого, слегка пофыркивать, что было на руку Арамису — дополнительно прикрывало шорох отстегиваемых от лежащего под навесом рядом с конем седла мешочков с порохом. Заранее подготовив пистолет, Арамис вернулся на улицу. Трюк с подстреливаемым в полете яблоком всегда был любимым развлечением в полку, и мушкетеры часто просили Арамиса показать его. Да, рука консорта давно не практиковалась в таком, да и после переломов такие трюки Арамис еще не пробовал, но сейчас обязан был справиться.       В идеале следовало громыхнуть с той стороны дома, которая смотрела на идущую к замку дорогу, а для этого нужно было переместиться почти до самого забора. Свет солнца был на руку консорту-мушкетеру, Арамис успешно достиг позиции и с сосредоточенным видом взвесил мешочек в руке.       — А вот и наш беглец…       Оборачиваться на голос времени не было, на испуг не было права. Арамис одной рукой бросил мешочки, а вторую стремительно выпрямил и нажал на курок. Прежде, чем в глазах засверкало от мощного хука справа, он успел увидеть вспышку от взрыва.

***

      Атос замер у задней двери. Нет ничего хуже, чем ждать и догонять, а еще переживать за ставших частью твоей судьбы друзей. Атос стоял, ощущая себя натянутой струной, приоткрыв дверь, вслушивался в тишину накатывающих на горы сумерек и вглядывался в сторону сарая. Пальцы сжимали рукоять пистолета, рука была готова в любой момент выхватить его. План Арамиса был слишком рискован, и надежда была только на садящееся солнце. Подняв голову, Атос видел, как оно, медленно опускаясь за горизонт, своими багровыми закатными всполохами светит как раз в глаза тем, кто засел у бокового входа в дом.       От неожиданности он чуть не нажал на спусковой крючок. Грохот сотряс весь дом, было слышно так, словно рвануло прямо рядом с ухом. Отблеск взвившегося в небо огненного столба осветил все вокруг так, что Атос разглядел каждую веточку, каждый камушек на его пути к заветной цели. Эхо взрыва еще не утихло, а Атос уже стоял у двери сарая. Схватив со стены холщовую сумку, Атос заполнил ее пулями из тайника и снял оттуда же новомодные охотничьи ружья.       Выглянув на улицу, Атос подумал, что как-то нехорошо тихо, и поспешил в дом. И интуиция не обманула его. Первое, что Атос почувствовал, войдя в гостиную — резкий запах нюхательной соли. Королева сидела на диване неподвижно, Констанция обнимала ее, держа в руке флакон с солью, а Алекс в соседнем кресле медленно раскачивалась вперед-назад. Повернувшемуся от окна Портосу ничего не надо было говорить.

***

      Вглядываясь в горизонт, Рамиро лежал и думал. Что бы там ни видели очаровательные дамы, после показательной стрельбы он никого оставлять в живых не собирался. В доме было тихо, осажденные не подавали никаких признаков жизни. Не будь среди них четверых военных с оружием, Рамиро подумал бы, что там просто залегли, трясясь от страха. Но мужчины в доме были явно не робкого десятка.       Рамиро прикидывал, как действовать дальше. Вариантов было несколько — от тихого проникновения внутрь, все равно стрельба в доме не будет так слышна, как бой на открытом пространстве, до выкуривания осажденных. Даже пожар не нужен, достаточно засыпать трубы тлеющим мхом.       Рамиро уже был готов остановиться именно на этом варианте, как вдруг Санчес тронул его за локоть. Проследив за направлением его взгляда, испанец аж приподнялся над землей, узнав того самого бегуна, которого они видели днем. Новый план мгновенно созрел в голове. Рамиро махнул рукой, и они быстро, но тихо, направились за французом. Рамиро оказался за его спиной как раз в тот момент, когда щелкнул затвор чужого пистолета, и не смог не съязвить. Француз на секунду замер и вдруг, не оборачиваясь, что-то бросил, вскинул руку и нажал на курок. Одновременно кулак Санчеса влетел четко в правую скулу, и француз как подрубленный упал на землю, выронив пистолет. Шарахнувшись от оглушительного взрыва, Рамиро увидел расходящееся в воздухе огненное облако.       — Он взорвал порох. Но зачем? — нехорошо напрягся Рамиро.       Рядом не было других жилых поселений, самое ближайшее — предместья Андорра-ла-Велья… Рамиро резко перевернул бессознательного «факира».       — Дьявол!       Несколько раз глубоко вздохнув, Рамиро поднял пистолет. Отличное оружие, дорогое, достойное… Герб!       — Дьявол!       — Что?.. — не понял Санчес, но он и важнее местного клирика никого не видел.       — Унеси его пока отсюда, — подняв взгляд на Санчеса, приказал Рамиро.       Поднявшись, испанец бросил взгляд в сторону все такого же темного и безмолвного дома и, сжав в руках трофей, пошел следом за Санчесом, который волок пленника в сторону леса, даже не пригибаясь. Из дома стрелять не будут, потому что теперь их и без того сложное положение стало еще хуже.

