ID работы: 12215852

Галстук Слизерина

Гет
R
Заморожен
50
автор
Размер:
23 страницы, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
50 Нравится 17 Отзывы 8 В сборник Скачать

3. Вечер откровений

Настройки текста
      Я зашла в Большой зал и по привычке, сложившейся за эту неделю, уселась за край стола Гриффиндора. Голова болела, как никогда, чтобы взбодриться решила выпить крепкого кофе.       – Саллиджейс! - откуда-то сзади окликнул знакомый голос.       Обернувшись, я провела взглядом по ученикам, сидевшим за столом Слизерина. Паркинсон махала рукой, дабы привлечь моё внимание, а затем жестом призвала подсесть к ним. Я усомнилась, правильно ли будет так поступать на глазах у всего Хогвартса, но все же решилась присоединиться к ним. Я уселась рядом с Пэнси и Драко. Напротив сидели Нотт и Блейз. Все, кроме Теодора, тепло меня поприветствовали. Он лишь нахмурился и положил в рот, нехарактерный для завтрака и не пойми откуда взявшийся, кусочек шоколада.       – Как голова? - усмехнулся Забини. - На, выпей.       Парень протянул мне кубок с чаем.       – Я думала, кофе лучше поможет в такой...       – Да попробуй же ты, - перебил Драко. - Мерлин, эти гриффиндорцы меня убивают!       Смутившись, я взяла кубок Блейза и сделала большой глоток. Каково же было удивление, когда горло обжёг виски. Пэнси рассмеялась, заметив моё замешательство. Боль в висках резко уменьшилась, и я отхлебнула ещё, но уже поменьше. Желудок просил еды, поэтому я остановилась на овсянке и, наконец найдя взглядом плитку шоколада, потянулась и взяла несколько кусочков. Нотт посмотрел на меня так, словно я сделала что-то незаконное и сейчас отправлюсь в Азкабан.       – Что-то не так?       – Всё в порядке, ешь, сколько влезет, - холодным тоном произнес он, пару секунд мы смотрели друг другу в глаза, но я первой отвела взгляд.       Последовала недолгая пауза, которую Пэнси нарушила с воодушевлением.       – Кэт, мы хотели сегодня сходить в Хогсмид, прогуляться и просто отдохнуть. Будем рады, если ты присоединишься, - сделав глоток тыквенного сока, улыбнулась девушка.       Я снова задумалась. Конечно, мне понравилось в их компании, эти ребята гораздо лучше, чем я думала и ожидала... Но мысль о том, что я им никто, а они принимают меня за свою, вызывала подозрения. Ещё и учусь в Гриффиндоре! Что-то явно не так.       – Мы тебя не съедим, - будто прочитав мои мысли, сказал Блейз, - не переживай.       Но я колебалась, от чего-то было не спокойно.       – Саллиджейс, соглашайся уже! - не вытерпел Нотт.       И я сдалась. Кивнула головой в знак согласия и принялась уплетать завтрак под радостные возгласы Паркинсон и Забини.       Оставшееся время я слушала болтовню о чем-то не особо важном: уроках, квиддиче и сплетнях. Когда с едой было покончено, Блейз и «сладкая парочка» мигом испарились и остались ожидать у входа в зал, а я, только заметив, начала оттирать брюки, которые как-то успела заляпать кашей. Нотт в это время заворачивал в фольгу оставшийся шоколад.       – Что ты делаешь? - в полном недоумении спросила я.       – Я не собираюсь кормить домовых эльфов за свой счёт, - он безразлично пожал плечами.       Пазл в голове сложился... Стоило догадаться, что сладость принадлежала кому-то, а не появилась здесь чудным образом. Парень уже собирался встать, но мне хотелось прояснить кое-что.       – Теодор, по поводу вчерашнего...       – Ты была расстроена, - перебил меня он, - переборщила с огневиски и тот поцелуй - ошибка, по поводу шоколада не заморачивайся, Мерлин, это пустяк.       Я немного опешила и только открыла рот, чтобы ответить, как он продолжил.       – Если ты вдруг не знаешь, я отлично владею легилименцией, хотя тут и к пророкам не ходи, всё, что ты скажешь - очевидно, - он бросил быстрый взгляд куда-то за моё плечо. - Надеюсь, ты затеяла этот разговор именно здесь и сейчас не потому, что очкарик прожигает нас взглядом.       Обернувшись, я увидела подтверждение словам Нотта. Поттер и впрямь очень внимательно наблюдал за нами, совсем не слушая, что-то говорящего в этот момент, Рона.       На меня нашёл ступор. Я хотела сама объясниться, а он... Просто прочитал меня, как открытую книгу. Чёртов легилимент.       – Я не знала про Гарри, - только и смогла произнести я.       Он хмыкнул, его лицо ничего не выражало и от этого было сложно. Мы почти одновременно встали из-за стола и направились к, ожидающим нас, ребятам. Я всё ещё чувствовала на себе тяжёлый взгляд.