***

      Едва Атос и Арамис вышли из гостиной, Портос и д’Артаньян заняли позиции у противоположных окон так, чтобы один из них контролировал Атоса, а второй — Арамиса. Д’Артаньян не дышал, наблюдая за перебегающим от дома к конюшне другом. И уже было выдохнул, когда Арамис покинул её, как зашедшее за очередное дерево солнце, перестав слепить глаза, открыло то, от чего гасконец не смог сдержаться.       — Дьявол!       На его крик обернулись все. Королева вдруг вскочила и, вырвавшись из рук оторопевших подруг, бросилась к окну. Портос пытался ее перехватить, а д’Артаньян закрыть обзор, но она все равно смогла разглядеть, как двое мужчин уходят от дома, и один из них тащит на плечах…       — Арамис!       Едва королеву удалось увести обратно вглубь комнаты, д’Артаньян снова повернулся к окну, но во дворе уже было пустынно. В нос ударил острый запах нюхательной соли, голос королевы потихоньку замолкал. А д’Артаньян все стоял и смотрел на кусты. Пока не раздался звук открываемой двери. Только тогда он наконец повернулся.       Атос все и без слов понял по его лицу.

***

      Первое, что Арамис почувствовал, когда начал приходить в сознание, был запах мокрой пожухлой травы. То, что он связан и лежит на земле, было понятно и так. Не открывая глаз, Арамис прислушался к происходящему вокруг, старался не шевелиться, чтобы пока не показывать, что пришел в сознание. Может, услышит что-то интересное. Хотя, что это ему даст — непонятно. Но Арамис как обычно решил положиться на судьбу и решать проблемы по мере их возникновения. По крайней мере, с порохом все получилось и остается надеяться, что Воланд поймет.       — Ладно, Ваше Королевское Высочество, хватит отдыхать, — раздался над ухом голос с резким испанским акцентом.       Арамис открыл глаза, взгляд его уткнулся в чей-то чёрный сапог. Его тут же схватили за руки и вздернули с земли, посадили, прислонив к дереву. Напротив него стояли те двое, и, похоже, он не ошибся, определив в одном из них главаря. Второй так активно моргал глазами, уставившись на него, что по уровню необходимого хладнокровия не дотягивал.       — Кто? — сипло поинтересовался он у своего командира.       — Его Королевское Высочество, принц-консорт Франции Рене Сантьяго, герцог Андоррский, — главарь терпеливо перечислил титул полностью. — Как думаешь, консорт, как сильно твоя женушка-королева способна испугаться за тебя? Проверим?       По знаку главного двое испанцев подняли Арамиса на ноги и, резко развернув, прижали к стволу дерева, лишив возможности двигаться. Сердце бешено заколотилось, когда Арамис почувствовал, как холодный клинок коснулся безымянного пальца левой руки, поддев фамильный обручальный перстень.

***

      — Сколько мы еще будем ждать? И, главное, чего? — первым, как всегда, не выдержал горячий Портос.       Атос не успел ответить. Следом за звоном разбитого стекла в гостиной наступила тишина. В окне зияла дыра, а на полу под ним лежал средних размеров камень, к которому был привязан мешочек. Атос медленно наклонился и поднял его.       Портос впервые увидел у него такое выражение лица. Атос зашатался, из его рта вырвались звуки, похожие на сдавленные рыдания. Словно он хотел что-то сказать, но лишь хватал ртом воздух. Д’Артаньян с Портосом мгновенно оказались рядом со старшим другом, и заглянувший в мешочек молодой армейский генерал тут же отшатнулся, отвернувшись, прислонился к стене и медленно боком сполз по ней на пол. По его лицу было видно, что он пытается сдержать рвотный позыв.
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.