***

      В «Глазу Арагога» было много людей самых разных возрастов, от школьников-подростоков по типу нас, а то и помладше, до седых мужчин, курящих сигары. Как мне позже объяснил Забини, это потому, что здесь подают алкоголь любому клиенту. Не очень громкая музыка подталкивала людей выйти на большой танцпол.       – И всё-таки, почему вы (уже дважды) зовёте меня?       – Ты брошенка, которой некуда идти. Отчаявшаяся девчонка, - прямолинейность слизеринцев, а в данном случае - Пэнси, меня поражала.       – Спасибо, что напомнила, - тяжело вздохнула я.       – Ты не понимаешь, - посмеялся Блейз, - боль и отчаяние сплотили нас.       – То есть? - я и вправду не до конца понимала, к чему они клонят.       – Мы увидели в тебе нас самих, ведь все мы когда-то были сломлены, - честно говоря, мне не верилось, что это так, но я продолжила слушать Малфоя. - Чуть ли ни с самого рождения, родители вдалбливали мне мысль о том, что я должен стать Пожирателем, а когда «пришёл час», я отказался. Тогда отец сказал, что я трус и больше не его сын, и родители целый год делали вид, что меня не существует. Я думал, что схожу с ума.       Не успела я озвучить свои мысли, как, с улыбкой на губах, заговорила Пэнси.       – На лето мы с родителями перебрались в другое поместье. Оно было шикарным, но на время каникул я осталась без друзей. И вот папа сдружился с волшебниками, живущими по соседству. У них был сын, который был на три года старше меня. И мы поладили. Я думала, это настоящая дружба. В последние дни перед отъездом я плакала, не хотела уезжать, он успокоил меня, сказал, что никогда не забудет, а затем изнасиловал. Родители не могли понять, почему я стала такой молчаливой и замкнутой, ведь о произошедшем я не рассказывала.       По спине пробежались мурашки.       – У меня всё просто, - Забини был непривычно серьёзен, - моя мамаша носила прозвище «Чёрной вдовы». Охмуряла богатеньких индюков, а затем убивала, со временем её жертвами становились и другие люди. Я даже видел, как она мучала нашу горничную. Как-то раз она хотела убить и меня, но я успел убежать и засадил её в Азкабан.       Я посмотрела на Теодора, ожидающего, пока бармен сделает заказ.       – А что насчёт Нотта? - не сводя взгляд с парня, спросила я.       – Мама скончалась от какой-то болезни, когда ему было восемь, а пару лет назад от той же болячки ушла и сестра. Отец, кажется, спивается из-за этого.       Я не знала, что сказать. Да и стоило ли?       Тем временем парень забрал пять бокалов и направлялся к нам. Блейз осушил свой бокал двумя глотками.       – Та пышногрудая блондинка, - он взглядом указал на девушку, сидящую на диванчике в углу помещения, - глядит на меня уже минут пятнадцать. Не хочу терять такую возможность, поэтому вынужден оставить вас.       Он облизнул губы и ленивой походкой направился к девушке. Через пару минут они уже направлялись в сторону мужского туалета.       За разговорами время неслось. На улице вечерело, а число посетителей значительно уменьшалось. Блейз кружился с какой-то (уже другой) девушкой на танцполе. Теодор курил очередную сигарету, а Пэнси с Драко о чём-то шептались, посмеиваясь. Музыка сменилась на медленную и парочка вскочила с диванчика. Перед тем, как уйти Малфой обратился к Нотту.       – Хватит курить, Тео, развлекись. Вон, пригласи Саллиджейс потанцевать.       Парень нахмурился, кажется, хотел что-то сказать другу, но только тяжело вздохнул и потушил сигарету.       – Кэти, ты...       – Кэти? - я не сдержала смешок и удивление. Меня ещё так не называли.       – Что? Не нравится?       – Да нет, - я снова посмеялась, - очень мило.       Его губ коснулась лёгкая улыбка. Он без слов протянул мне руку, приглашая на танец. Я, не задумываясь, протянула свою ладонь в ответ.       Оказавшись на танцполе, он положил мои руки к нему на плечи, а затем уверенно взялся за мою талию. Расстояние между нами максимально сократилось. В танце Теодор двигался плавно. Я ощущала его дыхание на своей шее. Сердце почему-то билось быстрее обычного, а щёки немного горели. Решив узнать, испытывает ли Нотт что-то подобное, я подняла голову и сразу встретилась с его синими глазами.       – Это не правда.       – О чём ты? - недоумевая, спросила я.       – Про мою семью. Я слышал ваш разговор, спасибо музыкальному слуху, - он надменно улыбнулся. - Конечно, мне льстит твой интерес к моей персоне, но попробуй обращаться к первоисточникам. Мама и впрямь умерла от болезни, после этого папа часто выпивал и стал, - тут он замолк, будто бы не знал, стоит ли продолжать. Наклонился к моему уху и сказал почти шёпотом, - Пожирателем. Он учил нас с Корой Тёмной магии, применяя грубую силу. Дома часто заседали его новые друзья, принося с собой кучу алкоголя. Кора очень боялась и однажды хотела попросить отца остановиться. Но он был настолько пьян, что не узнал её, спутал с кем-то и убил. Каждое лето - пытка для меня. Я приезжаю домой, где отец учит меня этой чёртовой непростительной магии, а если я делаю что-то не так или отказываюсь, то он меня избивает.       Он был спокоен, но кровь в моих жилах застыла. Это было настолько ужасно и страшно, что слов не находилось. Однако, один вопрос вертелся на языке.       – Теодор, почему ты рассказываешь это человеку, которого знаешь всего сутки?       – Мне кажется, тебе можно доверять, - он помедлил, но затем продолжил. - Так отчётливо помню свой первый приезд в Хогвартс. Я такой маленький и уверенный в том, что шляпа скажет «Слизерин», стою рядом с девчонкой, которая мнёт краешек мантии и что-то бормочет себе под нос. Вижу, что шляпа принимает решения по-разному. Кому-то моментально выкрикивает вердикт, а над кем-то негромко размышляет вслух. И вот эта нервная девочка садится на стул, - он нахмурился и заговорил голосом, очень похожим на голос шляпы, - «Слизерин станет тебе отличным домом. Хм-м, но родители считают иначе... Что ж, если ты так хочешь... Гриффиндор!». И она радостно побежала к столу, над которым висел красно-золотой герб со львом, - он снова замолчал на пару секунд. - Так почему ты попала в Гриффиндор?       Я задумалась. Он сам только что рассказал о себе очень личную информацию, так что, надеюсь, ничего плохого из этого не выйдет... Я сделала глубокий вдох.       – Мама и папа были гриффиндорцами, заядлыми противниками других факультетов. Постоянно твердили, что я обязательно попаду в Гриффиндор, иначе и быть не может. А как-то мне приснилось, что шляпа выбрала другой факультет и родители разочаровались во мне. Это стало моим страхом, - услышав это, Нотт усмехнулся. - Не смейся! Мне было всего десять.       – А теперь родители гордятся тобой? - он изогнул одну бровь.       – Наверное, гордились бы.       – Прости, я не знал, - в голосе впервые слышались нотки беспокойства.       – Не всё же вам драму разводить, - я улыбнулась, показывая, что рана давно зажила. - Как раз в первый год обучения, пока я училась, родители путешествовали. В одном из таких путешествий, забрели куда-то не туда и закончилось всё не сладко. Когда я на Рождество приехала домой, тётя рассказала о случившемся, и с тех пор мы живём вдвоём.       Выслушав, Нотт крепче взялся за мою талию и шмыгнул носом.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.